В чём мы ходим сегодня и какой будет «постковидная» мода?

В чём мы ходим сегодня и какой будет «постковидная» мода? | Программы | ОТР

Как реанимировать гардероб, чтобы вещи смотрелись как новые

2021-01-21T22:12:00+03:00
В чём мы ходим сегодня и какой будет «постковидная» мода?
На МКС пора ставить крест? Деньги на свалку. Маньяк выходит на свободу. Страна под снегом. Как победить бедность
Сергей Лесков: Любой памятник - это некая точка единения нации. Если памятник служит возникновению напряжения в обществе, ему нет места на площади
Что такое бедность и как с ней бороться?
27 февраля - Всемирный день НКО
МКС переработала свой ресурс
Дорогая передача: Нам мешают парковки!
Свободен и особо опасен
ТЕМА ЧАСА: Страна под снегом
Чёрные дыры МКС
Новый техосмотр отложили
Гости
Михаил Уржумцев
генеральный директор компании Melon Fashion Group
Анна Лебсак-Клейманс
гендиректор Fashion Consulting Group, кандидат социологических наук, профессор НИУ ВШЭ

Тамара Шорникова: Много говорим о наших тратах сегодня, но, возможно, есть и хорошие новости, да? Возможно, скоро сможем сэкономить – в мире растет популярность виртуальной одежды, это экологично и выгодно. В общем, в чем суть? Многие сейчас ведут соцсети, на этом, в общем-то, зарабатывают...

Иван Князев: То есть это не голыми ходить, нет?

Тамара Шорникова: Послушай. Вот смотри, для фотосессий необязательно будет покупать новые вещи, вы сможете заказать их графическому дизайнеру, и вам, говоря прямо очень упрощая, пририсуют одежду.

Иван Князев: Даже от Armani?

Тамара Шорникова: Да какой хочешь костюм тебе там пририсуют.

Иван Князев: От Gucci?

Тамара Шорникова: Да. Примерно вот так это будет выглядеть, оп!

Иван Князев: Вот это моя шляпа, да, черненькая?

Тамара Шорникова: Слушай, а красиво!

Иван Князев: Да, да, неплохо, неплохо получается, я похож на гангстера. Можно сфотографироваться.

Тамара Шорникова: Ой, подожди-подожди, я сейчас немножко съехала... Нужно приноровиться, чтобы носить такую цифровую одежду, потому что может быть нюанс...

Иван Князев: Можно голым остаться в прямом эфире.

Тамара Шорникова: «Король-то голый», да.

Иван Князев: Конечно.

Тамара Шорникова: Ладно, если серьезно, разоблачаемся. На реальную одежду денег не хватает, говорят различные опросы, цифры, статистика. Мы стали реже покупать обновки. Продажи одежды упали на 25% в 2020-м, продавцы платьев, костюмов, пальто и других модных товаров недополучили почти 0,5 триллиона рублей выручки.

Иван Князев: Уважаемые друзья, когда вы в последний раз покупали одежду и обувь? Что покупали? На чем из одежды сейчас экономите (если экономите, конечно)? Пишите, звоните нам в прямой эфир.

Тамара Шорникова: Вот уже SMS из Удмуртии от телезрителя: «В ноябре трусы за 63 рубля и стельки в ботинки за 15 рублей».

Иван Князев: Ну а вот из Челябинской области: «Покупаю обувь, сумки покупаю, сезонную одежду и просто для души, балую себя. Но на распродажах и подешевле», – вот это важное уточнение.

Тамара Шорникова: Да. Поговорим сейчас, собственно, с тем, кто продает эту одежду для нас.

Иван Князев: Да.

Тамара Шорникова: Делает нас красивыми. Михаил Уржумцев, генеральный директор компании Melon Fashion Group. Здравствуйте.

Иван Князев: Здравствуйте, Михаил Михайлович.

Михаил Уржумцев: Здравствуйте, здравствуйте, всем добрый вечер, всем зрителям.

Тамара Шорникова: Скажите, что вы видите по своим магазинам? Стали ли действительно к вам реже захаживать? Как вообще изменилось поведение покупателей?

