В бой идут опять старики

Гости
Елена Назарова
доктор социологических наук
Алексей Коренев
аналитик Группы компаний «ФИНАМ»

Ксения Сакурова: Ну а мы продолжаем. Не старые, а опытные: вице-премьер Марат Хуснуллин предложил привлекать неработающих пенсионеров на стройки, ну, естественно, тех, кто имеет нужную квалификацию и сам хочет поработать, ну на работы все-таки нетяжелые. По его словам, в этом всем нет ничего необычного, в свое время при строительстве метро проектировщиков, в том числе пенсионеров, вообще привлекали со всего бывшего Союза. Люди опытные, кадры ценные, такие нам нужны.

Петр Кузнецов: А может, и правда не стоит списывать старую гвардию? Есть чему поучиться у старших, согласитесь. Да и вообще, некоторые пенсионеры дадут фору молодым: что они там знать могут с нынешним-то образованием, только и умеют тесты свои сдавать, то ли дело люди старой закалки, правда?

Ксения Сакурова: Ну, вообще интересно, что обо всем этом думают сами пенсионеры. Позвоните, расскажите нам, хотели бы вы работать на пенсии, передавать опыт молодым. Может быть, вы смотрите на то, как сейчас молодежь работает, и думаете о том, что вот вы бы их научили? Позвоните и расскажите.

А мы начнем обсуждать эту тему. С нами на связи Алексей Коренев, аналитик группы компаний «ФИНАМ». Алексей Львович, здравствуйте.

Петр Кузнецов: Здравствуйте.

Алексей Коренев: Добрый вечер.

Ксения Сакурова: Как вы оцениваете предложение Марата Хуснуллина? Вот могут ли пенсионеры действительно хотя бы частично взять на себя работу на стройках и заменить собой тех, кого там нет, мигрантов?

Алексей Коренев: Ну, Марат Хуснуллин, конечно, радеет за свое ведомство, это понятно. Но вот, вы знаете, вот только что в предыдущем сюжете Сергей Лесков прекрасно рассказал об Анатолии Григорьевиче Лысенко, и это тот самый пример, когда ни при каких обстоятельствах молодой специалист не сможет заменить опытного, скажем так, динозавра, грубо говоря, который всю жизнь прожил, колоссальный опыт имеет и так далее.

Вопрос, конечно, упирается не только в компетенции, но и в те направления, по которым можно пенсионеров привлекать, потому что совершенно очевидно, что после 65, у нас же сейчас возраст-то повысили, конечно, пенсионер не сможет ни шпалы таскать, ни бетонные блоки двигать, он может работать только в тех областях, которые не требуют тяжелой физической нагрузки, но как раз характерными высокими требованиями к квалификации, опыту, навыкам и, самое главное, умению работать, то, что зачастую молодые пока еще не имеют. Потому что я не хочу обидеть нашу молодежь, ребята выходят из университетов очень умненькие, но вот им не хватает того самого практического опыта работы, который позволяет, скажем так, старикам, пенсионерам решать очень сложные вопросы зачастую очень быстро.

К тому же, есть еще такая вещь, как умение учиться. Вот я по себе могу даже сказать, что самому большому, чему я научился в университете, – это даже не какие-то конкретные знания по отдельным направлениям, а это умение учиться: возникла проблема – пошел в библиотеку – нашел нужный справочник, кого угодно, …, еще что-то – нашел нужные параметры и разобрался. Вот умение учиться, умение работать с бумагами, документами, книгами и так далее и, конечно, опыт – это очень важно.

И более того, вот я могу сказать, что, конечно, про строительную область я знаю меньше, а вот направление машиностроения, приборостроения, наукоемкие производства, там очень высокая доля именно возрастных сотрудников. Я знаю компании, где моложе 60 лет вообще ни одного сотрудника нет, человек там в 84 года летает в командировки, потому что он единственный разбирается в том, как это делать, и он может на месте, окинув взглядом сложный аппарат, сказать, где чего надо подвинтить. К тому же немаловажный момент: возрастные работники менее требовательны по зарплате. Они, в отличие от молодых, не назначают себе сразу по 70–80 тысяч рублей, готовы работать за вдвое меньшие суммы...

