В поле некому работать

Гости
Светлана Максимова
член комитета ГД по аграрным вопросам, вице-президент Ассоциации фермерских хозяйств и сельскохозяйственных кооперативов России
Ренат Каримов
председатель Центрального комитета Профсоюза трудящихся-мигрантов

Иван Князев: Итак, некому работать в полях. Астраханская область потеряет до 70% овощей и бахчевых, подсчитал Минсельхоз региона. Фруктов и овощей на прилавках станет меньше, а цены неизбежно вырастут. На полевые работы никто из местных идти не хочет, даже студенты. Фермеры обещают платить больше, но не помогает.

Марина Калинина: Ну и вот приведем один пример. Рахматулла Рамазанов 18 лет выращивает томаты, перец и рис. Хозяйство у него – 350 гектаров, но в этом году все поле он, скорее всего, не потянет, рабочих рук просто не хватает. Каждую весну на протяжении 15 лет к фермеру приезжала большая семья из Узбекистана, они работали до конца осени, но в этом году из-за пандемии приехать они не смогут. А местные работать не хотят: как говорит фермер, сельчане не заинтересованы в официальном оформлении и предпочитают выходить на работу только в удобные для них дни, мало кто соглашается оставаться в сезон на сверхурочные часы. А платит фермер 800 рублей в день и даже готов увеличить эту сумму до 1,5 тысяч.

Рахматулла Рамазанов: Они в 8 часов приезжают, до 17 работают и уезжают. Условия предлагали, но это бесполезно, потому что они работают до 17 часов, то у них скотина, то по разным причинам, после 17 хоть ни за какие деньги они не остаются работать, сколько раз пробовал. Грузится вон фура, 5 часов осталось за день догружать, в 17 часов все бросают, никакие деньги не работают.

Иван Князев: Минсельхоз Астраханской области стал первым, кто спрогнозировал большие убытки из-за дефицита рабочих рук, но проблема эта повсеместная, говорят фермеры. Чтобы выйти на уровень сборов до пандемии, на российские поля надо привезти 2 миллиона мигрантов. Ну, как раз-таки вот эти 2 миллиона, если мне не изменяет память, это ровно столько, сколько приехали в начале 2020 года и чего не случилось в этом году, ровно на миллион меньше приехало.

Марина Калинина: Ну, давайте начнем обсуждать эту тему с нашим первым экспертом, а вы, уважаемые зрители, присоединяйтесь, пишите и звоните. У нас на связи Светлана Максимова, член Комитета Госдумы по аграрным вопросам, вице-президент Ассоциации фермерских хозяйств и сельскохозяйственных кооперативов России. Светлана Викторовна, здравствуйте.

Светлана Максимова: Здравствуйте.

Иван Князев: Добрый вечер.

Светлана Викторовна, ну вот, знаете, как-то, с одной стороны, очень обидно, что ну вот русского работника называют лентяем, что он пьет, не хочет выходить работать. С другой стороны, как-то это все не вяжется с тем, что мы наблюдали рост безработицы у нас весь последний год, да и сейчас он сохраняется понемногу. Почему так происходит? В чем причина? Действительно ли это так все?

Светлана Максимова: Ну, добрый день, Иван. Вы знаете, дело в том, что да, конечно, есть проблемы на самом деле. Мы, буквально вот прошлый у нас был аграрный комитет, и депутаты тоже поднимали и говорили про Астраханскую область, про Волгоградскую область говорили. Действительно, есть такая проблема, что не хватает сегодня рабочей силы, вот. Поэтому сельхозники озабочены, и мы, в общем-то, озабочены тоже, потому что...

Вы знаете, дело в том, что не то что наш мужик сельский, как говорится, обленился, нет, его просто нет на селе, вот. Те, которые, в общем-то, работали, они стараются уехать в город, это никому не секрет, что действительно сейчас сложная ситуация у сельхозпроизводителей. И поэтому пандемия, конечно, очень подвела. Если раньше приезжали работники у нас с других, в общем, бывших наших республик и помогали сельхозпроизводителям, особенно когда начинаются полевые работы, то на сегодняшний день проблема эта есть, существует, что границы наши закрыты, поэтому сельхозпроизводители не приезжают.

