В Балашихе жильцов вынуждают платить взносы за капремонт дважды. Что делать

В Балашихе жильцов вынуждают платить взносы за капремонт дважды. Что делать
Россия без права на спорт. Министр по объявлению. 15 миллиардов на реагенты. Закон о взыскании долгов. Переговоры с Белоруссией и Украиной
Допинг: развязка
Может быть, нам переключить внимание на области, которые действительно важны для населения страны, а не упиваться эрзац-победами в спорте
Светлана Барсукова: Любая форма помощи больше важна для тех, кто проявляет заботу, чем для тех, о ком заботятся
Владимир Евсеев: Нас ждут непростые отношения с Белоруссией
Александр Гезалов: Нужно помогать не приютам, а конкретным семьям, чтобы дети не попали в систему госзаботы, потому что государство – очень плохой родитель
Помощь – детям. Мы собираем новогодние подарки и самое необходимое для четырёх приютов
Павел Гусев: Государство должно жёстко определить вину тех чиновников от спорта, которые создали всю эту ситуацию с допингом
Зима снежки солила... Москва закупила реагентов на рекордные 15 млрд рублей. Оправданы ли эти траты и как готовы к снегопадам регионы?
Кто здоровеньким живет. О рейтинге регионов, отказавшихся от вредных привычек
Гости
Татьяна Овчаренко
руководитель «Школы активного горожанина», эксперт в сфере ЖКХ

Анастасия Сорокина: Мы не можем не продолжать обсуждать вопросы, связанные с ЖКХ, Саша.

Александр Денисов: Да, ЖКХ нас не отпускает и не отпустит. Нет у нас шансов избавиться от ЖКХ.

Татьяна Овчаренко: Страшно говорить! Во веки веков, аминь! Да?

Александр Денисов: Да. Татьяну Иосифовну вы слышите по комментариям интересным. Татьяна Иосифовна Овчаренко в студии.

Татьяна Овчаренко: Здравствуйте.

Александр Денисов: Здравствуйте. Татьяна Иосифовна (еще раз повторим для тех, кто не знает), руководитель «Школы активного горожанина».

Татьяна Овчаренко: Да, это так.

Александр Денисов: Сегодня у нас тема, Татьяна Иосифовна, – так сказать, двойная оплата за услуги ЖКХ. Интересная такая тема. С этим сталкиваются многие.

Анастасия Сорокина: Многие. И у нас есть как раз материал из подмосковной Балашихи. Сотни семей внезапно стали крупными должниками по ЖКХ. Председатель товарищества собственников жилья и Фонд капитального ремонта требуют от них оплатить взносы за капитальный ремонт плюс набежавшие за многие месяцы пени. Давайте посмотрим репортаж Максима Волкова.

СЮЖЕТ

Татьяна Овчаренко: Нет слов!

Александр Денисов: У нас тоже, Татьяна Иосифовна.

Татьяна Овчаренко: Все неправильно. Даже смешно. А пять домов не могут скинуться на один коллективный иск и на одного юриста, нет? Вы ждете, что на вас подадут? Ну ждите. Дело будет долгое и тяжелое, потому что собственник обязан платить. А вот куда обязан платить? Если Фонд капремонта утверждает, что у него договоров нет, то платите напрямую фонду.

Александр Денисов: А там же был один герой по фамилии Елькин, Владимир Елькин…

Татьяна Овчаренко: А их мужественный Балашихинский городской суд у нас известен.

Александр Денисов: Да, обязал платить.

Татьяна Овчаренко: ТСН. Ну, пусть обжалует.

Александр Денисов: Хотя соседка где-то в другом городе…

Анастасия Сорокина: По месту регистрации.

Татьяна Овчаренко: Да.

Александр Денисов: И там все нормально. Она признала, что это незаконно, суд признал.

Татьяна Овчаренко: Ну, это первая часть такая. Это вообще два взаимоисключающих решения. Вообще это безобразие!

