В Госдуму снова внесли законопроект об индексации пенсий работающим пенсионерам

В Госдуму снова внесли законопроект об индексации пенсий работающим пенсионерам | Программа: ОТРажение | ОТР

индексация пенсий, работающие пенсионеры, деньги

2021-04-07T14:48:00+03:00
В Госдуму снова внесли законопроект об индексации пенсий работающим пенсионерам
Медицина не стала доступнее. Лесные пожары. Все – в мегаполисы? Пенсионеры без страховки. Самозанятые
Растут под Моргенштерна
Ставка на агломерации: все уедут в города?
ФАП на стадии фундамента, но уже «работает». Как отчитываются владимирские чиновники. СЮЖЕТ
Медицине показали ФАП
Кто останется без пенсии?
Статус: самозанятый
Можно ли зарабатывать на солнечном свете в нашей стране?
ТЕМА ДНЯ: Огни больших городов
Маркировка домашних животных может начаться со следующего года
Гости
Евгений Якушев
заведующий лабораторией развития пенсионной системы Института социальной политики ВШЭ
Вадим Квачёв
доцент базовой кафедры ТПП РФ «Развитие человеческого капитала» РЭУ им. Г.В. Плеханова

Петр Кузнецов: А мы продолжаем и узнаем, что пенсионеров снова хотят пересчитать, но главное, чтобы в результате не обсчитали. Заксобрание Севастополя на этот раз внесло в Госдуму очередной законопроект об индексации пенсий работающим. Авторы говорят, что отмена индексации крайне негативно сказалась на положении пенсионеров и привела в целом к существенному снижению покупательной способности граждан.

Оксана Галькевич: Индексацию отменили в 2016 году, после этого на разных уровнях не раз звучали предложения вернуть эту опцию для граждан с низкими зарплатами, но правительство не поддержало их, и прежде всего потому, что это требует дополнительных расходов очень больших.

Петр Кузнецов: А вот конкретные цифры, кстати, по расходам. Уже подсчитано, что в случае принятия вот этого нового закона дополнительные расходы Пенсионного фонда составят 400 миллиардов рублей. Вот Оксана вспомнила о попытках предыдущих подойти к этому вопросу, только в прошлом году было пять подходов к возвращению индексации. В феврале предложение внес сенатор Иконников, он предложил использовать профицит бюджета тогда, но кабмин отказался, ссылаясь на то, что не были указаны конкретные источники, то есть откуда именно брать деньги, так что до свидания.

Оксана Галькевич: Так что да. В июне две партии, «Справедливая Россия» и ЛДПР, вернулись к этому вопросу, предложили выплатить индексацию за весь период с 2016 года, а другие – начать индексацию незамедлительно с 2020 года. Снова получили отказ: денег в Пенсионном фонде на этот раз нет.

Петр Кузнецов: Справорос Миронов не успокоился. В октябре он обратил внимание на то, что Минфин не внес индексацию в бюджет на 2021 год несмотря на поправки к Конституции. Тогда президент поручил после этого правительству подготовить-таки предложения по возобновлению индексации.

Оксана Галькевич: Ну и, наконец, «Единая Россия» в том же октябре направила в правительство два варианта восстановления индексации, поэтапный и единовременный.

Петр Кузнецов: То есть и дело, кажется, все-таки сдвинулось...

Оксана Галькевич: ...с мертвой точки. Ну мы посмотрим, результат пока еще непонятен, да, неизвестен, будем разбираться в этом.

Петр Кузнецов: Пенсионеры, работающие прежде всего, звоните, пишите, рассказывайте, как вы живете без индексации, потому что нам заявляется о том, что после того, как индексацию приостановили, очень много пенсионеров отказались от работы, ушли с рынка труда, а это, между прочим, чуть ли не миллионы рабочих мест.

Оксана Галькевич: Будем сейчас в этом разбираться. Уважаемые зрители, звоните-пишите. Если вы пенсионер, расскажите, как вы живете на одну пенсию. Если вы работающий пенсионер, расскажите, почему вы пошли работать. В общем, много самых разных историй, мы ждем от вас мнений.

Петр Кузнецов: Ждем.

Оксана Галькевич: Телефоны на экранах, все это совершенно бесплатно. А на связи...

