В поисках молодёжной политики

В поисках молодёжной политики | Программы | ОТР

Почему власти сокращают расходы в сфере работы с молодыми людьми

2020-10-22T14:56:00+03:00
В поисках молодёжной политики
Село: абонент недоступен!
Домик с окнами в ад
Безработные с приданым
ТЕМА ДНЯ: Мусор дорожает
Индекс Масленицы: блин, как всё дорого!
ОПЕК-батюшка, нефть-матушка…
Торговля данными о россиянах
Что нового? Южно-Сахалинск, Чебоксары, Воронеж
Новые схемы обмана с банковскими картами. Вакцинация продолжается. На что тратим деньги. «Всё включено» по-русски. Как сдержать цены? Чем питаются школьники. Отмена крепостного права. Цифровая школа
Как сдержать цены?
Гости
Олег Цапко
председатель Всероссийского студенческого союза
Владимир Собкин
руководитель Центра социологии Института управления образования Российской академии образования, академик РАО, профессор
Александр Асафов
политолог

Марина Калинина: Ну а мы переходим к следующей теме, которую будем обсуждать с экспертами и, конечно, с вами, так что присоединяйтесь. Финансирование молодежной политики на 2 следующих года будет сокращено, хотя до этого расходы на нее все время росли последнее время. В основном сокращение коснется проектов развития культуры и развития дополнительного образования детей. Планировалось на молодежную политику выделить, например, в следующем году почти 49 миллиардов рублей, выделят чуть меньше 45 миллиардов. Давайте поговорим о том, что вообще такое молодежная политика, есть ли она в принципе в нашей стране, для чего она нужна и в чем, собственно, ее суть.

Денис Чижов: Давай спросим наших телезрителей как раз, пускай они нам пишут и звонят: а вы видите вообще эту молодежную политику? Ваш ребенок принимал ли участие, я не знаю, в какой-то лагерь, может быть, ездил, или еще какой-то проект на федеральном или региональном уровне реализовался и ваш ребенок в нем принимал участие? Где эта молодежная политика? Хотим ее найти.

Марина Калинина: А мы начнем общаться с нашими экспертами. Первый у нас на связи Владимир Собкин, руководитель Центра социологии образования Института управления образованием РАО, академик Российской академии образования, профессор. Владимир Самуилович, здравствуйте.

Владимир Собкин: Добрый день.

Марина Калинина: Как вы считаете, есть у нас в стране молодежная политика?

Владимир Собкин: Ну, вообще название сложное само по себе, поскольку «Развитие дополнительного образования и реализация мероприятий по молодежной политике». Понимаете, вот если развитие образования дополнительного я понимаю, а организация мероприятий – это уже какой-то такой странный заход, когда... Ну, под мероприятием можно все что угодно сделать по сути дела, но это же не постоянная работа. С другой стороны, ну есть два таких момента, вот я бы развел, – это когда человек объект политики и когда человек субъект политики.

Марина Калинина: Так.

Владимир Собкин: Вот если я субъект политики, вот как Маркс писал, класс в себе и класс для себя. Когда пролетариат осознает свои интересы, то он становится субъектом своей политики, у него возникают требования определенные. Вот если мы говорим, что молодежь себя осознала как некоторая социальная группа, тогда мы говорим, что да, вот это субъект политики и либо эта политика поддерживается, либо делаются какие-то корректировки и так далее. Или когда другая позиция, это объект, которым мы манипулируем и по отношению к которому предпринимаются определенные действия.

Вот я бы эти два момента пока, на первом шаге развел, а двинулся к этому сокращению. Мне кажется, это очень серьезная проблема: мы недооцениваем трагические, я бы сказал, я не придумываю это слово «трагические», последствия подобного сокращения. Поскольку если мы говорим о дополнительном образовании, а предусматривается именно сокращение дополнительного образования...

Марина Калинина: Да, еще развитие культуры.

