В части экономики мы проходим пандемию среди регионов с наименьшими потерями

В части экономики мы проходим пандемию среди регионов с наименьшими потерями | Программы | ОТР

На вопросы наших зрителей отвечает глава Нижегородской области Глеб Никитин

2020-05-28T21:35:00+03:00
В части экономики мы проходим пандемию среди регионов с наименьшими потерями
Бизнес после пандемии. Как подготовиться к пенсии. Долги за «коммуналку». Отпуск-2021
Гольфстрим стал очень медленным
Инвестпортфель на старость
Спасти и сохранить бизнес
Где и как россияне будут отдыхать в этом году
В долгах по самые ЖКУ
Бизнес закрывается: выручки нет, господдержки не хватает…
ТЕМА ДНЯ: Хочу пенсию в 100 тысяч!
ЖКХ: новые правила
Бесплатное высшее – только льготникам?
Гости
Глеб Никитин
губернатор Нижегородской области

Константин Чуриков: Ну а сейчас – «Спросите губернатора». К нам присоединяется по видеосвязи губернатор Нижегородской области Глеб Никитин. Глеб Сергеевич, здравствуйте.

Оксана Галькевич: Здравствуйте.

Глеб Никитин: Добрый день, Константин. Добрый день, Оксана.

Оксана Галькевич: Здравствуйте, Глеб Сергеевич.

Давайте, прежде чем мы начнем с вами беседу и перейдем к вопросам, в том числе и наших зрителей, начнем с небольшой справки – расскажем просто о Нижегородской области нашим зрителям.

Друзья, итак, Нижегородская область – один из крупнейших субъектов федерации в центре европейской части России, входит в состав Поволжского федерального округа. Я думаю, что все мы с вами это знаем. Традиционно это высокоразвитый промышленный регион. По итогам прошлого года экономический рост здесь составил 3%. А если сравнивать с другими субъектами федерации…

Константин Чуриков: В среднем.

Оксана Галькевич: …то там в среднем было 1,3%, да. То есть рост выше в Нижегородской области. Средняя зарплата несколько отстает от общероссийской и в марте этого года, по данным Росстата, превышала 37 тысяч рублей. Зато по уровню безработицы сейчас один из самых низких в России показатель здесь и составляет всего 0,4% населения.

Константин Чуриков: Но это пока данные за март. Мы о безработице еще поговорим.

Глеб Сергеевич, вот как так получилось, что ваш регион входит, получается, в пятерку лидеров по коронавирусу, по заболеваемости? По-моему, на четвертом месте находится область. Какие меры были приняты? И какая динамика сейчас?

Глеб Никитин: Спасибо большое. Как это получилось? Объясню.

Это на самом деле абсолютно прогнозируемая ситуация. Ну, во-первых, это связано с количеством жителей, потому что считать надо не по абсолютному количеству зараженных, а по количеству их на 100 тысяч населения или на любое количество жителей региона. Здесь мы сейчас на тринадцатом месте в стране по удельному показателю.

Что касается второго основного фактора, то это, конечно, логистическая близость к центру страну – к Москве, к столичному региону, к Московской области. Мы на самом деле миллионник, который ближе находится, чем какой бы то ни было другой, даже чем Санкт-Петербург. Что касается доступности транспортной, то количество «Стрижей», «Ласточек» и «Сапсанов», которые шли из Москвы в Нижний Новгород и из Санкт-Петербурга в Нижний Новгород, было особо высоким – выше, чем в каких-либо других городах. Отличное авиационное сообщение.

Но самое главное – это, конечно, транспортное автомобильное сообщение. Понятно, что огромное количество людей приезжало и на отдых, и с туристическими целями, особенно поначалу, в город. Если сравнивать, например, по транспортной доступности Новосибирск или какие-то любые другие сибирские города, например Красноярск, то понятно, что там такое количество людей автотранспортом заехать не могло.

