Реновация по упрощённому сносу

Реновация по упрощённому сносу | Программы | ОТР

жилье, снос, реновация, собственники, квартиры

2020-09-21T20:02:00+03:00
Реновация по упрощённому сносу
«Чёрный список» игр и игрушек. Россияне замерзают! Начало вакцинации от ковида. Социальная аренда. Что читаем. Цифровизация – во благо?
Игровая «игла»? Опасные для детской психики игрушки будут изымать из оборота
Принудительная цифровизация
Запрос на справедливость. За какие ценности богатые люди должны платить больше
Компенсация за «дистанционку»
В Москве открывается запись на вакцинацию от коронавируса
Что читают в России?
Снял маску - остался без продуктов!
ТЕМА ДНЯ: Россияне замерзают!
Совы, жаворонки и другие...
Гости
Дмитрий Журавлев
генеральный директор Института региональных проблем
Галина Хованская
депутат Госдумы, председатель Комитета по жилищной политике и ЖКХ

Александр Денисов: Ну и к первой теме переходим, про реновацию, как мы уже рассказали.

Анастасия Сорокина: «Реновация по упрощенному сносу»: в Госдуму внесен законопроект, который облегчит ход программы в регионах. Сносить можно будет не только аварийное, но и вообще любое жилье в целях обновления районов или повышения комфорта жителей. И для того чтобы снести здание, будет достаточно согласия 2/3 собственников квартир в одном доме.

Александр Денисов: Ну и, как мы вам уже рассказали, что такое реновация? Это когда, вот по словам Веры Москвиной из столичного Фонда капитального ремонта, когда удается поженить инвестиции и бюджетные деньги. Хорошее объяснение, а главное, ведь женихи-то найдутся в регионе, желающие снести и попросить на этом месте, когда земли и так навалом вокруг?

Вот об этом обо всем поговорим с нашим собеседником Дмитрием Анатольевичем Журавлевым, генеральным директором Института региональных проблем. Дмитрий Анатольевич, добрый вечер.

Дмитрий Журавлев: Добрый вечер.

Анастасия Сорокина: Добрый вечер.

Александр Денисов: И опрос сразу запускаем.

Анастасия Сорокина: «Вашему городу нужна реновация?» – отвечайте, пожалуйста, «да» или «нет», в конце нашего обсуждения посмотрим, сколько мнений соберется «за» или «против».

Александр Денисов: Да. Дмитрий Анатольевич, Настя как показала, как будто я против, я только за.

Дмитрий Анатольевич, помните, как Бендер: «А что, в вашем городе отец невесты есть?» Только тут можем перефразировать: женихи-то в вашем городе найдутся?

Дмитрий Журавлев: Не найдутся, потому что нет смысла. Понимаете, если реновация пойдет по московской схеме, когда вот бизнес сам за все платит, но ему дают возможность сломать 5-этажку и построить 15-этажку, Москве это очень важно, потому что свободной земли мало, свободной земли вокруг метро практически нет вообще, свободная земля сейчас в основном в Новой Москве, где метро строят, но еще когда достроят до конца, вот. И в результате бизнес выигрывает, потому что он вот эти 10 этажей продает и таким образом зарабатывает.

В регионах, где жилье дешевле, где спрос на жилье меньше, а в некоторых регионах он нулевой, где земли много, а метро нет вообще, сразу встает вопрос – а зачем бизнесу вешать на себя 5 лишних этажей, когда он может просто на пустыре построить тот же 15-этажный дом и постараться его заселить? Вот в чем смысл? При этом в законе сказано, точнее в пояснительной записке, что затрат федерального бюджета закон не предусматривает, то есть каких-то дотаций...

Вот можно было так сделать: можно дать бизнесу некоторые дотации, которые заведомо будут меньше, чем объем стоимости вот этого большого дома, чтобы уравнять шансы, чтобы ему обнулить это социальное обременение, тогда тоже еще можно это понять. Но этого не будет, да? Региональные бюджеты, простите, у нас напряжены-перенапряжены, мы с вами за этим столом это многократно обсуждали. Регионы не смогут себе позволить, у них нет такой статьи расходов, как реновация, у них уже все сверстано, бюджеты сверстаны, и сверстаны как бы железно, потому что там что было, все уже потратили.