Петр Кузнецов: А мы дождались Евгения Якушева, это наш первый эксперт, заведующий лабораторией развития пенсионной системы Института социальной политики Высшей школы экономики. Евгений Львович, здравствуйте.

Оксана Галькевич: Здравствуйте.

Евгений Якушев: Добрый день.

Оксана Галькевич: Ну как думаете, на этот раз история чем закончится с индексацией работающим пенсионерам?

Евгений Якушев: Ну, я думаю, что законопроект опять отклонят, потому что реально денег в бюджете на эти средства нет, на эти расходы нет. Надо просто понимать, что на пенсию выходит послевоенное поколение, которое беби-бумеров, и, собственно говоря, расходы на выплату пенсий существенно возросли. Мы видим, что правительство раз за разом выбирает тактику сокращения доходов. Вначале были заморожены пенсионные накопления, если вы помните, то до 2014 году 6% заработка шло на именные пенсионные счета граждан. Чуть позже, мы видим, было принято решение о неиндексации пенсий работающим пенсионерам, потому что тоже как бы это идея в том, что у этих людей есть дополнительный доход, собственно, деньги нужно потратить на тех, кто уже не работает. И следующий шаг, который системный, – это повышение пенсионного возраста.

Надо понимать, что в принципе это ребалансировка пенсионной системы, которая связана с имеющимися финансово-экономическими и социально-демографическими изменениями, которые происходят в России. И вопрос про индексацию пенсий, скорее всего, найдет решение немножко в другом плане. Сейчас пенсионная формула предусматривает, что если человек не получает пенсию после наступления пенсионного возраста и пенсионных оснований, то ему увеличивается количество баллов. К сожалению, сейчас это мизерная прибавка и по большому счету никто на нее не идет, там доли процентов людей не получают пенсию, продолжая работать, все предпочитают синицу в руках, и пенсию, и заработную плату.

Я думаю, что единственным инженерным, таким финансовым, техническим решением будет существенное увеличение размеров пенсий для работающих людей в случае, если они не получают пенсию, но пока как бы дискуссии нет, есть предложения, которые где-то в правительстве рассматриваются, у экспертов информации по этому поводу нет.

Петр Кузнецов: Ага. Евгений Львович, но все-таки государство же должно понимать, что без индексации в любой форме вся пенсия работающего пенсионера с годами, совсем скоро в наших экономических условиях будет сведена к нулю, по сути ее не будет, если не индексировать.

Евгений Якушев: Ну, не совсем. Пенсионная система в принципе каждый год пенсии индексирует, с этой точки зрения расходы, если мы посмотрим на статистику, на выплату пенсий постоянно увеличиваются. Это связано как с абсолютным количеством, ростом абсолютного количества пенсионеров, так и с увеличением среднего размера пенсий.

Но надо понимать, что пенсионная система несправедлива, сейчас это все больше и больше как бы мы убеждаемся, то есть она предусматривает какое-то определенное перераспределение средств от богатых к бедным, от одного региона к другому региону, и с этой точки зрения это социальное страхование как бы общественных рисков. Собственно говоря, у нас есть один пирог и им нужно накормить всех. И собственно говоря, администраторы пенсионной системы как раз и решают эту проблему, где взять, куда добавить, для того чтобы была справедливая пенсия.

У нас есть миллионы людей, чей размер пенсии меньше прожиточного минимума, и с этой точки зрения существует механизм доплаты до регионального прожиточного минимума. С этой точки зрения как бы государство выделяет на это тоже средства. Поэтому сейчас пенсионная система в принципе в большей степени ориентирована на уровень выживания, а не на уровень какой-то справедливости и дифференцированного размера пенсий.

Оксана Галькевич: Евгений Львович, ну вот одно то, что вы сказали, что сейчас демографическая ситуация такова, что вступает в пенсионный возраст многочисленное поколение, а работает, наоборот, поколение малочисленное, то есть те, кто содержат неработающих пенсионеров, это говорит о том, что в принципе есть определенные перспективы, насколько долго это будет продолжаться именно так.