И самое-то главное знаете в чем? – в том, что в первую очередь стараются, чтобы приехали люди с высшим образованием. Мне кажется, что в нашей стране на сегодняшний день достаточно своих специалистов, у нас сейчас все практически получают, стараются получить высшее образование...

Иван Князев: Я прошу прощения, куда приехали люди с высшим образованием? Вообще к нам в страну или вот на фермерские работы?

Светлана Максимова: Нет, вообще в страну к нам, приоритет тем, у которых есть высшее образование, которые там учителя, образование, с высшим образованием, чтобы люди знали русский язык хорошо...

Иван Князев: Ну да, понятно.

Светлана Максимова: Вот. А про рабочие специальности, к сожалению, мы их сами упразднили, у нас сегодня нет, в школах у нас нет сегодня... Раньше выпускались трактористы, давали, права получили мальчишки, и они если не поступали в какое-то учебное заведение, они работали у себя в колхозе, на поле, уходили в армию, а потом, в общем, в принципе возвращались и уже оставались, заводили семьи, оставались на селе. Сегодня у нас нет профтехобразования практически, поэтому у нас сейчас есть колледж, это техникум в принципе как раньше был, среднее специальное образование, и высшее образование. А вот...

Марина Калинина: Ну смотрите, Светлана Викторовна, вы сейчас говорите все-таки о механизаторах, о трактористах и так далее.

Светлана Максимова: Так я и говорю про...

Марина Калинина: Но тут же вот сейчас речь идет о работе именно в поле именно руками, такая достаточно тяжелая работа действительно физически...

– Абонент временно недоступен. Перезвоните позже.

Марина Калинина: Пока мы дозваниваемся Светлане Викторовне...

Иван Князев: У нас есть другой...

Марина Калинина: ...мы сейчас поговорим пока с Юрием из Пермского края.

Иван Князев: Да, у нас есть другой абонент, который доступен и дозвонился.

Марина Калинина: Юрий, здравствуйте.

Иван Князев: Здравствуйте. Слушаем вас, Юрий.

Зритель: ...потому что им надо тоже скотину кормить, вот знаете. А таджикистанцы что? Они могут там ведь целые сутки работать. Вот я работаю в магазине грузчиком, у нас вот эти дворники таджики, они вообще без выходных работают, по 12 часов, ни отпусков, ничего нет, понимаете? Каждый день выходят на работу, и платят им еще копейки, и еще обманывают их. Вот ему... на ночные, значит, вам 2 тысячи заплатят, а платят им 1 200 рублей, а 800 рублей недоплачивают, если они там снег убирают ночью, понимаете? Вот. Их легче держать. А наши-то, правильно, надо еще и скотину, и по хозяйству что-то делать.

Иван Князев: Юрий, ну смотрите, когда нам звонят телезрители, когда мы обсуждаем проблему сельских территорий, наоборот, говорят: «Ну, сейчас мы уже домашнее хозяйство практически не ведем, потому что это дорого и тяжело». Сейчас фермеры говорят: «Мы поднимем заработную плату и создадим какие-то определенные условия». На ваш взгляд, почему люди не соглашаются? Все-таки не верят, или все-таки нет этих условий?

Зритель: Не верят, потому что обманывают. Мы уже там, знаете, не верят просто уже никому, понимаете? Могут обещать одно, а делают они совсем другое.

Иван Князев: Понятно, да.

Марина Калинина: Спасибо за ваш звонок.

Иван Князев: Спасибо, спасибо вам большое.

Марина Калинина: Светлана Викторовна, вы к нам вернулись?

Светлана Максимова: Да-да.

Марина Калинина: Ну смотрите, я просто не закончила свой вопрос. Я хотела сказать, что вы говорили о трактористах, о механизаторах, о людях таких...

Светлана Максимова: Так я и хотела вернуться к этому к вашему вопросу.

Марина Калинина: Да-да-да. А вот просто в поле работать? Раньше, помните, в советское время студентов на картошку отправляли, и ничего, все ехали, помогали, работали, и как бы все живы-здоровы.

Светлана Максимова: Да-да-да, вот я это и хотела сказать.

Марина Калинина: Да, говорите, пожалуйста.

Светлана Максимова: Можно говорить?

