В интернет по паспорту

В интернет по паспорту
Александр Гезалов: Нужно помогать не приютам, а конкретным семьям, чтобы дети не попали в систему госзаботы, потому что государство – очень плохой родитель
Павел Гусев: Государство должно жёстко определить вину тех чиновников от спорта, которые создали всю эту ситуацию с допингом
Зима снежки солила... Москва закупила реагентов на рекордные 15 млрд рублей. Оправданы ли эти траты и как готовы к снегопадам регионы?
Кто здоровеньким живет. О рейтинге регионов, отказавшихся от вредных привычек
Министр по объявлению. В Оренбургской области открыта вакансия на должность министра промышленности и энергетики
Реальные цифры: сколько налогов заплатили россияне. Зарплаты учителей уравняют. Безумные госзакупки. Герой нашего времени — богатый и успешный?
Поделись с государством: сколько мы отдаём официально и сколько платим скрытых налогов?
Сергей Лесков: Ворваться в стан мировых лидеров с помощью белорусской модели «заповедника социализма»? Нет, это без шансов!
Владимир Карачаровский: Поднять зарплату – не главное. Люди должны видеть движение страны к справедливости
Кирилл Семёнов: Если детей в школе немного и норматив в регионе невысокий, то откуда взять дополнительные деньги? Должен быть механизм финансирования
Гости
Дмитрий Мариничев
интернет-омбудсмен, член экспертного совета «Агентства стратегических инициатив»
Рахман Янсуков
глава Ассоциации предпринимателей по развитию бизнес-патриотизма «Аванти»

Александр Денисов: «Пользователь, захвати паспорт». Ассоциация предпринимателей «Аванти» направила с Госдуму и Совет Федерации предложение – обязать нас вводить паспортные данные при входе в интернет. Кремль однозначно высказался – мол, это и цензура, и нарушение прав. Хотя мы и так, в общем, привязываем свои документы и к номеру смартфона, и к выделенной домашней линии. Что же нам тогда бояться-то? Выясним у наших экспертов.

Анастасия Сорокина: На связи Рахман Шах-Магомедович Янсуков, глава ассоциации предпринимателей по развитию бизнес-патриотизма «Аванти». Здравствуйте.

Рахман Янсуков: Добрый день.

Александр Денисов: Да, здравствуйте. Рахман Шах-Магомедович, как раз вы в Госдуму-то и в Совет Федерации направили это предложение. Чем руководствовались?

Рахман Янсуков: Руководствовались тем, что на сегодняшний день интернет-пространство – очень сильное оружие. Мы это все прекрасно понимаем. Общество очень сильно развивается, в том числе этим многие пользуются. Основная идея нашей инициативы… В интернет-пространстве вводят людей в заблуждение, вмешиваются в личную жизнь, в выборы – и за это не несут ответственность. Анонимность. Они заранее знают, что они могут не нести ответственность. Они этим пользуются, этими возможностями в интернет-пространстве.

Мы считаем, что каждый человек должен нести ответственность за свои поступки, за высказывания именно в интернет-пространстве. И анонимность Это для того, чтобы выяснить человека, который выходит в интернет. Мы считаем, что наша инициатива в этом заключается.

Анастасия Сорокина: Рахман, но сейчас же, когда покупаешь провайдера, когда покупаешь какой-то смартфон или компьютер, ты указываешь свои паспортные данные. В принципе, все привязки уже существуют, поэтому вычислить, кто пользуется тем или иным гаджетом, очень просто. Зачем нужно дополнительно еще вводить паспортные данные при входе в интернет?

Рахман Янсуков: Я с вами абсолютно согласен. Когда покупаешь любые покупки, ты предоставляешь данные. У нашей инициативы есть сторонники, а есть противники нашей инициативы. И мы считаем на сегодняшний день, что любой человек, в том числе я, все пользуются интернетом. И многие этим пользуются. Когда ты выходишь в интернет, ты не предоставляешь паспортные данные, ты не знаешь, откуда информация идет. И этим пользуются многие организации, которые негативные. Много террористических организаций этим пользуются. Исходя из этого, мы мониторили все. Нам не безразлично, когда в интернете пишут какую-то негативную информацию. И мы не можем отслеживать этих людей из-за анонимности.

Александр Денисов: Рахман, вопрос короткий совсем. Но ведь жулики всегда найдут способ, чтобы уйти. Это мы, скажем прямо, «чайники»: мы покупаем SIM-карту по паспорту, подключаем выделенную линию по паспорту. А это жулье способы обхода найдет. Вы их таким образом не прищучите.

Анастасия Сорокина: Чужой паспорт введут, и все.

Рахман Янсуков: Смотрите. Я с вами тоже абсолютно согласен. Особенно людей зрелого возраста, граждан России беспокоит интернет-пространство. Вот подрастающее поколение, молодежь нашу инициативу не воспринимает, они привыкли к свободе и дозволенности в интернет-пространстве. Конечно, многие воспринимают с негативной стороны. В том числе родители и люди в зрелом возрасте очень обеспокоены и на нашей стороне.