А вторая часть… Это что за общение через дверь? Что это такое? Так соберитесь и переизберите это ваше начальство ТСН. Что же вы с ним вот так вот странно общаетесь? Собственно говоря, вас просто игнорируют. Закон позволяет вам выкинуть их через форточку. И еще моральный вред, кстати, за эти списки. Подайте на моральный вред. Никто не имеет права вывешивать для всеобщего обозрения ваши глубоко личные обстоятельства и романы с ними или неизвестно с кем. Это дело многослойное. Понимаете? Ну конечно, два разных решения суда… Хорошо бы ознакомиться.

Александр Денисов: Вообще вы сказали, когда начался сюжет: «Ну, это же Балашиха». Что вы вкладывали в это?

Татьяна Овчаренко: Ну, в Балашихе вообще известно, что большинство управляющих организаций любой формы по буфету гуляют как хотят вместе с администрацией. Я лично там провела в свое время полтора десятка судов и могу вам сказать, что дело не в самих судьях (кстати, состав там очень неплохой), а именно за счет того, что это безобразие покрывается теми, кто должен их контролировать. А у нас по закону возложен на городскую администрацию контроль, не вмешательство. Ну вот, пожалуйста.

Это город известный среди специалистов именно… Ну, я имею в виду – в Подмосковье. Не только, конечно. Так сказать, есть и в стране свои «ударники». Дурной славой пользуется.

Ну это безобразие, согласитесь. За три года, не за три месяца, не за три недели. Ну, за три недели пени вообще не начисляют. Как это? Я считаю, что должно быть обязательно на контроле у губернатора. Кстати, ФАС Московской области что себе думает? Или вы ждете, пока вам напишут, что ли? Так вот, эту передачу, этот сюжет считайте официальным заявлением жильцов.

Анастасия Сорокина: Татьяна Иосифовна, по разным вопросам будут дозваниваться до нас зрители. Сейчас из Челябинска дозвонилась Светлана. Здравствуйте.

Зритель: Алло.

Александр Денисов: Светлана, здравствуйте.

Анастасия Сорокина: Да, Светлана, вы на связи с нами. Говорите, пожалуйста.

Зритель: Здравствуйте.

Анастасия Сорокина: Здравствуйте.

Зритель: Я хочу узнать. Если нам с мужем по 80 лет, мы платим за капитальный ремонт…

Татьяна Овчаренко: И что? Вы спрашиваете: законно это или нет?

Зритель: Да. Нам платить или не платить?

Татьяна Овчаренко: Платить. Вы же не инвалиды и имеете неосторожность жить вдвоем. По закону – да.

Зритель: Ну и что? Платить?

Татьяна Овчаренко: Да. А что такое? Да, так принимали закон. И он принят. Пишите жалобы в Государственную Думу, депутатам, которых вы избирали в Государственную Думу, которые это безобразие приняли. Только проживающим инвалидам и одиноким пенсионерам. А вы же не одинокие. Вот надо было… За то, что вы женаты, замужем – безобразие! – за это вас наказывают.

Александр Денисов: Спасибо. Татьяна Иосифовна, вот вопрос – про капитальный ремонт, про двойные начисления за капитальный ремонт. Тут же вообще можно сказать, что официально признали, что эта система что-то не работает с капитальным ремонтом. Деньги собирают, а не клеится. Расскажите, почему мы столкнулись-то с неэффективностью?

Татьяна Овчаренко: Вы понимаете, я прошу прощения, конечно, у слушателей, но жадность фраера сгубила, как говорят в Одессе. Когда закон этот оформлялся, любой профессионал говорил, что это просто бред, потому что базы под эти средства отсутствуют. Для того, чтобы мы вели капремонт в тех объемах, на которые мы собираем деньги у трудящихся, мы должны иметь огромную ремонтно-строительную базу, прекрасные кадры. И при этом все, как соль по бутерброду, рассыпано по стране. Страна же огромная! И дома где хотите торчат. Безобразие просто, ужас! Нет, чтобы в одно место сгрести, как сор. Вот у нас господин Кудрин же предлагает сделать 15 городов…

Александр Денисов: Агломераций.

Татьяна Овчаренко: Это такая агломерация, как я прима-балерина в Большом театре. Понимаете? Я люблю, когда экономисты используют термины… Не буду дальше продолжать.