Ксения Сакурова: Ну, они уже детей вырастили, у них уже, как правило, есть жилье, просто они обеспечили себе определенный минимум бытовой, да.

Алексей Коренев: Да-да-да. Но, вы знаете, в те времена, когда мне довелось работать гендиректором, я столкнулся с такой же проблемой: приходят люди, только что закончившие институт, знаний минимум, навыков минимум, и называют зарплату совершенно сумасшедшую, на которую они хотели бы идти. Спрашиваю почему, они говорят: «А сейчас так везде, сейчас так принято», – вот тоже вопрос. Я не знаю, откуда это принято, потому что по факту-то у нас самый высокий уровень безработицы именно среди молодежи, 25–30% примерно по разным оценкам от различных агентств, при том что официальный уровень безработицы 5,2%, это от Росстата, а среди молодежи уровень безработицы высокий, но требования по зарплате огромные. И естественно, работодатель десять раз подумает, кого взять.

Петр Кузнецов: Алексей Львович, и все же, когда такие ключевые отрасли, как то же самое строительство, вами перечисленные ранее, ну все-таки, да, одни из основных, говорят о нехватке пенсионеров, о нужде в такой рабочей силе, что это может говорить о рынке труда, об экономике в целом? Или здесь все это последствия демографической ямы и рынок труда и экономика здесь ни при чем?

Алексей Коренев: Экономика всегда при чем. Демографическая яма присутствует, кроме того, на нее наложилась еще проблема образования, когда мы выпускаем специалистов достаточно умных, достаточно сообразительных, но без реальных практических навыков. Я как бы за каждый университет сказать не могу, но все-таки чем больше практических занятый, тем более опытный специалист в итоге, пусть даже молодой, совсем молодой, окажется на выходе. Потому что стариков ценят именно за практический опыт, они просто одним взглядом, как я уже сказал, могут определить, где чего не работает, где чего сломалось.

Ксения Сакурова: Алексей Львович, а много ли таких сфер, где опытный работник может действительно просто передавать свой опыт? Потому что вот здесь справедливо написал нам зритель из Челябинской области: «Есть великие люди, как Лысенко, а есть обыкновенные старики. В душе нам всем 15 лет, а на деле уже здоровья не хватает». То есть многие люди действительно проработали всю жизнь на производстве, на той же стройке; да, они очень опытные специалисты, но не везде нужен опыт, где-то нужна физическая сила, где нужна скорость реакции. Вот с этой-то частью как быть? Как их привлекать на рынок, стоит ли их привлекать на рынок труда?

Алексей Коренев: Мы, собственно, с этого начинали, что речь сейчас, когда мы говорим о востребованных пенсионерах, может идти только о тех, кто занимается умственным трудом и имеет опыт практической работы в технологических сферах. Потому что понятно, что шахтер, какой бы опытный он ни был, в 65 лет, наверное, уголь добывать уже не сможет. Ну и, собственно, по очень многим другим аналогичным профессиям, которые связаны с тяжелым физическим трудом, картина такая же.

Вы знаете, на Западе пенсионные реформы проводились таким образом, что параллельно с очень плавным повышением пенсионного возраста (это моя больная тема, я люблю ее зацепить лишний раз, потому что у нас его просто взяли и резко подняли, там поднимают очень плавно) формировалась, во-первых, медицина пожилых, во-вторых, рынок труда для пожилых, в том числе переквалификация. То есть человек имеет возможность за счет государства переучиться на какую-то профессию, которая не связана с тяжелым трудом, которая будет приносить ему доход, в общем-то, в которой он сможет проявить себя, учитывая свои наработанные за жизнь навыки и опыт.