Евгений Якушев: Ну, вы абсолютно правы. Высокая доля неформальной занятости, высока доля «серого» сектора, когда частично в конверте оплачивается, когда не платятся страховые взносы. Собственно, пенсии можно было бы увеличить в 2 раза, если бы все платили налоги и спали спокойно. Но мы видим, что пока тренд недоверия к государству, тренд недоверия как бы системе сохраняется. Считается, наверное, такой фрондой, как бы заплатить так, чтобы меньше отдать государству. К сожалению, это особенности рынка труда. Пока у нас не будут изменения на рынке труда, говорить о каких-то изменениях в пенсионной сфере не представляется возможным.

Оксана Галькевич: У нас много звонков и сообщений. Вот пишет Волгоградская область о том, что, слушайте, работы и без пенсионеров у нас нет, отправляйте, видимо, всех на пенсию, пусть не работают. Тверская область пишет, что цены выросли в 2 раза, стало быть, и индексировать нужно тоже как минимум в 2 раза. Саратов: «Я работающий пенсионер, мечтаю уйти в тень, чтобы иметь индексацию, если никому не нужны мой НДФЛ и мои взносы в Пенсионный фонд». И у нас есть еще звонок.

Петр Кузнецов: У нас звонок есть, работающий пенсионер, как мы поняли, из Нижегородской области Александр.

Зритель: Да.

Оксана Галькевич: Здравствуйте.

Зритель: Алло? Можно говорить?

Оксана Галькевич: Нужно.

Петр Кузнецов: Да, здравствуйте.

Зритель: Да. Вот давайте я вам расскажу про себя... Алло, слышно?

Петр Кузнецов: Конечно, да, давайте.

Зритель: Вот. Скоро 75 лет, на трех работах работаю, после того как вышел на пенсию. За 45 лет выработки пенсия составляет 200 долларов. Вот тех бы, кто это посчитал, пенсию, я бы своими руками удавил, прямо вот где-нибудь на площади, это раз.

Оксана Галькевич: Ну...

Зритель: За все время, когда я был на пенсии, мне недоплатили 6 миллионов 300 тысяч.

Оксана Галькевич: А это как вы посчитали?

Зритель: Это я подсчитал, да. Пенсия должна быть нормальной, я считал от нормальной пенсии...

Оксана Галькевич: Но вы считали нормальной пенсией какую? Как вы этот уровень определили?

Зритель: Вот я проработал 45 лет честным трудом, мне должны сейчас 45 тысяч платить.

Оксана Галькевич: Ага.

Зритель: Это резонно, чтобы я нормально жил.

Оксана Галькевич: Но вы считали исходя из своих расходов, я правильно понимаю? Или вы посчитали каким-то другим образом, 40%, 50% от своей зарплаты?

Зритель: Нет, я подсчитал с процентами.

Оксана Галькевич: Хорошо, Александр, да, спасибо.

Петр Кузнецов: Спасибо большое.

Смотрите, Евгений Львович, вот у пенсионеров своя математика. Сейчас инфляция у нас где-то официально в районе 4%. Мы понимаем, что и она там распространяется на очень широкую корзину продуктов и услуг, которые не характерны для пенсионеров, продуктовая инфляция еще выше. Не назрела ли необходимость разработать отдельный пенсионный индекс, индексацию пенсионную, отдельно продуктовую корзину для пенсионеров, чтобы понять, насколько нужно индексировать пенсии в результате, чтобы у нас была вот эта параллельная отдельная модель индексации для отдельной большой категории граждан, таких как пенсионеры.

Евгений Якушев: Ну, вы правы, у нас существует прожиточный минимум пенсионера, он отличается от прожиточного минимума как бы взрослого человека и отличается от прожиточного минимума ребенка. Собственно, это вопросы к Росстату, не к экспертам, почему и как определяются вот эти вот индексы. С точки зрения дальнейших действий идет движение в сторону перехода от расчета продуктовой корзины к условно оценкам, связанным с медианной заработной платой по стране. То есть в этой связи определенные изменения ожидаются.

Но как бы надо понимать, что пенсии все равно маленькие в том числе и потому, что у нас маленькие заработные платы, то есть с этой точки зрения чем больше человек получает заработную плату, тем меньше у него коэффициент замещения. У нас высокие зарплаты никак не учитываются, собственно говоря, государственная пенсионная система перераспределяет от тех, кто получает, скажем так, платит много страховых взносов тем, кто не платил или просто не работал, работал «всерую».

