В детских пюре найдены пестициды, но при этом они не признаны вредными

В детских пюре найдены пестициды, но при этом они не признаны вредными | Программы | ОТР

Что думают врачи

2019-11-28T13:00:00+03:00
В детских пюре найдены пестициды, но при этом они не признаны вредными
Как россияне копят деньги? Поучились и хватит. Какой будет зима. Рубль снова падает. К чему привела мусорная реформа. Проблемы с качеством европейских товаров в РФ
Хотим копить - не знаем как
Дурят нашего брата...
Что было, что будет, чем рубль успокоится?..
Каникулы. Ура?
Модернизация и новые направления в лёгкой промышленности
К чему привела мусорная реформа?
Как накопить на старость
Зима будет аномальной
Рубль заболел. Снова... Как лечить от коронакризиса нашу валюту?
Гости
Сергей Хотимченко
первый заместитель директора Федерального исследовательского центра питания и биотехнологий
Евгений Тимаков
главный врач медицинского центра, врач педиатр

Константин Чуриков: Ну, а сейчас о том, как травят детей. Дело в том, что в рот тащат. Исследовали яблочное пюре для деток. 24 марки проверили, и в 10 из них обнаружились пестициды. Я сейчас даже себе специально заготовил список, он довольно длинный, давайте попробуем выговорить эти слова и посмотрим, чем травят наших детей. Пестициды следующие: пириметанил, флудиоксонил, ацетамиприд, карбендазим, пропаргит и тиабендазол. Насколько все это опасно? Можно ли вообще детей кормить вот этим яблочным пюре? Что еще есть опасного в детском питании? Об этом обязательно спросим сейчас нашего эксперта. И самое интересное: из-за того, что содержание пестицидов в России сейчас никак не нормируется, все виды этого детского яблочного пюре были признаны пригодными. Занавес.

Оксана Галькевич: Нет, Костя, не занавес еще. Мы все-таки поговорим с экспертами. К нашей беседе сейчас подключается Сергей Хотимченко, первый заместитель директора Федерального исследовательского центра питания и биотехнологий. Сергей Анатольевич, здравствуйте.

Сергей Хотимченко: Здравствуйте.

Константин Чуриков: Здравствуйте. Сергей Анатольевич, смотрите, ну самые разные данные. Одни говорят, что не опасны эти перечисленные нами и экспертами пестициды. Другие говорят, что вообще не дело, что мы этим детей кормим. Ваше экспертное мнение?

Сергей Хотимченко: Вы знаете, здесь двоякая позиция такая получается. Дело все в том, что современные технологии предусматривают, если мы говорим о пестицидах, использование пестицидов. Но при производстве растениеводческой продукции. Поэтому там соблюдаются достаточно жесткие требования: когда обрабатывать, чем обрабатывать. И так называемые периоды и время ожидания, чтобы эти пестициды или резко снизились, или разрушились. И тогда это можно использовать для производства не только продуктов детского питания, но и обычной продукции. Но есть пестициды такие глобальные, которые когда-то применялись, глобального действия применялись, и остатки их будут еще долго-долго находить в объектах окружающей среды. Вообще все пестициды нормируются. Нормируются в первую очередь именно по содержанию в сырье. Поэтому, когда говорим о детском питании, и вообще это для всех пестицидов, у нас есть нормативы содержания пестицидов в различных видах пищевой продукции.

Константин Чуриков: Другой вопрос, насколько за этими нормативами, за соблюдением всех технологий у нас следят. Я просто подумал, что если бы…

Сергей Хотимченко: Нет, я отвечу сразу. Дело все в том, что если это производство российское, то это следят на процессе выращивания и процессе производства. И в том числе лаборатории Роспотребнадзора, и вообще Роспотребнадзор. А импортные – они всегда поступают именно с декларациями по уровню тех или иных загрязнителей, что соответствует нашему российскому и европейскому законодательству. Поэтому контроль есть. И поэтому здесь еще надо понять, какие следовые количества. Может, это предел чувствительности метода определения или ниже. Поэтому тут…

Константин Чуриков: Или выше, да? И никто же точно не знает, точной информации нет.

Оксана Галькевич: Сергей Анатольевич, а наши нормы по пестицидам… вы говорите, что они нормируются, что все проверяется и хорошо контролируется… они насколько строги?..

Сергей Хотимченко: Что-что?

