В ЦБ придумали депозит для малообеспеченных граждан

Гости
Лазарь Бадалов
доцент департамента мировых финансов Финансового университета при Правительстве РФ
Дмитрий Заворотный
руководитель Центра экономических стратегий

Оксана Галькевич: 100 тысяч и ни копейкой больше: в Центральном банке придумали новый депозит и условия для него, но доступен он будет только одной категории россиян – тем, кто относится к числу малообеспеченных граждан.

Константин Чуриков: Малообеспеченные, с точки зрения нашей государственной машины, нашего государственного автомобиля, этот вот статус должен иметь официальное подтверждение, то есть данные о вкладчике должны быть внесены в информационную систему социального обеспечения, так вот она очень деликатно называется...

Оксана Галькевич: Вот, да.

Константин Чуриков: ...чтобы никто ничего не подумал. Открыть можно будет не больше одного депозита. Сумма, как уже Оксана сказала, не больше 100 тысяч рублей. Процентная ставка будет привязана к ключевой ставке Центрального банка либо, по-моему, к инфляции еще, да?

Оксана Галькевич: Соответственно, это величина переменная, и то и другое, вы понимаете, поэтому и ставка по такому депозиту тоже будет плавающей, переменной. Это нужно иметь в виду потенциальным вкладчикам, тем, у кого будет такая возможность.

Какие еще возможности даст такой вклад? Например, можно будет без комиссии снимать наличные, делать переводы и платежи в сумме до 15 тысяч в месяц тоже без комиссии.

Константин Чуриков: Но некоторая сумма на карте «МИР», ее, кстати, надо будет еще иметь, будет защищена от списания. Также обещают введение постоянных кредитных, это очень удобно, каникул, чтобы заемщики могли просить банки, ну или, наверное, чаще с бедными это МФО, об отсрочках по ссудам. Обнуление комиссии за переводы со счета на счет самому себе и прочие щедрые подарки.

Оксана Галькевич: Ха-ха, щедрые. Насколько они щедрые, друзья, вот как вы думаете? Станут ли такие вообще вклады инструментом для борьбы с бедностью в нашей стране? Помогут ли они людям с низкими доходами вырваться из вот этого порочного круга нужды? Телефоны для связи с нами, с нашим эфиром у вас на экранах указаны, они совершенно бесплатны, выходите, пожалуйста, на связь, звоните нам или пишите.

Константин Чуриков: У нас в студии Дмитрий Заворотный, руководитель Центра экономических стратегий. Дмитрий Сергеевич, здравствуйте.

Дмитрий Заворотный: Добрый вечер.

Константин Чуриков: Что касается вот людей малообеспеченных и бедных, скажите, пожалуйста, предлагаемая стратегия, видится ли она вам действенной, видится ли она вам массовой.

Дмитрий Заворотный: Ага. Ну, давайте сразу тогда с арифметики начнем. Значит, что такое 100 тысяч рублей под 8,5%, это сейчас ключевая ставка на этом уровне оказалась? Это в год дает такому депозиту...

Константин Чуриков: ...десятку.

Дмитрий Заворотный: ...8,5 тысяч рублей.

Константин Чуриков: Ну да.

Дмитрий Заворотный: То есть где-то 700 рублей в месяц человек с таким депозитом будет получать сверх этого депозита. Учитывая, что у нас есть проблема соответствия официальной инфляции, которая сейчас на уровне где-то 8%, с той реально ощутимой инфляцией, с которой мы все сталкиваемся, то, конечно, говорить о том, что такая доходность, с учетом продолжающегося роста цен, ну ее нельзя рассматривать всерьез. То есть с точки зрения... Этот формат целесообразен максимум с точки зрения сохранения этой суммы, то есть чтобы она не сгорала.

Константин Чуриков: Так, ну подождите, 700 рублей, ну это вот может стоить столько сегодня такая хорошая, такая получше говядина.

Оксана Галькевич: Это еще месяц нужно...

Константин Чуриков: Может быть, честнее назвать этот вклад, ну я не знаю, «Мясной», например, да?

Дмитрий Заворотный: Ха-ха.

Константин Чуриков: Может, надо придумать какое-нибудь название, наверное, да?