В этой ситуации я абсолютно не понимаю, как она будет работать, эта реновация. То есть идея красивая, только, абстрактно забыв о деньгах, забыв о вопросе, кто платит за банкет, идея красивая. Конечно, надо сносить старые дома и строить современное жилье, это выгодно во всех смыслах, экономическом, социальном, это меньшие потери тепла, света, всего-всего-всего, вообще прекрасно. Но кто за это заплатит? Я не говорю о том, что там еще ведь проблема инфраструктурная, да? Ведь если вы посадите на ту же трубу 15-этажный дом, на которой у вас был 5-этажный, у вас возникнет много-много мелких сложностей. Значит, нужно это все делать, а это еще дополнительные затраты. А за чей счет банкет-то будет?

Пока мне это непонятно, потому что я говорю, если бы федеральный бюджет дотировал эту программу, вот тогда я ее понимаю, ну как программу сноса аварийного жилья, она же все-таки требует некоторых... Но этого нет, четко сказано, что затрат федерального бюджета не будет, – тогда как? Где вы найдете таких инвесторов, точнее таких благотворителей, которые будут делать вид, что они инвесторы? Где его найдешь такого с крыльями? Понимаете, человек, который зарабатывает деньги, таким быть не может, ну потому что он ничего не заработает. Где, как? Принуждать, что ли, региональные власти будут строительный бизнес? Так он и так не очень сильный в регионах, это он в Москве сильный.

Анастасия Сорокина: Там же, по-моему, условия специальные, должен сдать определенное количество квадратных метров, быть определенное количество лет на рынке, еще пройти конкурс...

Дмитрий Журавлев: Да. Вы понимаете, вы им закрываете дорогу и говорите, что пустят не всех, – а вы попробуйте хоть одного туда заманить.

Анастасия Сорокина: Ну а если пойти таким путем, что люди будут больше доверять, не будут ввязываться в сомнительные стройки, не будут бояться, что их могут обмануть, что это все-таки будет такая программа государственная?

Дмитрий Журавлев: А почему? Ну вот будет программа, да? Поэтому я же говорю, инвестору зачем эта программа? Кроме проблем она ему ничего не дает в этой редакции. Ее можно сделать другой, и инвестору она понравится, но она сделана в этой редакции, где никто не платит, инвестор все за свой счет. Если инвестор все за свой счет, ему это не нужно, а тогда нет гарантий, что это дает безопасность жителю. Кого с кем мы собираемся женить? Деньги простых людей мы собираемся поженить с бюджетом? Это, конечно, классно, но тогда почему это должно называться реновацией. Или мы должны поженить деньги бизнеса с бюджетом? Но непонятно, как бы в чем подарок жениха невесте будет.

Александр Денисов: Да, и какой калым за невестой будет.

Дмитрий Анатольевич, понимаете, у сторонников реновации есть такая формулировка: «Это последняя возможность получить бесплатное государственное жилье у людей». Вы этой надежды лишаете, подводя такой итог.

Дмитрий Журавлев: Понимаете, ничего бесплатного не бывает. Бесплатное для людей – это прекрасно, это платное для того, кто за это заплатит. И у меня же этот вопрос и есть. Я же не говорю, что давайте не будем вообще делать реновацию, у меня один вопрос: кто заплатит? Если бы, еще раз повторяю, в законе было написано, что издержки берет на себя федеральный бюджет, тогда понимаю, согласен, ура, да здравствует, правильно. Но этого же нет, а если этого нет, кто? Что значит «бесплатно раздавать людям»? Его же сначала надо построить. Зачем инвестору бесплатно раздавать, почему он тогда инвестором-то называется? В чем инвестиция состоит? В том, что он последние свои деньги потратил на строительство дома, а потом раздал эти квартиры? Ну, Дон Кихот, наверное, так может, бизнес, боюсь, никакой так не сможет работать.

Александр Денисов: Да и Дон Кихот бы не смог, он же нищий был.

Дмитрий Журавлев: Ну, один раз.

Александр Денисов: Да-да. Дмитрий Анатольевич, у нас на связи Галина Петровна Хованская, спросим у нее, в каких городах возможно все-таки провести реновацию, может быть, есть какие-то прикидки. Председатель Комитета Госдумы по жилищной политике и ЖКХ Галина Петровна Хованская. Галина Петровна, добрый вечер.

Анастасия Сорокина: Добрый вечер.

Галина Хованская: Да, добрый вечер, добрый вечер.