Оксана Галькевич: Насколько это строгие нормы по содержанию пестицидов?

Сергей Хотимченко: Это достаточно строгие нормы. По некоторым позициям у нас даже строже, чем принято в других странах. А в основном у нас все эти вещи в достаточно большой степени германизированы международными требованиями. Даже, еще раз говорю, по некоторым позициям даже строже.

Константин Чуриков: Хорошо. Спасибо.

Оксана Галькевич: Вот мне интересно еще, прошу прощения, Сергей Анатольевич: это для всех продуктов питания или есть отдельные какие-то нормы, более строгие, для детского питания?

Сергей Хотимченко: Да нет, для всех продуктов.

Оксана Галькевич: Для всех продуктов.

Сергей Хотимченко: Потому что в принципе можно выделять ведь не только для детского питания. Можно выделять для питания больных, которые тоже являются достаточно чувствительными.

Константин Чуриков: В общем, все с питанием хорошо. Да. Успокоил нас Сергей Хотимченко, первый заместитель директора Федерального исследовательского центра питания и биотехнологий. Спасибо. А сейчас у нас на связи наша зрительница Любовь. Любовь, здравствуйте.

Оксана Галькевич: Из Красноярска. Любовь, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Константин Чуриков: У вас какое мнение относительно качества детского питания в России?

Зритель: Вот я смотрю эту передачу, и, вы знаете, плакать хочется. Такое впечатление, что мы рубим на корню вот эти росточки наши. Мы их лелеем, мы, можно сказать, последние деньги стараемся, чтобы деток наших, чтобы они были здоровы. А получается на деле что? Что их травят, можно сказать, еще почти в утробе матери. Потому что мамочка-то, бедная, она тоже, наверное, не ест те хорошие продукты, которые она должна кушать, потому что все отравлено пестицидами и ГМО и всем что хочешь.

Оксана Галькевич: Любовь, постойте, не надо так переживать…

Зритель: Давайте на телевидении добавим такую передачу, которая будет нас знакомить, не то что вот мы обнаружили, а то, что, допустим, мы обнаружили и мы уничтожили вот эту партию. И потом, может быть, лишили лицензии или лишили, разобрались, кто в этом виноват. Потому что мы, получается, говорим сейчас очень много, а делаем для народа очень мало. Просто обидно за Россию-матушку, обидно за наших русских людей.

Оксана Галькевич: Любовь, ну давайте не будем так переживать…

Константин Чуриков: Но трудно не согласиться с Любовью.

Оксана Галькевич: …Мы пытаемся разобраться в этой ситуации. Может быть, там и нет чего-то такого сверхтревожного на самом деле…

Константин Чуриков: Слушай, а если есть? Это дети, извини. Тут надо разобраться.

Оксана Галькевич: …Мы пытаемся разобраться, Константин, я так и говорю.

Зритель: Ведь дело-то не только в детском питании. Дело в питании вообще.

Оксана Галькевич: Вообще. Да.

Константин Чуриков: Вообще. Отдельный вопрос. Спасибо большое.

Оксана Галькевич: Спасибо большое. К нам сейчас присоединяется в беседе еще один человек и еще один эксперт. Евгений Тимаков, главный врач Медицинского центра, врач-педиатр. Здравствуйте, Евгений.

Евгений Тимаков: Здравствуйте. Добрый день.

Константин Чуриков: Евгений, здравствуйте. Вот у нас уже на СМС-портале диспут. Многие пишут: «А что это мамы ленятся, сами не протирают, не готовят детям пюре?» Вот вы что советуете вашим пациентам? Как им лучше все-таки – протереть спокойно пюре или все-таки купить баночку?

Евгений Тимаков: Но здесь вопрос очень дискутабельный. Потому что если многие покупают, допустим, вот едут по дороге. «У нас, – говорит, – продается хорошая тыква». Покупают тыкву у бабушки, а оказывается, тыква выращивалась вдоль дороги, она имеет столько в себе тяжелых металлов…

Оксана Галькевич: Вот.

Евгений Тимаков: …столько всяких загрязняющих веществ, что, честно говоря, волосы (которых нет) шевелятся даже дыбом. Т. е. по факту натуральное питание, т. е. когда готовим сами, должно быть именно натуральным. Т. е. если у нас огород находится в деревне, далеко от трассы и действительно на этом огороде до этого не было в течение 10-15 лет колхозных полей, на которых те же самые пестициды сохраняются длительный срок, – тогда мы можем говорить о натуральном качественном питании.

