В новый год - с долгами по зарплате

В новый год - с долгами по зарплате | Программы | ОТР

Премий и «тринадцатых» зарплат в этом году не ждать? Кому и почему задерживают выплаты - разбираемся в БОЛЬШОЙ ТЕМЕ

2020-12-04T14:46:00+03:00
В новый год - с долгами по зарплате
Льготы: все в одно окно
На селе денег нет
Источник доходов один – кладбище… СЮЖЕТ
ТЕМА ДНЯ: Пандемия лишила доходов
Автомобиль становится роскошью
Пенсии для работающих: какой будет индексация?
Что нового? Хабаровск, Уфа, Волгоград
Бизнес после пандемии. Как подготовиться к пенсии. Долги за «коммуналку». Отпуск-2021
Гольфстрим стал очень медленным
Инвестпортфель на старость
Гости
Владимир Климанов
директор Центра региональной политики РАНХиГС
Виктория Пятница
управляющий партнер профессионального сообщества «HR -эксперты»
Андрей Быстров
заведующий кафедрой экономики промышленности РЭУ им. Г.В. Плеханова

Елена Медовникова: Ну вот идем дальше и, как и обещали, задержка зарплаты. Вы ждете премию по этому году, например? Ну или думаете о том, чтобы вовремя получить деньги? Вот HeadHunter выяснил, что в регионах часто задерживают зарплату, и выяснил, где это происходит чаще.

Итак, острее всего проблема стоит в Башкирии, Омской области и в Ставропольском крае. Наименьшие трудности в этом плане испытывают жители Тюменской области, а также Пермского края и Томской области.

Александр Денисов: Да. Ну вот про премии, Лен, ты сказала, – не до премий в этом году, ну понятно, какие нужны пояснения. Только 13% работодателей планируют выдать их своим сотрудникам, 13-я зарплата, 13%... Еще 25% собираются премировать только отличившихся работников, можно сказать, а сегодня таких нет, в этом году. Еще 62% компаний полностью отказались от премий.

Ну и задаем вам вопрос, уважаемые телезрители: зарплату задерживают? Отвечайте «да» или «нет», через полчаса подведем итоги.

И у нас на связи наш первый собеседник Андрей Быстров, заведующий кафедрой экономики промышленности Российского экономического университета имени Г. В. Плеханова. Андрей Владимирович, добрый вечер.

Андрей Быстров: Добрый вечер.

Елена Медовникова: Добрый вечер.

Андрей Быстров: Добрый вечер?

Елена Медовникова: Добрый день еще.

Александр Денисов: Добрый день, да, простите. Мы уж так движемся, движемся, да, пятница все-таки, к вечеру.

Если посмотреть на регионы, то много сибирских, есть сибирские регионы в списке таких особо задолжавших по зарплате. Я посмотрел статистику в целом по Сибири, и там за год задолженность увеличилась по сравнению с аналогичным периодом прошлого года примерно на четверть, на 25%. И бо́льшая часть должников – это компании-банкроты. У меня сразу возникло подозрение: это банкротство объективное, по естественным причинам, или как способ решить свои проблемы, расстаться с сотрудниками и открыть компанию под новой вывеской, как считаете?

Андрей Быстров: Вы знаете, банкротство – это инструмент своего рода выживания на рынке для любого бизнеса. Если предприятие, организация или государство банкротится, это не значит, что так всем плохо стало. Бывает так, что, наоборот, это выход из ситуации, в общем-то, для владельца этого бизнеса, для того чтобы начать все с чистого листа без долгов.

Конечно же, многие воспользовались этой ситуацией, несомненно, но еще я думаю, что бо́льшая доля – это объективные факторы, которые обусловлены состоянием нашей экономики. Ведь посмотрите, государство в таком небольшом объеме помогло, Российская Федерация помогла только секторам экономики, которые близки к государству, где оно финансирует, это госкорпорации, большие компании...

Александр Денисов: Ну почему, малый и средний бизнес получал тоже субсидии на выплату зарплаты, малый и средний бизнес.