Александр Денисов: Галина Петровна, я вот прочитал, что вы все-таки полагаете, в некоторых городах реновация возможна. В каких?

Галина Хованская: Ну, только не в соответствии с тем проектом, который был внесен странным образом в Государственную Думу. По нашему проекту, действительно, реновация возможна, проект этот висит уже год, он прошел слушания, был поддержан регионами, причем очень серьезно поддержан регионами, нас все спрашивают, где же наш законопроект. А разница знаете, в чем? – в том, что мы прописали права граждан при переселении четко и ясно.

В части регионов написано следующее, что без учета специфики, каких-то особенностей экономических, структуры жилищного фонда, его состояния не принимается, не запускается этот процесс, и регион должен принять свой закон субъекта федерации. Вот тогда запускается процедура, которая у нас прописана. Градостроительной части у нас там нет, понимаете, это должен быть отдельный законопроект. И в Жилищный кодекс мы не внедряемся грубо, так, как это сейчас сделано вот этим законопроектом.

Александр Денисов: Галина Петровна...

Анастасия Сорокина: Вы сказали, что является...

Александр Денисов: В нюансы еще будем внедряться. А скажите, какие регионы поддержали, какие откликнулись на вот ваш законопроект? Какие хотят провести реновацию... ?

Галина Хованская: Поддержали, как ни странно, даже дотационные некоторые регионы, например, Ярославская область у нас не считается очень такой богатой и обеспеченной, но у них есть проблема, и они готовы были работать по нашему законопроекту, приняв, естественно, свой закон со всеми своими особенностями.

Александр Денисов: А как они это видели? Вот мы с Дмитрием Анатольевичем Журавлевым сейчас обсуждаем, что, так говоря по-простому, женихов-то не найдется, инвесторов, желающих вот это все тянуть. А как в Ярославской области они себе это представляют?

Галина Хованская: Вы знаете, мы вообще предполагали, что это пойдет не Ярославская область, для меня это тоже было несколько удивительно, но тем не менее, а пойдет Башкирия, пойдет Санкт-Петербург, вот такие вот регионы пойдут, то есть регионы, у которых вполне себе благополучное финансовое положение, они могут помочь из регионального бюджета, ну а если там еще и чем-то поможет федерация, ну совсем замечательно, процесс пойдет.

Александр Денисов: Ага. А в каком соотношении там они готовы эту помощь, 50 на 50 с инвесторами? Ну чтобы понимать.

Галина Хованская: Вы понимаете, вы меня сейчас включаете в обсуждение проблемы экономической, я не экономист, я жилищник, для меня главное в этой схеме – это жилищные права граждан. Вот они грубо нарушаются этой законодательной инициативой, вот пока я вам могу сказать, и поэтому как они внесли этот законопроект, так пусть они его и вынесут, с той же скоростью, так же оперативно.

Александр Денисов: А почему так критически к их законопроекту относитесь? Они там вроде прописали, 2/3 «за», тогда сносим дом.

Галина Хованская: Вы читали, но не включались в детали.

Александр Денисов: Да.

Галина Хованская: Там не 2/3 «за», а они включили в число голосующих нанимателей, которые собственниками жилых помещений не являются, тем самым уменьшив этот процесс, это не 2/3, понимаете? И счет идет не по площади, а по жилым помещениям; их, кстати, может быть в коммунальной квартире 3, 4 и 5, то есть это некорректная схема изначально, это не 2/3, это меньше.

Александр Денисов: Ага. А в чем злой умысел вот этого законопроекта, где вот прописана норма, что 2/3 нанимателей готовы на реновацию, значит проводим с этим домом, включаем его в программу? В чем тут злой умысел?

Галина Хованская: Потому что, я еще раз говорю, это не 2/3. У вас один из авторов присутствует в студии?

Дмитрий Журавлев: Бог миловал.

Александр Денисов: Нет, у нас авторов нет, их нет, Дмитрий Анатольевич Журавлев у нас, генеральный директор института...

Галина Хованская: Какого?

Анастасия Сорокина: Региональных проблем.

Александр Денисов: Региональных проблем, да-да-да.

Галина Хованская: Региональных проблем... Ну, я, безусловно, считаю, что экономическая часть тут очень важна, поэтому спорить я сейчас не буду с вашим как бы участником программы... Но я хочу сказать, что вопросы мне задавать по принадлежности. Вот я сейчас говорю о том, что не предмет регулирования Жилищного кодекса адресные программы, это отдельные законодательные инициативы, и они, кстати, в первую очередь финансового плана, экономического плана, эти инициативы, сколько денег взять из федерального бюджета на эту программу. Потом у программы есть срок, есть начало программы и окончание программы.