Михаил Уржумцев: Ну, я могу сказать, что прошлый год в целом, если был он такой очень непредсказуемый, турбулентный, там разные были периоды в прошлом году, конечно, локдаун, месяцы локдауна были нулевыми по посещению наших магазинов. А потом в принципе все было достаточно неплохо. То есть мы все в апреле – мае ожидали, конечно, апокалипсиса, все расчеты предсказывали достаточно печальные результаты, но эффект отложенного спроса...

Иван Князев: ...все-таки сработал?

Михаил Уржумцев: Сработал, да, сработал.

Иван Князев: Ну а так тем не менее, как пишут эксперты (простите, что перебиваю), просто в прошлом году количество магазинов, например, женской одежды сократилось на 2% в городах-миллионниках, то есть позакрывались.

Тамара Шорникова: Какой сегмент у вас просел больше всего? Какая одежда, какой коснулось?

Михаил Уржумцев: Я немножко не в тренде, наверное, потому что вот мы 3 дня уже обсуждаем со всеми средствами массовой информации эту информацию от Fashion Consulting Group о 25%-м сокращении... фэшн-рынка. Мы на себе это не особо заметили, поэтому мне здесь, наверное, будет сложно лить воды на эту мельницу. Но, как обычно, в сложные времена всегда просаживается одежда среднего плюс сегмента, просаживается нарядная одежда, поскольку настроение не очень выходное. То предложение, которое очень доступно по цене, носится в любое время года, и в хорошие, и в плохие времена, оно в принципе в нашем ассортименте есть, оно не упало, а даже выросло, я могу сказать, в прошлом году.

Тамара Шорникова: Вот так. Спасибо.

Иван Князев: Спасибо вам.

«Как давно вы покупали себе одежду?» – спросили корреспонденты жителей Уфы, Чебоксар и в поселке Волоконовка Белгородской области.

ОПРОС

Иван Князев: Ну вот еще что пишут нам наши телезрители. Из Ростовской области: «В декабре куртку, майку и обувь себе купил. Стараюсь по мере необходимости приобретать». Из Ленинградской области: «У меня пенсия 8 тысяч, и я 8 лет себе ничего не покупаю». Из Брянской области: «Тапочки покупал за 86 рублей». Из Краснодарского края: «На рынке одно барахло из Китая, синтетика, поэтому ничего не покупаю».

Тамара Шорникова: Да. «Теплую джинсовую куртку ношу 22 года, демисезонную 24 года, – ого, какая качественная, да? – Джинсы 2 года синие и 11 лет голубые».

Иван Князев: Давайте узнаем у Романа из Московской области, что он покупал себе в последнее время и покупал ли. Роман, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте, добрый вечер.

Тамара Шорникова: Ну расскажите нам об обновках.

Зритель: Ну, обновки покупать особо не получается, только по мере того, как что-нибудь порвется. Ну так есть там одна, допустим, одежда выходная, парадная и все.

Иван Князев: Ага.

Зритель: А так рабочая только и вот одна парадная.

Тамара Шорникова: Не нравится ходить по магазинам или денег не хватает?

Зритель: С такими зарплатами особо не походишь.

Потом, это самое, на детей вообще беспредел, стоит обувь чуть ли не 1,5–2 тысячи, дороже, чем на взрослого. То есть если себе покупаешь за тысячу рублей, ребенку уже полторы-две. С такими ценами просто особо не походишь.

Тамара Шорникова: Да, это дорого, точно.

Иван Князев: В общем, донашиваете, донашиваете то, что есть. Да, спасибо.

Тамара Шорникова: Да. Слушаем специалиста – Анна Лебсак-Клейманс, гендиректор Fashion Consulting Group, кандидат социологических наук, профессор Высшей школы экономики. Здравствуйте.

Иван Князев: Здравствуйте, Анна.

Анна Лебсак-Клейманс: Тамара, Иван, здравствуйте.

Тамара Шорникова: Анна, ну вот тут до вас эксперт говорил, продающий одежду, что все хорошо, никакие продажи не упали, прямо живем, радуемся, даже спрос вырос. Вы когда составляли эту статистику, на что ориентировались? Откуда у вас такие цифры?