Андрей Быстров: Малый и средний бизнес получал, но помимо зарплаты у малого и среднего бизнеса еще много других проблем, которые не решаются, не имеется источников дохода: это аренда помещений, это оплата контрактов, обязательств и прочего. Поэтому то, что предоставляется оплата труда работников, это незначительная часть, она не спасает наш бизнес. Если, например, берем мировые практики, где, в общем-то, 80% зарплаты и какие-то льготные условия на какой-то более длительный период, то там, да, это происходит. Но в целом, если говорить по банкротстве предприятий, конечно же, это одна из форм, скажем так, избавиться от старых обязательств, но в то же самое время в наше время, я думаю, что в большинстве случаев это объективные обстоятельства, вызванные общим состоянием экономики.

Александр Денисов: Андрей Владимирович, но банкротство не повод уходить от обязательств перед своими сотрудниками, надуманное оно или реальное. Все равно с работниками нужно рассчитаться, и конкурсный управляющий должен, конечно, за всем этим следить, но, видимо, не следит, раз такая статистика в Сибири, на 25% выросла задолженность.

Андрей Быстров: Тут надо еще полагать о том, что в Сибири все-таки таких оазисов, где есть какие-то большие комбинаты, природные ресурсы типа Тюмени, Ямало-Ненецкий какой-нибудь округ и другие регионы, которые связаны с нефтедобычей, с какими-то транспортными магистралями большими, где экономика работает независимо от пандемических проблем, там проблем меньше, мы видим даже. А там в большинстве своем Сибирь, отдаленные регионы, это депрессивные регионы, и пандемическое состояние является доминирующим и влияет на всю экономику региона, в том числе на выплату зарплат.

Александр Денисов: Да. Вы удивитесь, вы сказали, что крупные компании это не затронуло, – строители «Силы Сибири» обратились, обращение разместили в интернете, что у них долги, строили они там компрессорную станцию на газопроводе, и вот тоже им не платят, хотя, казалось бы, такой большущий серьезный проект и такие неприятности.

Андрей Быстров: Ну, видите, я думаю, что здесь, все-таки в данном случае недоплата носит рукотворный характер. Всегда есть подрядчики недобросовестные, которые экономят. Я думаю, что генеральный подрядчик рассчитался с ними, с теми, кто нанял рабочих, а они в свою очередь не рассчитались, решили свои проблемы финансовые другие. Поэтому я думаю, что здесь, в общем-то, в правовом плане большой объем работы для прокуратуры и Следственного комитета.

Елена Медовникова: Андрей Владимирович, у нас многие телезрители, вот вы сказали, что тяжелая экономическая ситуация, многие пишут (кстати, зритель из Марий Эл): «COVID – это хороший повод нарушать закон». Вот, на ваш взгляд, сейчас действительно так это происходит?

Андрей Быстров: Ну, я думаю, что для многих он оказался очень хорошим поводом, для недобросовестных как раз собственников, которые и так искали способ, как бы это сделать, ну вот есть какое-то оправдание. Но не всем оно поможет.

Елена Медовникова: Так вот как найти регулирующие механизмы?

Андрей Быстров: Регулирующий механизм у нас на данном этапе один. Нам надо, чтобы все-таки у нас работали должным образом контролирующие государственные органы, которые отвечают за то, чтобы всем все правильно платилось, то, что выделено из бюджета. Учитывая то, что у нас более 70% сейчас уже по некоторым данным бизнеса, финансирования составляет бюджетная сфера, финансируется в большинстве своем по линии государства, госзаказов, то и контроль должен быть за этими деньгами соответствующий. Если средства выделяются, они должны дойти до того, кому они предназначены, в данном случае речь идет о заработной плате.

Поэтому если государство берет на себя такие функции, как бизнеса, в размере 70% от всего бизнеса, то оно и финансирует его, и оно должно брать на себя функции контроля, для того чтобы все средства, которые запланированы для в первую очередь заработной платы, доходили до тех, кому они предназначены.

Александр Денисов: Почитаем зрителей, пишут нам на портал. Вот Свердловская область: «Работаю на заводе, зарплату выплачивают стабильно, без задержек», – Андрей. Татарстан наоборот: «За октябрь зарплату не дали». Учителю из Омской области, естественно, все платят, и премии даже без задержек. А где-то вот, Лен, как ты и говоришь, Пензенская область: «Все спишут на коронавирус, сокращение, урезание заработной платы, отсутствие премий в принципе. Задержка – это мелочь, радуйтесь, что работа есть».