Вот сейчас у нас идет эффективная программа адресной помощи в смысле переселения из аварийного жилищного фонда, из федерального бюджета деньги дополнительно выделяются. И я приветствую эту программу, потому что с аварийным жильем, конечно, надо заканчивать, и это компетенция органов публичной власти, безусловно. Ну а здесь все смешалось, кони, люди, в общем, и аварийное, и ветхое, и 50% неизвестно каких домов будет сноситься, даже если это хороший 2–3-этажный кирпичный дом, который еще нас переживет.

Александр Денисов: Галина Петровна, а вот вопрос: почему нужно было в этом законопроекте, который внесли в Думу, прописывать, что сносить можно вообще любые дома, необязательно аварийные, по программе реновации? А это зачем?

Галина Хованская: Так вот здесь вот как раз экономика-то у них и прослеживается, можно сносить все, что понравится застройщику. Для того чтобы... Застройщик же не благотворитель, он не спонсор какой-то, он должен получить прибыль потом в конечном итоге. Так что здесь я соглашусь с тем, что это совершенно безобразная норма, там можно при этом решать самим субъектам и муниципалитетам, правила игры устанавливать, это тоже... Знаете, «вот этот дом я тебе разрешаю снести, а этот нет» – ну вот это не слишком нормальная ситуация.

Александр Денисов: Понятно. Галина Петровна, и еще вопрос. Вот никак мы не можем понять, когда речь идет о реновации, то обязательно в первую очередь упоминают аварийное жилье. Есть же программа переселения из аварийного жилья.

Галина Хованская: Абсолютно, да-да.

Александр Денисов: То есть аварийным жильем занимаются все программы, что ли? Вот как тут распределяется?

Галина Хованская: Значит, я хочу сказать, что в нашем проекте, который действительно назывался «Реновация жилищного фонда в Российской Федерации», в отличие от этого законопроекта, где ни слова, ни разу не упоминается слово «реновация», обращаю ваше внимание, здесь нет слова «реновация», он как раз и отличается сильно...

Вы знаете, вообще я, честно говоря, настолько шокирована вот этим всем безобразием и по процедуре, и по тексту, и по жилищным правам граждан… То есть если московская реновация, по крайней мере при переселении можно очереднику быть уверенным, что он получит жилье по нормам, то здесь ему предлагается ждать еще 10, 20, 30 лет, в общем, сколько положено, для того чтобы дождаться этого жилья. В московскую реновацию удалось провести норму, что из коммуналки в коммуналку мы не переселяем, а здесь можно переселять. В общем, много тут такого, о чем говорить даже и не хочется, настолько это...

Александр Денисов: Я понял. А почему же вы свой законопроект не внесете на рассмотрение в Госдуму, сначала на комитете, потом уж как там дальше по процедуре... ?

Галина Хованская: Очень хороший вопрос, ну замечательный вопрос. Дело в том, что после того, как мы провели слушания и нас поддержали регионы, они единственное, о чем просили, вот эту рамочную часть в части полномочий субъектов, чтобы каждый субъект с учетом своего экономического состояния, возможностей, структуры жилищного фонда, чтобы они принимали свой закон, вот эту часть не трогать. Здесь, в этой законодательной инициативе конкретные правила игры для всей России, то есть одну рубашку на всю нашу большую страну со своими особенностями натягивают.

Программа переселения из аварийного жилищного фонда действительно идет, более того, она сейчас ускоряется, дополнительные средства выделяются, вы, наверное, об этом тоже слышали, для того чтобы те регионы, которые уже успешно справились с программами предыдущими, чтобы они могли дальше идти и завершать вообще переселение из аварийного жилищного фонда, ликвидировать его полностью. И у нас предполагалось в нашей законодательной инициативе, пока мы не получили, это ответ на ваш вопрос, отрицательное заключение правительства, потому что нет денег, а вот здесь вот откуда-то деньги взялись, наверное, что-то заключение не требуется, понимаете?

Дмитрий Журавлев: В том-то и дело, что они взялись.

Галина Хованская: Я не исключаю, что он без всякого заключения правительства, хотя оно абсолютно здесь должно присутствовать...

