В Госдуме планируют ввести новый налог для работодателей

Гости
Михаил Тарасенко
первый заместитель председателя комитета ГД РФ по труду, социальной политике и делам ветеранов
Константин Ковалев
управляющий партнер группы компаний «Вебстер»

Оксана Галькевич: И вот какие темы будем обсуждать. Поговорим о том, что у нас очень скудное пособие по безработице в России. Многие из вас нам об этом говорили, в том числе в прямом эфире рассказывали, когда звонили или писали, поясняя, что, мол, нет смысла идти поэтому на Биржу труда, потому что беготни и нервотрепки много: приходить нужно, отмечаться, там какие-то документы заполнять, а толку мало. Ну, получишь там в итоге тысячу, полторы, а что от этого?

Ну, а если, друзья, пособие будет более ощутимым, например, процентов 75 от вашей прежней зарплаты или 60-40, тогда другое дело было бы. Но на это денег в бюджете государственном нет, поэтому знаете, что придумали в Государственной Думе? Придумали снять эту ответственность с государства и переложить на плечи работодателей, ввести для них новый дополнительный налог на пособие по безработице, такая страховка.

Как вы думаете, уважаемые зрители, вот нужно ли это делать? Будет это работать? Нужен ли нам новый налог сейчас? Вот бизнес, на самом деле, тоже говорит, что непросто ему сейчас. Или пусть тянут, ничего не поделаешь. Звоните, пишите, мы в прямом эфире ждем вашей реакции.

Петр Кузнецов: То есть за счет работающих. Ну что же, приветствуем Михаила Тарасенко – первый заместитель председателя комитета Госдумы по труду и социальной политике. Михаил Васильевич, здравствуйте.

Оксана Галькевич: Здравствуйте.

Михаил Тарасенко: Здравствуйте.

Петр Кузнецов: Давайте уточним, верно ли мы понимаем, что вы один из инициаторов этой инициативы, вернуть этот Фонд занятости, который ликвидировали?

Михаил Тарасенко: Да, действительно, я этого не скрываю, я один из инициаторов этого подхода о том, что безработица должна оплачиваться из специально созданных страховых фондов.

Оксана Галькевич: Михаил Васильевич, а какие здесь есть риски вот у этого предложения, как вы считаете?

Михаил Тарасенко: Вы знаете, по большому счету рисков никаких нет, и у нас такая система работала, правда взносы были очень и очень маленькие.

Петр Кузнецов: 2%, а то и 1.

Михаил Тарасенко: Да, и они, будем говорить, не решали те задачи, которые в мире решаются. Ну, прежде всего, в большинстве стран мира эта система работает достаточно эффективно. Там идут взносы совместные: и работодатель платит, и часть платит сам работник. Я считаю, что такая постановка правильная. И когда у нас к этому склоняются сегодня все: и представители работодателей, и работников, о том, что действительно нужно возвращать вот эту систему страхования безработицы. Ведь как у нас получалось. Когда начинает профсоюз ставить вопрос о том, что у нас унизительное пособие по безработице, оно даже не оплачивает дорогу до этого самого центра, где он должен отмечаться.

И в этой ситуации речь шла таким образом от исполнительной власти. Смотрите, у нас сейчас экономический рост, рабочие места ждут работников, для чего увеличивать пособие по безработице, когда рабочие места предлагаются везде и рядом. А затем, когда приходит кризис, да, надо бы увеличить, а откуда отрезать деньги от бюджета. Так вот, мировая система работает так, что это независимый источник, который помогает преодолевать кризис. Вот мы во время пандемии убедились в том, что поддержка покупательной способности населения, она способна преодолевать эти трудности.

Я полагаю, что... Да-да, пожалуйста.

Оксана Галькевич: Михаил Васильевич, я когда о рисках вас спрашивала, вы знаете, у нас как это отразится на безработице. Дело в том, что какие-то движения в ту или иную сторону, они сразу на статистику влияют. Вот я сейчас попрошу режиссеров показать статистику по безработице, она же в прошлом году доходила в моменте до таких рекордных показателей. И у нас, в принципе, официальные власти не очень любят, когда безработица растет. А здесь, если у людей будет более-менее какая-то понятная перспектива или гарантия даже получения приличного пособия, то все же опять пойдут на биржу труда. Это может не понравиться, так скажем, нашим официальным властям. В этом нет никакого риска, как вы думаете? Для вашей инициативы быть принятой.