Оксана Галькевич: Да, а в итоге мы получаем иногда ситуацию, как вот нам пишет зритель из Калининградской области: «63 года, стаж 34 года, пенсия 9 100. Сосед никогда не работал, получил социальную пенсию 10 180. Разве это справедливо?»

Евгений Якушев: Это несправедливо.

Оксана Галькевич: Как вообще, в принципе такие ситуации появляются? Человек работал, человек не работал.

Евгений Якушев: Ну вот это и есть особенность. У нас предусмотрено социальное государство, поэтому оно не бросает граждан. С этой точки зрения, если человек никогда не работал, не имеет необходимого стажа, он получает социальную пенсию. Социальная пенсия выплачивается на 5 лет позже общеустановленного возраста, то есть с этой точки зрения, если там раньше было 60 лет, то социальную пенсию начинают платить в 65, соответственно, сейчас это плюс 5 лет к стажу. И вторая история, что социальная пенсия, ее размер устанавливается на уровне минимального прожиточного минимума пенсионера в регионе.

Оксана Галькевич: Давайте послушаем...

Петр Кузнецов: Давайте Магадан послушаем, Сергей ждет на линии. Здравствуйте, Сергей. Спасибо, что дождались.

Зритель: Здравствуйте, уважаемые ведущие.

Оксана Галькевич: Здравствуйте.

Петр Кузнецов: Пожалуйста.

Зритель: Я вот слушал сейчас вот этого сказочника, который рассказывает, что как считается и кому что плотят.

Оксана Галькевич: Ох...

Зритель: Я проработал на Колыме 42 года, работал дальнобойщиком. Мне пенсию назначили 17 тысяч.

Оксана Галькевич: Ага.

Зритель: Понимаете, на Колыме проработать 42 года и получать пенсию 17 тысяч? Цены у нас здесь заоблачные. И вы спрашиваете, почему мы вынуждены работать, – потому что нас заставляет наша система работа. Я смотрю ваши все передачи и удивляюсь, где вы находите вот этих комментаторов, которые ничего не соображают в жизни нашей...

Оксана Галькевич: Нет, Сергей, подождите...

Петр Кузнецов: Многие бы позавидовали на самом деле размеру вашей пенсии, вы же слышали, какие суммы называют.

Оксана Галькевич: Ну, это Магадан.

Петр Кузнецов: Это Магадан, да.

Оксана Галькевич: Зритель Сергей правильно сказал, там все жутко дорого...

Петр Кузнецов: Заоблачно и космически, да, понятно.

Оксана Галькевич: Жутко дорого, да. Евгений Львович, ну, вы знаете, просто вот вы назвали демографическую ситуацию, сказали, что пирамида перевернулась, и все, какая-то безысходность. Понятно, что демографическая ситуация в ближайшее время не изменится, понятно, что и с бюджетом у нас тоже определенные сложности. То есть нам никакой особой перспективы не ждать в этом смысле, да, ни Сергею, ни Александру, ни всем нашим зрителям, которые нам пишут? Мы не можем им сказать, что, друзья, пенсии проиндексируют, с пенсиями станет попроще, вас поддержат, их будет хватать на нормальную жизнь.

Евгений Якушев: Ну, эксперты тем и отличаются от политиков, что у нас независимая точка зрения и мы оперируем фактами, а не эмоциями. Понятно, что можно какие-то популистские заявления делать, они будут хорошо восприняты, но всегда возникнет вопрос, за счет каких источников пенсии эти выплачивать. Собственно, реально прогнозы все достаточно негативные с точки зрения развития пенсионной системы. Это означает, что те, кто получал пенсию, выходил на пенсию 10–20 лет, их уровень дохода был выше, чем те, которые будут выходить через 10–20 лет. К сожалению, пенсионная сейчас в нынешних параметрах, в нынешних условиях будет обеспечивать именно минимальный прожиточный минимум. С этой точки зрения это та объективная тенденция, к которой мы сейчас движемся.