Александр Денисов: То есть вы получили отрицательное заключение правительства на ваш законопроект, уже получили?

Галина Хованская: Да-да-да.

Дмитрий Журавлев: Понятно, почему.

Галина Хованская: Но я сейчас просила все-таки сделать шаги, для того чтобы его просто вынести, чтобы потом можно было сравнивать. Потому что на самом деле вот эта вот идея, которая здесь заложена, она уже была, и она была отвергнута, потому что здесь идет процедура изъятия, не договариваются с человеком, а изымают у него собственность. Я думаю, что далеко не всем это понравится.

Александр Денисов: Спасибо, Галина Петровна, спасибо.

Анастасия Сорокина: Спасибо.

Александр Денисов: На связи у нас была Галина Хованская, председатель Комитета Госдумы по жилищной политике и ЖКХ.

Звонков у нас много, Дмитрий Анатольевич.

Анастасия Сорокина: Очень много скопилось, дадим слово зрителям. Инна из Саратовской области, здравствуйте.

Зритель: Да, здравствуйте.

Смотрите, вот у нас какая проблема. Значит, мам проживает, поселок Верхотурье или город, поселок городского типа Верхотурье, это Свердловская область, улица 8 Марта, 52 или 52а, я не помню. Но суть не в этом. Значит, проживает она в 2-этажном доме бревенчатом, в котором до сих пор, у нас XXI на дворе, деревянные перекрытия, то есть площадка в доме деревянная, лестницы деревянные. В доме 2 подъезда, 16 квартир. Выгребная яма там существует, то есть там канализации нет, там есть какая-то выгребная яма, кто-то из нее что-то когда-то выгребает, дом 2-этажный, еще раз говорю.

Но сейчас вот образовалась какая проблема? Вот от одной стены дома если смотреть снаружи до другой стены дома, вся стена, которая выходит на улицу, оседает, то есть дом, получается, оседает всеми 2 этажами вниз, в землю куда-то там, не знаю. То есть, в общем, аварийным этот дом по меркам администрации поселения или города Верхотурье не признан. Но вот смотрите, то есть мы ни продать эту квартиру не можем, ни поменять не можем, потому что люди только слышат, какой это адрес дома, и сразу все уже...

Александр Денисов: Ну конечно, дураков нет.

Анастасия Сорокина: Ну понятно.

Александр Денисов: Инна, а сколько у вас там квартир, сколько собственников в этом доме?

Зритель: Там 16 собственников, я думаю.

Александр Денисов: Шестнадцать.

Зритель: Я точно не узнавала...

Александр Денисов: Вы бы за реновацию проголосовали, если бы...

Анастасия Сорокина: ...был принят этот закон?

Зритель: Вы знаете, я думаю, двумя руками и двумя ногами...

Дмитрий Журавлев: Об этом и речь...

Зритель: ...потому что там и с детьми люди живут, понимаете? То есть это... Может, как бы сейчас начнется зима...

Дмитрий Журавлев: О господи...

Зритель: ...а на крышу упадет снег, то есть где гарантия, что... А вы знаете, какие там в Екатеринбурге зимы, в Свердловской области, сколько снега. Где гарантия, что вообще этот дом может выдержать еще одну, допустим, зиму и еще вот эта стена больше не, ну как это...

Александр Денисов: Инна, и последний вопрос. Попасть в программу переселения из аварийного жилья вы никак не можете? То есть пытались и... ?

Дмитрий Журавлев: Не признаны.

Зритель: Нет, вы знаете что? Мы не пытались, я просто просматривала реестр аварийного жилья вот данного поселения, города Верхотурье непосредственно, вот этот дом на Ленина, 52 не включен туда, то есть он не признан аварийным.

Александр Денисов: Ага, мы поняли.

Дмитрий Журавлев: Но дело в том, что, смотрите, вокруг вот этого дома с одной стороны этого дома, с другой стороны этого дома стоят новые 2-этажные, но кирпичные дома, понимаете? И около дома там как бы и автостанция рядом, и магазины хорошие рядом, то есть место-то очень хорошее, вот. Но так как дом деревянный, с этими деревянными площадками, которых я не знаю, я думала, что с 1930-х гг. уже нет таких домов, люди продолжают вот в таких домах жить.

Александр Денисов: Инна, спасибо вам большое, спасибо за рассказ.

Анастасия Сорокина: Спасибо.