Уже в конце апреля такая даже сокращенная цифра ежесуточного трафика – 15 тысяч автомобилей в сутки заезжало в город. На момент начала пандемии этот показатель был примерно в два раза выше. После введения соответствующих ограничений, конечно, трафик значительно сократился. Это позволило взять в том числе и распространение инфекции под контроль.

Оксана Галькевич: Глеб Сергеевич, скажите… Вот сейчас у нас последние дни мая. Так или иначе все ждут начала следующей недели и каких-то, может быть, мер ослабления режимов самоизоляции, карантина, «раскарантинивания», как у нас сейчас говорят. Мы знаем, как это в Москве выглядит. Сегодня приходит информация из других регионов – из Санкт-Петербурга и так далее.

Что у вас? Расскажите, что в Нижегородской области? Какие меры? В каком режиме вы будете существовать с 1 июня?

Глеб Никитин: Ну, на самом деле все зависит, естественно, от санитарно-эпидемиологических прогнозов. Мы свои прогнозы начали строить прямо со старта пандемии. И они, в принципе, оправдываются. То есть у нас был пессимистический, оптимистический прогноз и основной, базовый, под который мы подстраивали возможности медицины. Вот по этому базовому сценарию мы и идем. В соответствии с ним я называл даты: вторая декада мая, когда мы должны были выйти на так называемое плато, когда количество зараженных не растет день ото дня. Соответственно, через 14 дней такого положения происходит выравнивание количества зараженных с количеством выздоравливающих. То есть иными словами – не увеличивается нагрузка на систему здравоохранения.

Отражением этой ситуации является так называемый коэффициент распространения инфекции, который был предложен Роспотребнадзором и используется на федеральном уровне для определения возможности выхода на первый этап. Мы дождались, когда у нас этот коэффициент распространения в течение семи дней составлял менее единицы. По инструкции Роспотребнадзора достаточно, чтобы он однократно достиг единицы – и тогда можно было бы перейти к первому этапу снятия ограничений. Мы дождались этих семи дней, перестраховались.

И 18 мая 2020 года перешли к первому этапу снятия ограничений. То есть это те заведения, те организации, которые допускает открыть Роспотребнадзор на первом этапе: это продовольственные магазины определенной площади, соответствующие требованиям; это возможность совершения прогулок; это бытовые услуги, которые не предполагают наиболее активного контакта с клиентом. Вот недавно в силу дальнейшей стабилизации мы дополнительно еще приняли решение об открытии салонов с медицинской лицензией, салонов красоты и парикмахерских.

Константин Чуриков: Глеб Сергеевич, можно я вас перебью? Смотрите. Мы изучили статистику по новым случаям коронавируса в Нижегородской области. Да, действительно спад есть. Но что мы увидели после 23 мая? Стали все-таки эти случаи прибавляться по дневному приросту. Не очень сильно, но стали.

Вот сегодня вышел даже прогноз «Сбербанка», и там говорится, что если мы, в общем, все в разных регионах будем не очень осторожны, то мы можем вернуться к тому, что было. Вот что для этого делается?

Глеб Никитин: Ну, на самом деле стабилизация полная, на мой взгляд, статистически невозможна. То есть, безусловно, будут колебания. Главное, чтобы они находились в пределах доверительного интервала, что называется.

Если говорить про усредненные значения, то Роспотребнадзор берет четыре дня для формирования коэффициента распространения инфекции. Я консервативно считаю целесообразным брать 14 дней и сравнивать 14 дней последние к предыдущим. Поэтому если у меня завтра будет, допустим, даже 280 зараженных (а две недели назад было 354), то это абсолютно допустимая ситуация.

Вот если будет вспышка какая-то, не дай бог, постоянный ежедневный рост без обратного движения, то тогда это будет означать, что мы совершили какие-то преждевременные поспешные действия, которые привели к этому. Но мы действуем очень осторожно. Мы продолжаем режим самоизоляции в полном объеме.

Константин Чуриков: Между Сциллой и Харибдой, как говорил президент, да?