Оксана Галькевич: «Хорошая говядина»... Когда такие низкие доходы, вряд ли ты решишься столько потратить сразу.

Константин Чуриков: Нет, просто, понимаете, я не понимаю зачем. Вот я, знаете, просто вспомнил, вот я иронизирую, я вспомнил сказку «Лисица и журавль», мы в детстве читали, где, значит, лисица журавлю подарила, вернее на тарелке размазала кашу, понимаете. А как сделать так, чтобы это не напоминало издевательство?

Дмитрий Заворотный: Ну, здесь можно было бы предложить хотя бы в двойном размере ставку, то есть хотя бы 15%... Ну хорошо, 12%, то есть хотя бы в 1,5 раза бо́льшую ставку предложить, чтобы действительно она покрывала хотя бы вот реальную инфляцию, чтобы это было не 700 рублей в месяц, ну хотя бы 2 тысячи рублей примерно в месяц. То есть тогда это как бы можно рассматривать как некий такой социально ориентированный банковский продукт. Но и здесь тоже, в общем-то, нельзя говорить о том, что это какая-то серьезная мера.

Оксана Галькевич: Вы знаете, у меня вопрос. Наши вклады, наши депозиты, я не знаю, у кого какие счета, они ведь так или иначе идут в зачет благосостояния человека, да? Мы вот говорили в самом начале, что «малообеспеченный» – это определенный статус с точки зрения государственной бюрократической машины. Не получится ли так, что вот, подкопив эту сумму в течение года, ну, допустим, так сложились удачно обстоятельства в рамках той или иной семьи, сумели, в конце года или в начале следующего людям скажут: «А все, вы теперь на пособия социальные претендовать не можете, потому как, смотрите, у вас там в загашничке образовалось»?

Дмитрий Заворотный: Ну, такая проблема действительно у нас есть, когда человеку стоит перейти вот этот порог, пусть даже на какие-то символические суммы, и действительно он уже не может ориентироваться на социальную поддержку государства. То есть здесь, конечно, мы должны в целом говорить о том, что социальная политика требует каких-то изменений по части вот этих цензов, которые там ставят уже вас в категорию не нуждающихся, хотя у вас там, а у вас еще семья там, а у вас еще дети и т. д. Да, здесь, безусловно, есть такая проблема.

Константин Чуриков: А вот кто, как вам кажется, давайте сейчас немножко отойдем даже от Центробанка, кто в стране должен формулировать вот эту правильную политику, которая бы соответствовала чаяниям и реальному быту людей, которым, извините, не хватает элементарно на еду? Люди, которые сидят на Неглинной улице в хорошем особняке, там все замечательно, я там рядом прохожу, там в принципе глаз радуется, или кто-то другой? То есть вот как быть с тем, что сытый голодного не разумеет? Мы вот с Оксаной цитировали Марию-Антуанетту, «нет хлеба – пусть едят пирожные», чтобы вот таких рекомендаций не было, а были другие рекомендации. Потому что напомню, что президент в нашей стране говорит, что бедность – это главный враг из внутренних.

Дмитрий Заворотный: Да. Ну, вы, наверное, ответили уже на этот вопрос.

Константин Чуриков: Нет, просто вы знаете какие-то экономические инструменты и кто это должен предлагать?

Дмитрий Заворотный: Ну, здесь, во-первых, должна быть такая стратегия широкая, которую бы приняли и рассмотрели все ведомства. Потому что здесь получается как? Вот Центробанк выдвинул такую инициативу, она как бы, ну она же хорошая, мы же не можем сказать, что она вот совсем плохая. Да, у нее есть изъяны, но это вот должно как-то поспособствовать решению вопроса бедности, и вот это вклад Центробанка. Есть у нас Министерство финансов, Министерство экономики, у них свои инициативы, есть инициатива адресной помощи, значит, у правительства свой есть план по финансированию различных программ борьбы с бедностью. И все это порой идет как-то вразнобой, не скоординированно, то есть здесь должна быть такая, что ли, системная, единая стратегия, которая бы как-то больше была скоординирована между всеми структурами.