Елена Медовникова: А вот еще, кстати, жительница из Пензы: «У меня долг по зарплате с 2001 года. Ликвидация была, долг в то время 6 тысяч рублей, сейчас больше». Ну, видимо, да, действительно, вот Пензенская область, наш опрос тоже показывает, что страдает.

Александр Денисов: А что в Карелии? Сорвался у нас, к сожалению, звонок.

Давайте посмотрим, что в российских регионах творится. Спрашивали наши корреспонденты: «В этом году зарплату вам задерживали?» Посмотрим и вернемся к разговору.

ОПРОС

Александр Денисов: Ну и узнаем, как обстоят дела в Чите у Екатерины. Екатерина, добрый день.

Зритель: Здравствуйте.

Елена Медовникова: Да, добрый день.

Александр Денисов: Здравствуйте.

Елена Медовникова: Мы вас слушаем, Екатерина.

Зритель: Я устроилась в управляющую компанию дворником, но в концовке... Через 2 недели там был индивидуальный предприниматель, он расторг с нами договора, и теперь управляющая компания, ЖЭУ перепирают друг на друга и никак не могут нам выдать расчет.

Александр Денисов: С вами вообще не рассчитались за работу?

Зритель: За 3 дня октября рассчитались, а за неделю ноября они теперь друг на друга перепирают. ЖЭУ говорит: «Вы звоните в управляющую компанию». Управляющая компания: «С вами должен рассчитаться...»

Александр Денисов: Сколько должны?

Елена Медовникова: Екатерина, о какой сумме идет речь?

Зритель: Ну там суммы небольшие, 8–10 тысяч у дворников.

Елена Медовникова: Ну слушайте, это существенно.

Зритель: Потому что получают маленькие такие зарплаты в месяц.

Елена Медовникова: А вы обращались к какому-нибудь за помощью?

Зритель: Обращалась, бесполезно.

Елена Медовникова: Да, спасибо, Екатерина.

Александр Денисов: Екатерина, да. Спросим, у нас чуть позже будет юрист, спросим, что в таком случае можно делать. Смотрите, пожалуйста, передадим от вас вопрос.

Андрей Владимирович, смотрели когда опрос на улицах, там одна из собеседниц рассказала, что в ИП у нее были проблемы. Как раз вот у индивидуальных предпринимателей самые широкие возможности по задержке. Например, в магазине, к нам как-то дозвонилась зрительница, она работает продавцом, все, она выходит на работу, стоит за прилавком, но продаж нет, и хозяин говорит: «Твоя зарплата будет привязана к продажам. Ничего не купили, ты ничего не получишь». Это задержка зарплаты? Да совершенно точно, откровенное хамство, а по сути вроде и какое-то правило даже, ну нет продаж, все, и спроса нет.

Андрей Быстров: Я думаю, что все равно в соответствии... У нас все такие вещи пронормированы законодательством. Во-первых, все зависит от того, на каких условиях данный сотрудник работает у данного предпринимателя, либо он на сдельщине, либо он, скажем так, на повременной какой-то оплате. С другой стороны, ни один работодатель не имеет права платить меньше установленной законом минимальной оплаты труда по региону, размер оплаты труда. Поэтому в принципе я думаю, что есть нарушение.

Другое дело, что не все работники хотят выяснять отношения с работодателем, для того чтобы... Ну, надеются, что, наверное, может быть, это временно, может быть, не стоит ссориться и через некоторое время все наладится. Но тем не менее я думаю, что это, в общем-то, плохие признаки, которые говорят о недобросовестности собственников бизнеса, которые нарушают закон.

Александр Денисов: Да, что уж тут хорошего.

И вернемся к сообщению из Пензенской области, зритель нам писали, что сокращение, урезание зарплаты уже стало нормой, лучше, чем совсем бы уволили. И по статистике ЦБ, за последнее время каждый 5-й рассказал в ходе опроса о снижении зарплаты. Насколько серьезная ситуация?

Андрей Быстров: Ну, вы знаете, действительно экономика сжимается, возможности работодателей по выплате зарплат тоже уменьшаются. Но вы знаете, вот очень интересно устроена наша система выплаты пособий по безработице в Российской Федерации. Мы платим, с другой стороны, иногда делаем вид, что предприятия работают, особенно государственные, и такие вот низкие зарплаты сопоставимы с пособиями по безработице, а в некоторых странах даже пособие по безработице в 3 или в 4 раза больше, чем заработная плата средняя по региону, даже не говоря о маленькой, минимальной. Поэтому я думаю, что все-таки на государственном уровне стоит пересмотреть эти вещи, поэтому...