Глеб Никитин: Абсолютно. Мы продолжаем контролировать, в том числе и цели выхода за пределы жилого помещения через цифровые подтверждения. И пока считаем целесообразным эту историю сохранить и продолжать на какой-то период, по крайней мере до перехода к следующему этапу стабилизации. Мы очень внимательно следим с привлечением огромного количества сил и средств за соблюдением требований Роспотребнадзора теми организациями, которые работают. Это заводы, это магазины.

Да, нарушения до сих пор встречаются. Мы выписываем штрафы, проводим разъяснительные беседы. Что касается торговых сетей, организаций торговли продовольственными товарами – мы постоянно требуем и соблюдения масочного режима, и дезинфекцию поверхностей в обязательном порядке. Я думаю, что…

Оксана Галькевич: Ну, в общем, все санитарные нормы, которые требуется соблюдать, вы требуете их выполнения.

Глеб Сергеевич, я прошу прощения, очень много у нас уже пошло сообщений сейчас на наш SMS-портал, есть уже звонки. Первой давайте будет Елена, выслушаем ее. Елена, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте. Здравствуйте, уважаемый губернатор. Мне хотелось бы задать вот такой вопрос. Я человек, который соблюдает самоизоляцию, который надевает обязательно маску, перчатки. Я очень много раз наблюдала на улице, например, как мамочки идут с колясками без масок и без перчаток, мужчин, которые распивают спиртные напитки. Почему в это время не было сотрудников полиции?

Я к тому, что, может быть, поэтому у нас число нижегородцев, у которых диагностировали эту инфекцию, в принципе, оно где-то на уровне 200–230 человек, но оно не снижается. Вот если посмотреть по Москве, например, то там где-то 6 тысяч, а сейчас уже 2 тысячи. Мне приятно это видеть…

Константин Чуриков: Елена, вы поверьте, в Москве достаточно и мамочек с детьми без масок и без перчаток, и мужчин, которые пьют пиво, без масок и без перчаток тоже.

Вот вопрос: можно ли приставить к каждому потенциальному нарушителю по сотруднику органов?

Глеб Никитин: Позвольте ответить. Елена, во-первых, я хотел бы вас поблагодарить совершенно искренне за то, что вы все эти требования соблюдаете и осознанно себя ведет. На самом деле благодаря вам и таким людям, как вы, нам удалось сдержать распространение инфекции в значительной степени. У нас было бы гораздо больше зараженных, чем мы имеем сегодня.

На самом деле вы сравниваете с другими городами нас в контексте, возможно, недостаточных мер самоизоляции. У нас была самая высокая самоизоляция в период всей пандемии. Каждый день мы смотрели по индексу «Яндекса», по собственным индексам, которые измеряли. Самая высокая, кроме Москвы. Действительно, в Москве, так как там было большее количество ограничений по работающим организациям, индекс самоизоляции был несколько повыше. Хотя, например, в вечернее время мы сравнивались практически всегда. И даже сейчас, когда по всей стране индекс самоизоляции падает, у нас он все равно выше, чем в других городах.

Что касается причин того, что в Москве сейчас идет снижение более быстрыми темпами, чем у нас. Вы должны вспомнить ситуацию месячной давности, когда в Москве, наоборот, был взрывной рост. У нас этот рост был гораздо ниже. Например, Москва сейчас гораздо выше находится, чем Нижний Новгород и чем Нижегородская область, по количеству зараженных на 100 тысяч населения. Москва просто находится впереди нас по времени распространения и, естественно, борьбы с инфекцией. Причем мы тоже находимся впереди остальных уральских и сибирских регионов.

Мы отстаем от Москвы, я считаю, где-то примерно на неделю-полторы. Поэтому при полном соблюдении тех же требований по самоизоляции, как в Москве, мы через полторы недели получили бы примерно те же темпы снижения, как там. Я думаю, что…

Константин Чуриков: Глеб Сергеевич, зрительница спрашивала еще про правоохранительные органы. Почему не следят полицейские?

