В марте в России случился беби-бум

Петр Кузнецов: В марте нас стало всех больше. Власти даже называют это бэби-бумом. У них есть на то какие-то основания принципиальные или нет, будем разбираться. В прошлом месяце родилось на 15 процентов детей больше у нас соответственно, чем в то же время год назад.

Оксана Галькевич: Прирост отмечается в 75 регионах, то есть подавляющем большинстве территорий нашей страны, а в 38 этот показатель превысил средний по России. Родившиеся в марте дети были зачаты примерно в июне. Тогда еще действовал режим самоизоляции, но и даже после того, как его отменили, многие остались работать на удаленке. Причем в некоторых семьях дистанционно трудились оба супруга.

Петр Кузнецов: Вот это интересно, потому что вроде бы как и разводов в прошлом году было больше. Не знаю, может, напоследок.

Оксана Галькевич: Может быть, это не те семьи, может быть, это другие были семьи.

Петр Кузнецов: Алексей Ракша, независимый демограф с нами сейчас на связи. Алексей Игоревич, здравствуйте.

Оксана Галькевич: Здравствуйте.

Алексей Ракша: Здравствуйте.

Петр Кузнецов: Итак, насколько можно верить этим цифрам, брать их за основу для того, чтобы говорить о бэби-буме? Достаточно ли для этого марта, то есть, одного месяца?

Алексей Ракша: Верить-то можно, но, конечно, месяца категорически недостаточно, потому что на это число очень сильно влияет фактор производственного календаря ЗАГСов. Ведь эта информация не по датам, когда непосредственно дети родились, а когда их решили зарегистрировать в органах ЗАГС. А ведь ребенка обязательно прямо тут же бежать и регистрировать в органе ЗАГС. Это можно сделать через неделю, через месяц, через несколько месяцев.

Петр Кузнецов: Да и ЗАГСы не круглосуточно работают.

Оксана Галькевич: Слушайте, через несколько месяцев разве вот так вот... Ну, все равно, в любом случае, а из роддомов разве не поступает информация о том, что родился ребенок.

Петр Кузнецов: Вместе с бирочкой.

Оксана Галькевич: Это никак в Росстат не поступает. Нет, это все-таки учреждение серьезное.

Алексей Ракша: В Росстат. Росстат сам выгружает из системы ЕГР ЗАГС, а в систему ЕГР ЗАГС, которая подчинена Федеральной налоговой службе загружают непосредственно ЗАГСы, которые подчинены Минюсту, а туда должны придти родители или законные представители младенца.

Оксана Галькевич: Я понимаю всю эту цепочку оформления бумаг, просто в самом роддоме, знаете, родители, мама заполняет такое количество бумаг, что было бы логично предположить, что эта информация через систему здравоохранения каким-то образом попадает в общую систему информации. Поэтому и спрашиваю.

Алексей Ракша: Нет-нет, все происходит так, как я сказал. Конечно, да, в Москве для того, чтобы повысить рождаемость стали делать выездные бригады работников ЗАГС, которые прямо непосредственно практически сразу после родов регистрируют ребенка, но, опять же, это потом должно попасть в систему ЕГР ЗАГС, а потом ее должен выгрузить Росстат. Но сами ЗАГСы работают, в основном, только по рабочим дням. И если в этом марте было 22 рабочих дня, а в прошлом марте было 19 рабочих дней, то только из-за этого у нас и будет прирост как раз на 15%.

Петр Кузнецов: А, вон как!

Оксана Галькевич: То есть пандемия ни при чем, карантин ни при чем.

Петр Кузнецов: Ну вот сейчас я как раз да, хотел. Это во-первых, а про влияние карантина поговорим еще.

Алексей Ракша: Ну, смотрите, хотя бы нужно за квартал смотреть, за три месяца. И вот смотрите, у нас такая рваная динамика по месяцам, если мы начнем смотреть с сентября. В сентябре плюс 7,5% к прошлому году, в октябре – минус 7,6, в ноябре – минус 2,8, в декабре – плюс 9,0, в январе – минус 10,3, в феврале – минус 5,8. И вот нам Голикова сказала, что в марте плюс 15,2. И какие можно сделать выводы из этой статистики? Ну, никакие. А если мы по кварталам посмотрим, то у нас видно, что спад числа родившихся почти что прекратился, начиная с прошлого лета. То есть, уже за третий квартал было почти столько же, сколько в третьем квартале 2019 года. За четвертый тоже примерно столько же. И вот сейчас у нас, вроде бы, в первом квартале ровно столько же детей родилось, сколько в первом квартале прошлого года.