Мы как-то один раз говорили с вами о скрытых заработных платах, тут был у нас разговор такой, но тем не менее, наверное, все-таки стоит на законодательном уровне систему выплаты пособия по безработице все-таки модернизировать и обеспечить выплаты не через государственные предприятия занятости, делая вид, что работники получают зарплату, тем самым вроде бы как скрытая безработица у нас не на столь высоком уровне.

Елена Медовникова: Андрей Владимирович, и вот, говоря как раз о зарплате, о задержках, у нас есть сообщение из Ростовской области, пишут: «В СССР никогда не было задержек в зарплате». Вы знаете, я вспоминаю, что, действительно, родители могли планировать реально бюджет, то есть мы ждем зарплату папину, мамину, собираемся поехать, я не знаю, на юг, в Крым и так далее. Действительно получается, что раньше все как-то было стабильнее, сегодня вообще не приходится говорить о стабильности, о хорошей работе, о структуре.

Андрей Быстров: Вы знаете, если говорить о государственном секторе, то, в общем-то, здесь более-менее наведен порядок в Российской Федерации, все ответственные люди держатся за свои места, за должности, по крайней мере зарплаты бюджетникам всем, госслужащим выплачиваются, насколько я знаю, вовремя, практически крайне редки какие-то случаи, это из ряда вон выходящие форс-мажорные обстоятельства какие-то. Но за это время...

В Советском Союзе не было у нас такого большого частного сектора, все-таки свободный бизнес стал более развиваться, проник в те сферы, в которых раньше его не было, и, в общем-то, основные задержки, основные пострадавшие от пандемии – это малый и средний бизнес, частный бизнес, поэтому и задержки в основном в этом секторе экономики.

Александр Денисов: Спасибо большое.

Елена Медовникова: Спасибо.

Александр Денисов: Андрей Быстров был с нами на связи, завкафедрой экономики промышленности Университета имени Г. В. Плеханова.

Наш следующий собеседник – Владимир Викторович Климанов, директор Центра региональной политики РАНХиГС. Владимир Викторович, добрый вечер.

Елена Медовникова: Добрый день. Добрый день, Александр, еще не вечер!

Александр Денисов: Да все время говорю «вечер», да-да-да, у меня все...

Владимир Климанов: Добрый день, да, по-моему, время еще...

Александр Денисов: ...уже потемнело, да.

Елена Медовникова: Просто сегодня вечером тоже работаем, поэтому у нас уже вечер, видимо, наступил.

Александр Денисов: Владимир Викторович, мы говорили с предыдущим собеседником в основном про частный бизнес, что там проблемы, но вот, просматривая ленты новостей, сплошь там и муниципальные предприятия попадаются, автотранспортные и прочие. Да, понятно, были объективные причины, сократились перевозки и так далее, но там тоже приходится выбивать долги по зарплате через прокуратуру, вот что удивительно. Тоже люди жалуются, прокуратура приходит, проверка, все, потом эти миллионы перечисляют сотрудникам предприятия.

Владимир Климанов: Соглашусь с вами, что, наверное, такие точечные явления могут возникать и возникают. И знаете, вот на государственном уровне, даже на уровне регионов мы знаем, что возникают проблемы так называемых кассовых разрывов, когда доходы в виде налогов еще недопоступили, а выплаты нужно сделать существенные из бюджета.

Такой главный кассовый разрыв всегда возникал в начале лета, когда нужно было платить отпускные бюджетникам, прежде всего учителям, и это достаточно большие выплаты нужно делать было таким, скажем, опережающим образом по отношению к тем налогам, которые поступали в региональные бюджеты. На муниципальном уровне немножко по-другому это выглядит, но, наверное, теоретически и практически возникали, могут возникать такие ситуации, что предприятия оказывались без должного объема средств, чтобы выплатить зарплату вовремя. Не исключаю, что такое возможно.

Но знаете, с другой стороны, могу законстатировать, что в том же Росстате, я достаточно давно вхожу в редколлегию ежегодника «Регионы России». Раньше вот эта информация была очень существенно важна, где-то в 2000-е гг. задержка зарплат реально происходила, имела место и можно было обсуждать как раз какие-то вот межрегиональные различия по этим показателям. Сейчас все-таки острота этой проблемы ушла на второй план. Если бы мы говорили по этой проблеме, скажем, лет 15 назад, то тогда можно было строить очень много и выводов, и предложений по той ситуации, которая наблюдалась.