Глеб Никитин: На самом деле это та же самая Сцилла и Харибда. У меня переписка, огромное количество вопросов граждан и в соцсетях, и в соответствующих других средствах коммуникации, наоборот, направленных против этих всех мер контроля: «Зачем вы штрафуете людей? Людям и так тяжело, у них и так финансовое положение тяжелое. Зачем вы выписываете эти штрафы, не даете выходить на улицу?»

На самом деле у нас очень большое количество сотрудников полиции и органов власти региональных, которые уполномочены составлять протоколы, находятся, скажем так, в поле, в том числе выписывают штрафы, но в основном проводят, конечно, разъяснительные беседы. Мы не можем все равно покрыть, во-первых, всю территорию, а во-вторых, за всеми мамочками с колясками, что называется, поставить полицейского.

Действительно, во многом все равно приходится рассчитывать на сознательность. Но выборочный контроль всегда присутствует. И количество протоколов… уже несколько тысяч протоколов составлено и выписаны соответствующие штрафы. Поэтому работа ведется очень активно.

Оксана Галькевич: Глеб Сергеевич, вот это, кстати, мне кажется, правильная такая позиция. Наверное, только к злостным нарушителям нужно особо строго как-то подходить. А в первую очередь – беседы. Потому что, действительно, вы правы, сейчас у людей сложная финансовая ситуация, у многих.

Я предлагаю сейчас небольшой сюжет посмотреть о том, как, в общем, собственно регион выходит из этого состояния самоизоляции, снимает эти меры…

Константин Чуриков: …антипандемические.

Оксана Галькевич: …да, антипандемические. Начали работать, например, салоны красоты, непродовольственные магазины. Вот как они начали работать? Какие требования нужно им выполнять? Сейчас давайте посмотрим сюжет.

СЮЖЕТ

Константин Чуриков: Ну, это мы говорили о тех, кто, в общем, начал работать, у кого есть такая возможность.

Глеб Сергеевич, хочу спросить вас по поводу безработицы. Вот в той справке, которую мы показывали, указаны мартовские данные – это 0,4%. Ну, с марта много воды утекло. У нас были официальные данные по России: в апреле у нас на 800 тысяч выросла. Какая свежая статистика по Нижегородской области?

Глеб Никитин: Да, спасибо. На самом деле самый основной фактор сейчас изменения этих цифр – это, конечно, те решения, которые были приняты, по поддержке безработных граждан. Это решения, во-первых, принятые президентом на федеральном уровне – доведение пособия по безработице до минимального размера оплаты труда. Но они касались только тех лиц, тех граждан, которые потеряли работу в связи с пандемией.

Тем же, кто никогда не работал, но мы понимаем, что они могли относиться к незарегистрированным самозанятым, имели доход и потеряли этот доход, мы приняли решение на региональном уровне – также установить им доплату до прожиточного минимума таким неработающим гражданам. Но они должны были, естественно, тоже встать на учет в службе занятости. Естественно, что это привело к потоку людей, которые хотели встать на учет.

Вот те цифры, о которых вы говорили – 0,4% – это официально зарегистрированные безработные. Сейчас у нас они выросли до 1,8% от всех потенциально работающих граждан. То есть это рост, соответственно, – во сколько? – в 4,5 раза.

Константин Чуриков: Ну да, почти в 5 раз.

Глеб Никитин: Я думаю, что практически такая же тенденция и по всей стране будет. Единственное, что у нас она может быть сильнее в силу того, что мы приняли эту региональную меру. То есть в других регионах человеку не было смысла до принятия новых решений президентом, вчерашних, когда дополнительно был увеличен минимальный размер пособия по безработице, который составляет 1,5 тысячи рублей, а сейчас он увеличен по решению президента. До вчерашнего дня в других регионах не было смысла людям, которые не работали несколько лет до пандемии, идти и вставать на учет.