Ну и по части инструментария, здесь, конечно, у нас вот, знаете, любят говорить о каких-то таких вот решениях, которые... Ну, они очевидные, они очень простые, симпатичные, но они не дают эффекта. Вот эта же инициатива, она касается только опять же тех, у кого есть такие деньги, не у всех есть такие деньги, чтобы положить на счет.

Константин Чуриков: А мне кажется, надо просто чаще встречать бабушек на улице, обычных бабушек. Помните, вот спикер Думы Володин шел в Саратове, по Саратову и вот эту старушку встретил, она ему сказала: «Ты мне скажи, умный мужик, как это может быть, что цены растут так, а проценты по депозитам так?» И видимо, кстати говоря, ведь было отдельное обсуждение, может, оттуда и прилетело, может, даже и не сами придумали, как говорится, вот просто спикер встретил старушку.

Дмитрий Заворотный: Ну, радует, что есть хотя бы такая обратная связь. Здесь...

Оксана Галькевич: Радует, что есть такие старушки на самом деле, которые не побоялись, подошли и сказали...

Константин Чуриков: Ну, кстати, да, не каждая, не каждая скажет в лицо.

Оксана Галькевич: Вы знаете, у меня вот такой вопрос. Вот Костя сказал, что у нас была цитата Марии-Антуанетты, мы можем еще одну цитату вспомнить. Мне кажется, что эта вот история с вкладами для малообеспеченных граждан – это как спасение утопающих руками самих утопающих. Вместо того чтобы оказать какую-то прямую помощь вот этим вот слоям населения, вот этим людям, у которых нет возможности нормально питаться, нормально себя обеспечивать, им говорят: «Выход за границы бедности – это делайте все сами, накопи. Вот хочешь выйти за пределы бедности – сам и накопи, спаси себя сам, помоги себе сам».

Дмитрий Заворотный: Ну, давайте, да, отметим...

Оксана Галькевич: Получается так?

Дмитрий Заворотный: ...что у нас по разным опросам, собственно, где-то в среднем половина населения не имеет вообще никаких сбережений, поэтому даже вот эта сумма в 100 тысяч рублей для многих уже фантастическая.

Оксана Галькевич: Ну, потому что малообеспеченные – это ведь у нас кто? Это тот, у кого зарплата ниже МРОТ, да? МРОТ у нас сейчас, федеральный МРОТ, а региональный может от федерального, потому что это по среднему считается, быть ниже, там 12 тысяч с небольшим. Вот что это в принципе за деньги? Что, если у тебя еще есть семья, если ты не одиночка, что там можно себе позволить, какие 700 рублей в месяц? Это нереально откладывать 700 рублей в месяц, чтобы хоть что-то там к концу года получить.

Константин Чуриков: То есть, получается, отложить на продукты, потому что товары длительного пользования, я не знаю, ботинки ребенку, за эти деньги не купишь.

Дмитрий Заворотный: Ага, конечно. Нет, здесь вот, возвращаясь к набору инструментов, у нас есть более актуальная проблема, например, с ипотекой. Вот сейчас на фоне вот этой инициативы по спецвкладам у нас идет речь о том, чтобы свернуть льготную ипотеку, эта инициатива была озвучена в прошлом году, я думаю, ее доведут до финала. Льготная ипотеку, на которую у нас свалили рост цен на недвижимость, хотя это не явилось определяющим фактором, при этом она является таким вот одним из немногих инструментов, с помощью которого малообеспеченные или семьи с не очень высокими доходами могут себе позволить приобрести квартиру.

Константин Чуриков: Хотя бы помечтать об этом.

Дмитрий Заворотный: Хотя бы заехать в эту квартиру, понятно, там ипотека на длительный срок, но это вот был единственный такой инструмент. Сейчас вот появилась инициатива по спецвкладам, и эту инициативу по льготной ипотеке будут сворачивать. Потом неизвестно, что происходит с инициативой об адресной поддержке, которая тоже была разработана пару лет назад, но вот что-то о ней особо...

Константин Чуриков: Кстати, вообще тишина.

Дмитрий Заворотный: Да.

Константин Чуриков: Эксперимент там какой-то, в регионах там что-то, наблюдение...

Дмитрий Заворотный: Да, там был эксперимент в регионах, в 10, по-моему, регионах должны были начать эти выплаты. И вот сейчас как-то все это затихло...

