В интернет - с берёзы

В интернет - с берёзы | Программы | ОТР

Будет ли решён вопрос с доступом во всемирную сеть для жителей отдалённых поселений?

2020-11-16T15:10:00+03:00
В интернет - с берёзы
Водка может исчезнуть с прилавков из-за нехватки стеклянной тары
Справедливы ли счета за отопление в российских домах? И как по закону добиться пересчёта?
ТЕМА ДНЯ: Сладкая жизнь заканчивается - цены на сахар растут
Как найти хорошего психолога. На что обратить внимание, чтобы получить профессиональную помощь
Пенсионерам простят долги? Выясняем, кто попадает под временную амнистию
Тотальная слежка по-китайски. Будет ли в России внедряться система контроля за людьми по QR-коду, как это делается в КНР
Что нового? Владивосток, Красноярск, Сочи
Пока сырьевые монополии будут поддерживать зарвавшихся юнцов-миллионеров, мы и будем проигрывать на футбольном поле кому ни попадя
Суеверуем!
Как справляться с неприятностями?
Гости
Дмитрий Винник
ведущий аналитик Института исследований интернета, доктор философских наук
Алексей Дудоладов
студент Омского института водного транспорта
Александр Бузгалин
профессор Московского финансово-юридического университета

Денис Чижов: В российском интернете появился еще один герой. На этот раз прославился студент из Омской области Алексей Дудоладов. Что примечательно, тема, на которую он обращает внимание, в интернете обычно по-другому все, вот этот хайп когда ловят, но здесь тема серьезная действительно. Алексей, взобравшись на березу, в деревне Станкевичи обратился к губернатору с просьбой решить вопрос с отсутствием качественного интернета. Давайте посмотрим, как это было, небольшой фрагмент.

Алексей Дудоладов: Дома у меня есть интернет, но только 2G, и, к сожалению, я не могу выйти в образовательную среду, потому что просто он не грузит. И мне приходится ходить в лес 300 метров от деревни и забираться на березу, тут высота 8 метров, вот сейчас я примерно на такой высоте, и выхожу в Zoom, для того чтобы пообщаться с преподавателями и доказать, что я не пропускаю просто так.

Денис Чижов: Алексей Дудоладов с нами выйдет сейчас на связь, мы пообщаемся, спросим, какое развитие ситуации. Это студент Омского института водного транспорта. Здравствуйте, Алексей, вы нас слышите?

Алексей Дудоладов: Здравствуйте. Слышно.

Марина Калинина: Алексей, здравствуйте. Вы с березы нам звоните?

Алексей Дудоладов: Да.

Денис Чижов: Вот, я как раз хотел узнать, откуда вы будете добираться.

Скажите, вы только к губернатору обращались, или еще какие-то у вас обращения были к другим органам власти?

Алексей Дудоладов: Пока обращался только к губернатору, но ответа нормального не последовало по-прежнему.

Марина Калинина: А что значит «нормальный ответ»?

Алексей Дудоладов: Мне предложили ходить на дорогу и стоять на трассе, пользоваться телефоном.

Денис Чижов: Это от кого такой ответ был?

Алексей Дудоладов: От Министерства связи Омской области.

Денис Чижов: А, Министерство связи...

А с интернетом вот в вашей деревне, как я понимаю, проблемы только именно с 3G, то есть 2G (ну, для наших телезрителей поясню, менее качественный интернет) все равно работает?

Алексей Дудоладов: Да, работает. Но понимаете, пусть дети министров выйдут и постоят на этом морозе. Это издевательство, блин.

Марина Калинина: Алексей, вообще расскажите, как вам такая идея в голову-то пришла, вот именно на березу залезть и оттуда обращаться и к министру, и ко всем остальным?

Алексей Дудоладов: Потому что я уже ранее пользовался интернетом с березы, для меня уже было понятно, где я буду ловить интернет на дистанционном обучении. Поэтому я сразу же пошел сюда, для того чтобы здесь работать дистанционно.

Денис Чижов: А береза далеко от вашего дома находится? Сколько топать?

Алексей Дудоладов: Триста метров от дома.

Денис Чижов: А, ну хотя бы...

Марина Калинина: Алексей, а сколько вам приходится на этой березе сидеть? На самом деле это опасно, вообще холодно, и как-то усваивается материал, чтобы потом как-то... Учиться-то надо. Сколько по времени вот так вот сидите там вы на этом дереве?

Алексей Дудоладов: По 3 пары сидел. Но меня сейчас перевели на индивидуальный план, в общем, проблема решена в моем, ну с дистантом решена. А чтобы уже интернет нормальный, его никто не хочет делать. Говорят, что у нас мало населения в деревне, «нет смысла проводить у вас хороший интернет». Понимаете...