Елена Медовникова: А почему ушла, Владимир Викторович? А почему? Не так актуальна стала проблема, или просто ею не занимаются?

Владимир Климанов: Она стала не так актуальна. Я вам просто напомню, забыли, наверное, мы о той ситуации, что в начале 2000-х гг. были многочисленные суды по недовыплате материнских пособий, по как раз задержкам зарплаты, в том числе в бюджетном секторе. Это было, это реально имело место, и тогда и была целенаправленная такая деятельность как раз по упорядочиванию вот этих вот возможных социальных выплат. Был известный закон в 2004 году о монетизации льгот, как раз об этом все, в общем, там и говорилось, тогда дискуссия как раз об этом достаточно активно шла. Все-таки острота этой проблемы действительно, как мне кажется, совершенно в другую плоскость перешла, то есть она не такая острая, как была еще...

Елена Медовникова: Ну...

Александр Денисов: В плоскость премий, скорее всего, Владимир Викторович, видите, все спрашивают, будут премии или нет. Год назад...

Елена Медовникова: Ну, я бы сказала (Саш, извини), что если говорить о наших SMS-сообщениях, то как раз очень много людей пишут, что не получают не только премий, зарплаты не получают, а вы говорите, что проблема не так актуальна. Смотрите: «За классное руководство учителям в городе Чите заплатили за ноябрь 2–3 тысячи рублей». Воронеж говорит: «Мы не получаем зарплату уже 2–3 месяца», – ну и таких сообщений действительно очень много.

Александр Денисов: Татьяну спросим, есть ли у нее проблемы, из Ярославской области.

Елена Медовникова: Да, как раз вот послушаем.

Александр Денисов: Татьяна, добрый день.

Елена Медовникова: Добрый день.

Зритель: Здравствуйте.

Вот у меня какая проблема, у нас проблема. Я работаю охранником, у нас как бы сейчас частное предприятие, и они тендеры выигрывают. Вот он по тендеру как бы выигрывает. Мы работаем в колледже, колледж ему каждый месяц перечисляет заработную плату на начало месяца на нас, мы знаем, что перечисляет. Мы ему откровенно говорим: «Где наши деньги?» Он нам постоянно задерживает. Вот за октябрь мы еще не получали. И мы вот эти деньги копейками какими-то, как просящие, Христом-богом выпрашиваем.

Вроде работа, вот, например, мне лично нравится в колледже, и директор у нас неплохой, но, как она говорит, он выигрывает по тендеру, и как бы мы не можем добиться от него. «Альфа-Безопасность», город Ярославль, мы от этого предприятия работаем. В прокуратуру идти вроде как бы... В общем, мы не знаем, куда нам идти. Мы на директора заявление подавали, она постоянно ему говорит, он: «Нет денег, нет денег», – а деньги-то перечисляются. И вот такая круговерть, и не можем мы добиться ничего, уже в самом колледже два охранника осталось, и мы в такой ситуации, мы вообще работаем женщины, и...

Елена Медовникова: Да, спасибо, Татьяна.

Александр Денисов: Татьяна, оставьте номер редакторам, вот у нас будет юрист, мы спросим, может быть, займется делом, как-то поможет, подскажет добрым советом. Оставляйте номер.

Еще у нас Алевтина из Хабаровского края на связи. Алевтина, добрый день.

Зритель: Здравствуйте.

Александр Денисов: Здравствуйте.

Зритель: Я звоню по поводу того, что у нас в поселке Эльбан Хабаровского края с августа месяца, если не с июля кому-то, ну моей дочери с августа, не выплачивают зарплату. Я пенсионер и содержу внучку и дочку.

Елена Медовникова: А вы работающий пенсионер?

Зритель: Нет, мне 70 лет, я давно не работаю.

Елена Медовникова: Да, спасибо.

Александр Денисов: А как же задерживают зарплату...

Елена Медовникова: Задерживают зарплату вашим знакомым?

Александр Денисов: Дочке.

Елена Медовникова: А, дочке, извините, да.

Зритель: Моей дочке.

Александр Денисов: Алевтина, а где дочка работает, расскажите.