У нас такой смысл был, потому что мы хотели поддержать всех. У нас есть специальная матрица, я ее специально составлял. То есть это и многодетные, и малоимущие, и самозанятые (как зарегистрированные до пандемии, так и не зарегистрированные), лица, которые потенциально могли потерять работу. Вот мы по всем по ним хоть какие-то решения, но обязательно приняли. Естественно, по этим безработным тоже.

Поэтому вот этот рост в 4,5 раза – это рост учитываемых безработных, то есть которые встали на учет. Реально безработица, конечно, выросла не настолько. Реальные цифры, как мы закончим пандемию в этом контексте, в части сохранения занятости, конечно, мы поймем позже. Я думаю, что уже к осени можно будет делать выводы. Конечно, рост будет. Я имею в виду – рост реальных цифр.

Оцениваемая безработица до пандемии (не зарегистрированная, а общая оцениваемая) составляла где-то около 4%. Она была одной из самых низких в стране. Вообще, в принципе, по уровню безработицы мы всегда были на первых местах – именно с точки зрения ее низкого уровня. То есть у нас она была одной из самых маленьких.

Я думаю, что мы все-таки марку будем сохранять и держать. Тем более что по оценкам и Минэкономразвития России, по оценкам и Минфина России мы проходим пока в части экономики пандемию с наименьшими потерями, то есть среди регионов, которые проходят с наименьшими потерями. Между этими Сциллой и Харибдой проходим наиболее эффективно.

Оксана Галькевич: Я так понимаю, что количество рабочих мест напрямую связано с профилем вашего региона: высокоразвитый промышленный регион, как мы сказали в самом начале.

Глеб Сергеевич, очень много вопросов на SMS-портале. Вы знаете, мы показали сюжет, где работают салоны красоты, в частности. И люди спрашивают: «Салоны красоты – это прекрасно. А когда, например, начнут работать поликлиники? Как инвалидам получать положенные лекарства, если врачи на карантине?» И таких вопросов много. Это только одно из сообщений такого характера.

Вот что можно сказать по этому поводу нашим зрителям?

Глеб Никитин: Во-первых, абсолютно никакие неотложные и экстренные виды медицинской помощи не приостанавливались, естественно. Операции – и острые, и неотложные – они проводились. Точно так же оказывалась любая помощь опять-таки по острым случаям, по так называемым ургентным, в любых организациях здравоохранения. Но, конечно, это не касалось плановой помощи. Плановая помощь была приостановлена в связи с перепрофилированием соответствующих медицинских учреждений под работу с коронавирусной инфекцией.

Сейчас мы приняли решение о том, что как минимум стоматологии (по ним очень большое количество вопросов, и они действительно во многом схожи по уровню контакта с салонами красоты) мы в ближайшие дни откроем для планового приема. Также со следующей недели определим специальный новый протокол Министерства здравоохранения по открытию амбулаторной помощи в поликлиниках – тоже на определенных условиях и основаниях, тоже привязываясь к этим этапам (первый, второй, третий), уже начнем оказывать и плановую помощь.

Все, что касается обязательных элементов лекарственного обеспечения, в том числе по предоставлению обязательных препаратов людям, которые без них жить не могут, – это все должно было продолжаться. Если где-то какие-то сбои, не дай бог, были, то мы с ними в рабочем порядке разбираемся. Какие-то жалобы в Instagram постоянно разбираю. Где-то какие-то сбои могут происходить, но в общем и целом все работает.

Оксана Галькевич: По стоматологиям действительно очень много сообщений. Вот одно из них зачитаю: «Когда откроют стоматологии? Нет сил уже ждать!»

У нас есть звонок?

Константин Чуриков: Нет сил уже ждать у Евгении из Нижнего Новгорода. Ждет уже 10 минут, между прочим. Евгения, здравствуйте. Спасибо за ожидание. Пожалуйста, ваш вопрос.

Зритель: Здравствуйте.

Оксана Галькевич: Здравствуйте.