Петр Кузнецов: Да-да-да, позвольте вдогонку сообщения: «безработных станет еще больше», «от нового налога безработных будет еще больше» и т.д. Это вот друг за другом смски от наших телезрителей из разных регионов.

Оксана Галькевич: Власть у нас это не любит.

Михаил Тарасенко: Во-первых, та власть, которая любит показуху, ну что ж, пусть она переживает. А нам нужна вообще-то, и населению нужна реальная картина безработицы, а не красивая картинка в телевизоре. Поэтому я полагаю, что когда у людей будет достаточно неунизительное пособие по безработице, которое будет позволять им выживать в этой ситуации, он все равно будет искать работу, потому что во всем мире это пособие не бесконечное. Оно действует на определенных этапах, на определенном времени. Сколько будет это время, вот это те вопросы, которые надо будет решать работодателям и работникам, их представителям, договариваться, как будет работать эти система, на какой отрезок времени.

Оксана Галькевич: А процент какой вы предлагаете все-таки взимать с работодателей?

Петр Кузнецов: Вот опять же предложение от наших телезрителей: «Конечно, налог нужен, – это Челябинская область. – Пусть работодатель платит». дополнительно 5-10%».

Оксана Галькевич: 5-10 – это так о-о-о!

Петр Кузнецов: Особенно для бизнеса, который восстанавливается после пандемии.

Михаил Тарасенко: Это завышенная цифра. Я еще раз подчеркиваю – это должен быть не налог, это должен быть страховой взнос. Страховой взнос от налога отличается тем, что налог государство забирает и распределяет так, как оно считает нужным.

Оксана Галькевич: Михаил Васильевич, а это на наших зарплатах не отразится? Потому что налог или взнос, как его, как говорится, не назови, его нужно из каких-то денег платить. А из каких денег, вы думаете, это будет уплачиваться? Может быть, у нас зарплата упадет на эти 1-2 там или 5-10, сколько решат, процентов?

Михаил Тарасенко: Вы знаете, у нас есть разные работодатели, но то, что в Российской Федерации уровень заработной платы значительно ниже, чем в Прибалтике, в Польше, Чехии, Венгрии, в Румынии, я думаю, что это уже основание к тому, чтобы бизнесом занимались те, которые могут обеспечить себе прибыль и в то же время платить достойные заработные платы. Потому что каждый предприниматель должен понимать, что помимо того, что он получает прибыль, он еще и должен создавать покупательную способность. Его работники, работники, которые у него работают, – они не просто работники, они должны еще быть способны покупать его продукцию или его услуги. Я думаю, что в этом направлении должна двигаться наша страна.

Петр Кузнецов: Вот Михаил Васильевич, скажите пожалуйста, возвращение этой системы страхования безработных такая вещь фундаментальная, ведь нужно же со всеми встретиться, обсудить: и с народом, и с бизнесом, еще с кем-то. Как планируется проводиться? И там администрирование, наверное, каких-то денег займет.

Михаил Тарасенко: Я хочу сказать, что пока этот вопрос ставится только в риторическом плане. Те поправки, которые вносятся в закон о занятости, они этой темы не касаются, потому что Дума седьмого созыва, депутатом которой являются я, она примет те поправки в законодательство о занятности, кстати, этому закону 35 лет и он осовременивается. Осовременивается этими поправками на основе того, что было сделано при помощи различных подзаконных актов во время пандемии. То есть там особо революционного ничего не будет. Но в то же время рабочая группа, в которую входят представители и работодателей, и профсоюзов, и науки, и правительства, она рассматривает предложения, по которым уже будет решение новой Государственной Думой. Поэтому наша задача – подготовить эти предложения, сформировать, а новая Дума уже будет решать и определять, какие размеры и когда это внедряться... Ну, будем говорить...

Оксана Галькевич: Михаил Васильевич, мне кажется, там просто те, кого вы перечислили... Прошу прощения. Те, кого вы перечислили: работодатели, ученые, специалисты, бизнес – это волки. Там овец не хватает за этим столом. Работники, которые зарплату получают...

Михаил Тарасенко: Почему? Я назвал профсоюзы.

Оксана Галькевич: А, профсоюзы, хорошо. Михаил Васильевич, у нас...