Денис Чижов: Алексей, а вот на ваш взгляд... Вы уж простите меня, я понимаю, для молодежи интернет – это важная вещь, но я не знаю, в селах действительно эта проблема волнует множество жителей, или только вот вы бегаете с этой проблемой?

Алексей Дудоладов: Много людей. Люди не могут оплатить налоги в деревне, вы понимаете?

Денис Чижов: Так.

Алексей Дудоладов: Потом приходят различные пени, вот эта вся фигня. Ну нельзя ведь так!

Марина Калинина: Ну что вы дальше планируете делать? Какие дальнейшие ваши планы? Вы же должны как-то для себя решить эту проблему, проблема действительно серьезная.

Алексей Дудоладов: Дальнейшее – это уже обращение будет к президенту, тоже с этой березы, для того чтобы... Ну все-таки надеюсь, что кто-то это решит.

Марина Калинина: Удачи вам! Будем с вами на связи, какие-то новости если у вас будут, вы нам, пожалуйста, сообщайте. Спасибо.

Денис Чижов: Спасибо, Алексей.

Марина Калинина: Это был Алексей Дудоладов, студент Омского института водного транспорта.

А сейчас у нас на связи Дмитрий Винник, ведущий аналитик Института исследований интернета. Дмитрий Владимирович, добрый день.

Дмитрий Винник: Добрый день.

Денис Чижов: Здравствуйте.

Дмитрий Винник: Ну вот как вам такая история с березой фактически?

Дмитрий Винник: Ну, знакомая история, я сам однажды так поступал на даче, когда еще не было мобильного интернета, нужна была просто мобильная связь. Я нашел некую точку в поле в 2 километрах от, так сказать, дачного домика, где мобильная связь была. Это было...

Денис Чижов: Ну а вообще эта проблема для сел актуальна? Это не одно село с такой проблемой, я правильно понимаю, где плохо ловит интернет? Сколько таких сел?

Дмитрий Винник: Нет, таких сел, конечно, достаточно. То есть, допустим, интернет в домохозяйствах есть где-то примерно в 60% домохозяйств. Всего 80% населения пользуются интернетом, то есть по данным Фонда «Общественное мнение», в этом году, удивительно, 20% граждан утверждают, что они вообще никогда не пользовались интернетом. Мне это число кажется странным и удивительным, но возможно, что это правда. То есть, конечно же, далеко не все имеют доступ в интернет и им пользуются. Но надо сказать, что доступ растет, растет каждый год, и вот рост был за последние годы обеспечен значительно благодаря тому, что больше пенсионеров стали пользоваться интернетом, ну население стареет и так далее.

Марина Калинина: Дмитрий, а скажите, пожалуйста, ну вот смотрите, и интернет, и телефонная связь, допустим, 170 километров от Москвы, Тверская область, там нет мобильной связи, просто не работает, не берет телефон, там не для того, чтобы интернетом воспользоваться, а нужно выходить, как вы говорите, в поле или на дорогу, чтобы поймать вот этот сигнал и позвонить. В чем проблема? В чем такая сложность?

Дмитрий Винник: Ну а чего удивляться? Проблема в том, что у нас страна гигантская с крайне разреженным населением. Вот вы знаете, сколько на селе людей живет в Сибири, допустим? Это крайне мало кто знает. Территория за Уралом, я не знаю, сколько она там по площади занимает, но, наверное, как минимум 70% России, там живет 19 миллионов человек, понимаете?

Марина Калинина: И что?

Дмитрий Винник: Понимаете, меньше, чем в Москве и Московской области, 25%. Это крайне низкая плотность населения, и в огромное количество населенных пунктов совершенно невыгодно проводить широкополосный интернет.

Марина Калинина: Ну а что, это что, не люди?

Дмитрий Винник: Либо это будет сделано в последнюю очередь… Что?

Марина Калинина: Это что, не люди, если они так живут, в таком количестве там?

Дмитрий Винник: Ну вы понимаете, люди не люди – это риторика прав человека. Вот в замечательной стране Финляндии, да, был принят закон, где доступ к интернету был включен как одно из прав человека, понимаете? И вот эта вот риторика прав человека, и да, там теперь любой какой-нибудь лапландец или… имеет доступ к широкополосному интернету, причем по той же самой цене, что и в Хельсинки, то есть совершенно одинаковая тарифная политика. Хорошо это? Да, пожалуй, хорошо, я согласен, что это необходимо. Владимир Ильич говорил, что благодаря электрификации мы... Советская власть провела электрификацию всей страны. Ну и благо России, наверное, тоже заключается в том, чтобы у нас в интернет каждый оленевод имел доступ.