К сожалению, у нас такого пока не наблюдается, собственно, у нас те организации, которые заняты регулированием рынка труда, они не занимаются переквалификацией пожилых. Это очень важный момент, потому что все мы, абсолютно все рано или поздно состаримся и рано или поздно столкнемся с тем, что былую работу мы выполнять уже не можем, нам нужно учиться делать что-то другое, сами мы не научимся, а вот, скажем так, организованного рынка переквалификации у нас пока еще нет.

Петр Кузнецов: Ну, это к вопросу о том, государство само вообще готово стимулировать, инвестировать в занятость пенсионеров, нужны государству пенсионеры в том количестве на рынке труда или нет.

Алексей Коренев: Так, вы знаете, пока, по-моему, государство не особо задумывалось. Вот сейчас Хуснуллин сказал очень кстати, очень вовремя. Я думаю, еще через некоторое время и другие высокие руководители, которые ответственны за определенные сферы, скажут примерно то же самое, что у нас демографическая яма, молодежь умная, толкая, но пока опыта не имеет и нам нужно каким-то образом поддерживать тех, кто уже в возрасте, в предпенсионном возрасте или уже в пенсионном, но чьи знания и навыки будут востребованы, но с учетом переквалификации. Поэтому я так полагаю, что мы просто, ну поскольку исторически немножко отстаем от высокоразвитых стран, мы идем немножко позже, и мы к этому придем, по-моему, неизбежно.

Ксения Сакурова: Вы знаете, я посмотрела, что происходит в Японии, как известно, это одно из самых пожилых обществ в мире, вот там 28% составляют люди старше 65 лет. И государство, удивительно, занимается не стимулированием рождаемости, а поддержкой пожилых людей.

Петр Кузнецов: Вот, как раз инвестиции, да.

Ксения Сакурова: Да, то есть там именно занимаются тем, что создают максимум условий, для того чтобы человек в возрасте 50, 60 и так далее плюс был активным, здоровым, насколько это возможно, и работоспособным. Так вот там провели опрос, спросили людей старше 60, до какого возраста они хотели бы, хотели бы работать, и 80% выразили готовность трудиться до 70 или до тех пор, пока смогут. То есть там даже сами пенсионеры, и таких действительно много, хотят это делать. А я сейчас смотрю на SMS-портал наш и вижу, что в основном люди говорят, что уже сил нет, желания, в общем-то, тоже нет, «дайте нам отдохнуть».

Петр Кузнецов: Возраст дожития у нас.

Ксения Сакурова: Да.

Алексей Коренев: Ну, во-первых, мы, конечно, очень много трудимся. Миф о том, что россияне ленивы, действительно миф, мы работаем очень много, гораздо больше, чем любой европеец. Средняя продолжительность, это официально, трудовая неделя у нас примерно как в Мексике, поэтому работаем мы действительно много и люди уже к 60 сильно устают, это да. А с другой стороны, вот если бы не нагружать людей настолько сильно физически, но использовать их опыт... А это глупо не использовать их опыт, они всю жизнь проработали на своем производстве и знают прекрасно, как там что устроено, какая шестереночка как крутится. Так вот, для экономики это было бы однозначно полезно. И человек-то сам, в общем, не будет чувствовать себя заброшенным, сидящим от скуки на лавочке, он будет чувствовать себя востребованным, это тоже важно.

Петр Кузнецов: Послушаем Тульскую область, всегда востребованы наши звонки, кем бы вы ни были. Это Анатолий, наш телезритель. Здравствуйте.

Ксения Сакурова: Здравствуйте.

Зритель: Добрый вечер.

Ксения Сакурова: Да, слушаем вас.

Зритель: По поводу приглашения пенсионеров на стройки – это, конечно, хорошее, но это абсурдное действие министра по одной простой причине. Стройка – это организованное предприятие и очень ответственное, и сутками кого-то пригласить, уже человек изношен физически... Да, он грамотный, опыт, все. У нас для этого были в каждом субъекте десятки строительных предприятий, и вот на сегодняшний день они все ликвидированы, и в Тульской области, и в Московской, и в Липецкой, их нет, потому что предприятие без 50%-й занятости просто не может выживать, выжить не может, у нее должен быть объем.