Владимир Собкин: Да, вот это вот очень важно, и тех учреждений и школ культуры, которые совместно финансируются субъектами и федерацией, то это очень серьезные последствия. Понимаете, у нас и так мы сегодня уже образование во многом переложили на плечи семьи. Вот я выступал на вашей программе, еще, по-моему, весной это было, и обсуждали мы там вопрос, связанный с тем, что репетиторство – это не такая простая вещь. Семьи вкладывают в развитие своего ребенка сегодня все больше и больше средств, мы перекладываем постепенно на плечи семьи образование детей именно за счет вот этого репетиторства и так далее.

То же самое происходит и с системой дополнительного образования, поскольку многие сегодня дополнительные кружки, секции и так далее оказываются, финансируются как платные, как платные услуги. Но когда мы сегодня имеем ситуацию очень заметного снижения материального положения семей, то мы должны понять, что вот подобные сокращения подобных программ усиливают проблему социального неравенства, и проблема социального неравенства очень мощно опускается на детскую субкультуру и на детство.

Вот мы так все время для себя строим позицию по остаточному принципу, знаете, самое главное у нас кто? – выпускники вузов, высшее образование, а детские сады – это так, это еще когда они вырастут и войдут в жизнь. Вот мне кажется, что это очень серьезная ошибка, потому что если стратегически думать, то надо вкладывать именно в детство, именно детство является сегодня для страны стратегическим приоритетом развития ее. Мы потом ничего ниоткуда не возьмем. Если мы в дошкольном воспитании не развили в человеке те способности, которые у него есть, если мы не развили в начальной школе то, что у человека должно быть, если мы не развили это в средней школе, то все.

И когда мы говорим про дополнительное образование, сегодня это не какая-то придумка, ну еще вот есть основное, а есть дополнительное. Серьезнейшая проблема. Что значит «дополнительное образование»? В дополнительном образовании человек пробует себя, пробует свои способности, пробует на то, что он, значит, способен сделать, он ищет себя, и это момент очень важный в жизни человека, найду я себя или нет, смогу ли я себя потом реализовать или нет. Мы когда...

Марина Калинина: Владимир Самуилович, вот знаете, что интересно? Вот у меня возник такой вопрос. Конечно, это очень важная вещь, развитие дополнительного образования детей, но вот что интересно: из этих миллиардов какая часть тратилась вот в этом году, в прошлом году именно на эту статью, на этот проект, развитие дополнительного образования детей? Не на форумы какие-то, не на собрания молодежи, где они какие-то вопросы решают, решают или нет, непонятно, а именно вот на то, о чем вы говорите.

Владимир Собкин: Ну, значительная часть тратилась. Но конечно, вот здесь, я говорю, нелепость объединения, мероприятия и программы дополнительного образования в одной связке – это некоторая нелепая управленческая конструкция. Я вообще рассматриваю, что это так не должно быть. Вот система дополнительного образования – это одна линия, вопрос ваш совершенно законен, и мы должны понимать, сколько именно на дополнительное образование...

Вот вы показываете, эти кадры идут, вот именно на это сколько тратится, и это очень важно. А мероприятия – это другая совершенно работа. Одно дело форум, но вот обратите внимание, форум, фестиваль, еще что-то – это мероприятие, деньги вот идут на эти мероприятия. Но чтобы сделать это мероприятие, за этим ведь должна стоять огромная работа с творческой молодежью, значит, со всеми вещами, когда люди что-то делают, а потом уже возникают эти мероприятия, конкурсы, фестивали и так далее. Вот в это надо вкладывать деньги. А когда все идет под статью «мероприятия» – а где работа-то? В работу же надо вкладывать.

Марина Калинина: И вопрос, что очень сложно посчитать вообще, что идет на эти мероприятия, а что идет совсем в другую сторону, ну так положа руку на сердце.

Владимир Собкин: Положа руку на сердце, знаете, с одной стороны, а с другой положа руку в карман.

Марина Калинина: Вот-вот.

Владимир Собкин: И ничего здесь особенно сложного в этих подсчетах нет, ничего сложного нет. Вот надо взять и понять, что мы делаем. Ведь смотрите, если мы сокращаем дополнительное образование, то мы не просто расслоение детей, но мы еще с огромной группой педагогов, учителей, интеллигенции расстаемся, они уходят из этой сферы детства. А для нас-то, для страны очень важно, чтобы старшее поколение включалось в воспитание ребенка, чтобы оно не оставалось в стороне. Ведь идея дополнительного образования как раз заключается в том, что вы добились каких-то успехов в своей профессии, но вы идете и работаете с молодыми людьми, это же очень важный момент, важнейший, когда мы подключаем в воспитание детей, вот в то, что называется дополнительным, мы подключаем продвинутое взрослое население, я уж не говорю о Колмогорове, школах математических и так далее, которые сыграли огромную роль в развитии образования в нашей стране, огромнейшую.