Анна Лебсак-Клейманс: Цифры в целом даются предварительно экспертно. Окончательные цифры можно будет посчитать, когда будет полная информация, отчеты от компаний, отчеты от фискальных органов, таможенной службы и так далее. На данный момент готовы только отчеты крупных компаний, которые пострадали действительно в наименьшей степени, потому что самые крупные компании вошли в реестр системообразующих предприятий и действительно получили серьезную государственную поддержку.

Пострадал прежде всего средний и малый бизнес, то есть компании, которыми владеют... Это небольшие предприятия с частыми владельцами, региональные предприятия, вот на них и пришелся основной удар. И клиентами таких магазинов, таких брендов являются люди, на которых тоже пришел основной удар, потребность, необходимость, вынужденная ситуация экономить деньги.

Тамара Шорникова: Просто как раз по торговым центрам прогуливаясь периодически, пустые блоки, павильоны видим, где раньше были те или иные продавцы одежды.

Анна Лебсак-Клейманс: Вы знаете, до сих пор огромное количество одежды продается не только в торговых центрах, но и на рынках и в небольших магазинчиках. На самом деле на сегодняшний день топ-лидеры – это всего лишь 25% нашего рынка. У нас огромная часть рынка, как я уже сказала, рынка одежды, обуви, аксессуаров – это небольшие компании, которые как бы для покупателя или для большой статистики сначала незаметны, и вот как раз, как я и сказала, они оказались в самом-самом тяжелом положении. Люкс как раз пострадал, люкс, премиальный сегмент, в наименьшей степени. Люди не покупают себе зарубежные поездки, они экономят на путешествиях и расслабляются, покупая какие-то подарки себе, чтобы вот себя порадовать.

Иван Князев: Ну понятно. Анна, расскажите...

Анна Лебсак-Клейманс: Тяжелее всего ситуация...

Иван Князев: Я просто хотел понять, как рынок перестраивался к этим условиям, что изменилось. Потому что некоторые магазины, например, очень хорошо себя чувствовали, когда на онлайн-продажи перешли. Вот вы что отметили?

Анна Лебсак-Клейманс: Да. Весной, когда произошел локдаун, то есть закрыты были, возникли новые правила и ограничения в социализации, в посещении общественных мест, и просто мы имели 1,5–2, в некоторых регионах и 3 месяца закрытых магазинов, все вынуждены были перейти на онлайн-продажи, и они стали резко расти. Но это не значит, что они полностью компенсировали простой в магазинах.

В принципе онлайн-магазин, один онлайн-магазин дает оборот в среднем 1–2 физических магазинов, и если закрыта сеть из 20 магазинов, то она компенсирует продажи только двух магазинов. Хотя, безусловно, в этот период продажи в онлайн выросли очень сильно, в онлайн обратилось на 15 миллионов человек больше тех, кто совершили покупку впервые, и, как бы освоив эту технологию, люди, скорее всего, и продолжат эти покупки онлайн. Потому что, действительно, продажи онлайн – это 24 часа, в любое удобное время, у покупок онлайн есть свои преимущества.

Тамара Шорникова: Давайте поговорим с телезрителем, звонок есть из Владимирской области, Любовь. Здравствуйте.

Иван Князев: Здравствуйте, Любовь.

Зритель: Здравствуйте.

Тамара Шорникова: Да, слушаем вас, Любовь.

Зритель: Здравствуйте.

Ну я вот вам хочу сказать. Вот мне 63 года, да, я не работаю, пенсионер. Муж у меня, слава богу, еще работает, и поэтому как-то вот недостатка в деньгах мы, конечно, особого не чувствуем и поэтому покупаем себе вещи те, которые мы хотим.

Иван Князев: Ага.

Зритель: Вот, например, ... я себе купила, пошла, нужны были сапожки, за 7,5 тысяч себе сапожки купила. Сейчас вот пошла по рынку, прошла, посмотрела футболочки, взяла за 1 800, потому что мы как-то любим ездить отдыхать куда-то за границу, сейчас, конечно, границы..., но в основном в отпуск едем за границу куда-то отдыхать.

Тамара Шорникова: Любовь...