Зритель: А?

Александр Денисов: Где дочь работает?

Зритель: В сфере ЖКХ она работает.

Александр Денисов: В ЖКХ, в ЖКХ. Да, спасибо, спасибо.

Владимир Викторович, вот уже у нас целая коллекция сообщений, вот Алевтина про дочь рассказала из ЖКХ, вот дворник звонила, пришло сообщение про уборщиц Сибирского государственного университета, там задерживают зарплату. Обслуживающий персонал, охранник тоже нам жаловалась, чаще всего их и обманывают, выигрывают тендеры вот эти вот фирмы-прокладки между госучреждением и частным бизнесом и все, и потом деньги испаряются, вот именно их и обманывают в первую очередь, больше всего жалоб оттуда.

Владимир Климанов: Я соглашусь, что такое имеет место, но вряд ли вам бы сейчас звонили в эфир те, кто говорил: «Да, нам все выплачивают вовремя», «У меня нет проблем» и так далее. То есть мы понимаем, что все-таки срез здесь тех, кто звонит, тоже достаточно уникальный, скажем так, потому что все-таки если брать по статистике, если провести исследование, вы сами это констатировали, то 2/3 по крайней мере граждан не имеют претензий к выплатам зарплаты никаких.

Более того, в этом году, как это ни странно, несмотря на кризис выплаты по заработной плате в нашей стране в целом не снизились по отношению к аналогичному периоду 2019 года, это правда, я замечу, без вот как раз декабрьских, ну даже без ноябрьских еще каких-то выплат, которые традиционно у нас связаны с этими 13-ми зарплатами, с ежегодными премиями. И мне кажется, основной провал произойдет именно здесь, очень многие организации живут по принципу, что платят ежемесячные выплаты на региональной основе относительно невысокие, а в конце года идет выплата каких-то бонусов, связанных с реализацией продукции, закрытием каких-то больших контрактов, еще какими-то обстоятельствами.

И мне кажется, вот как раз проблематика возникнет, во-первых, именно по итогам декабря, а во-вторых, в начале следующего года, когда предприятия в том числе малого бизнеса вынуждены будут уйти от тех налоговых отсрочек, которые были им предоставлены в 2020 году, поскольку налоги тоже нужно будет платить, нельзя будет их откладывать, и вот здесь возникнет тоже некая коллизия, что делать работодателям в приоритете, либо удовлетворять заработными платами своих работников, либо идти в удовлетворении интересов государства в части выплаты налогов, если средств будет не хватать для этого. И...

Елена Медовникова: Владимир Викторович...

Владимир Климанов: Да?

Елена Медовникова: Да.

Владимир Климанов: И поэтому проблема возникнет, как мне кажется, во-первых, в осознании того, что у населения возникнет все-таки недовольство как раз отсутствием премий, вы об этом, кстати говоря, тоже сказали, что не все работодатели отнюдь готовы в этом году пойти на выплаты премиальных.

Александр Денисов: 13% только готовы, 13%.

Владимир Климанов: Да. А во-вторых, когда кончатся отсрочки... Я напомню, что сейчас, например, не начисляются штрафы и пени по задержкам в оплате коммунальных услуг, еще какие-то есть отсрочки, которые предприятия и граждане могут себе позволить, а в следующем году такой ситуации уже не будет, все это будет чревато, все задержки будут чреваты какими-то штрафными санкциями, поэтому идти на них уже никто не будет. То есть сейчас можно что-то списать на кризис, если так можно сказать, в следующем году таких уже отмазок не будет, поэтому придется что-то делать.

Елена Медовникова: Вот, Владимир Викторович, как раз вы сказали про кризис, про COVID. Из Ленинградской области пришло сообщение: «Мы работаем в 2 раза больше из-за вируса, зарплата меньше, вообще премии перестали платить соцработникам», – вот это же тоже очень большая проблема сейчас переработки действительно.

Владимир Климанов: Соглашусь с вами. Ну я вот связан с системой высшего образования, и есть такая тоже интересная дискуссия, что студенты и родители студентов, которые делают выплаты за платное обучение, говорят, что нужно снизить эти суммы, поскольку качество образования совсем другое. А мои коллеги-преподаватели говорят: как так, у нас в условиях этой заочной или дистанционной формы образования увеличилась нагрузка на нашу деятельность, поэтому нам нужно больше за нее платить. И вот эту дилемму я не знаю, как решать, это действительно новая ситуация для нас.