Исходя из этого… Конечно, может быть левый паспорт. Это уже в компетенции соответствующих органов, которые должны следить за этим. Если я, например, зайду в интернет и что угодно напечатаю, выложу, сниму где-то видео, оскорбляя любого человека, государственного деятеля или предпринимателя – отследить и узнать, откуда идет это, тяжело. А если подключить людей, чтобы узнать, то это экономически обходится очень дорого.

Если человек будет заходить в интернет, если он будет предоставлять… Как вы говорите, когда покупаем машину, мы всегда предоставляем паспортные данные, когда идешь в больницу, когда поступаешь в университет. В чем проблема, если ты предоставляешь свои паспортные данные? Я проблемы особо не вижу. Надо обеспечить самих же граждан безопасностью в будущем.

Анастасия Сорокина: Спасибо, спасибо. На связи был Рахман Янсуков, глава ассоциации предпринимателей по развитию бизнес-патриотизма «Аванти», которая выступает инициатором идеи входить в интернет только по паспорту.

Спросим мнение об этом у еще одного эксперта – Дмитрий Мариничев, интернет-омбудсмен. Дмитрий Николаевич, здравствуйте.

Дмитрий Мариничев: Здравствуйте.

Александр Денисов: Здравствуйте. Дмитрий, вы как настоящий пользователь по видеосвязи с нами выходите.

Дмитрий Мариничев: Да. Только что ввел паспортные данные.

Александр Денисов: Ввели паспортные данные или нет, Дмитрий?

Дмитрий Мариничев: Ну, я хочу сказать, что на самом деле, как бы это смешно ни звучало, но мы все с вами в интернет попадаем по паспорту.

Александр Денисов: Вот мы об этом и говорим.

Анастасия Сорокина: Мы об этом и говорим, да.

Александр Денисов: Конечно, конечно.

Дмитрий Мариничев: Никакого другого технологического подключения к Сети у нас не предусмотрено. Соответственно, делать какие-то добавочные идентификации непосредственно пользователей – это уже избыточно и будет приводить к замедлению вхождения цифровой экономики в нашу жизнь.

Александр Денисов: Даже общественные сети Wi-Fi где-нибудь в гостиницах – они тоже идентифицируют нас, просят позвонить с нашего номера. Соответственно, наш номер уже привязан к паспорту. Они нас вычисляют и потом пускают в Сеть. То есть это уже действует так или иначе.

Дмитрий Мариничев: Да.

Анастасия Сорокина: Но тем не менее очень много вопросов. Сейчас из Татарстана пришло сообщение: «А как же быть с мошенниками и киберпреступниками, которые воруют наши и без того незащищенные данные?» Почему их не вычисляют, если у нас действительно все под контролем, все проходит через эти самые данные, которые мы предоставляем?

Дмитрий Мариничев: Ой, я бы так не горячился насчет того, что их не вычисляют и не ловят. У нас существуют компании, которые занимаются цифровой безопасностью. И они, скажем, в десятке сильнейших мировых рейтингов находятся. Ловят мошенников, сажают в тюрьму и судят. То есть все это функционирует.

Но мошенничество, о котором вы говорите сейчас на конкретном примере, оно связано в первую очередь с социальной инженерией. То есть люди в большинстве своем теряют доступ к мобильным банкам, к денежным средствам по собственной наивности. Их, грубо говоря… Знаете, как цыгане раньше на улице подходили, втирались в доверие и выуживали из кошелька жертвы фактически всю наличность – здесь мошенничество работает по примерно такому же принципу.

И то, что информация передается не посредством голоса и воздуха, а посредством интернета, с точки зрения самих взаимоотношений человеческих, ничего не меняется. И ловить их – это задача, конечно же, МВД, частных цифровых сыскных бюро, если можно их так назвать на русском языке. И это происходит. Ну, может быть, еще не так сильно вошло в нашу жизнь и не так явно представлено. Здесь отставание, даже с точки зрения самого населения, присутствует. То есть люди еще в большинстве своем не готовы, может быть, не до конца осознали.

Анастасия Сорокина: Дмитрий, оставайтесь, пожалуйста, с нами на связи. Есть звонок от зрителя, выслушаем его. И, может быть, понадобится ответ.

Дмитрий из Мурманской области. Здравствуйте.

Зритель: Извините, не Дмитрий, а Анатолий.

Анастасия Сорокина: Анатолий. Простите.

Зритель: Да-да. Выслушал тут много мнений. Считаю, что вводить паспортные данные в интернете каждый раз – это просто неимоверно подвергать себя опасности, потому что чем чаще ты их вводишь, тем больше ты их светишь, тем большие шансы, что тебя надуют. Например, давайте говорить откровенно, я иногда на порносайты залезаю. Я не хочу, чтобы какой-то посторонний видел, что я туда захожу, то есть по моим паспортным данным, которые я могу ввести, а могу и не ввести. То есть какие-то закрытые ресурсы или не закрытые. Каждый человек должен отдавать себе отчет в том, что он собирается сделать в интернете.