Ксения Сакурова: Анатолий, сколько вам лет? Вот вы сказали...

Зритель: ...люди опытные, приглашается молодежь, проходит подготовку, и это организовано, они официально платят налоги, официально заключают договора и далее, далее, далее. Вот пока мы не восстановим все предприятия, которые были у нас в каждом субъекте от потребности, то, что государство говорит, мы что-то строим, другого пути просто нет. А все это приглашение – это абсурдность. Во-первых, эти пенсионеры потеряют враз надбавки, доплаты к пенсии, как они выйдут на работу, их всех лишат. Вот мне как пенсионеру не платят уже 7 лет никакие надбавки.

Петр Кузнецов: Это мы сейчас не только про стройку, да, вышли?

Зритель: Как они платили..., так на этом и закончилось.

Ксения Сакурова: Да. Анатолий, вы бы хотели все-таки работать, если бы на самом деле это была достойная оплата труда... ?

Зритель: Я и продолжаю работать.

Ксения Сакурова: Вы продолжаете работать.

Зритель: Потому что на 10 тысяч как я буду выживать, когда я всю жизнь получал высокую зарплату?

Ксения Сакурова: Но вы именно свой опыт передаете более молодым, или что у вас за работа?

Петр Кузнецов: Да, или сторож, охранник, вахтер, знаете, водитель, консьерж, уборщик?

Зритель: Нет-нет-нет...

Петр Кузнецов: Нет, это просто вот эти вот вакансии.

Зритель: Я сегодня занимаюсь сельским хозяйством.

Петр Кузнецов: Понятно.

Ксения Сакурова: Ну то есть все-таки вы востребованы, востребованы. Спасибо большое.

Петр Кузнецов: Чего не скажешь о пенсионерке из Челябинской области, написала нам: «Имею огромный опыт в работе с проектно-сметной документацией, для себя работы не нашла». Еще сообщения, раз уж мы к ним пришли: «Стариков надо привлекать к приемке зданий и сооружений, опыт есть и совесть».

Ксения Сакурова: Да, интересное мнение.

Петр Кузнецов: Алексей Львович, короткий вопрос, все-таки чтобы понять, закрепить. Пишет нам еще из Ленинградской области телезритель: «Мигранты перестали работать за еду, вот и вспомнили про стариков». Скажите, пожалуйста, вот мы сейчас, когда неоднократно обсуждаем в этой студии предпенсионеров, пенсионеров на работе, в общем, рынок труда, все время встает такое противостояние, появляется: молодые обвиняют в том, что старики занимают их места, не дают, те наоборот, молодые не дают. Вот мы сейчас говорим о прямой конкуренции, или все-таки пенсионеры занимают те вакансии, на которые молодые изначально не идут, то есть ими, я уж извиняюсь, затыкаюсь дыры, как мигрантами?

Алексей Коренев: Ну, прямой конкуренции здесь возникать не может по одной простой причине, что именно возрастные сотрудники, пожилые достаточно, как я уже говорил, имеют скромные требования по окладу, они не стремятся больших денег получать. Молодежь просит сразу большие деньги, и прямой конкуренции здесь не возникает. А косвенная будь здоров какая, потому что приходит молодой специалист, пусть даже с новыми знаниями... У нас есть сферы, которые вообще просто состоят исключительно из молодежи, это IT-направление, маркетинг и так далее, то есть это вот то, что пожилым непонятно, неизвестно и так далее. А если брать классические профессии, в том числе то же самое приборостроение, машиностроение и...

Петр Кузнецов: Да-да-да, скажем так, при равных условиях.

Алексей Коренев: Да, при равных условиях более опытный возрастной специалист, к тому же не требующий для себя высокого оклада, он, конечно, для работодателя будет предпочтительнее, поэтому тут уже все зависит от самого работодателя, строит он компанию из молодых сотрудников или он гонится исключительно за финансовыми показателями. Но я думаю, что предпочтение будет отдано все-таки более возрастному.