Константин Чуриков: Не знаю, у меня ощущение, что пока наблюдают за одними бедными, если наблюдают, появляются в этот момент другие.

Сейчас давайте подключим к нашей беседе Лазаря Бадалова, это доцент Департамента мировых финансов Финансового университета при Правительстве. Лазарь Ашханович, здравствуйте.

Оксана Галькевич: Здравствуйте.

Лазарь Бадалов: Здравствуйте.

Оксана Галькевич: Вы знаете, у нас тут несколько сообщений из разных абсолютно регионов, то есть люди между собой никак не знакомы, но вот Краснодарский край пишет: «Это полный оксюморон, бедный с депозитом». И Тюменская область примерно то же самое пишет. Вот вы как считаете? Это просто зрители, возможно, они не экономисты, не обладают специальными знаниями. Вы бы какую формулировку дали, «бедный с депозитом», «депозит для бедных»?

Лазарь Бадалов: Ну, знаете как, особо острить не хочется на эту тему, потому что, как я уже неоднократно говорил, во всяком случае депозит для бедных вреда никому точно не принесет. Другой вопрос, насколько это будет все эффективно, сколько это пользы принесет. Ну, безусловно, если действительно вот вы вспоминали бабушку, пенсионерку, ну, действительно, наверное, для пенсионеров будет небольшой помощью. Хотя, если честно опять-таки говорить, вот если сейчас проанализировать рынок, посмотреть ставки по вкладам в большинстве российских банков, то почти во всех банках мы найдем некий банковский вклад специально для пенсионеров, они даже так и называют...

Константин Чуриков: Да, пенсионеры их называют, извините, нам просто об этом пишут, это как бы не секрет, гробовые, вот так они называют.

Лазарь Бадалов: Ну, банки так, конечно, не называют вклады...

Константин Чуриков: Ну да, этого еще не хватало.

Лазарь Бадалов: ...но для пенсионеров действительно повышенная ставка... Соответственно, чем-то сверхъестественным это... Это расширит категорию людей, которые смогут получить возможность более повышенный процент по своим вкладам, если опять-таки возникает вопрос, если есть у человека что сберегать. Ну вот для тех, у кого есть хоть небольшая сумма, ну вот у них будет возможность чуть больше, повышенный процент получить.

Оксана Галькевич: Вы знаете, мы ведь все время забываем еще на самом деле так, мы когда говорим, что вот МРОТ, минимальный размер оплаты труда, такой-то такой-то в стране в среднем и в регионе, мы забываем, что из этого, из этой суммы еще налоги вычитают, то есть на руки люди получают совершенно другие деньги. Самарская область нам пишет для сведения: «Я работаю в медицине, оклад 9 300. До МРОТ доплачивают, потом вычитают 13%. Вопрос тогда, зачем доплачивают».

А у меня, знаете, вопрос. Вот когда считается эта сумма, какой сделать минимальный размер оплаты труда, он ведь утверждается, у нас слушания идут в Думе, голосование, смысл этой суммы, она видится нашим законотворцам как некая сумма для жизни или как некая сумма, с которой еще нужно взять налоги, что-то государству положить, условно говоря, вот в этот налоговый карман? Вот как это?

Лазарь Бадалов: Ну, это мы так уже, выходим за грань обсуждения банковских вкладов...

Оксана Галькевич: Ну да.

Лазарь Бадалов: Но скажем так, что, если бы мы хотели поискать более эффективные инструменты поддержки бедного населения, действительно, нужно в первую очередь начинать с налогообложения. Вот у нас появилась попытка некая сделать дифференцированные ставки налогообложения для тех, кто зарабатывает более 5 миллионов в год, они будут платить повышенную процентную ставку, но это на самом деле не дифференцированная система налогообложения, потому что при дифференцированной системе налогообложения есть верхний потолок, те, кто платят по повышенной ставке, и есть нижние рамки, те, кто вообще освобождаются от уплаты налогов. Соответственно, вот действительно, люди с низкими доходами, им гораздо полезнее было бы, больше гораздо пользы принесло бы, если бы их небольшие доходы были освобождены от уплаты налогов.