Так вот, это бредовая идея, и с самого начала она… Сейчас, через семь лет, обнаружили: «Боже мой! Оказывается, не клеится». Так капитальные ремонты и вообще эти ремонтные работы – это особый вид строительства. Ничего общего с обычным строительством это не имеет. Это отдельные кадры, отдельная подготовка, другие материалы, другие сроки и так далее. Это первое.

И второе. В этом же заключении Счетной палаты выяснилось, что у нас выросло количество аварийных домов. Значит, деньги берем, а количество ветхих домов выросло. Ну, мало того, что у нас в одних нормах написано «ветхие», а в других написано «аварийные», а это совершенно разное состояние. Ну хорошо. Это за счет чего? Могу вам сказать.

В Подмосковье абсолютно всем главам управ было указано: когда определяется степень изношенности, ставить «40% износа». Двухэтажный барак 56-го года, а у него, оказывается, 40%. Ну, вы меня простите, конечно. 25 лет не делался ремонт. Называется «недоремонт», есть у нас такой сленг. Не то чтобы вообще нет…

Александр Денисов: А есть «переремонт», Татьяна Иосифовна.

Татьяна Овчаренко: Вот представьте себе. Я подозреваю, что «переремонт» – это у некоторых товарищей. Я жила в доме, в котором жила семейка заместителя министра. Мадам заказала пол за 60 тысяч долларов – ей постелили паркет. Приехала, ей не понравилось, приказала ломать. И вот так ломали. Вы не думайте, что выносили, разбирали. Просто вскрывали фомками.

Александр Денисов: Вы все знаете – и где плохо, и где очень хорошо, Татьяна Иосифовна.

Татьяна Овчаренко: Ну, народ же рассказывает. За что большое спасибо вам всем, друзья. Вот это «переремонт». Ну а остальное…

Анастасия Сорокина: Но такое встречается реже.

Татьяна Овчаренко: Да.

Анастасия Сорокина: Давайте услышим еще одну зрительницу – из Нижегородской области Мария. Здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте. Скажите, пожалуйста, имеет ли право ТСЖ взимать плату за содержание и капитальный ремонт за кладовую? У нас в подъезде у каждого собственника имеет кладовая межэтажная, там отопления нет. Имеют ли право брать за содержание этой кладовой и за отопление? Отопление у нас только на первом этаже и в подъезде.

Татьяна Овчаренко: Так это же общее имущество дома. За него, за содержание взимается плата. Ваши кладовки – они не ваши, это общее имущество. Если же они внесены у вас в документы жилищные, что это кладовка, это составная часть вашей квартиры, то тогда – пропорционально площади занимаемой. Да, имеют право.

А вот относительно отопления я вас не поняла. У вас что, батареи только на первом этаже? Но лестница-то отапливается.

Зритель: Отопление только в подъезде, отопление дальше не идет по этажам, отопление только в подъезде.

Татьяна Овчаренко: Но оно отапливает же лестничную клетку? Вот поэтому…

Зритель: Ну, оно отапливает…

Татьяна Овчаренко: Что? Только один этаж отапливает?

Зритель: Вообще в подъезде у нас холодно. У нас отопление только в подъезде. Кладовые у нас закрытые. При строительстве, когда долевое строительство было, вот эти все кладовые выкуплены собственниками.

Татьяна Овчаренко: То есть они у вас в документах?

Зритель: Они в документах.

Татьяна Овчаренко: Пропорциональной этой площади. У нас же отопление общего имущества пропорционально общей площади квартиры, очень грубо говоря. Ну, раз кладовая – это ваша собственность, то они взимают и за отопление, и за содержание и ремонт.

Александр Денисов: Татьяна Иосифовна, продолжим про капремонт. А что дальше с системой? Будут менять? Или мы перестанем платить, раз ее нет фактически?

Татьяна Овчаренко: Ну да. Вообще расценки совершенно сумасшедшие, совершенно не соответствуют потребностям. В принципе, это была провальная затея с самого начала. Любой исследователь, который владеет системным анализом, скажет вам, что такого рода задачи – нерешаемые. Они решаются иначе. То есть это отдельные капитальные ремонты по территориям, по владельцам. Вот таким образом. Это, так сказать, у нас родимые пятна социализма, такие гигантские, пятилетка за три года, вот это из этой серии.