Оксана Галькевич: Евгений Львович, но вот тогда смотрите, почему в прошлом году, когда социальная поддержка оказывалась определенным категориям населения, выделили только семьи с детьми, а пенсионеров, как вот мы видим просто по звонкам, по сообщениям наших зрителей, в категорию тех, кому нужна помощь, никак не включили. Ведь не было же таких вот этих вот пособий по 5 тысяч, как на детей, не получали наши люди. Почему?

Евгений Якушев: Ну, просто ситуация следующая. Семьи с детьми, когда один из родителей работает, они находятся за чертой бедности, это факт, это известная история, то есть бедность среди многодетных семей как бы выше, чем как бы в среднем в обществе. Поэтому исходя из имевшихся ресурсов, видимо, было принято такое решение поддержать наиболее, скажем так, тяжелую категорию. С точки зрения пенсионеров, опять-таки средних цифр, то есть у нас пенсии для пенсионеров на уровне минимального прожиточного минимума, поэтому доходы, скажем так, среднедушевые доходы у пенсионеров оказываются выше, чем у многодетных семей.

Оксана Галькевич: Спасибо.

Петр Кузнецов: Спасибо большое за ваш комментарий! Евгений Якушев, заведующий лабораторией развития пенсионной системы Института социальной политики Высшей школы экономики.

Продолжаем ждать от вас SMS и звонки в прямом эфире. Прямо сейчас вопрос, на который отвечали люди.

Оксана Галькевич: Очень разные просто мнения, в том числе на SMS-портале, а нужно ли в принципе индексировать пенсию, потому что некоторые, например, есть такая достаточно большая категория...

Петр Кузнецов: А какие варианты?

Оксана Галькевич: Люди считают, что у нас и так безработица слишком большая, а тут пенсионеры места занимают. Нужно ли индексировать? Нет, пусть уходят с работы, тогда им все индексируют.

Петр Кузнецов: Именно работающим. Вот об этих категориях, подкатегориях вот этой и без того уязвимой категории, как пенсионеры, мы обязательно поговорим, с кого же нужно из них начинать. Опрос на улицах задавали: «Как вы считаете, нужно ли индексировать пенсию работающим пенсионерам?» – все тот же вопрос.

ОПРОС

Петр Кузнецов: Мнения людей выслушивал вместе с нами и наш эксперт Вадим Квачев, доцент базовой кафедры Торгово-промышленной палаты «Развитие человеческого капитала» РЭУ имени Г. В. Плеханова. Здравствуйте, Вадим.

Оксана Галькевич: Здравствуйте. Очень делит, я смотрю просто, людей эта история...

Петр Кузнецов: Да, абсолютно.

Оксана Галькевич: Многие пишут, что вот «мы же работали, мы же заработали, почему нам минималку, а вот кто-то там просто так получает маткапитал и работать не идет».

Вадим, скажите, вот раньше, в советское время, было такое определение: пенсия – это выход на заслуженный отдых, это время заслуженного отдыха, определение советского времени. А сейчас пенсионный период для человека – это что?

Вадим Квачев: Да, здравствуйте, коллеги.

Здесь мы имеем дело с такой очень интересной дилеммой, которая, в общем, приводит к тому, что люди часто сталкиваются буквально лбами вот в таких вот яростных дискуссиях, как у вас в ваших опросах. Пенсии очень маленькие объективно, они не позволяют обеспечить эффективный уровень жизни. И люди работают не потому, что они совершают там какой-то выбор, то есть они отдыхают, в общем, и им мало и мало денег, им надо еще больше денег заработать, а потому, что они вынуждены это делать, они вынуждены идти на работу.

И здесь вопрос действительно, вот вы правильно подчеркнули, в том, каковы цели у нас социальной политики. В чем цель? В том, чтобы как можно больше людей вышло на рынок труда, в том числе и пожилых, тех, кто на пенсии находится, или в том, чтобы обеспечить некий вот такой достойный уровень жизни? Я все-таки считаю, что цель государственной социальной политики должна быть второй. И при наличии достойного уровня пенсионного обеспечения просто эта проблема сама по себе отпадет, пенсионеры как в Европе у нас будут путешествовать, вместо того чтобы...

Петр Кузнецов: Инвестировать в пенсионеров, да, потому что и покупательная способность, и общий уровень жизни, и так далее, и так далее.