Денис Чижов: Владимир Самуилович, смотрите, я вот зрителям задал вопрос, мы пытаемся найти эту молодежную политику фактически, не в виде выделенных денег, а вот чтобы люди написали, что ребенок в чем-то принимал участие. Наконец-то-то спустя уже минут 7 только единственное сообщение пришло, вот в Пермском крае дети выезжали на областные соревнования бесплатно. Все остальные сообщения, ну если резюмированно, то «нигде не видно молодежной политики, дети заняты сами собой, деньги отмываются» и так далее. Куда же уходят-то все эти деньги? Я вот визуально... Ну да, форумы какие-то проводятся и, по-моему, все. Где деньги-то все-таки? Сейчас мы сокращаем, а было много – а куда эти деньги уходили?

Владимир Собкин: Ну, это вопрос к управленческим структурам, вы же меня пригласили как эксперта, как социолога и специалиста по детству, который об этом может сказать. Как управленчески решаются эти вопросы? Ну посмотрите, как в регионе распределяются эти статьи. В определенных моментах, на определенных этапах развития, вспомните движение «Наши», вспомните, так сказать, и другие моменты, вот они там и лежали, эти деньги.

Денис Чижов: Ну вот, на ваш взгляд, движение «Наши» и подобные проекты – это молодежная политика конструктивная, положительная?

Владимир Собкин: Нет.

Денис Чижов: Так.

Владимир Собкин: Нет, однозначно нет. Потому что важно, если уж говорить о политическом движении, вот так впрямую, без таких, знаете, поворотов, а вот прямо, значит, со всей, как говорится, прямотой, в этом плане это, конечно, то, с чего я начал, – кто субъект этой политики, кто субъект этих политических движений?

Денис Чижов: Спасибо.

Марина Калинина: Спасибо.

Владимир Собкин: Он должен стоять за кадром, или это движение, когда молодежь сама осознает свои интересы, сама осознает?

Марина Калинина: Или быть внутри. Спасибо вам большое. Это был Владимир Собкин, руководитель Центра социологии образования Института управления образованием.

Очень много сообщений, в общем, пока сильно не наблюдается, что есть какая-то молодежная политика.

Денис Чижов: Я вот выискиваю, нет молодежной политики пока.

Марина Калинина: Тем более развития дополнительного образования детей в регионах.

Ну а мы переходим к следующему эксперту: у нас на связи Олег Цапко, председатель Всероссийского студенческого союза. Олег, здравствуйте.

Олег Цапко: Здравствуйте.

Марина Калинина: Ну расскажите нам, что у вас там в молодежном союзе-то происходит? Вы ощущаете вот эти вот деньги, какие-то проекты делаете? Вообще что у нас с молодежной политикой в стране? Вы как молодежь расскажите.

Олег Цапко: Безусловно, нужно отметить, что отрасль существует, отрасль работает, она сложилась. Если еще несколько лет назад мы действительно говорили о разного рода молодежных мероприятиях, которые, может быть, были не всегда, скажем так, в каком-то одном ключе, то сейчас у нас есть и органы по делам молодежи, они представлены в регионах, законы по молодежной политике существуют в большинстве регионов. Сейчас планируется единый федеральный закон, вот уже много обсуждается, будет или не будет единый федеральный закон по молодежной политике.

Молодежные организации все-таки стали не просто, скажем так, организаторами разных мероприятий, а они сегодня действительно ведут достаточно много разной работы, и в том числе наш союз, у нас есть прямо несколько направлений, которыми мы занимаемся. Мы, во-первых, защищаем права студентов, из любой точки страны к нам в «Студенческий дозор», в наш проект может обратиться студент. Мы вовлечены в процессы образования, то есть у нас прямо есть целое направление по тому, как студенты участвуют в оценке качества образования. То, о чем говорил предыдущий эксперт, надо развивать навыки и способности наших людей, вот если он больший акцент делал на школьников, то мы, например, занимаемся студентами. Мы целый проект по soft skills «Наставник» запустили, чтобы развивать эти навыки.