И ситуация на самом деле неправильная, потому что, как я уже говорил, безработица среди молодежи колоссальная, почти каждый третий после института работу найти не может, а им работать надо, и каким-то образом эту ситуацию надо менять. Все-таки я считаю, что вопрос качественного образования, которое давало бы не только теоретические знания, но и хорошие практические навыки, оно помогло бы молодежи все-таки находить работу и в какой-то степени заполнить ту самую демографическую яму, которая у нас вот наблюдается.

Что касается мигрантов, так они вообще ни при чем, они все заняты на низкоквалифицированной работе, поэтому, наверное, они не составляют конкуренцию ни молодежи, ни пожилым, это отдельное, скажем так, направление, отдельная ветвь. А вот по всем наукоемким направлениям, да, проблемы есть, действительно конкуренция между пожилыми и молодыми.

Петр Кузнецов: Ага. Спасибо, спасибо за ваш комментарий. Алексей Коренев, аналитик группы компаний «ФИНАМ».

Ксения Сакурова: Давайте посмотрим на тех, кого действительно ценят работодатели несмотря на очень почтенный и солидный возраст. Наши корреспонденты пообщались с теми, кто, выйдя на пенсию, продолжают работать по профессии.

Петр Кузнецов: …у Сталины Катаевой из Липецка очень длинный: переводчик, профессор, член Международного союза германистов, Международной ассоциации исследователей языка в политике, автор более 100 научных работ. Переводила в том числе выступления депутатов Бундестага, а также министров правительства. Должна была уйти на пенсию 20 лет назад, но не ушла.

Сталина Катаева, профессор ЛГПУ имени П. П. Семенова-Тян-Шанского, доктор филологических наук: Потому что интересно, потому что интересно работать всегда с новыми людьми, со студентами. Интересен все время язык постоянно меняющийся. Я получаю газеты Das Parlament из Бундестага, где тоже анализирую язык. Иногда вот такое: «Как все уже обрыдло!» – понимаете? Но проходит неделя-две, и уже как-то надо себя чем-то занимать, уже скучно становится.

Ксения Сакурова: Константину Молодцову из Бийска 65, всю жизнь он проработал в школе учителем физики и математики. Выйдя на пенсию, без дела не сидит, сейчас работает в Музее истории Алтайской духовной миссии, проводит экскурсии для детей и взрослых.

Константин Молодцов, педагог, научный сотрудник Музея истории Алтайской духовной миссии: Опыт, наверное, этот педагогический, опыт воспитательной работы мне помогает вот в новой должности, значит, научного сотрудника Музея истории алтайской духовной миссии. У нас приходят молодые сотрудники в музей, и, конечно, с новыми взглядами, с новыми подходами. Но вот жизненный опыт, конечно, позволяет мне советовать что-то, предлагать, учить их даже проведению экскурсий: как поставить группу, где, где обратить внимание. То есть вот это позволяет, наверное, опыт и персональный, и воспитательной работы, педагогической работы, позволяет, конечно, помогать молодым.

Петр Кузнецов: Вилу Бариевичу Байбурину в начале июля исполнится 86! Он работает завкафедрой информационной безопасности автоматизированных систем в Саратовском техническом университете. Он доктор физико-математических наук, профессор, академик РАЕН. Ну и вот сейчас на экране вы видите, как он вместе с более молодым коллегой проверяет свою разработку – стерилизатор для быстрой и качественной стерилизации медицинских приборов.

Вил Байбурин, заведующий кафедрой информационной безопасности автоматизированных систем Саратовского технического университета: Как-то было, что я посидел дома, так, в квартире, и чуть с ума не сошел, потому что ну что там делать-то, понимаете? Даже вот сейчас я в принципе мог бы, допустим, приходить и к 12, но уже вот заложено в человеке, так, просыпаюсь, делаю гимнастику, потом этот ритм уже над тобой довлеет. И с годами очень важно, когда человек ощущает свою нужность, полезность.