Марина Калинина: Хотелось бы.

Дмитрий Винник: Но это не сразу делается, вы понимаете, не сразу делается, поэтому та ситуация, которую мы сейчас наблюдали, с одной стороны курьезная, с другой стороны, конечно, грустная, на такую высоту в деревне на березу лазить, занятие...

Марина Калинина: Кстати, небезопасно для здоровья.

Дмитрий Винник: Да.

Денис Чижов: Ага.

Дмитрий Владимирович, у нас есть несколько звонков, давайте примем звонки и вы прокомментируете как раз. Нам дозвонилась Вера. Вера, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Денис Чижов: Вы точно не с березы звоните нам, насколько я понимаю. Вы в эфире.

Зритель: Нет, я не с березы вам звоню, я вам звоню из Владимирской области, поселок Тасино, меня зовут Лисина Вера Николаевна.

Я вот сейчас слушаю, да, по поводу интернета. Да, конечно, я понимаю, там поселки, да, у нас тоже здесь поселок. Но у нас за 7 километров в Уршельском районе есть вышка, у нас даже в поселке есть вышка, но интернет 2G тоже не доходит. Ну тоже, по-видимому, проблема такая у детей.

Но я на пенсии, я не учусь, у меня здесь внуков нет. Вы знаете, у нас сейчас жизнь какая, что мы все переводим по интернету, платим счета, банки, вот, а интернета не бывает. А чтобы поехать заплатить за 7 километров, нужно вызывать такси. Вот тоже хотела бы узнать, как. Если просрочишь платеж, то там будут санкции, понимаете, да?

Марина Калинина: Ну да.

Денис Чижов: Ага.

Вера Николаевна, скажите, а насколько вот это самая главная проблема вообще сейчас на селе, в частности в вашем районе? Ведь у нас в деревнях столько проблем, не знаю, дорог нет, доехать-то практически невозможно до некоторых, а тут сейчас вот интернета нет.

Зритель: Ой, вы знаете, я вот, извините, перебиваю. Я вот вашу передачу часто смотрю, но толку-то никакого нет. Вот приглашают людей компетентных, вы знаете, мы зачастую ничего не понимаем. Вот была ваша передача про пенсию: да, проблем очень много. Но на данный момент проблема с интернетом, и она волнует, потому что денежные переводы тоже, извините меня, с пенсии тоже, извините меня, платить санкции тоже не хочется.

Марина Калинина: Да, Вера, понятно ваше мнение, спасибо. Дмитрий, ваш комментарий какой-то к этому звонку?

Дмитрий Винник: Ну, мой комментарий состоит в том, что проблемой является, вот так вот по сути, я как философ вам скажу, не то, что у нас не все имеют доступ к интернету, а проблемой является то, что теперь люди критически зависимы от интернета, что они не могут получить услуги или выполнить свои обязанности перед обществом и государством без интернета в принципе. Если когда-то интернет-услуги были некоторым альтернативным путем, то сейчас мы сталкиваемся, имеем множество случаев, когда кроме как по интернету сказанные многие вещи сделать в принципе нельзя. И вот это беда, это беда, конечно, для жителей глубинки.

Марина Калинина: Ну смотрите, такая забавная ситуация получается, буквально коротко, что нам навязали, в общем-то, эти услуги по интернету, что мы должны это делать, а с другой стороны, интернет нам не провели. И вот парадокс получается.

Дмитрий Винник: Ну, это не парадокс, это просто... Всегда в развитии неких инноваций кто-то бежит впереди паровоза, понимаете, равномерное развитие существует только на бумаге и только в планах. И поэтому мы должны смириться на самом деле с тем, что подобного рода, так сказать, курьезы будут еще продолжаться.

Но я хочу сказать все-таки, что, понимаете, Россия одна из передовых все-таки стран по интернетизации. Интернет у нас дешевый, намного дешевле, чем в той же самой Европе и Америке. Мы по абсолютному количеству 8-я страна в мире по доступу к интернету. Москвичи, допустим, могут удивиться, обнаружив качество интернета в совершенно, так сказать, какое качество интернета и доступ есть в совершенно отдаленных местах. Я, допустим, в Новосибирском государственном университете пользовался интернетом уже в дремучем 1994 году, это был, по-моему, первый университет или один из самых первых, который... У меня был интернет в общежитии проводной.

Марина Калинина: Спасибо за ваш комментарий. Дмитрий Винник, ведущий аналитик Института исследований интернета.

Денис Чижов: Ну вот много сообщений пишут нам, кстати, проблема актуальной оказалась. Алтайский край: «Проблема не только в качестве, но и в цене. Например, в деревне 8 Мбит/с 800 рублей, проводная связь, а в 30 километрах в районном центре цена в несколько раз ниже». Еще одно сообщение из Якутии: «На березу, на крышу соседнего дома мы не лазим. Все, что не Москва, живут без интернета, печки топят и вообще живут в XVI веке».