Я недавно пробовал купить ботинки в интернете, подивился низкой цене. Когда начал копать, то выяснилось, что магазин находится в Чебоксарах на территории склада, торгующего стройматериала. Ну как? То есть можно было деньги перевести и просто попрощаться с ними. Вот так.

Поэтому никакие паспортные данные, если ты глуп или просто не знаешь технологии, то лучше, наверное, и не связываться с этим.

Александр Денисов: Анатолий, а вам не кажется, что это уже смешно – бояться уже чего-то в интернете, если вы уже купили смартфон. Можете расслабиться насчет своей частной жизни – она лежит открыта на ладони. Там глазок. Если даже у Трампа воруют изображения со смартфона… Он фонариком подсветил какой-то документ – и все это вывалилось в Сеть, у него украли. И про вас знают, про ваши порносайты. Все, кому нужно, про это знают и без ваших паспортных данных.

Зритель: Ради бога! Вот поэтому я и говорю: а зачем еще раз? Зачем еще и паспортные данные? Зачем усложнять жизнь?

Анастасия Сорокина: Спасибо, Анатолий.

Александр Денисов: Хорошо. Заходите аккуратнее на горячие сайты.

Анастасия Сорокина: Дмитрий, сейчас появляются разные предложения…

Александр Денисов: Вот пользователь боится, он на порносайты ходит. Он боится, что все про это узнают, и паспорт его.

Дмитрий Мариничев: Зря боится. У нас работает «пакет Яровой». В принципе, есть трафик, который идет от него на какие-либо сайты, в том числе порно. Он сохраняется и хранится у оператора. Естественно, его можно будет проанализировать и посмотреть, если, конечно, этот трафик не зашифрован.

Анастасия Сорокина: Саша, у меня немножко другой был вопрос – про современные технологии.

Александр Денисов: Да. А теперь – о серьезном.

Анастасия Сорокина: О серьезном. Сейчас предлагают сканировать лицо, когда приходишь в банк, чтобы пользоваться, например, банкоматом, чтобы никто другой, кроме тебя, не могу воспользоваться. Может, нам уже перешагнуть историю с паспортом, а как-то в цифровое будущее заглянуть, чтобы интернет открывался, только если считают, условно говоря, параметры твоего лица?

Дмитрий Мариничев: Ну, вы сейчас немножечко о другом говорите. Речь идет об идентификации и о биометрике. На самом деле, действительно, уже сейчас и Visa, и MasterCard, консорциум операторов платежных систем, они ввели совершенно новые требования к технической составляющей. И там будет передаваться в том числе биометрия. Это в интересах людей.

Да, действительно, банкомат может не только определять ваше лицо, отпечаток пальца или брать кодовое слово, а в том числе видеокамера может наблюдать за вашей походкой. Смартфон, который лежит у вас в кармане, может записывать тоже, соответственно, ваши движения и на сто процентов идентифицировать вас – вы это или не вы. И, подходя к банкомату, даже необязательно в него пластиковую карту втыкать или что-то там вводить. Он и так будет знать, что это вы.

Александр Денисов: Так уже на «Сухаревской», Дмитрий, стоит система, установлена: в метро можно проходить тоже по лицу. Уже это действует. Это не опасно вообще для нас?

Дмитрий Мариничев: Нет, для нас это не опасно. Это на самом деле удобство. И пользователи всегда, когда речь идет об удобстве и безопасности, склоняются в сторону удобства. И защищать их – как раз задача тех компаний, которые предлагают сервисы. А задача государства – предъявлять дополнительные требования к компаниям, которые предлагают эти сервисы, с точки зрения контроля и за персональными данными, и за биометрией, и за тем, чтобы их не взломали, когда вы идете в метро.

Вызовов-то очень много. Не забывайте про те фейки, которые способны на сегодняшний день фактически повторять ваше лицо. И это тоже уже в качестве таких зловредных штук появляется. То есть такая борьба мечей и щитов будет продолжаться вечно.

Но, с точки зрения удобства, вопрос идентификации очень-очень разумный и очень важный, потому что наша жизнь становится проще. Представьте, что вы приходите в магазин. Сейчас вы идете на кассу, у вас пробивают все продукты, вы расплачиваетесь. А завтрашний день: вы просто пришли, в сумку, даже не в корзину, а в свою сумку положили эти продукты и пошли домой. И никто вас нигде не остановил, ничего не спросил, но с расчетного счета в банке у вас спишется все, что вы в эту сумку положили.

Вот вопрос идентификации, вопрос того, как это все будет работать. И здесь для нас удобство, скорость обслуживания, качество, цена…

Александр Денисов: Спасибо, Дмитрий.

Анастасия Сорокина: Спасибо, Дмитрий, спасибо. На связи был Дмитрий Мариничев, интернет-омбудсмен.

Александр Денисов: Будем продолжать торговать лицом, как говорится. Вернемся после новостей, большую тему обсудим, про толерантность поговорим.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)

Выпуски программы

  • Все видео
  • Полные выпуски