Оксана Галькевич: Нет, Лазарь Ашханович, мы на самом деле, мне кажется, я не уходила никуда в сторону. Размышление-то было такое: уж если мы говорим о том, что с 12 тысяч, с 12 с лишним тысяч невозможно откладывать, ну невозможно, правда, откладывать никакие деньги, то, уж извините, вычитывая из этой суммы 13%, еще что-то пытаться отложить, ну я не знаю, это просто за пределом возможностей кажется мне, талантов каких-то.

Лазарь Бадалов: То, что, например, вот эти 13% не направлять в государственный бюджет, а направлять на некий спецсчет, чтобы для человека эти средства накапливались.

Оксана Галькевич: Кстати, вот, как вариант, да.

Константин Чуриков: У меня последний вопрос. Лазарь Ашханович, вы нам рассказывали в прошлый раз, когда сюда в студию приходили, про Бангладеш, что там, значит, создали такой вот «банк для бедных», даже эти ребята взяли, получили Нобелевскую премию. А вопрос: вот под влиянием, скажем так, их в Бангладеш вот этой программы, специальной программы, сколько они смогли людей вывести из бедности и смогли ли?

Лазарь Бадалов: Ну, на самом деле там достаточно серьезные показатели. Сейчас в абсолютных цифрах, конечно, не назову, но для страны это была действительно существенная поддержка и программа сама, собственно говоря...

Константин Чуриков: А как они это сделали, расскажите. Может быть, не знаю, в Центробанке услышат.

Лазарь Бадалов: Да в общих чертах все достаточно просто. Один доллар заем в день под небольшой процент, и с помощью вот такого микрозайма буквально на один доллар в день, это позволило не просто бедность побороть, это позволило побороть нищету и бороться даже с голодом среди населения, потому что... Ну, у нас, слава богу, конечно, не настолько критичная ситуация, что какая-то существенная часть населения голодает, но все-таки количество людей с низкими доходами даже при текущих, скажем так, показателях МРОТ в размере 12 тысяч, это у нас порядка 17–18 миллионов находятся за чертой бедности. А если уровень МРОТ мы повысим хотя бы до 30 тысяч, то тогда за этой чертой окажется еще больше людей.

Константин Чуриков: Да, спасибо большое.

Оксана Галькевич: Спасибо.

Константин Чуриков: Лазарь Бадалов, доцент Департамента мировых финансов Финансового университета при Правительстве.

Вот сообщают редакторы, что звонков очень много, просто нет цензурных звонков. Может быть, сейчас мы объявим конкурс цензурного звонка?

Оксана Галькевич: Да, цензурные звонки, пожалуйста, друзья.

Константин Чуриков: Да.

Оксана Галькевич: Вы знаете, я вот сижу и пытаюсь как-то все это в какую-то практическую плоскость перевести, ну вот есть предложение, действительно, как сказал наш эксперт сейчас, хуже от него никому не будет, пусть оно, вот оно есть, оно сделано. Классно было бы, если бы там, где его придумали, это уравнение, нам бы рассказали еще, как им воспользоваться. Ну вот я пытаюсь опять же в практическую плоскость, пытаюсь проверить. Вы знаете, в математике ты решил уравнение, проверь, правильно ли ты его решил, прорешай его в обратном направлении. Вот люди, которые формулу некую предложили, показали бы, как вообще с 12 700 рублей за вычетом 13%-х налогов, всегда же забываем об этом...

Константин Чуриков: Между прочим, это были бы самые популярные, мне кажется, ролики на YouTube, если бы там Центробанк это разместил.

Оксана Галькевич: Вот как? Допустим, ваш доход, вот сидит там человек в ролике и говорит: «Ваш доход 9 300 рублей в месяц. Ежемесячно вы платите столько-то на ЖКХ, столько-то на это, вы можете отложить 25 рублей, тра-та-та. В итоге в конце года вы можете...»

Константин Чуриков: Продать украшения, брошку.

Оксана Галькевич: Ну то есть вот покажите, правильно ли вы там, в Центробанке или где вы придумали, решили это уравнение, что вы придумали-то.

Дмитрий Заворотный: Я думаю, что там просто не стояла такая задача. Давайте вот как бы немного о бюрократических реалиях. Центробанк предложил хорошую идею, как эксперт сказал, и я подтверждаю, в ней ничего нет плохого, она как бы даже кому-то принесет пользу, но ничего не решает. При этом ведомство вот выступило с такой инициативой и отчиталось.