Так что очень много направлений, чем занимается сейчас молодежный сектор и в том числе молодежные организации, поэтому нужно просто говорить, что реально отрасль работает и существует. Может быть, не каждый просто человек ее пока еще ощутил, но это, так сказать, цель охватить максимальное количество молодежи, это одна из главных целей все-таки.

Денис Чижов: Ну вот как-то, Олег, мы задали телезрителям вопрос, и действительно, совсем не ощущают. Может быть, как-то тогда недоработаете вы в том числе с реализацией молодежной политики? Потому что да, вы форумы какие-то проводите, вот вы сейчас перечислили конкретные направления. Но нужно же сделать так, чтобы люди ощущали это на себе, чтобы нам сейчас сто сообщений сразу написали: «А вот у меня сын ездил на такой-то форум», «А вот у меня в соревнованиях бесплатно принимал участие».

Олег Цапко: Вы абсолютно, конечно, правы, молодежная политика должна касаться максимального количества людей, охватить не только лидеров и активистов, как все-таки происходит в большинстве своем сейчас... Если мы даже посмотрим самые большие цифры вовлечения молодежи, это чаще всего лидеры и активисты, там около 1 миллиона человек, 2 миллионов человек, а молодежи порядка 30 миллионов в стране. Поэтому охвачены, конечно, далеко не все.

Наверное, ваш вопрос резонно отправить как раз и в Государственную Думу, и в Росмолодежь, чтобы действительно каким-то образом пересматривать формат, потому что мы все-таки сами как молодежное объединение, как союз ориентированы на системную работу. То, что люди не всегда чувствуют, что молодежная политика к ним прикоснулась или как-то вовлечены, – ну смотрите, происходит много проектов, много мероприятий. Та же Росмолодежь раздает почти на 2,5 миллиарда только грантов, также физическим лицам, так же в регионах происходит. Поэтому человек может в чем-то участвовать, но совсем не понимать, что действительно это пришло по линии молодежи.

И еще маленький прямо момент. Вот вообще в заглавии сегодняшней нашей темы говорили о том, что вот вообще расходы на молодежную политику сокращаются. Мне кажется, вот как раз сегодняшний наш разговор о том, насколько эффективно тратятся средства. Может быть, небольшое сокращение не настолько страшно, все-таки надо посмотреть, какие расходы были эффективными, а какие неэффективными. И максимально сегодня нужно понимать, что у нас вот есть какая-то программа по развитию молодежи...

Марина Калинина: А на то в основном тратятся средства, не очень понятно.

Олег Цапко: Это и мероприятия, это и грантовая политика. Например, в год...

Марина Калинина: Ну а гранты вот эти во что-то реальное выливаются, или это гранты ради грантов?

Олег Цапко: Это в большинстве своем молодежные проекты и мероприятия. Где-то это системные проекты, где-то это масштабные мероприятия, где-то это локальные мероприятия, то есть это действительно...

Марина Калинина: Ну например, вот под мероприятием вы что подразумеваете? Ну вот хорошо, грант, дали денег, что дальше? Какое мероприятие?

Олег Цапко: Вы знаете, вот грант может профинансировать самые разные мероприятия, то есть это может быть и проект по помощи студентам в трудной жизненной ситуации, а может быть проект в виде фестиваля, все индивидуально, все по каждому направлению, поэтому здесь их достаточно много. Это сотни человек ежегодно, которые получают эти гранты для охвата сотен тысяч, а то и пары миллионов человек. Так что здесь действительно работа ведется, она осуществляется.