Петр Кузнецов: Давайте, да, телезрителей послушаем уже в прямом эфире, может быть, будет прямой вопрос какой-то от Александра, он с нами на связи.

Оксана Галькевич: Здравствуйте, Александр.

Зритель: Здравствуйте.

Петр Кузнецов: Пожалуйста.

Зритель: Здравствуйте, меня зовут Александр. Действительно тот самый заяц, который без капусты, потому что прошел все эти Авгиевы конюшни. И все поправки, которые будут приниматься, – это замечательно при условии, если до этого лохматый закон хоть как работал бы. Но этого не происходит, потому что по факту в области Московской, не называя конкретных имен, должностей и прочего, скажу, что вот два месяца как я добиваюсь того, чтобы мне выплатили положенные мне по закону 70% от зарплаты, но не превышающие 15000 рублей. Я думаю, что вы все это знаете, поэтому сразу к делу.

За два месяца я потерял 30000, за оставшийся срок мне перечислено по апрель месяц конца будет 13128, что является не копейками, как было сказано мне в Бирже труда. И потом мне будут еще выплачивать по 5000, поэтому на капусту и теперь есть, чего поесть. Ура! И полгода я не могу найти работу, опять же. А уволен я был по соглашению сторон. Этих денег мне хватило, чтобы дожить до сегодняшнего дня и попасть в эфир. Даже за интернет, видите, заплатил, чтобы до вас дозвониться. Я закончил.

Петр Кузнецов: Спасибо.

Зритель: А вопрос мой, я сказал вопрос: почему не работают законы? К чему поправки, давайте законы доработаем...

Петр Кузнецов: Скажите пожалуйста, Михаил Васильевич, ваш комментарий по выступлению.

Оксана Галькевич: Почему закон не работает? Может быть, ныне действующих уже хватило бы, чтобы порядок навести?

Петр Кузнецов: Все тут в нехватке денег или в чем-то другом, в администрировании...

Михаил Тарасенко: Вы знаете, я плохо слышал, прерывалась связь, но я понял так, что человек, который зарабатывал 30000 рублей, получал, когда пошел, когда стал безработным, получал 13000 рублей. Я правильно понял или как-то по-другому звучала информация? Потому что прерывалась связь.

Петр Кузнецов: Да-да.

Михаил Тарасенко: Да, ну так, извините меня, это тоже будем говорить, это так действуют сегодня законы, здесь нет нарушений. И никто в мире 100% утраченного заработка не получает. И поэтому дискуссия будет идти о том, какое должно быть замещение утраченного заработка для человека, который потерял работу и ищет ее: 40%, 50%, 60%. Это тема для дискуссии. Мировая практика говорит о том, что это замещение составляет от 40 до 60 процентов.

Оксана Галькевич: Но это будет все равно зависеть от, я не знаю там, накоплений на счете личном этого человека, сколько он успел за время работы в этой компании накопить на страховом счете или как? Вот интересно, как это будет.

Михаил Тарасенко: Будем говорить, все-таки основные будут идти не от него, а от его работодателей. В крайнем случае, это будет пополам. Это будет играть свою роль, но все-таки это не будет один к одному, что если у человека там, он два года отработал, и у него мало денег. Нет, это будет все-таки работать солидарная система, которая будет поддерживать людей, которые активно ищут работу. То есть, это не будет зависеть напрямую от того, сколько денег у него накоплено.

Оксана Галькевич: Ну хорошо, спасибо большое. Михаил Васильевич Тарасенко был у нас на связи, первый заместитель председателя комитета Госдумы по труду и социальной политике.

А сейчас мы подключаем наших зрителей.

Петр Кузнецов: И бизнес.

Оксана Галькевич: Наших зрителей и бизнес, да. Просто зачитаем. Кемеровская область пишет: «Любые поборы с работодателей выйдут боком работающим». «Предприниматели, – пишет Киров, – итак стонут от больших налогов». «Барыги, – пишет Новосибирская область, – будут удерживать с зарплат».

Давайте поговорим с управляющим партнером группы компаний «Вебстер» Константином Ковалевым. Константин, здравствуйте.

Константин Ковалев: Добрый день.

Оксана Галькевич: Ваша какая-то экспертная оценка этого предложения, что скажете, какие издержки, риски?