Оксана Галькевич: Слушайте, ничего себе!..

Евгений Тимаков: …Если же нет такой возможности покупать или делать самим, выращивать натуральное питание, то натуральным питание 100% не будет. Но! Но хочу порадовать, что у нас частью земля не настолько убита во многих регионах. Есть определенные регионы, где сдавали в аренду или сдают товарищам из близлежащих стран землю в аренду, которые действительно ее убивают и добавляют различные химикаты, чтобы росли только определенные растения, и земля эти химикаты держит длительно и долго. Но большая часть нашей страны чистая. И люди, фермеры, которые выращивают сейчас продукты, они выращивают экологически по факту чистые продукты. И законодательство наше, в отличие, кстати, от многих стран, где выращиваются продукты с использованием химических препаратов, оно у нас позволяет вести нормальный сельхозоборот продукции. Соответственно, детское питание – оно чем лучше бывает на первых этапах по сравнению с питанием, которое делают сами родители? Я говорю сейчас в данный момент о ситуации, когда нет возможности вырастить что-то самому.

Оксана Галькевич: Самому вырастить. А уж тем более купить в магазине. Одно дело – вырастить, а другое дело – у нас же многие, собственно, без дачных участков, горожане, городское население.

Евгений Тимаков: Вот. Да. А идут покупать в магазин. Что мы покупаем? Мы пытаемся купить свежий продукт для ребенка. Правильно?

Оксана Галькевич: Да.

Евгений Тимаков: Зимой покупаем свежий кабачок, да? Свежее какое-то там яблочко покупаем. Свежий виноградик пытаемся взять. Но никто не понимает, что для того, чтобы он был свежий зимой, в несезон, этот продукт должен лежать где-то в хранении. Т. е. помимо факторов выращивания, чтобы была чистая земля, и факторы самого произрастания продукции, т. е. контроль за этим, появляется еще один фактор – фактор хранения продуктов. Когда они обрабатываются специфическими веществами, чтобы продукт не портился. Отсюда встает второй вопрос: что нам лучше сделать – дать ребенку якобы свежий продукт, в котором уже витамины разрушаются (а витамины разрушаются в продуктах, большинство, через 1,5-2 месяца), или дать заморозку, которая была сделана в сезон и хранится уже год. Т. е. если мы готовим сами, то мы, как говорится, пошли и все-таки заморозку, и знаем, в каком месте, где она была выращена. Для самих же малышей, в самом начале их процесса пути, когда мы добавляем прикормы определенные, все-таки в первые месяцы лучше руководствоваться баночкой. Потому что для баночек, в отличие от всего остального питания, если мы не выращиваем сами, идут серьезнейшие стандарты контроля по выращиванию этих продуктов. Именно для баночек.

Константин Чуриков: А вот эти следы пестицидов – это страшно, не страшно?

Евгений Тимаков: В следах пестицидов, к сожалению, в большинстве случаев не виноваты сами производители. Потому что эти следы пестицидов могут быть от старых полей, которые были, которые просто взяли в аренду. Т. е. люди пытаются сделать качественную продукцию, но глубокими корнями те же самые яблоки, они же… понимаете, проверяем почву сверху – контроль качества есть, все хорошо. Но яблоко-то…

Константин Чуриков: Но я не о причинах. Я спрашивал, опасно это или не опасно.

Евгений Тимаков: Те следовые количества, которые есть, они не опасны. Потому что на основные ядовитые пестициды, которые действительно опасны, идет строгий контроль.

Константин Чуриков: Хотел еще спросить по поводу аллергии. Даже сам чесаться начал после этой беседы. Сейчас у многих детей аллергия. Это как-то может быть связано с этим как раз питанием баночным? Какие-то субпродукты…

Евгений Тимаков: Да, аллергия связана сейчас больше не с баночным питанием как раз, а связана с тем, что мы даем детям продукты после годика уже с нашего общего стола. А вот как раз взрослые продукты не всегда надлежащего качества. То дадим Чупа-Чупсину какую-то, то дадим мороженое с добавкой чеснока…

Константин Чуриков: «Сынок, будешь колбаску?»

Евгений Тимаков: …то даем сладости. Поэтому здесь больше влияет уже качество продуктов взрослых.