Оксана Галькевич: Это вот что за история была на днях во Франции, когда правительство обратилось к своим пенсионерам с просьбой раскубышить кубышку, потому что во время поддержки пандемийной они там сэкономили большую сумму. К сожалению, это не про наших пенсионеров.

Вадим Квачев: Да, совершенно верно. И здесь вопрос в том, какую мы политику ставим вперед, то есть сэкономить на людях или все-таки обеспечить людям какой-то достойный уровень жизни. Я считаю, что государственная политика должна придерживаться все-таки второй цели. И более того, мы живем в обществе, которое демографически является обществом постепенно стареющим, и все больше и больше упор и политика должна быть именно на людей старшего возраста.

Оксана Галькевич: Нет, ну цели-то благие, тут вопрос, знаете, в том, как этого добиться, учитывая опять же нашу и экономическую ситуацию, финансовую, опять же вот санкции, которые нам грозят... Вот все вот это учитывая комплексно, как этого добиться? А так-то цель хорошая.

Вадим Квачев: Здесь вопрос в том, каким образом мы понимаем вообще, в целом цель экономической политики, будем ли мы делать упор на то, чтобы сокращать инфляцию в том числе за счет вот этой политики жесткой экономии, которая себя показала, в общем, не очень эффективной в период пандемии не только в России, но и в других странах, или все-таки мы будем делать акцент на спрос, то есть на ту сторону экономики, которая касается конкретного гражданина, когда конкретный гражданин все-таки обретает способность получать доход, тратить доход, то и экономика в целом себя чувствует лучше. То есть здесь вот я сторонник вот такой точки зрения, что не надо к жесткой экономии прибегать в социальной политике, наоборот, надо стимулировать спрос в том числе и со стороны пожилых, которых огромное количество.

Петр Кузнецов: Зинаида, Сыктывкар, с нами на связи.

Оксана Галькевич: Здравствуйте, Зинаида.

Петр Кузнецов: Послушаем ее мнение.

Зритель: Здравствуйте.

Я хотела про себя сказать. Я работающий пенсионер, стаж 47 лет. Вот работаю, потому что чтобы не попрошайничать, потому что я не хочу... Пенсия 14 500...

Оксана Галькевич: Зинаида, а чем вы занимаетесь? Чем вы работали до выхода на пенсию и чем занимаетесь сейчас?

Зритель: У меня стаж на производстве, на швейной фабрике 22 года, остальное я в тяжелые времена, как 1990-е гг. наступили, фабрика закрылась, и так пошла, уборщицей работаю, уборщицей, детей поднимала на трех работах, чтобы... Мы с мужем работали, чтобы детей поставить, выучить их. И вот вышли на пенсию, муж только полгода пожил, умер, а я осталась на одну пенсию, мне же работать...

Оксана Галькевич: Зинаида, но это же тяжело, слушайте, вот уборщицей работать – это же тряпки, ведра с водой, это все тяжело таскать, ходить туда-сюда.

Зритель: Ну правильно. Если врач сказал, что «вам надо на легкий труд», а я ответила: «Какой легкий труд! Только начальником можно быть, меня уже никто туда не возьмет». Но жить-то ведь, не хочется попрошайничать.

Оксана Галькевич: Не хочется.

Зритель: Я еще хожу, ноги-руки работают, я хочу. Если бы мне давали пенсию нормальную, я бы в санаторий уехала, но мы не заработали, хотя есть у меня региональный ветеран труда, но мы не заработали, ничего у нас нет.

Оксана Галькевич: Да, спасибо.

Петр Кузнецов: Спасибо, Зинаида из Сыктывкара.

Вадим, при этом, вот я читаю, уровень безработицы, статистика, среди пожилых людей невысок, меньше 4%. Мужчины старше 60, женщины, которым больше 55, составляют 10% от общей численности рабочей силы. С одной стороны, вроде бы как стоит порадоваться, что есть места, есть возможность, но, с другой стороны, ну не должны люди уже в таком возрасте работать.

Вадим Квачев: Да, я совершенно с вами согласен. То есть, конечно, возможность для желающих заниматься каким-то трудом, должна быть, потому что многие люди могут не видеть себя без профессиональной самореализации, даже будучи на пенсии. Здесь мы говорим не об этом.