Зритель: Сейчас мне надо, например, хороший спортивный костюм, сейчас вот мы собрались съездить в отпуск в Кисловодск полечиться. Люблю детям что-нибудь покупать, особенно на распродажах, например турецкие какие-нибудь костюмчики тысячи за 3–4, чтобы вот были дети хорошо одеты. И поэтому вот...

Тамара Шорникова: Любовь, извините, что перебиваю, видно, что вы просто профессиональный покупатель, хочется спросить. Вот та самая футболочка за тысячу и так далее – это обычные цены? Они вот, по вашим ощущениям, упали, поднялись? Распродажи сейчас чаще проводят или же... ?

Зритель: Нет, я не вижу, что это по распродаже, потому что сейчас, как говорится, продавцы тоже сидят все мели...

Тамара Шорникова: Так.

Зритель: ...и им не надо продавать это все по распродаже. Футболочка там из натурального хлопка. Причем мы купили за 200 рублей две футболки по ценопаду где-то в магазине, я лучше куплю одну и хорошую.

Тамара Шорникова: Хорошую.

Зритель: Буду в ней ходить 5 лет.

Тамара Шорникова: Понятно, спасибо, Любовь.

Анна, вот у меня как раз вопрос: а чего нам ждать в этом году? Ждать ли нам больших распродаж, понижения цен, чтобы как-то вот мы активнее ходили в магазины, или ждать еще большего закрытия магазинов?

Анна Лебсак-Клейманс: Ну, в принципе вы в целом описали то, чего...

Тамара Шорникова: Нет, это разные сценарии.

Анна Лебсак-Клейманс: Ну, один не противоречит другому. На самом деле больших распродаж стоит ждать, но их не будет, ждать их стоит. Останутся, естественно, и аутлеты, и магазины распродаж, но уже то, что произошло у нас с весны на осень, большое количество коллекций, которые не были проданы в весну, а в весну компании потеряли, недопродали до 50–60% коллекций, они их допродавали как раз на распродажах в осенний сезон, перекинув теплую одежду весеннюю на осенний сезон.

Сейчас этих запасов нет, и приходят новые коллекции, на которые уже были совершены закупки и потрачены деньги новые, и, собственно, эти коллекции войдут в магазины с регулярными ценами. То есть такого тотального падения цен не ожидается. Есть другой момент, что в связи с тем, что владельцы брендов, владельцы магазинов понимают, что на сегодняшний день люди вынуждены экономить, они закупают и предлагают в продажу сам ассортимент товара более универсальный.

Тамара Шорникова: Ага.

Иван Князев: Ага.

Анна Лебсак-Клейманс: То есть вещи, которые больше используются, но имеют нейтральные цвета, больше сочетаются с другими вещами, то есть они не столько остромодны, сколько более практичны.

Тамара Шорникова: Такое и в пир, и в мир, как говорится.

Анна Лебсак-Клейманс: Да.

Иван Князев: Анна, Анна, смотрите, вот что пишут нам наши телезрители. Из Ростовской области: «Покупаю в секонд-хенд, дешево там». «За последние 7 лет купила себе дешевые зимние сапоги, осенние ботинки, ношу зимнее пальто 15-й сезон, – это из Краснодарского края. – Вчера купила куртку и свитерок со скидкой 50%». Из Рязанской области: «Вместо сапог летние кроссовки, сама себе вяжу».

Просто хочется понять, какой у нас будет постковидная мода. Вот вы сейчас сказали, что будут какие-то универсальные цвета, а какая будет сама одежда? – дешевая и низкого качества?

Анна Лебсак-Клейманс: Ну, во-первых, нужно сказать, что у нас есть, скажем так, три типа психологических, это не связано с COVID, не связано с доходом, самое главное. Есть три типа людей, как люди относятся к кризису. Один такой, так скажем, позитивные люди, которые всегда настроены оптимистично, они стараются как можно дольше свои привычки не менять, их около трети. Потом самая большая группа называется «экономь, сберегай и накапливай». И третья группа – это такие люди, которые тяжелее всего переживают, вот они на моду вообще не тратят, то есть они покупают в таких ситуациях одежду только тогда, когда она полностью изнашивается. Соответственно, на эти все три группы будет немножко разные предложения.

Иван Князев: Ага.