Зритель: Хочу обратить к уважаемому Глебу Сергеевичу. Мы с супругом являемся владельцами самого большого в Нижнем Новгороде парка развлечений. Мы находимся в четырех торговых центрах. Общая арендная площадь – порядка 4 гектаров. Нас закрыли вместе с фитнес-центрами одними из самых первых. И до сих пор… Я внимательно изучила план по временному выходу из изоляции, все три этапа, и не нашла там какой-то информации, касающейся именно наших крытых парков развлечений.

Хотела бы спросить Глеба Сергеевича: как вообще он видит наше открытие? Потому что, мягко сказать, мы в панике, не знаем вообще, как нам быть, когда нас откроют.

Константин Чуриков: Евгения, а вы входите в список пострадавших отраслей?

Зритель: Да, мы входим. Но нам на самом деле сейчас это не сильно помогает, потому что налоги мы платим с доходов, которые у нас сейчас нулевые. Торговые центры, скажем так, идут нам навстречу, но скидка по аренде – 50% максимум. Это все, что предлагают нам.

Константин Чуриков: Вопрос понятен, спасибо.

Глеб Никитин: Я тоже говорил всегда о том, что, конечно, снижение налогов в этот период – это не решение проблемы пострадавших предприятий, потому что доходов нет – нет и налогов. Поэтому те решения, которые президент принял в части освобождения за второй квартал от налогов, а также решения, связанные с предоставлением кредитов, которые впоследствии, по сути, могут быть списаны в случае сохранения занятости на уровне 90% и так далее, – они, безусловно, вам помогут, Евгения. И зарплатные кредиты, которые также предоставляются под ноль процентные, льготные, они также могут быть большим подспорьем. Я сейчас говорю про федеральные меры.

У нас есть и региональные меры, о которых вы тоже знаете и на которые вы тоже можете претендовать. Это и расходы на коммунальные платежи. Хотя, естественно, они в случае отсутствия функционирования снижены, но все-таки. И оплата труда работников ваших в случае соблюдения соответствующих требований, мы выплачиваем дополнительно собственную субсидию.

Есть федеральная субсидия, связанная с сохранением занятости, помимо того, что я уже сказал, – это 12 300 на человека. А есть еще региональная дополнительная, которая в зависимости от системы налогообложения может доходить до 15–17 тысяч рублей на человека. То есть это очень хорошее подспорье. И надо всем этим пользоваться в обязательном порядке.

Что касается основного вашего вопроса – по поводу открытия. Я очень хотел ввести такие же послабления для более ускоренного перехода на первый этап для ресторанов, например, но консультации, в том числе и с центральным федеральным Роспотребнадзором, пока не увенчались успехом. Рестораны откроются только на третьем этапе.

Естественно, что ваша деятельность еще более опасна с эпидемиологической точки зрения, к сожалению великому, чем рестораны. То есть это из разряда таких организаций, как театры, как массовые мероприятия. Раньше третьего этапа об этом говорить не приходится точно, к сожалению.

Оксана Галькевич: Глеб Сергеевич, я прошу прощения. Вот смотрите, еще очень много вопросов по передвижению внутри региона и транзитом через регион – не для промышленного транспорта, не для дальнобоев, а для простых людей. Люди спрашивают: «Когда можно будет выехать в область? У нас огород в деревне зарастает». «Можно ли проехать через Нижегородскую область из одного региона в другой?»

Вот такого рода вопросы. Что скажете?

Глеб Никитин: Спасибо большое, что дали возможность об этом говорить, потому что действительно много странных вопросов.

Никаких проблем с выездом из Нижнего Новгорода в область нет, кроме так называемых карантинных населенных пунктов, которых осталось только четыре у нас. У нас их было гораздо больше, а сейчас четыре. Мы сняли карантина в других четырех. Ну, там, где карантин, там действительно выезд затруднен.