Марина Калинина: Да, конечно.

Светлана Максимова: Да. Дело в том, что правильно вы говорите, что вот раньше действительно можно было институты, ребята, предприятия целые ехали и работали непосредственно в колхозе где-то. Сегодня этой практики нет, потому что, сами понимаете, раньше были предприятия все государственные, сегодня все частные, особо не очень им хочется отпускать своих работников, ну это не практикуют сегодня. И поэтому, конечно, сегодня нам без той помощи, которую сегодня оказывают нам наши бывшие республики, приезжают сюда, нужно именно, чтобы приезжали сюда простые рабочие, которые могли бы работать непосредственно вот у фермеров, у сельхозпроизводителей, в колхозах и помогать вот именно убирать помидоры, картофель, сено, именно разнорабочие нужны.

Иван Князев: Светлана Викторовна, смотрите, какой момент. Пандемия у нас продолжается, это значит, что мигранты не будут так быстро приезжать к нам сейчас.

Светлана Максимова: Да.

Иван Князев: Создать, я не знаю, поменять систему образования, чтобы так резко у нас начали учить опять в профтехучилищах трактористов и так далее, и тому подобное, тоже быстро не получится. Но проблема приобретает, как я понимаю, уже такой глобальный характер на уровне страны.

Марина Калинина: Ну, в общем-то, если да, взять одну Астраханскую область, 70% по прогнозу потери урожая, это, в общем-то, беда-беда.

Иван Князев: Что со всем этим делать сейчас, вот я не знаю, на уровне, может быть, Государственной Думы? Уже собираются как-то эту проблему решать и как?

Светлана Максимова: Ну, единственное, как это можно решить проблему, – это вернуть студентов всех учебных заведений в сентябре на поля.

Иван Князев: Но вы же понимаете, что это фактически невозможно, это либо студентам очень много платить надо будет, во-вторых, им все-таки нужно учиться, в-третьих, сейчас студенты не особо-то и захотят.

Светлана Максимова: Нет, извините, подождите. А практика для чего существует у нас? У нас сегодня выходят с высшим образованием, они не умеют ректалить, они не умеют, сельхозники. У нас же есть достаточно сельхоз высших учебных заведений...

Иван Князев: А, то есть вы имеете в виду аграрные институты?

Светлана Максимова: А почему аграрные? А вы вспомните, вы учились, вы наверняка тоже были где-нибудь на практике.

Иван Князев: На картошку не ездил, сразу скажу, не застал.

Светлана Максимова: Ну, вы молодой еще. А вообще это в принципе реально и это можно, это просто должна быть, ну, желание...

Иван Князев: Желание чье, студентов или Государственной Думы?

Светлана Максимова: Нет, желание государства, желание государства повернуть вспять.

Марина Калинина: Светлана Викторовна...

Светлана Максимова: Вы знаете, я часто встречаюсь со студентами, мне студенты говорят, что было бы здорово, если бы... Вот начинаешь им рассказывать про то, как мы учились, как мы ходили в поля, как мы, в общем-то, занимались, и сено убирали, они говорят: «Как интересно, Светлана Викторовна, ведь там же, наверное, коллектив, там как-то вот... Сейчас все в гаджетах сидят, а там, наверное, была у вас...»

Иван Князев: Так попробуй оторви их от этих гаджетов.

Марина Калинина: Романтика.

Светлана Максимова: Романтика!

Марина Калинина: Светлана Викторовна, скажите, а почему мы все-таки уповаем на мигрантов из ближнего зарубежья? Почему из других регионов, где нет работы, люди не едут?

Иван Князев: Перестроить логистику, может, как-нибудь привлечения рабочих рук?

Марина Калинина: Вот именно из российских регионов.

Светлана Максимова: Вы знаете, конечно, это очень сложно, это же нужна очень большая работа, это нужна работа и в регионах, где есть свободные люди. Но, к сожалению, как показывает практика, вот сколько у меня фермеров, вот я сама из Тверской области, особо никто не едет ни из Белоруссии, ни... Ну, Белоруссия – это опять же другая, в общем-то, страна, можно сказать, сегодня, но никто, никто особо не едет, не хочет ехать. Я не знаю, может быть, действительно... Ведь некоторые фермеры говорят, что они платят до 70 тысяч рублей в месяц, это хорошая зарплата, но тем не менее люди, я не знаю, отвыкли работать, что ли, я не знаю, вот что-то произошло, переломилось в наших людях.