Петр Кузнецов: Хочется сказать: берите пример, уважаемые пенсионеры. А потом подумал: мне ли вас учить.

Елена Назарова с нами на связи, это профессор кафедры социологии МГИМО, доктор социологических наук, наш следующий эксперт. Елена Александровна, здравствуйте.

Ксения Сакурова: Здравствуйте. Елена Александровна, почему среди наших пенсионеров так мало тех, кто хочет работать, хочет быть востребованным, как вот героев, которых мы только что показали?

Елена Назарова: Да, я как раз хотела обратить внимание на эти репортажи. Посмотрите, это же герои, люди, которые живут своей работой, вне работы они себя не представляют. Если их лишить этой возможности, то мы их можем потерять в течение нескольких недель, месяцев и так далее. По идее, таких людей необходимо поощрять, стимулировать, создавать им условия, для того чтобы они как можно дольше работали, для того чтобы у них была возможность передавать свои знания, свой опыт последующим поколениям. И что интересно, они ведь интересны молодежи, к ним в аудитории ломятся, у них полные аншлаги на всех лекциях, семинарах, занятиях, к ним записываются заранее, за год за два, на их курсы интересные, и они очень востребованы в своих учреждениях, в своих предприятиях, даже если это не система науки либо образования.

Мы проводили несколько лет назад очень интересный круглый стол в Самаре, тогда там проходил фестиваль WorldSkills, вот. И поднялся такой вопрос, понимаете, целые профессии большие уходят в небытие вместе со старшим поколением. Опытные кузнецы, допустим, ну где сейчас найти молодого человека, парня, который бы смог... вручную либо с каким-то прессом и так далее работать и создавать какие-то уникальные вещи? Ну не идет туда молодежь, потому что непрестижно, потому что рабочая профессия. А мало хороших токарей, мало хороших фрезеровщиков, очень много теряется за счет этого. И в принципе наша отрасль-то вся производственная по сути дела трансформировалась под вот это новое веяние цифровизации, стандартизации, массового производства и так далее. Вот эти вот уникальные профессии и люди, они просто уходят в небытие, и это очень обидно, мы очень многое теряем, свою уникальность зачастую теряем.

Петр Кузнецов: Ага.

Ксения Сакурова: А вот насколько это плохо, простите, роботизация? Мы же говорим (прости, Петь, я тебя перебила), что физический труд для людей пожилого возраста – это правда тяжело. А почему, если у нас сейчас так развивается роботизация, почему мы не можем их действительно где-то чуть доучить, переучить работать с роботами, с какой-то автоматизацией, чтобы они, применяя свой опыт, как бы вооружившись знаниями новых технологий, могли уже его передавать дальше, не физически работая, а уже умственно, интеллектуально?

Елена Назарова: Вы понимаете, чтобы быть, легко общаться с роботами и с новыми программами, нужно жить и родиться в этой среде. Поэтому здесь, конечно, молодежи нет равных. У нас дети, которые сейчас со смартфонами спокойно общаются, они учат пожилое поколение, старшее поколение общаться по телефону, включать видеосвязь и так далее. Очень сложно сейчас, возможно, перейти на какой-то новый этап познания для старшего поколения, но знают намного больше, их знание важнее, потому что оно методологическое, оно системное и оно фундаментальное. Вот этого вот фундаментального, основательного знания сейчас нам не хватает нашей молодежи. И вот я думаю, что здесь можно компенсировать, это система наставничества по сути дела в любой сфере: наука, культура, производство и так далее. Старшему поколению всегда есть что сказать молодежи, если у них есть этот потенциал.