Я полагаю, что пересмотр программы… Есть регионы, где из накопленных средств 4% израсходовано на капремонт, а остальные лежат в банках. То есть без вашего согласия эти деньги растут. Вы же с этого не получаете ничего. То есть когда мы с вами депозит устраиваем – это понятно, это наше с банком. А тут-то что это такое? Причем это официальные данные. Я читала этот отчет, справку Счетной палаты. Там они аж цветные диаграммы выдали. Они уже не выдержали. Уже красным выделили, синим тексты, потому что это ужас! Это полный провал этой кампании.

Рядом со мной делается капремонт опять – по прекрасной штукатурке делается новая штукатурка. Тоже очень хорошая, только я не понимаю – зачем? Понимаете? Это не капремонт. При этом у них не оцинкованные трубы, ну, системы, которые служат много лет, а обычные, которым уже… Ну, вы понимаете, что с ними. Они все в хомутах. Это у нас такие «лошади», все в хомутах.

Анастасия Сорокина: Вопрос: «Если дому два года, имеют ли право брать за капитальный ремонт?»

Татьяна Овчаренко: Нет, не имеют права. Это что за фокусы? Это обсчет. И не просто… Если там есть преднамеренность, то это уже уголовная составляющая, вообще состав там есть. Потребуйте перерасчета и всех штрафов.

Анастасия Сорокина: А если закон, то на какой ссылаться?

Татьяна Овчаренко: Ну, это в Жилищном кодексе, в 9-м разделе «Капитальный ремонт», там совершенно четко указано. В 162-й статье перечислены все платежи, в том числе что с новыми домами.

Вообще сама идея бредовая: новый через восемь лет или через пять лет должен собирать на капремонт. А как вы его строили? У нас самый меньший срок эксплуатации сетей – 20–25 лет. Так что ты собираешь сегодня с меня деньги?

Александр Денисов: Нет, ну на будущее, Татьяна Иосифовна. Не соберем-то через 20 лет.

Анастасия Сорокина: Заранее готовимся.

Татьяна Овчаренко: Правда? Тогда давайте в натуре собирать. А деньги-то… Они хоть инфляции не подлежат. А это что такое?

Александр Денисов: Кстати, мы смеемся, а дома-то в Балашихе, где жители страдают, они вообще абсолютно новые-то. Там показывали общий план. Это новостройка, шикарно выглядящая.

Татьяна Овчаренко: Кстати, они три года уже платят. Я что-то не поняла. Тогда дому должно быть 11 лет.

Александр Денисов: Точно ему не 11 лет.

Татьяна Овчаренко: Ну точно!

Александр Денисов: Вы видели эти идеально новые пластиковые двери в волшебное ТСН?

Татьяна Овчаренко: Да-да-да, в которые они там ломились. Наглость у жителей необыкновенная!

Александр Денисов: То есть, может быть, даже с этого стоит начать?

Татьяна Овчаренко: Нет чтобы на цепи сидели и только вот так в зубах держали денежки. Подошел – взял. Подошел – взял. Все. Нет, смеют спрашивать!

Не знаю, странная история. Но это по документам только можно сказать, что и как, и почему. Может, им больше пяти лет. Есть такое тоже.

Анастасия Сорокина: Есть у нас звонок из Санкт-Петербурга, дозвонился Сергей. Здравствуйте.

Зритель: Алло. Здравствуйте.

Александр Денисов: Да, здравствуйте.

Анастасия Сорокина: Сергей, говорите, пожалуйста.

Зритель: Скажите, пожалуйста… Я из Санкт-Петербурга. У меня долг за квартиру – 30 тысяч. Но у меня нет возможности пока оплатить этот долг. И на мою квартиру поставили заглушку на стояк канализационный. Они имеют право это делать или нет?

Татьяна Овчаренко: Нет, не имеют. А почему вы… Это общеизвестно, и Пленум Верховного Суда об этом сказал. Прокурору пишите жалобу и в Роспотребнадзор, кстати. Эти оштрафуют их «скромно» так – тысяч на сто.

А что же вы соглашение не заключите о том, чтобы эти 30 тысяч свои выплачивать долями, частями? Так же нельзя просто сидеть на долге.