Вот на эту тему как раз хотелось бы поговорить с Александром Бузгалиным, это профессор Московского финансово-юридического университета. Александр Владимирович, здравствуйте.

Александр Бузгалин: Здравствуйте.

Денис Чижов: У нас с Мариной вопрос главный. Вот как выяснилось с нашими телезрителями, темпы интернетизации, оказалось, для жителей села гораздо важнее, чем темпы, ну скажем так, «туалетизации», потому что в некоторых селах, простите, туалет на улице, но интернет – это почему-то главная такая проблема. Как так получилось вообще?

Александр Бузгалин: Прежде всего, обе проблемы до чрезвычайности актуальны, и если в данный момент говорим об интернете, то причиной тому, с одной стороны, пандемические ограничения, а с другой стороны то, что бизнес использует интернет, поскольку ему так выгоднее, сокращаются трансакционные издержки. А насколько люди способны использовать интернет реально в глубинке, в российской глубинке, это его волнует мало, садись на такси и езжай, чтобы заплатить, бизнесу так дешевле, а то, что человеку несоизмеримо дороже, это наплевать.

Извините, вот мой коллега Дмитрий говорил предельно жестко и с некоторой толикой ухмылки неслучайно: какие-то там права человека, какой-то лапландец... Вот это отношение к человеку совершенно нормальное у нейтральных аналитиков, а у бизнеса просто циничное: нет денег – живи без интернета; нет возможности переехать в крупный город или хотя бы в приличный центр – ты не человек. К сожалению, присутствует жесткое противоречие между интересами бизнеса и интересами людей, потому что в интересах людей равномерный доступ к базовым благам, к которым сегодня относится «туалетизация», как вы сказали... (Это новая категория, я ее введу в научный оборот, вы знаете, это серьезная проблема, хотя выглядит немножко смешно.)

Денис Чижов: Пользуйтесь, пожалуйста.

Александр Бузгалин: И интернетизация, и все остальное, и это должно обеспечивать государство и общество, и для этого есть деньги, и мы не раз в программе «ОТРажение» про это говорили, это надо требовать от государства гражданам, нам с вами.

И доступ к интернету... Понимаете, да, в абсолютных цифрах, может быть, у нас дешевле, но если сравнить с доходами людей в глубинке, с доходами 20 миллионов граждан России, которые живут на 10, 12, 15 тысяч рублей в месяц, то окажется, что интернет безумно дорог. И к тому же это средние цифры, потому что в Москве, где куча пользователей, высокая конкуренция, очень рентабельно делать относительно дешевый интернет, цена одна. В деревне, как справедливо сказали наши телезрители, цена совершенно другая, а доходы там несоизмеримо меньше, чем в Москве, наверное, раз в 10, а может быть, и больше средние доходы отличаются в самых бедных районах России от доходов в Москве, в агломерации центральной. Вот эти проблемы принципиально важны, и здесь нужна другая общественно-государственная политика. Интернет, да, становится условием нормальной жизни, образования и всего остального.

Ну и, пожалуй, самое главное – это вопрос о том, что в интернете, но это тема совершенно другая, но тоже очень важная.

Марина Калинина: Вот это хороший вопрос. На эту тему мы как-нибудь тоже с вами обязательно поговорим, что в интернете.

Александр Бузгалин: Да, я буду очень рад, потому что, понимаете, к сожалению, это средство становится средством скорее, так сказать, отупления людей, чем средством продвижения культуры и прогресса человеческих качеств, в этом проблема еще. Но это другая тема, согласен.

Марина Калинина: Да, да, обязательно эту тему тоже обсудим.

Денис Чижов: Спасибо большое.

Марина Калинина: Александр Бузгалин, профессор Московского финансово-юридического университета.

Денис Чижов: Ну вот проблемы есть не только с интернетом, вообще, в принципе. Вот из Ивановской области пишут, что «ребенка перевели на удаленку, а нет не то что интернета, компьютера нет, а семья малоимущая, такую покупку не потянет». Так что проблема гораздо глубже, чем просто отсутствие интернета.

Марина Калинина: Ну что, завершается первый час нашего сегодняшнего эфира. После большого выпуска новостей будем выяснять, как регионы справляются с проблемой COVID, хватает ли им врачей, медицинских препаратов, вовремя ли приезжают скорые. В общем, звоните, пишите, делитесь своими историями. Напомню, что в 13:20 будем эту тему обсуждать.

Денис Чижов: Не переключайтесь.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)