Вы поймите, у нас пенсионеры, старшее поколение, они тоже ведь неоднородная масса, это не все энтузиасты, как вы сказали. Вот 1/5 часть, это по результатам опроса ВЦИОМ, проводили 28 мая опрос, Всероссийский центр изучения общественного мнения, там 1/5 часть, статистика дает, что каждый четвертый пенсионер работает. Но мотивация работы... Не все же горят своим делом, не все энтузиасты, такие, которые готовы даже в ущерб своей пенсии, с минимальной заработной платой, но тем не менее ходить на работу, потому что им просто это необходимо для общения. Есть же люди, которые работают именно для того, чтобы им хватало на то, чтобы жить, и там совсем другая мотивация, совсем другие условия и, соответственно, требования. Вот мы должны четко понимать, у нас должна быть такая система труда сформирована, чтобы людям было, те, кто хотел работать, работали, а те, кто устал, кому необходим отдых, забота, они получали сполна то, что им необходимо. Вот это вот общество какой-то справедливости социальной, востребованности, оно должно у нас все-таки превалировать.

Петр Кузнецов: Елена Александровна, пишет нам Москва: «Вы в сюжете показали интеллигенцию исключительно, а если пенсионеры работал физически, куда он может вернуться?» Вот у меня как раз вопрос про переобучение. У нас, к сожалению, трудоспособное население не привыкло к тому, что нужно переквалифицироваться, причем даже желательно раз в несколько лет. Вот есть ли проблема с этим, или это все-таки уже про предыдущие поколения, а современное готово обучаться всегда? Или наоборот?

Елена Назарова: Здесь очень многое зависит от территории, от места, от муниципалитета, понимаете, потому что наш рынок труда – это все-таки местный уровень. И есть территории, где может старшее поколение переквалифицироваться, может быть, даже старшее поколение захочет выйти на свежий воздух, на улицы и участвовать в благоустройстве территории, что тоже замечательно, хорошо, это пусть не волонтерская работа, а за какую-то оплату, да, но тем не менее люди будут получать удовольствие, потому что жителей города иногда тянет к земле, хочется, если нет своей дачи, все равно вырастить дерево, цветочки полить и так далее. Вполне возможно, это будет востребовано, но это надо знать конкретных людей на территории уже то есть, понимаете. На федеральном уровне, на региональном это вряд ли получится решить проблему, а вот спустив этот вопрос на уровень муниципалитетов, здесь вполне можно выстроить какую-то систему занятости для активных пожилых людей, которые хотят участвовать в жизни своего города.

Это, кстати, больше желания возникает и энтузиазма появляется, для своих же внуков обустроить детскую площадку, … поработать и так далее, получить за это маленькую какую-то денежку, но получить и удовольствие, в том числе почувствовать себя востребованным. А законами или какими-то распоряжениями, громкими фразами, как у нас было, что давайте в строители... Вы знаете, логика какая? Сначала мигранты стройками занимались, потом мы недавно обсуждали проблему, чтобы заключенные у нас выходили на стройки работать, и тут вдруг пенсионеры появились. Получается, что у нас вообще трудовых ресурсов не остается.

Петр Кузнецов: Страшно представить, кого...

Ксения Сакурова: Кто следующий.

Петр Кузнецов: ...следующим предложат. Спасибо большое.

Ксения Сакурова: Спасибо.

Петр Кузнецов: Остается только догадываться, но этим заниматься не будем. Елена Назарова, профессор кафедры социологии МГИМО, доктор социологических наук.

Ксения Сакурова: Ну вот что пишут зрители, давайте посмотрим: «Работаю в приборостроении. Приходит молодежь – ни опыта, ни фундаментальных знаний, работают как роботы по алгоритму. Боюсь, что будет, когда уйдут старики». «Обязательно нужны наставники в любой профессии», – это Московская область. И Удмуртия: «Пенсионер, приглашали работать на промышленное предприятие, молодые туда не идут из-за небольшой зарплаты».

Петр Кузнецов: Регионов много у нас на SMS-портале. Вот как раз этим и займемся в финале «ОТРажения», будем путешествовать по регионам и открывать для себя новые места.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать

Ваш комментарий будет опубликован после проверки модератором

Комментарии (0)
В каких сферах пенсионер сегодня даёт фору молодому?