Оксана Галькевич: Ага.

Дмитрий Заворотный: В этом половина всей истории.

Константин Чуриков: Главное слово «отчиталась».

Дмитрий Заворотный: Да.

Оксана Галькевич: Смотрите, здесь у нас Кировская область пишет: «Главное название всему этому – СимБурДе: СИМуляция БУРной ДЕятельности».

Константин Чуриков: Ха-ха. Так, я напоминаю, что у нас конкурс цензурных сообщений и звонков.

Оксана Галькевич: Это цензурно, ну а что, Костя.

Константин Чуриков: И вот в этом конкурсе сейчас участвует Андрей из Астрахани. Андрей, добрый вечер.

Оксана Галькевич: Здравствуйте, Андрей.

Зритель: Добрый вечер. Я с удовольствием смотрю вашу передачу, ОТР.

И вот такой вопрос. Вы понимаете, Астраханская область, села лежат пластом, полная безработица. Люди понятия не имеют, что такое вообще МРОТ. Вот сейчас задайте вопрос бывшему колхознику, бывшему сельскому труженику «Скажите, что такое МРОТ?» – да он понятия не имеет, что такое МРОТ, какая минимальная зарплата, он уже лет 10 сидит без всякой зарплаты. У него молодые парни, у них пятеро, шестеро детей, какие у них могут быть сбережения, депозиты? О чем вообще идет разговор? Вы хотя бы вот ситуацию ловите на сегодняшний день? Какие там 100 тысяч рублей?

Константин Чуриков: Да мы об этом и говорим как раз. Андрей, а по поводу работы – что, вообще никакой работы в Астрахани нет?

Зритель: Да вы поймите, что люди почему браконьеры, браконьеры, браконьеры? Да потому что Астрахань сидит на браконьерах: хоть рыбу продадут где-нибудь рублей на 2–3 тысячи, вот их семейный бюджет. Какие 100 тысяч рублей? Какие вклады, депозиты, проценты?

Константин Чуриков: Да-да-да, мы прекрасно понимаем. Мы сразу сказали с Оксаной, хотя, в общем, наше дело, наверное, десятое, мы должны вопросы задавать, но мы свою точку зрения высказали.

Дмитрий Сергеевич, вот все-таки давайте теперь по поводу, наверное, каких-то экономических стратегий не в отношении тех, у кого априори нет денег и не будет, потому что либо нет работы, либо нет здоровья, либо еще чего-то нет, а давайте как-то попробуем за государство как-то вот помыслить так вот более государственно и гуманно, что делать?

Дмитрий Заворотный: Тут... Ой, это вопрос, который, наверное, не найдет простого ответа, к сожалению. Тут проблема... Понимаете, чтобы ее решить, ее нужно как-то идентифицировать с точки зрения всех компонент. То есть у нас есть вот, у нас, во-первых, географически очень большая страна, вот есть у нас там юг страны, где несмотря на довольно хорошие условия для развития сельского хозяйства оно все-таки недостаточно развито. Есть другие регионы, которые несмотря на некое восстановление промышленной активности остаются депрессивными. Это все требует очень такой детальной стратегии развития с учетом региональных особенностей, это то, что у нас вот на федеральном уровне как-то размывается. То есть вот тот же Центробанк, когда Набиуллина говорит о денежно-кредитной политике, она говорит о ней в целом, то есть вот в целом она как некая такая абстракция, при том что каждому региону нужна своя особенная денежно-кредитная политика, свои нюансы. И так все это и остается как бы размыто на уровне ведомств федеральных.

Константин Чуриков: Сейчас вернемся к звонку нашего зрителя из Астрахани. Я вот зашел сейчас на государственный портал trudvsem.ru, думаю, а что там в Астрахани, какой там рынок труда. Можно показать мой компьютер, да? Это официальный портал. Значит, ну вот тут водитель такси, до 40 тысяч зарплата, сборщик заказов в Астрахани... Знаете, что меня вот просто поразило до глубины души? Это, может быть, тема отдельного разговора, не сегодня. Значит, заместитель капитана морского порта, это 38 300 рублей, а курьер «Яндекс.Еда» – 85 тысяч. Ну вот...