Елена Медовникова: А вот мы спросим у нашего следующего эксперта, как решить такую дилемму. Спасибо вам большое.

Александр Денисов: Да, Владимир Климанов был у нас на связи.

Наш следующий собеседник – Виктория Пятница, управляющий партнер профессионального сообщества «HR-эксперты». Виктория, добрый день.

Елена Медовникова: Добрый день, Виктория.

Виктория Пятница: Здравствуйте, добрый день.

Александр Денисов: Здравствуйте.

Елена Медовникова: Вы слышали наш разговор? Вот как как раз решить вопрос переработок?

Виктория Пятница: Вы знаете, здесь, наверное, с разных сторон просто нужно подходить и анализировать эти проблемы. Потому что, скажем, все аргументы, которые звучат с одной стороны, со стороны работников, с другой стороны со стороны работодателя, будь то государственные учреждения либо коммерческие, каждую позицию можно понять. Работник хочет получить зарплату, потому что ему нужно на что-то существовать, жить или, как вот говорила женщина, осталось проживание на пенсию с дочкой и внучкой.

Александр Денисов: А вот, кстати, про дочь, она работает охранником, по-моему, и платит, у компании подряд с госучреждением, госучреждение перечисляет, а фирма уже не расплачивается. Мы пообещали расспросить, как тут, что можно сделать и решить вопрос.

Виктория Пятница: Вы знаете, у нас никто не отменял поход в трудовую инспекцию. Мы просто очень редко пользуемся, особенно люди в регионах, как-то непривычно это идти с жалобой куда-то, хотя по этой жалобе однозначно работодателя призовут к ответственности, потому что все выплаты должны быть зафиксированы. Если у человека нет расчетного листа и компания не может его предоставить за последний период времени, компания однозначно попадает под штрафные санкции и все остальное прочее.

Другое дело, что люди ведь очень часто не хотят... Вот женщина, которая звонила, говорила о том, что ей нравится там работать, она понимает, что она сейчас пойдет в трудовую инспекцию, получит свою оплату труда, какие-то штрафные санкции упадут на работодателя, но, скорее всего, согласитесь, она работу потеряет, потому что работодатель вряд ли захочет работать с человеком, который чуть что идет жаловаться.

Елена Медовникова: Вот, Виктория Григорьевна, это ведь тоже очень важный вопрос, люди просто не хотят идти жаловаться, а боятся, потому что могут потерять работу.

Виктория Пятница: Боятся, да, абсолютно верно.

Елена Медовникова: Так, может быть, вот это тоже как-то нужно урегулировать?

Виктория Пятница: Вы знаете, я бы, честно говоря, знаете, всегда надо искать компромисс. Конечно, нужно приходить к работодателю разговаривать. Если есть необходимость... Ну, насколько вот женщина говорила, они даже писали что-то, но непонятно, что и кому, то есть это конкретный кейс, который нужно разбирать с хорошим юристом-трудовиком. Но по сути это незащищенная ситуация, здесь все права на стороне работника, никаких сейчас льгот и поблажек в выплате заработной платы работодателю дадено не было, за исключением того, что можно было взять какие-то дополнительные кредиты на льготных условиях для выплаты оплаты труда.

Но соглашусь здесь с Владимиром, проблема-то у нас в чем с вами? – в том, что кредиты-то отдавать нужно, а у работодателя сейчас вот эта база финансовая долгов накапливается. Поэтому если мы говорим условно, например, про историю с премиальными, мы эти темы обсуждаем сейчас с коллегами очень много и в сообществе работодателей, и с сотрудниками, которые работают, и говорим о том, что, люди, давайте думать о будущем немножко: окей, работодатель выплатит вам, например, 13-ю зарплату, все положенные по системе фонда оплаты труда бонусы и разорится, и в следующем году, простите, вы уже будете просто сидеть на пособие от центра занятости населения, потому что работодатель просто перестанет существовать. Это выход из положения? Наверное, нет.

Здесь нужно так, чтобы все-таки и со стороны работодателя были определенные шаги, но и со стороны работников в том числе. Я, поверьте, правда не стою здесь на позиции защиты работодателя, будь то государственная служба либо коммерческая, но очень важно все-таки, чтобы мы как бы немножко понимали друг друга.