Александр Денисов: Еще Владимир из Брянской области у нас дозвонился к нам. Владимир, добрый вечер.

Анастасия Сорокина: Добрый вечер.

Зритель: Добрый вечер, да. Я по такому вопросу. Вот смотрите, у нас... Вы меня слышите, да?

Анастасия Сорокина: Да-да-да, Владимир.

Зритель: У нас очень огромная страна. Зачем наступать на те же грабли, как наступают страны, у которых мало земли? Они лезут вверх, в небоскребы и так далее. Если возьмете вы Москву, допустим, Питер, это перенаселенные города, зачем... Вы представьте, если дом 4–5-этажный, а они строят, я не знаю, по 30, по сколько...

Александр Денисов: В общем, вы не хотите лезть в небо, Владимир, мы поняли, да?

Зритель: А?

Александр Денисов: Вы не хотите лезть в небо, как вы выражаетесь?

Зритель: Я считаю так, что надо... У нас территории здоровые, надо строить новые города по 50, по 100, по 150 тысяч. Вот смотрите, я очень много за границей побывал, работая на судах загранплавания, везде живут в пригороде, машина сейчас не такая проблема, и люди на работу добираются по хорошим дорогам за полчаса, час и так далее.

Дмитрий Журавлев: Вот, «по хорошим дорогам».

Зритель: И... 15–18 миллионов живет – вы представляете, что это такое? И вы хотите еще расширить, значит, с 5-этажек влезть в 30-этажки и еще на 3 миллиона, на сколько больше – и дальше что? А территории пустуют, это прорехи такие, там надо города, надо производства строить, сельское и так далее. Это очень длительный процесс, но он нужный, потому что территория здоровенная.

Александр Денисов: Спасибо, Владимир, спасибо, поняли предложение.

Анастасия Сорокина: Разные мнения. С одной стороны, действительно у людей беда, когда не переселяют...

Дмитрий Журавлев: Понимаете, в том-то и дело, люди думают совершенно непонятно почему, что, если придет программа реновации, плохой дом сломают, а хороший поставят. Но мы с вами перед этим 20 минут говорили, в принципе госпожа Хованская сказала то же самое. Почему ее законопроект не приняли? – потому что он требует денег, а значит, будет принят законопроект, который не будет требовать денег. Тогда вопрос: старые-то сломают, в это я верю сразу, а вот что новые построят и им там квартиру дадут, вот в этом у меня большие сомнения.

Собственно, о чем говорила госпожа Хованская? – что новый закон не обеспечивает прав граждан на получение соответствующего жилья. То есть это закон не о реновации, это закон о сносе и разгоне: мы все снесем, всех разгоним, а потом будем строить жилье для тех, кто способен его купить, но только вас тут не стояло, это называется, да? Потому что иначе нельзя понять эту программу, иначе она не работает, в ней нет экономического содержания.

Александр Денисов: Но все-таки какие-то регионы, вот даже Ярославская область была согласна, правда, мы не знаем условий, может быть, она федерального...

Дмитрий Журавлев: Нет, она была согласна на закон Хованской, который предполагал совместное финансирование региона и федерации. А нам-то сейчас, мы-то с вами не этот закон обсуждаем, мы обсуждаем закон, где написано в обосновании, что средств федерального бюджета не потребует, понимаете, в котором нет этого, в котором есть... Закон о реновации в данном случае просто означает, что у вас исчезает понятие собственности на жилье, вот хотим – сломаем, делайте что хотите.

Анастасия Сорокина: То есть по сути люди голосуют за то, чтобы их лишили собственности?

Дмитрий Журавлев: Ну да, потому что они-то не за это голосуют. Они же как советские люди, мы же советские, привыкли, что если государство говорит «мы сломаем и попросим», то государство и то и другое будет делать за свой счет, а им просто дадут бесплатное жилье, как давали в советское время. Все бесплатное осталось до 1991 года, надо наконец это понять, к сожалению.

Александр Денисов: К сожалению.

Анастасия Сорокина: Еще один звонок, как раз Ярославская область на связи. Инна, добрый вечер.

Зритель: Добрый вечер.

Анастасия Сорокина: Инна, слушаем вас.