Петр Кузнецов: Ну вот эти беби-бумеры как раз, о которых наш эксперт вспоминал, они не нуждаются в долгосрочном уходе, несколько другое поколение, им, наоборот, нужны активность и востребованность, но это не из-за того, что не на что прожить, пенсии не хватает, несколько другой подход.

Вадим Квачев: Да, это совершенно другой случай. То есть все-таки в массе мы имеем дело именно с той ситуацией, которую нам уважаемая телезрительница Зинаида описала, когда просто человек вынужден работать, для того чтобы не умереть с голоду, потому что пенсия очень маленькая. И здесь очень большая несправедливость, которая заключается в переходе от системы советской с высоким социальным обеспечением, которая гарантировала пенсию, гарантировала медицину бесплатную и так далее. И когда этот переход мы осуществили, мы как бы вот про социальные обязательства государства забыли совершенно неправильно.

И получается, что очень многие люди пожилые, которые действительно вложились в экономику страны, то есть которые действительно очень много работали, они получают вот такое вот очень несправедливое вознаграждение и вынуждены работать, и все это представляется под некоторым таким соусом объективных экономических обстоятельств, хотя здесь есть моменты, которые можно было бы улучшить, в том числе и с точки зрения социального обеспечения. Есть, например...

Оксана Галькевич: Вадим, вот вы сказали о том, что нужно стимулировать расходы пенсионеров, то есть поддерживая их в некотором смысле финансово, социальную поддержку им какую-то материальную обеспечивая. Но пенсионеры, так же как молодежь, так же как люди среднего возраста, они так или иначе тратят деньги в определенных сферах: молодежь – это, я не знаю, может быть, гаджеты, какая-то модная одежда, что-то еще, средний возраст – это другие какие-то траты... А пенсионеры, они своими тратами раскручивают маховик каких секторов экономических? На что они тратят?

Вадим Квачев: Да, вот приведу пример. Например, я чуть-чуть предваряю ваш комментарий, о чем вы сказали. Например, вот в Москве реализуется проект Правительства Москвы, который направлен на получение образования, курсов всяких, – это замечательно, это очень хорошо. Но неплохо бы вот эти вещи дополнить еще и прямыми выплатами, которые, например, в пандемию осуществлялись во многих странах мира. Даже показала статистика, что, в общем, ничего страшного с инфляцией не происходит, на фоне снижения уровня жизни такие прямые трансферты, в общем, хорошо влияют на экономику.

Оксана Галькевич: На что они потрачены будут? На что пенсионеры в первую очередь в основном тратят?

Вадим Квачев: Да. Это будут, конечно, базовые продукты жизнеобеспечения, потому что это не будет какая-то роскошь, это не будут какие-то товары экстремальные. Это будут просто продукты, одежда, то есть базовые какие-то вещи, которые каждому человеку необходимы.

Петр Кузнецов: И даже не путешествия...

Оксана Галькевич: А это уже как минимум наш аграрный сектор, легкая промышленность.

Петр Кузнецов: Вадим, простите, хочется закончить вопросом все-таки и короткий ответ на него получить...

Вадим Квачев: Да.

Петр Кузнецов: ...с которого начала Оксана нашу сегодняшнюю тему: как вам кажется, вот сейчас Заксобрание Севастополя направило новый законопроект – получится все-таки с индексацией в этот раз работающим пенсионерам, или опять скажут, что денег нет?

Вадим Квачев: Вы знаете, это очень сложный вопрос. Я не могу прямо сказать, да или нет. Хотелось бы, потому что любая небольшая мера, все-таки я поддерживаю ее, помощи людям. Но что в итоге получится, совершенно непонятно.

Оксана Галькевич: Спасибо.

Петр Кузнецов: Спасибо. Вадим Квачев, доцент базовой кафедры Торгово-промышленной палаты «Развитие человеческого капитала» РЭУ имени Г. В. Плеханова, наш эксперт, наша тема. Небольшой перерыв, далее возвращаемся с «Несерьезными новостями», а потом поговорим о климате, есть новости.

Оксана Галькевич: Сказал бы, о сакуре, заинтриговал бы, а так...

Петр Кузнецов: Все.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)