Оксана Галькевич: Я вот вас слушаю и вспоминаю просто…

Константин Чуриков: Тоже чесаться начинаешь?

Оксана Галькевич: Нет, Костя, чесаться я не начну. Вспоминаю просто свой опыт, когда дети были маленькие. Это получается, что мамам сейчас нужно быть такими расследователями и исследователями. И папам, кстати, тоже.

Константин Чуриков: И фермерами еще.

Оксана Галькевич: Надо изучать, где произведено, где в эту баночку, где это яблочко вырастили, прежде чем сделать пюре из этого яблочка…

Евгений Тимаков: К сожалению, да. Для первых 3 лет жизни ребенка и внутриутробного развития мама должна читать состав продуктов. Потому что даже хлеб – даже хлеб! – содержит иногда вот такой список состава различных ароматизаторов, разрыхлителей, эмульгаторов, которые делают хлеб красивым, пушистым, вкусненьким. Который мы бы сразу купили.

Оксана Галькевич: …Но вредненьким.

Евгений Тимаков: Да. А не берут обычный хлеб натуральный, старый.

Оксана Галькевич: Да. Евгений, я все-таки настаиваю: папы тоже должны читать на этикетках, что написано, правда? Состав продукта. Папы же тоже ходят в магазин.

Константин Чуриков: Мне это напоминает анекдот: «Внученька, ты видела, чтобы я нашу яблоню гадостью поливал? А я поливал!» Спасибо. У нас был сейчас на связи Евгений Тимаков, главный врач Медицинского центра, врач-педиатр. И есть звонок еще у нас.

Оксана Галькевич: Какой ты юморной становишься, когда нервничаешь. Да, здравствуйте. У нас на связи Инна…

Константин Чуриков: Это аллергия, Оксана, аллергия.

Оксана Галькевич: …из Пензенской области. Инна, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте. Мы проживаем в селе. И, как и любой сельчанин, мы хочем вырастить свежие, натуральные продукты для себя и своих детей. В этом году нас с самолета опрыскивали гербицидами. В общем, наши растения, которые мы выращивали все лето, покрылись пятнами. Черными пятнами, бурыми. И потом образовались на них как язвы…

Константин Чуриков: Подождите, это была такая принудительная ковровая бомбардировка вот этими пестицидами всех? Включая там какие-то садовые товарищества? Вы об этом хотите сказать?

Зритель: Над домами. Нас опрыскали, село. Село в Каменском районе находится. Рядом находятся поля льна. И чтобы вот иссушить эти поля льна, обрабатывали их принудительной обработкой с самолета гербицидами. После чего происходит обработка и уборка этого льна. И нас все, все село поливали с самолета. Все растения, которые мы детям давали потом, ягоды детям, которые продукты мы выращивали в течение всего лета (капуста, свекла, моркошка), нам покрыли гербицидами. И вот представьте себе: мы в селе хочем вырастить свежие, натуральные продукты, а нас обрызгают! Я обращалась в Россельхознадзор, в Министерство сельского хозяйства. И никто не приехал, не проверил, чем люди питаются. Вот понимаете?

Константин Чуриков: А вы делали замеры? Вы измеряли уровень загрязнения почвы, количество вредных веществ?

Зритель: Я вам опять повторяю: я обращалась и в Роспотребнадзор в область в Пензу, и в Каменский Роспотребнадзор, в Россельхознадзор, в Министерство сельского хозяйства. Никто не приехал, не посмотрел. Никто не приехал, не посмотрел!

Оксана Галькевич: А у вас это происходит каждый год в сезон? Или впервые такое произошло?

Зритель: Нет, в этом году была 2 раза обработка. Когда цвел лен. Они по цвету обрабатывают. У нас все сдохли пчелы в селе.

Оксана Галькевич: А, ну вот, я как раз хотела спросить, что у вас с пчелами.

Константин Чуриков: Оставляйте свой телефон нашим редакторам. Интересно разобраться в этой истории. Сколько работаем, вот первый раз я такое слышу. Что принудительно всех обработать.

Оксана Галькевич: Принудительно – да. И не предупредив, я так понимаю, да, Инна?

Константин Чуриков: Спасибо.

Оксана Галькевич: Спасибо. Это наша телезрительница из Пензенской области. А мы переходим к следующей теме

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)