Оксана Галькевич: В Астрахани 85 курьер?

Константин Чуриков: Это в Астрахани, да, водитель-курьер.

Оксана Галькевич: Ничего себе.

Константин Чуриков: Вот так. Ну вот такие вот перегибы, перегибы на местах, перегибы рынка.

Оксана Галькевич: Это говорит о том, что на этом рынке есть... Люди заказывают доставку товаров, Костя, понимаешь, то есть эта услуга требует, между прочим, определенных издержек, она пользуется спросом. Вот как?

Константин Чуриков: Безусловно, Оксана, но это говорит о том, как обесценивается труд, который требует реальных знаний и долгого обучения, наверное, долгой дороги к этим знаниям.

Давайте еще звонок послушаем. Леонид, Санкт-Петербурга.

Оксана Галькевич: Леонид из Санкт-Петербурга.

Константин Чуриков: Здравствуйте.

Оксана Галькевич: Здравствуйте, Леонид.

Зритель: Здравствуйте. Санкт-Петербург, Леонид.

Я просто смотрю уже вашу передачу, люблю смотреть неоднократно. Так вот мое мнение. Ну что тысяча рублей, да, хорошо, живут люди, которые, скажем, несостоятельные люди, которые получают зарплату меньше прожиточного минимума, они считаются бедными, назовем. Даже им можно...

Константин Чуриков: Ну нищими назовем, да, как жить на эти деньги, непонятно.

Зритель: Да, это уже все. А кто получает 12 100 или 13, 14, 15, они могут накопить? Конечно нет, это первое.

Второе. 8% этих, которые они получат, они что, будут получать с первого дня? Нет, после года, это два.

Третье. До 15 тысяч перевести без процентов – какая разница, если у меня нет денег, я переведу эти 10 тысяч, чтобы с меня высчитали 10 рублей? Я никак вот, ну никак абсолютно ни побогатею, ни обеднею. Вы согласны со мной?

Константин Чуриков: Мы-то да, вот Дмитрий Сергеевич... Я думаю, да?

Дмитрий Заворотный: Ну вот, собственно, видите, какая реакция у зрителей. То есть, в общем-то, все ключевые претензии, они настолько очевидны, что вам даже телезрители о них говорят.

Константин Чуриков: А почему мы, как вот в этой сказке про Буратино, мы вот пытаемся, значит, зарыть какое-то зернышко и там вот думать, что там вырастут деньги? То есть вот сама, так сказать, логика не очень понятна. Я просто думаю, что можно было бы еще сделать, вот давайте сейчас накидывать. У нас, значит, 17,6–18 миллионов, по официальным, конечно, оценкам Росстата, людей с доходами ниже МРОТ, то есть, откровенно говоря, бедных людей. Что могло бы сделать государство? Государство могло бы, ну я не знаю, ну какие-то у нас же есть, скажем так, приемы оказания такой помощи экстренной, президент говорит: «Вот мы оказываем помощь», – может быть, этим людям стоило выделить деньги и их положить, я не знаю, какую-то сумму на счет?

Оксана Галькевич: Ну вот наш эксперт только что говорил, ну например, вот эти 13% из МРОТ не вычитать, из зарплаты, а отчислять на этот самый счет.

Константин Чуриков: А.

Дмитрий Заворотный: Да, это замечательная инициатива, давно витает в воздухе, не находит отклика, к сожалению. Действительно, снижение налоговой нагрузки – это первый шаг. Далее, вот если мы говорим о каких-то социальных депозитах, опять же, как я отметил, пусть ставка там будет хотя бы 12–15%.

Оксана Галькевич: Повышенная какая-то ставка.

Дмитрий Заворотный: Повышенная, не привязанная к ключевой ставке, потому что в следующем году ключевая ставка снова снизится до 6%, до 5%, ну и какой тогда вообще в этом смысл? То есть это...

Оксана Галькевич: Вы знаете, я вот когда смотрю, как мы дороги строим, часто думаю о том, почему мы не строим, так сказать, с запасом на развитие, что будет развиваться, расти...

Константин Чуриков: А, ты про двухполоску М11, да?