Анна Лебсак-Клейманс: Если говорить про нашу основную разумную группу «экономь и накапливай», которую мы назовем так, то это наиболее рациональные и разумные люди, которые покупают, как я уже сказала, такую более универсальную одежду классического стиля, которая всегда уместна. То есть есть определенные стили в одежде, которые не проходят со временем, они не связаны с сиюминутными капризами моды.

И второй очень важный тренд, который сейчас распространен не только среди молодежи, уже и взрослые люди тоже к нему обращаются, – это тренд спортивизации одежды, когда элементы той одежды, которая раньше считалась спортивной, вводятся в повседневный гардероб. Люди используют худи с капюшонами, свитшоты, даже тренировочные штаны или, скажем так, трикотажные брюки...

Иван Князев: Да, Анна, мы так даже на работу с Тамарой приходим, мы потом на эфир только переодеваемся.

Тамара Шорникова: Ты знаешь, мне кажется, сейчас зрители начнут выключать телевизор, скажут: «Так, перешли на какой-то другой язык, я его не понимаю», – худи, свитшоты, да?

Иван Князев: Давайте узнаем, к какой все-таки группе покупателей относится Лилия из Татарстана. Лилия, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте. Мне 82 года, я работала всю жизнь в ателье.

Тамара Шорникова: Так.

Зритель: У меня специальность «закройщик-универсал».

Иван Князев: Так.

Зритель: Я покупаю только обувь. Я вот до 82 лет никогда одежду не покупала.

Иван Князев: То есть вы...

Тамара Шорникова: …обшиваете сами себя?

Иван Князев: Сами себя обшиваете и всю семью, а современную моду не любите?

Зритель: Я сама себя обшиваю, да.

Иван Князев: Вот так вот.

Тамара Шорникова: Понятно. Лилия, спасибо.

Вот, кстати, вопрос: Анна, а вот что касается ателье и таких вот пошивочных, у них клиентов прибавилось? Люди перекраивают, может быть, что-то или... ?

Анна Лебсак-Клейманс: Очень хороший вопрос. Действительно, особенность пандемии заключается в двух очень положительных... Все плохо, но есть два положительных фактора.

Тамара Шорникова: Так.

Анна Лебсак-Клейманс: Во-первых, россияне стали любить российскую моду.

Тамара Шорникова: Класс.

Анна Лебсак-Клейманс: Стали любить российские марки, российских производителей...

Иван Князев: Я не понимаю, это хорошо или плохо.

Анна Лебсак-Клейманс: ...и на самом деле гордиться тем, что у нас стали обращать внимание не столько на зарубежное, а, наоборот, на российское, потому что оно и по ценам, и по качеству очень часто действительно лучше, чем то, что было...

Иван Князев: Ага.

Тамара Шорникова: Российская мода...

Иван Князев: ...какая-то особенная?

Тамара Шорникова: ...это российский производитель, мы же сейчас правильно говорим?

Анна Лебсак-Клейманс: Российская мода – это торговые марки, которые продаются...

Тамара Шорникова: А не ушанка?

Анна Лебсак-Клейманс: ...для российских граждан. Нет, российская мода – это не какой-то особый стиль. Сейчас мы живем в общем мире, все мы в интернете, в телевидении, то есть мы носим такую же одежду, как ее носят в Европе, и в Латинской Америке, и где угодно. Это одежда, которую русские люди создают, ну или наши, местные люди создают для своих же сограждан, вот что такое российская мода.

Иван Князев: Понятно.

Тамара Шорникова: Тридцать секунд. И еще один тренд, вы сказали?

Анна Лебсак-Клейманс: И еще очень важный тренд...

Иван Князев: Коротко.

Анна Лебсак-Клейманс: …это тренд ателье, то есть люди стали обращаться к индивидуальному пошиву и к ателье.

Иван Князев: Будем перешивать то, в чем ходили до этого, но, надеемся, хотя бы не наши родители ходили...

Анна Лебсак-Клейманс, гендиректор Fashion Consulting Group, кандидат социологических наук, была с нами на связи. Наверное, самый главный атрибут, который останется, – это все-таки маски.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)
Как реанимировать гардероб, чтобы вещи смотрелись как новые