Зритель: Я писал. В то время я без работы остался…

Татьяна Овчаренко: Потому что у вас есть обязанность платить, вы меня простите. И ваши затруднения можно только вот таким образом решить – путем соглашения. Напишите им, что предлагаете заключить соглашение. Они вам напишут: «За три месяца выплати…» Вы можете обязаться, но платить будете по возможности.

Главное правило – есть понятие «добросовестный должник». Тот, кто тысячу рублей в месяц вносит, с юридической точки зрения, уже добросовестный должник. Он пытается погасить долг, но у него на сегодня нет этих обстоятельств. Так на это смотрят суды. А вот так просто сидеть и говорить: «Не могу», – нельзя.

Анастасия Сорокина: Из Приморского края Ольга дозвонилась до нас. Здравствуйте, Ольга.

Зритель: Добрый вечер. У меня такой вопрос. В этом месяце… ой, вернее, в этом году нам поставили новый теплосчетчик и модем. За октябрь месяц пришла квитанцию за потребленную теплоэнергию, в которой значится, что мы потребили 13,5 кубов. Когда я сравнила с отчетом потребленной теплоэнергии по модему, оказывается, что там два… вернее, 2 гигакалории, я неправильно выразилась. И получается разница – 13,5 гигакалорий и 2 гигакалории. Сказали, что где-то не сработал модем, неправильно посчитал. Такое возможно? К кому обращаться?

Татьяна Овчаренко: «Наука умеет много гитик», – писал Лев Кассиль в бессмертном «Кондуите и Швамбрании». Как видите, оказывается, может. А вообще проведите для них экскурсию до ближайшего отделения полиции. Если у вас есть в городе СИЗО, то покажите им: «Вот так, господа, выглядит следственный изолятор». Тогда будут разговаривать. Модем у них сломался! И что?

Александр Денисов: Интересное сообщение, Настя, да? Я вижу, ты нашла.

Анастасия Сорокина: Да. Из Волгоградской области, мне понравилось: «Здравствуйте. У нас девятиэтажный дом поражен тараканами, мышами и клопами, славится этим на весь микрорайон. Периодически жаловались в ЖЭУ, но воз и ныне там. Только за свой счет вызываем СЭС. Какие у нас есть права?»

Татьяна Овчаренко: Свои квартиры вы за свой счет, простите, господа, избавляете от «товарищей жильцов». А места общего пользования, особенно они любят чердаки…

Александр Денисов: …и подвалы.

Татьяна Овчаренко: И подвалы, да. На чердаках вообще проблемами с клопами. Дело в том, что они впадают в анабиоз (это совершенно серьезно) и могут 20 лет жить, там лежать.

Александр Денисов: На чердаке, да?

Татьяна Овчаренко: На чердаке. А потом, допустим, страшно жаркое лето – и они просыпаются. Или холодная зима.

Александр Денисов: Это тоже их будит, да?

Татьяна Овчаренко: Они в меньшей степени поражают… Тараканы у нас все-таки более нежные. А в местах общего пользования положена дезинсекция, и это есть в договоре управления. Она проводится не менее двух раз в год. Проверьте. И можно объединить вместе с квартирными операциями этого вида. А дальше… Ну никак! Где-то гнезда есть. Вызывайте специалистов, пусть ищут. Потому что так просто попрыскать… Соли им на хвост насыпать и наблюдать, как они скрываются, только так.

Александр Денисов: А клопов же вообще сложно вывести. Это всю мебель выкидывать, я слышал, да?

Татьяна Овчаренко: Нет. Такое есть, но это очень… Вы должны взять шпаклевку для дерева, например, и абсолютно все щели в мебели, все стыки полностью промазать, то есть сделать герметичными эти стыки.

Александр Денисов: Чтобы они не могли вылезти?

Татьяна Овчаренко: Чтобы они вылезти не могли. Запретить детям плюхаться на диваны, потому что выбивает эту шпаклевку. Ну, ходит же. Мебель – она не железобетонная. И так же, кстати, с тараканами. Плинтусы все должны быть загерметизированы поверху и понизу. В общем, так. И конечно, средства. А так – да здравствует новая мебель! У нас склады поражены клопами.