Но я бы вот, знаете, маленький момент отметил. Вот у нас есть отдельная программа по развитию молодежи, курирует ее буквально Росмолодежь, дополнительными сооператорами являются другие министерства. Я бы все-таки, конечно, немножко подумал на месте нашего правительства о том, чтобы... Все-таки нужно понимать, что молодежь есть в каждой отрасли, и в медицине, и в технологиях, и в производствах, и все-таки молодежная политика как таковая обособленная, как отрасль системообразующая, должна быть какая-то дополнительная программа. Но нужно понимать, что эффективности мы достигнем только тогда, когда во всех отраслях будут понимать, что нужно растить кадры, нужно развивать их навыки, нужно вкладываться в молодежь в каждой отрасли и чтобы в каждой программе появился раздел молодежной политики как системообразующее какое-то направление. Иначе результатов не почувствуют на себе все миллионы молодежи.

Марина Калинина: Спасибо. Олег Цапко, председатель Всероссийского студенческого союза, был у нас на связи.

Денис Чижов: Марина, у меня радостная новость, второй человек нашелся, второй человек, который ощутил на себе молодежную политику. Из Югры пишут: «Ребенок занимается в секции оздоровительного плавания в центре изучения английского языка за счет средств сертификата ДПО». Не знаю, правда, что такое сертификат ДПО, но будем надеяться, что это вот та самая молодежная политика, которая пришла в конкретный дом.

Марина Калинина: Сейчас еще раз спросим, что же такое молодежная политика, у нашего следующего эксперта – это Александр Асафов, политолог. Александр Николаевич, здравствуйте.

Александр Асафов: Здравствуйте.

Марина Калинина: Ну как вы считаете, есть в нашей стране молодежная политика?

Александр Асафов: Вот и предыдущий коллега об этом говорил, и в принципе, да, это достаточно широко известно о том, что она у нас осуществлялась на усмотрение регионов, то есть была некоторым образом отрывочная. Но теперь, и с этим связано грядущее вот это небольшое сокращение до 12% в предложениях Минфина, и с этим связан новый закон… Теперь после изменения Конституции, после всеобщего, всенародного голосования статья 72.1 четко предусматривает единую молодежную политику во всей стране с едиными стандартами, с едиными протоколами, с едиными условиями, с едиными действиями, с едиными проектами, чтобы у нас регионы понимали, слова «молодежная политика» одинаковые и реализовывали ее одинаково эффективно. Сейчас у нас некоторая чересполосица наблюдается: где-то, в каких-то регионах это очень активно действует, где-то не действует вовсе, потому что и финансировалось по остаточному принципу, на усмотрение главы региона, ну и в зависимости от ситуации на местах принимались такие ситуативные, локальные решения.

И сейчас вот тот законопроект, о котором Олег говорил, он уже существует, он уже даже одобрен, и он как раз описывает дополнительно к статье в Конституции, в основном законе, как именно эта молодежная политика будет проводиться и что же это такое. Там сама терминология будет объясняться, что такое молодежь, что такое молодежная политика, какая ей может быть поддержка и так далее, и тому подобное, вот весь комплекс проблем наконец-то будет объединен. То же самое, кстати говоря, касается и здравоохранения, тоже в таком же направлении развивается наша жизнь законодательно и прочее.

Поэтому я думаю, что молодежная политика во всей стране, конечно, необходима, но она требует четкой проработки. Нужно взять самый успешный опыт самых успешных регионов, что-то взять у Казани, что-то взять у Москвы, объединить и в рамках вот этого нового законопроекта и подзаконных актов уже реализовывать и потом уже действительно смотреть, что недофинансировано, что перефинансировано, где есть нецелевые расходы, это тоже, к сожалению, встречается сплошь и рядом. Ну не нужна молодежи десятая секция, условно говоря, по шахматам, где девять уже есть, но тем не менее такие решения принимаются, то есть это тоже вопрос планирования. Поэтому, конечно, молодежная политика – это очень важно, но тут важна та самая системность, о которой тоже непосредственный участник молодежной политики нам только что рассказывал.

Марина Калинина: Ну смотрите, молодежь и дети – это, естественно, наше будущее, которые будут управлять страной, будут жить в этой стране, будут лечить людей и так далее, и так далее. Какая должна быть молодежная политика? В какое русло их нужно направить, чтобы они как-то были нормальными, здравомыслящими людьми, чтобы они... ? Как-то вот чтобы у них мозги развивались в правильном направлении. Как, вот что нужно сделать? Какая она должна быть?