Из Нижнего Новгорода на дачный участок – пожалуйста. Есть специальная опция в системе, на портале «Карта жителя Нижегородской области», где можно оформить QR-код даже для этой цели – перемещение на свой приусадебный участок. Поэтому внутри региона спокойно можно передвигаться, то есть в те организации, которые продолжают свое функционирование, в магазины, но при соблюдении определенных условий, которые отражены тоже в этой «Карте жителя Нижегородской области». Пожалуйста.

Что касается других регионов, то, действительно, сейчас во многих регионах страны, и у нас в частности, введен специальный режим для въезжающих. Если вы прописаны в Нижегородской области, то вы можете соблюдать самоизоляцию на дому. Если вы гость Нижегородской области, то вы должны пройти самоизоляцию в течение 14 дней в режиме обсерватора, который мы предлагаем, у нас есть перечень обсерваторов.

Это не распространяется на людей, которые приезжают в командировку. Очень часто путают люди и говорят: «Ну как же? Нам нужно, чтобы приехали к нам командировочные и работали, иначе у нас разрушаются хозяйственные связи». Можно оформить на приглашенных командировочные пропуска. На них режим самоизоляции распространяться не будет, потому что тот работодатель нижегородский, который их приглашает, он несет ответственность за этих людей, за обеспечение ими режима безопасности, соблюдение требований Роспотребнадзора и так далее. Поэтому здесь именно для командировочных проблем нет.

Для целей отдыха, да, сейчас режим этот ограничен. Естественно, что не от хорошей жизни. Это комфорта не добавляет людям. Но мы сейчас его снять не можем.

Вот мы начинали сегодня диалог с того, что количество зараженных у нас остается еще весьма значительным. И нам очень не хочется повторять опыт некоторых других коллег, которые вынуждены были, сняв ограничения, ввести их вновь. Наша позиция всегда была основана на точном прогнозировании, математическом и статистическом, и последовательных действиях. То есть мы сначала последовательно ужесточали, а сейчас хотим последовательно, аккуратно, постепенно снимать. Мы не хотим дергаться. Поэтому некоторые требования и ограничения мы будем держать действительно достаточно долго, чтобы другие не пришлось обратно вводить. Понимаете?

Оксана Галькевич: Да. Без резких движений, что называется.

Константин Чуриков: Глеб Сергеевич, у нас, к сожалению, тоже свои ограничения – ограничения по времени. Вот если коротко, то… Сложные вопросы любите? У нас есть сложный вопрос из Брянской области. Вся страна сейчас смотрит.

Глеб Никитин: Вы меня спрашиваете?

Константин Чуриков: Да, я вас спрашиваю: любите сложные вопросы?

Глеб Никитин: Люблю.

Константин Чуриков: Вот! Брянская область спрашивает: «Спросите губернатора, что он и его команда сделали для простого человека?»

Глеб Никитин: На самом деле все, что мы делаем, вся наша работа, и не только в режиме пандемии, – это забота о простом человеке. Я только на это и нацелен. И вся моя команда тоже на это нацелена.

Константин Чуриков: Спасибо.

Оксана Галькевич: Глеб Сергеевич, спасибо вам большое. Вот вы сказали, что активно работаете в социальных сетях с жалобами, с вопросами, которые там пишут люди. Я думаю, что те вопросы, которые мы получили за время нашего прямо эфира, мы тоже соберем и передадим вашим помощникам. Поработайте, пожалуйста, с ним тоже. Они самые разные: и про карантин, и про посадку деревьев, и про метро, и про воду чистую…

Константин Чуриков: И про бани.

Оксана Галькевич: И про бани было очень много вопросов.

Константин Чуриков: Спасибо. Удачи!

Оксана Галькевич: Да, спасибо вам большое.

Глеб Никитин: Я практически уверен, что меня ничем не удивить, но мы обязательно все вопросы посмотрим и на все ответим. Спасибо.

Константин Чуриков: Договорились! Спасибо.

Оксана Галькевич: Спасибо.

Константин Чуриков: Глеб Никитин, губернатор Нижегородской области в прямом эфире ОТР.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)
На вопросы наших зрителей отвечает глава Нижегородской области Глеб Никитин