Константин Ковалев: Да, конечно, нужно понимать, что сегодня предпринимательская активность России, она достаточно низкая и одна из самых низких в мире. Причиной тому является достаточно сложная экономическая ситуация и, в первую очередь, вопросы налогообложения, которые в настоящий момент стоят перед бизнесом достаточно серьезно. Если там еще в 2000-е годы люди смотрели на налогооблагаемую базу, скажем так, сквозь пальцы, и очень многие уходили различными способами от уплаты налогов, то сегодня компаний, которые не платят налоги, практически нет. Это большая работа правительства, она сделана, она хорошая работа.

Теперь, я считаю, что нужно думать о том, каким образом создать атмосферу, чтобы предпринимателем у нас бы желали стать не 1% населения, а 20% населения, как в Южной Корее. И тогда немножко наше, скажем так, экономические показатели приблизятся к Южной Корее. Поэтому если мы сегодня пытаемся сказать, что давайте обложим еще процентным налогом с фонда оплаты труда предпринимателей, мы должны понимать, что в большинстве случаев эти налоги, так или иначе, будут платить работники.

Сегодня вы знаете, что есть 27% налогов – это 22%, которые платит предприниматель. И предприниматель платит за работника. Нужно понимать, что это не налоги предпринимателя, это налоги работника. За работника платит сейчас предприниматель 22% в Пенсионный фонд и на медицинское страхование, страхование от несчастных случаев еще 5%. То есть, в общем и целом, у нас в среднем получается порядка 27% сегодня предприниматель платит в государственные институты за работника.

Оксана Галькевич: А предлагается, что будет еще платить больше, да.

Константин Ковалев: То есть, сейчас предлагается платить за работника еще 2%. И предприниматель воспринимает все равно так, что предприниматель заплатит не 27, а 29. Кому от этого станет лучше? Работник застрахует свою безработицу и возможность прийти в государственные институты и получить пособие по безработице в больших, нормальных размерах, 75% или сколько – это хорошо. Но вы должны понимать, что эти 2% будут отданы в фонд, который будет действительно хорошо работать или плохо, но это будут деньги, отданные работником. Никакое отношение предприниматель к этому не имеет. Это деньги не предпринимателя.

Оксана Галькевич: Правильно я понимаю, все-таки если это такая солидарная будет система, то получается, что мы будем пенсионные отчисления делать, платить за всех. Не факт, что ты потеряешь работу и тебя это коснется, а за кого-то ты будешь платить со своей зарплаты.

Петр Кузнецов: Да-да-да.

Константин Ковалев: Абсолютно верно, не факт, что ты доживешь до пенсионного возраста и не факт, что ты потеряешь работу.

Петр Кузнецов: Да, скажите пожалуйста, но если это произойдет все разом, тем не менее, это не повлияет... в одной отрасли у предпринимателей. Мы выяснили, что это платит не предприниматель, тем не менее, как это скажется, например, на ценах продукции, которую выпускает эта компания?

Константин Ковалев: Тут два источника этого фонда, естественно: либо заработная плата работника, либо...

Петр Кузнецов: Там по цепочке. Работник же все равно придет. Я буду отчислять, значит мне надо зарплату повысить на те же 2%.

Константин Ковалев: Тогда вы должны повысить, правильно, как вы говорите, за счет стоимости продукции. А продукция сегодня востребована настолько, насколько она востребована. У нас рыночная экономика, и если предприятие сегодня делает 10% от оборота, от прибыли, то это очень и очень успешное предприятие. Поэтому когда речь идет о 2%, то это 20% от прибыли, а в эту прибыль зачастую входят инвестиционные надежды и планы предприятий.

Оксана Галькевич: Константин, спасибо вам большое. У нас на связи был Константин Ковалев, управляющий партнер группы компаний «Вебстер». Друзья, мы говорили о новом налоге, есть такая идея, который хотят установить для предпринимателей, чтобы застраховать работников от будущего увольнения.

Петр Кузнецов: Дмитрий, напоследок из Санкт-Петербурга сообщение: «Да каким налогом, у нас работодатели – частные лица. Государство не обеспечит всех работой, а частный предприниматель не будет тратить деньги во благо работника. Легче уволить неудобного работника и найти нового, более удобного для работодателя».

Оксана Галькевич: Вот такие вот правды жизни.

Петр Кузнецов: Переходим к еще одной теме, неудобной тоже и для пешеходов, и для транспорта. О самокатах поговорим.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)