Марина Калинина: Давайте послушаем Ларису из Белгорода, она нам дозвонилась. Лариса, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте. Можно говорить?

Марина Калинина: Да, пожалуйста.

Иван Князев: Слушаем.

Зритель: Вот мое мнение какое? Такая политика в стране сложилась, что все сельское население, молодежь уехали в большие города. Возьмите Москву: вы ее там серьезно, застроили до невозможности, расширяют-расширяют, вся молодежь там. И кем они работают? Работают слугами, где их пинают, обижают, унижают, либо работают путанами, извините меня, либо какими-нибудь охранниками и так далее. Молодежи в селах нет, села уничтожили – это что за политика такая?

Иван Князев: Лариса, смотрите, вот сейчас, казалось бы, идеальный момент, молодежь уезжает из села, потому что нет работы, сейчас работа есть, фермеры ждут, зовут, даже деньги предлагают. Поедут?

Зритель: А зачем вы сделали так, что люди все поехали в Москву? Для чего вы Москву застраиваете, вот эти небоскребы?

Марина Калинина: Но это же сделали не мы... Что же вы нас обвиняете...

Зритель: Зачем? И молодежь туда сманиваете, поэтому и нет молодежи. А если бы были совхозы-колхозы, как ранее было, и ведь не было таких проблем, и поля, и сады, и все убиралось, и никогда даже вопросов не ставилось, что там надо кого-то еще привлекать, своими силами все делали. И поля были в порядке, и люди жили прекрасно. А сейчас как мы живем? Живут-то невозможно, в селах вообще невозможная жизнь. Села оголили, как так можно было? Ведь правительство должно думать, или все только инфляция, инфляция...

Марина Калинина: Да, должно.

Иван Князев: Ну да, Лариса, спасибо, поняли мы вас.

Марина Калинина: Спасибо, спасибо.

Иван Князев: Светлана Викторовна, смотрите, Амурская область пишет: «Как поколение блогеров и тиктокеров заставить работать физически? Они скорее помрут с голоду, точно никуда не поедут работать». Из Нижегородской области: «За 800 рублей в день нужно будет работать на самом деле сутками, тоже никто не согласится». Так вот все-таки как решать-то проблему?

Светлана Максимова: Как решать проблему... Сложно сказать, конечно. На самом деле, вы знаете, озабочены, озабочены все, что действительно вот Лариса сказала, что люди все уезжают сегодня в Москву и не только в Москву, и в другие города. Вот взять опять же нашу Тверскую область, действительно молодежь вся уезжает в Москву и в Тверь. Вот, наверное, в 1990-е гг. перелом какой-то произошел в нашем сознании, привыкли все торговать, привыкли добывать лихие деньги. Вот те же блогеры, они же зарабатывают, им ничего не надо, они в интернете посидели, какую-то информацию дали, даже неправильную информацию, и получили большие деньги. Зачем им гнуть спину, собирать картошку или сено убирать? Поэтому здесь, наверное, должно что-то переломиться и что-то все-таки государство наше должно вернуть, трудовое обучение в школах, со школьной скамьи.

Марина Калинина: Спасибо за ваш комментарий. Светлана Максимова была с нами на связи, член Комитета Госдумы по аграрным вопросам...

Иван Князев: Будем надеяться, что перелом произойдет.

Марина Калинина: ...вице-президент Ассоциации фермерских хозяйств и сельскохозяйственных кооперативов России.

У нас есть еще один звонок, из Москвы Михаил с нами на связи. Михаил, здравствуйте.

Зритель: Вечер добрый.

Марина Калинина: Здравствуйте. Говорите, пожалуйста.

Зритель: Я в эфире, да?

Марина Калинина: Да.

Иван Князев: Да, слушаем вас.

Зритель: Хорошо.