Зритель: Вот у нас какая проблема. У нас дом многоквартирный, в нашем доме живут инвалиды II группы и инвалид, который у нас вообще не ходит, остальных у нас вообще не проживает. Состояние нашего дома ужасное, лестница вообще непонятно какая, ни ремонтированная, ничего, во-вторых. А в-третьих, в квартирах у нас у соседки аж балка стоит, чтобы придерживать дом, а у нас, вот в моей лично квартире на ребенка сыплется штукатурка, вы понимаете? И как так жить? Наверху вообще непонятно...

Александр Денисов: Инна, ваш дом в программу переселения попадает или нет из аварийного жилья?

Зритель: Он попадает в программу переселения, но нам об этом вообще даже никто ни слова не говорит. У нас уже и письма и на Юнусова, на мэра города, уже написаны...

Александр Денисов: А как же вы узнали, раз вам не говорят?

Анастасия Сорокина: Если попадает, там же какие-то даты стоят, что-то должно быть.

Зритель: У нас даже есть письмо, письмо у меня даже есть, что мы, наш дом просто уже, как говорится, негодный по жилью, потому что внутри это невозможно.

Анастасия Сорокина: То есть он признан аварийным?

Зритель: Да. Как в дом войти, того и гляди, или балка посыплется, крыльцо...

Александр Денисов: Когда переселять будут, известны сроки или нет? Инна, когда переселять будут?

Дмитрий Журавлев: Никогда...

Зритель: Мы решаем этот вопрос, это уже долго, и не можем до сих пор его решить. Обращения были и по судам, и везде. Туалет у нас по квартирам, туалета совершенно нет.

Александр Денисов: Спасибо, Инна, спасибо.

Анастасия Сорокина: Спасибо.

Александр Денисов: Дмитрий Анатольевич, вот тоже странная история: вроде дом аварийный, в программу не попадает, это... ?

Дмитрий Журавлев: Ну как, в программу попадает то, на что денег хватило, ну просто это реальность, да? Денег не хватило, потому что дотационный регион, денег мало, и их распределили так, чтобы хоть что-то заткнуть. При этом сколько бы мы ни говорили, что надо людей спасать, – а за что? Все тот же вопрос. Если надо, пусть федерация деньги дает, при этом, конечно, жестко контролирует, потому что если их просто раздавать, то мы их потом не увидим. А иначе не получится, ведь в этом главный вопрос, в этом отличие одного закона от другого. Если реновация проводится за государственный счет, тогда это логично и понятно; если за счет инвесторов, то этого не произойдет, потому что это будет не реновация, а просто слом.

Александр Денисов: То есть вот по этому законопроекту, который внесли в Госдуму, реновации не будет по регионам?

Дмитрий Журавлев: Это не будет реновация: кому нужно, сломает что нужно и пошлет... Знаете, у меня тетя живет в Московской области в небольшом 2-этажном доме тоже, единственное что кирпичном, перекрытия все деревянные. Им предложили технический этаж соседнего высотного здания, пожалуйста, можете переезжать.

Александр Денисов: А что из себя представляет технический этаж?

Дмитрий Журавлев: Ну вот где лифты организованы, все механизмы...

Александр Денисов: На самом верху, что ли, вот этот вот?

Дмитрий Журавлев: Да-да-да, «окна мы вам пробьем», сказали, и давайте, товарищи. Это Подмосковье, простите, где деньги есть и где очень много делается нового для... То есть нельзя сказать, что власти сказали: «Пошли вы все...» Но на уровне вот конкретной точки... Губернатор высоко, он большой начальник, а вот тут сказали: «Не хотите – не надо, живите в своем доме дальше».

Александр Денисов: И что тетя выбрала?

Дмитрий Журавлев: Тетя у меня живет, ей 75 лет, она уже так жить не сможет просто физически. Но хорошо у нее есть я, а в доме очень много старых людей, этот дом был ведомственным, там жили работники определенного предприятия, они состарились, по-другому они жить не будут, их никто, в общем, нигде не ждет.

Александр Денисов: Дмитрий Анатольевич, подведем итоги опроса.

Анастасия Сорокина: Спрашивали, нужна ли вашему городу реновация. Практически 50 на 50 разделились мнения, «да» сказали 46%, «нет» 54%.

Александр Денисов: Да. Тему обсуждали с Дмитрием Анатольевичем Журавлевым, генеральным директором Института региональных проблем. Переходим к следующей теме. Спасибо, Дмитрий Анатольевич.

Анастасия Сорокина: Спасибо.

Дмитрий Журавлев: Спасибо вам.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)