Александр Асафов: Мы не можем человека заставить быть умным, мы не можем заставить человека быть активным...

Марина Калинина: Конечно, безусловно, но у него должен быть какой-то образ мышления такой нормального человека, понимаете?

Александр Асафов: Понимаю, конечно, и это такая вот широкая задача, сформировать мировоззрение молодежи.

Марина Калинина: Ну конечно, мы же молодежную политику обсуждаем, конечно, широкая, конечно, большая задача. Вот как это сделать?

Александр Асафов: Я к тому, что это укладывается не только в рамках молодежной политики, это еще то самое патриотическое воспитание, это еще работа с семьей, и работа в семье, и работа семьи, и взаимодействие всех цепочек, в которых ребенок задействован: семья, школа, дополнительное образование, дополнительные активности, те самые кружки, это книги, это фильмы, ну это колоссальный объем. Молодежная политика – это лишь часть этой работы.

Денис Чижов: Спасибо большое.

Марина Калинина: Спасибо.

Денис Чижов: Ну и подведем итог, может быть, все-таки. Вот из Свердловской области, по-моему, справедливую рекомендацию пишут: «Надо деньги тратить не на проведение форумов, а сделать, чтобы для детей кружки были бесплатными».

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (1)
Виталий Уткин
Существует наука, изучающая закономерности формирования поведения. Её называют этологией или бихевиоризмом. Все дети разные. При помощи направленного воспитания можно очень значительно повредить или помочь ребёнку. Его можно научить презрительному пренебрежению и ненависти ко всему окружающему — или, наоборот, тому, что всё живое надо любить, что любовь, гармония — это хорошо. Правильное воспитание детей — это важнейший фактор духовной помощи людям, достойнейший и интереснейший вид духовного служения. Это также — и способ развития себя в активной любви, в интеллектуальном творчестве. Вслед за главным принципом активного внедрения идей любви (ибо именно этого, прежде всего, хочет от нас Бог!) надо выделить расширение кругозора. Мы должны заложить в память детей различные программы того, по каким путям в жизни они могут пойти в будущем, когда подрастут. Им надо показать, что есть и шахматы, и храмы различных религий, и природа, которую можно и нужно любить, и способы закаливания, и возможности развития себя через живопись, музыку, танец, фотографию, различные виды спорта (именно различные!), и интереснейшие и разные возможности получения образования, и что этим всем можно будет и другим людям послужить, подарив им таким образом свою любовь. Воспитывать можно, в том числе, и примером действий взрослых людей, где учатся их родители. Другой вариант — организация специализированных кружков и секций для детей разных возрастов. Вместе с тем, надо помнить, что есть проблемы, которые ещё в принципе недоступны для детского мышления. Например, прививание мистического страха, которое может послужить основой для развития серьёзных психопатологий, останавливающих развитие. Нельзя также преподавать детям углублённые эзотерические практики. И ещё очень важно учить детей думать, провоцируя их на это, например, в таких ситуациях, как решение проблемы переправы в лесу через ручей, разведение костра так, чтобы не навредить ни одному живому существу, и т.д. Или можно в игровой форме предлагать им разные объяснения одного и того же события, явления — чтобы дети, обсудив, выбрали из них верное или же вообще нашли правильное решение сами. Или можно задавать детям вопросы типа “почему?” — чтобы они учились сами искать ответы, а не получать их в готовом виде от взрослых. И так далее. При общении детей между собой в группах преподаватель должен доброжелательно, но твёрдо пресекать все проявления порочных тенденций, таких как агрессивность, склонность к присвоению чужих вещей, пусть хоть самых пустяковых. Дети хорошо запоминают, например, такие формулы: “Иисус Христос учил, что нельзя делать другому то, чего не желаешь себе!”, или “Тот, кто берёт без разрешения чужое, называется вором. А вор — это очень нехороший человек!”, или” и т.д. Огромную воспитательную роль могут играть и некоторые простые психоэнергетические упражнения (продуцирующие эмоции любви). Например, каждый представляет солнышко у себя в груди, и все бегают и светят друг на друга визуализируемым светом солнышек. ___ "Духовная работа с детьми"