Александр Денисов: Склады?

Татьяна Овчаренко: Склады мебели.

Александр Денисов: С новой мебелью?

Татьяна Овчаренко: Да.

Александр Денисов: Это что-то интересное! Я про это не слышал никогда.

Татьяна Овчаренко: Да. Поэтому – карантин. Купил диван – и в карантин его!

Анастасия Сорокина: Сразу на обработку?

Александр Денисов: Вы смеетесь. А в какой карантин-то?

Татьяна Овчаренко: Я сама недавно думала. В старину было правило… Но тогда кровати были железные. Их ставили на несколько дней в банки большие с водой. Клоп – он у нас не пловец. Выявляло вообще явление как таковое.

Александр Денисов: А в банку с водой что ставили? Ножку?

Татьяна Овчаренко: Ножки, да, ножки.

Александр Денисов: И что? Клоп туда падал?

Татьяна Овчаренко: Ну да. Или не мог доползти, если он откуда-то. Это же классика. У Бунина «Темные аллеи» начинаются с того, что горничная жжет клопа на стене. Каждый специалист читает классику.

Александр Денисов: С этого и начинается наука о ЖКХ – с рассказов Бунина.

А вот история еще, Татьяна Иосифовна, приятель рассказывал. Ехал на дачу и увидел совершенно новый диван, валяется вдоль дороги. Обрадовался! С другом подогнали трактор, его закинули, привезли на дачу. Ночью всполошились и повезли обратно – был заражен как раз клопами.

Татьяна Овчаренко: Верю, верю, верю, да. Я жила в превосходном общежитии Госстроя СССР. И когда на первом этаже у нас полицейские… Ну, тогда милиция. Сменился состав, и новые товарищи приехали с деревенскими такими чемоданчиками. Пришла комендантша и сказала: «Боже! У нас будут клопы». Да, действительно.

Александр Денисов: А почему?

Татьяна Овчаренко: Они перевозят. Ну, из своего жилища перевезли в этих чемоданчиках, потому что в деревянных чемоданах очень легко было спрятаться этому насекомому. И они переезжали из города в город. Проблема была большая. Но она безжалостно выбрасывала диваны, прямо выбрасывала.

Анастасия Сорокина: Татьяна Иосифовна, вопрос из Челябинской области, из Магнитогорска: «Здравствуйте. Как быть, когда купили квартиру, а по капитальному ремонту у предыдущего собственника долг? Обязаны ли оплачивать новые собственники? Нас уверяют, что эта квитанция привязана к квартире, а не к собственнику».

Татьяна Овчаренко: Вообще-то – нет. Они должны разыскивать этого самого товарища. А вообще как он справку получил о том, что можно сделку купли-продажи осуществить? В справке должны были быть указаны его долги. И покупатель должен был в процессе оформления договора извещен о том, что его ждет такая «радость» с долгами.

Да, лицевой счет вообще привязан на этот код, который вовсе не вы и не я. И вообще у нас очень много пропусков. У нас в стране анонимная оплата квартирных услуг, там вовсе не вы. Любой человек может прийти и заплатить за вас – и это будет считаться. И обратная история. Этот товарищ, мягко говоря, обманул этого покупателя – и все долги перешли.

Анастасия Сорокина: Спасибо, Татьяна Иосифовна.

Александр Денисов: Спасибо, Татьяна Иосифовна. Это была рубрика «ЖКХ по-нашему». Наша постоянная ведущая – Татьяна Иосифовна Овчаренко. А вот о чем поговорим вечером.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (3)
Арсен
В правах человека прописана свобода воли, никому не нужна управляющая компания, никто не заключал договор с поставщиками лично. Всё это навязанные услуги, нарушение свободы воли, рабство и вымогательство. Наши власти заслуживают трибунала за преступления против человечности.
Марина Арсен
Согласна. Агрессивное навязывание услуг.
Ольга
Гнала пургу и красовалась на камеру. ЗАКОНЫ ПУСКАЙ ЧИТАЕТ ПЕРЕД СНОМ.

Выпуски программы

  • Все видео
  • Полные выпуски