Оксана Галькевич: Позитивчик.

Петр Кузнецов: Позитивчик. Вот давайте прокомментируем. Владимирская область тут написала, телезритель: «Дают деньги, молодежь выдает ребятишек, все логично». Насколько материальные стимулирующие сейчас важны, и они правда влияют, пытаются влиять на нашу демографию, точнее улучшать. Из тех инструментов, которые сейчас действуют.

Алексей Ракша: 15 января было объявлено, что маткапитал переводится со второго ребенка на первого, и причем он, если за первого не получали, то за второго увеличивается, и, возможно, это хоть немного поддержало рождаемость. Она немножечко повысилась, вроде бы процента на 3, как я ожидал, кстати. И это такой да, позитивный фактор.

Петр Кузнецов: Ну да, на первого – это все-таки повод. Года два.

Алексей Ракша: Не больше, потому что стимулировать рождаемость первых детей практически невозможно, а вот если бы ввели маткапитал на третьего ребенка в размере миллиона рублей или полутора, то это было бы не на год, не на два, а на десятилетия или больше...

Петр Кузнецов: Еще бы скакнуло. Отлично.

Оксана Галькевич: Спасибо.

Петр Кузнецов: Спасибо. Алексей Ракша, независимый демограф.

Григорий Крамской, психолог сейчас с нами на связи. Здравствуйте.

Оксана Галькевич: Здравствуйте, Григорий.

Григорий Крамской: День добрый.

Оксана Галькевич: Григорий, а вы как оцените вклад, так скажем, вот этого режима самоизоляции, карантинных мер в то, что у нас пусть по марту, хорошо, но все-таки прибавка в 15%?

Григорий Крамской: Я полностью согласен с предыдущим вашим экспертом о том, что судить по месячной статистике – это не релевантно.

Оксана Галькевич: Но мы сейчас не по цифрам давайте с вами, все-таки как с психологом. Вот режим самоизоляции объявили, люди сидят дома, нет, чтобы книжки читать.

Петр Кузнецов: Оба работают.

Оксана Галькевич: Да, ну и работают.

Григорий Крамской: Мои коллеги из Европы и, соответственно, многие коллеги из Москвы ожидали, когда только начиналась, собственно говоря, самоизоляция, ожидали, что с декабря пойдет пик рождаемости в большинстве европейских и, в том числе, в Центральном регионе России, что пойдет некоторый бум. Вместо этого мы по факту имели сейчас падение рождаемости в Европе, очень серьезное, и, в целом, отсутствие значимого увеличения в России, в том числе в Москве.

На периоде квартала, на периоде полугодия мы имеем картинку, когда количество разводов резко увеличивается, и когда, по сути, часть рождающихся детей рождаются вне брака. То есть, увеличивается процент рожденных вне брака. И да, безусловно, июньские показатели, они очень специфично сработали, потому что, по сути закончилась изоляция, то есть, только одна неделя июня была еще только изоляционная, но при этом люди не пошли на работу физически.

Многие женщины решились на рождение ребенка в условиях, когда они работают на удаленке, когда они могут, в общем-то, позволить себе заботиться о себе и своем здоровье, они решились на то, чтобы рождать детей. Но значимого влияния на демографию это не оказало.

Петр Кузнецов: Не оказало. Как веерное отключение электроэнергии в начале 1990-х, не так это работает.

Оксана Галькевич: Спасибо.

Григорий Крамской: Абсолютно верно.

Петр Кузнецов: Для наших нужно свет выключать, мы люди стеснительные. Чего мы не будем делать. Спасибо вам большое за комментарии. Оставайтесь с нами, никаких отключений света, большая тема, поговорим о налогах, о налоговой системе в России.

Оксана Галькевич: Нет, большая тема у нас – мигранты, а потом налоги.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)