Плюс опять же, знаете, задержка зарплаты тоже не всегда однозначная история. Почему? Потому что заработная плата у многих состоит из базового оклада и переменной части. И мы очень часто вот эту всю совокупность как заработную плату воспринимаем, и если нам платят вовремя оклад, но задерживают или недоплачивают, не выплачивают премиальные в связи с тем, что, к сожалению, вот такая ситуация экономическая в стране и в мире, то мы говорим: «Блин, зарплату задерживают, плохо», – то есть с этим тоже нужно разбираться.

Александр Денисов: Виктория Григорьевна, а можно короткий комментарий? Так у нас все время времена непростые, так можно каждый раз отговариваться, говорить: «Сейчас если мы вам все заплатим, мы закроемся, все, вы останетесь на улице».

Виктория Пятница: Ну, вы знаете, все же люди тоже в здравом уме и твердой памяти. И если мы понимаем, что у меня, например, объемы производства, объемы торговли в компании упали в 10 раз, в 3 раза и так далее, я понимаю, что я даже сама как сотрудник не вырабатываю свои плановые показатели, которые передо мной поставлены, наверное, я должна все-таки немножко присмотреться к ситуации и понять, что да, наверное, мне нужно тоже подзавязать пояс и какое-то время пожить, например, на базовый оклад без выплаты премиальных. Тем более компании ведь не все говорят о том, что мы не выплачиваем, у многих есть отсрочка, например, до 2021 года, и это тоже не секрет, ну то есть здесь нужно просто смотреть на ситуацию.

Понятно, что, если как вот были примеры, в компании идут перечисления и это доказуемая история, ну, ребята, вообще не проблема, берите, пишите заявление личное, индивидуальное или коллективное, собирайте подписи и идите в трудовую инспекцию.

Елена Медовникова: Виктория Григорьевна, но здесь, мне кажется, еще очень важный вопрос как раз, какие бумаги при устройстве на работу подписывает человек. Ведь сегодня многие работают по контрактам, по каким-то документам, которые часто не имеют юридической силы. Наверное, вот это тоже проблема, что человеку знать, когда устраивается он.

Виктория Пятница: Ну, вы знаете, я хочу сказать, что в принципе сейчас юридическая грамотность в трудовых отношениях у нас резко возросла за последние десятилетия, когда у нас вот эти перипетии, люди сейчас, конечно, стараются минимизировать свои вот эти риски того, что они будут как-то неправильно там оформлены. Но если человек работает определенное количество времени даже по договору подряда, если договор подряда у него переподписывается некоторое количество времени, то с большой долей вероятности трудовая инспекция это воспримет как трудовой договор на постоянной основе.

То есть если человек, есть факт работы, ну редко когда у нас вообще человек пришел и вообще нигде не зарегистрирован. В конце концов, в колледже, где работает дама, которая звонила, наверняка могут подтвердить, что она действительно там работает, поэтому здесь риски как бы минимальные. В основном, честно могу сказать, позиция трудовой инспекции чаще всего на стороне работника, и отстоять свои права вполне реальная штука; другое дело, как мы уже сказали, это риски потери работы в будущем.

Александр Денисов: Да. Виктория, давайте вместе с вами подведем итоги нашего опроса. Спрашивали мы телезрителей: «Вам зарплату задерживают?» – «да» ответили 60%, «нет» 40%. Как прокомментируете?

Виктория Пятница: Вы знаете, я бы, конечно, разобралась все-таки опять же с вопросом о том, что такое заработная плата, то есть это все-таки не убойный оклад, который у меня, или это все-таки совокупный доход, который я привыкла получать. Если у меня, например, 70% оклада, 30% премий, которые мне недовыплачиваются либо выплачиваются с отсрочкой, это уже не совсем, наверное, будет корректная статистика. С другой стороны, согласна, что есть необходимость смотреть, еще раз повторюсь, мы не настолько беззащитны, как кажется, я имею в виду со стороны работника.

Елена Медовникова: Спасибо, Виктория.

Александр Денисов: Спасибо, Виктория. Виктория Пятница у нас была на связи, управляющий партнер профессионального сообщества «HR-эксперты».

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)
Премий и «тринадцатых» зарплат в этом году не ждать? Кому и почему задерживают выплаты - разбираемся в БОЛЬШОЙ ТЕМЕ