Оксана Галькевич: Да. И когда я вот думаю о вот этих вот мерах по помощи бедным, я тоже думаю: а государство в принципе не может быть щедрее? Вот просто, знаете, не вот это вот по крошкам, по крошечкам...

Константин Чуриков: Ну уж говори как есть, давай.

Оксана Галькевич: Не могу, меня и так тут злой называют на портале.

Дмитрий Заворотный: Далеко ходить не надо – ковидные выплаты возьмем. То есть вот сколько их там серий уже было, даже сбился со счета. Прекрасная мера, очень помогла, чтобы доходы населения не провалились в пропасть. То есть в том году они падали в квартале, по-моему, на 8%, по этому году на 3%, но было бы еще хуже без этих выплат.

Константин Чуриков: Конечно, вы что! Сейчас полстраны нам пишут по поводу, мы спрашиваем, по поводу события года, нам полстраны пишут, что хоть что-то смогли купить благодаря деньгам от президента.

Дмитрий Заворотный: Вот, вот. Абсолютно эффективная мера, особенно сейчас, когда цены растут настолько быстро, что даже их регулировать очень проблематично. Дайте людям еще чеки, дайте им реальные выплаты, налоговые вычеты какие-то, снижение налоговой нагрузки. В конце концов, какие-то продовольственные карточки, почему нет...

Оксана Галькевич: Продовольственные карточки, о которых давно говорят, для малообеспеченных, чтобы мы знали хотя бы, что эти люди не голодают.

Дмитрий Заворотный: Их боятся...

Константин Чуриков: Сертификаты, слово «карточки», сертификаты...

Дмитрий Заворотный: Антиковидный сертификат, или как он...

Константин Чуриков: Да.

Оксана Галькевич: Главное все-таки какое-то содержание ведь.

Дмитрий Заворотный: Да, то есть меры, инструментарий, он довольно богатый, который используется в зарубежных странах, вот у нас уже...

Оксана Галькевич: Но... ?

Константин Чуриков: Знания жизни, людей не хватает?

Оксана Галькевич: Подождите, инструментарий богатый, но... ?

Дмитрий Заворотный: Но вот тут я затрудняюсь опять же, потому что все у вас есть и вы знаете уже, что работает, что не работает, то есть здесь какая-то, как я сказал уже, есть проблема вот в этом рассинхроне между ведомствами, каждое хочет что-то сделать, но не взять на себя слишком много ответственности, потому что такая комплексная программа, конечно, еще сопряжена с ответственностью.

Константин Чуриков: Это, может быть, рассинхрон с народом, нет?

Дмитрий Заворотный: Это безусловно, и между собой, и вот со всей этой нашей спецификой опять же региональной, социальной, какой угодно. Она очень богата и разнообразна, ее нужно больше учитывать, вот это проблема.

Константин Чуриков: Чуять страну.

Да, спасибо большое, Дмитрий Сергеевич. Дмитрий Заворотный, руководитель Центра экономических стратегий. Говорили мы о вкладах для бедных...

Оксана Галькевич: Вот и Мандельштама вспомнили – жить надо, чуя под собою страну.

Константин Чуриков: Да. Оксана, тебе Свердловская область пишет: «Оксана, вы не злая, вы справедливая».

Оксана Галькевич: Ну хорошо, стараюсь.

Константин Чуриков: Присоединяюсь.

Через пару минут продолжим. Говорить будем о том, как себя вести с чиновниками, о том, в какую переписку с ними, например, в городе Азове вступают, вас повеселим.

Спасибо.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать

Ваш комментарий будет опубликован после проверки модератором

Комментарии (1)
Олег Столяров
пора ставить точку. Банк России действительно "придумал" депозит, который пока вызывает следующие вопросы: где взять деньги для его наполнения; нужно ли повысить ставку депозита до уровня инфляции "для бедных"; как комбанкам разместить привлеченные ресурсы, чтобы покрыть ставку депозита? В целом горячо поддерживая и всецело одобряя инициативу Банка России, считаю, что пора перейти от слов к делу, создав в Банке России межведомственную рабочую группу, установив для нее целевые показатели по объему привлечения таких депозитов. Разумеется, увязав такие показатели с уровнем материального вознаграждения членов рабочей группы.