Знаете, я лет 15 занимаюсь подбором персонала. Более того, я знаю хорошо этот район, регулярно бываем на рыбалке, 2 раза в год, в этих полях Астраханской области. Но что хочу сказать? Там нет совершенно никаких условий для работы групп людей. Ведь кто был у этого фермера в рабочем подчинении? Я думаю, это были мигранты, которые работали «вчерную» без всякого оформления, и тем самым они сами убили рынок труда. Он им платит копейки, рублей 500–800, царек, хочу дам, хочу не дам и так далее, там никто это не контролирует, там нет советской власти в Астраханской области, вот, это факт.

Второе. Здесь еще виноваты закупочные цены. У него тоже закупают за копейки товар, везут в Москву, и наценка составляет, там раз в 15 возрастает, даже на арбузах видно, там... арбуз стоит килограмм, а в Москве 25–40 рублей будет стоить постепенно, это закупочные цены. Поэтому, когда мигранты раньше приезжали миллионами в Россию, они везде убили рынок труда, вообще убили, и теперь, чтобы эту нишу занять, им нужно создать условия для работы, согласитесь, да, туалеты нормальные...

Марина Калинина: Да, вот я хотела как раз спросить, каких условий нет. То есть нет жилья, нет каких-то... ?

Зритель: А там нет ничего, вы посмотрите, там норы у них. Что такое Астраханская область? Это поля, жара +50 градусов, там негде укрыться-то, там уже в 9 утра будет +40 градусов, когда на рыбалку в августе месяце. А где жить студентам? Где жить нашим, кто приедет работать? Люди к этому не готовы уже, работать.

Иван Князев: Ну, мигрантов, да, обычно в бытовках расселяют, где расселить тех же студентов...

Зритель: Там в бытовках жара, вы там не выдержите, там нужно прятаться в тени, там нет тени в поле. Кто может нас спасти? Вот, например, послушайте, я же занимаюсь все-таки подбором персонала: в России есть такая проблема с людьми, кто вышел после тюрьмы, скажем так, их никто не берет никуда на работу, просто нереально помочь устроить человека на работу.

Марина Калинина: Какой интересный поворот, такое рационализаторское предложение.

Зритель: И у нас людей с зоны выходит в месяц, мне кажется, тысяч 100 человек высвобождается из поселений, из колоний, легкие статьи. Во-первых, есть этот готовый резерв кадровый, раз. Во-вторых, люди, которых можно просто привлечь, если у нас реально такая ситуация форс-мажорная, в годы войны же, помните, кто делал ракеты, ядерное оружие? – те, кто сидел же, да, ученые великие помогали. Может, и здесь кого-то на 2–3 месяца, каникулы строгого режима устроить им на полях? Помогут им урожай собрать.

Марина Калинина: Ага.

Иван Князев: Да, Михаил, спасибо вам.

Марина Калинина: Спасибо за ваш звонок.

Иван Князев: Весьма такие неординарные предложения. Я, правда, конечно, не очень уверен, что астраханцы обрадуются такому резерву, который приедет на их поля из мест...

Марина Калинина: Ну слушай, все люди как бы...

Ренат Каримов у нас на связи, председатель Профсоюза трудящихся-мигрантов. Ренат Исмагилович, здравствуйте.

Ренат Каримов: Добрый вечер, здравствуйте.

Иван Князев: Ренат Исмагилович, смотрите, январь – февраль 2021 года, 1 миллион 84 тысячи человек мигрантов приехали в нашу страну, 2020 год – 2 миллиона 200 тысяч. Сейчас как ситуация, меняется не меняется? Много ли желающих из стран ближнего зарубежья к нам сейчас приехать?

Марина Калинина: Получается, не можем мы без мигрантов, вот даже урожай не можем собрать.

Иван Князев: Да. С какими проблемами они сталкиваются сейчас? Может, они просто ехать не хотят?

Ренат Каримов: Ну, желающих приехать много, которые оказались за границами Российской Федерации и сейчас не могут приехать по понятным причинам. И я думаю, что в ближайшее время ждать какого-то значительного, какого-то серьезного изменения ситуации не стоит. Ситуация чрезвычайная, и меры должны применяться здесь чрезвычайные. Я думаю, что правительство, наверное, эти чрезвычайные меры разработает и они в течение вот этого года сработают.

Но мне бы хотелось здесь поддержать тех людей, которые сказали, что вот в результате многолетней, после развала Советского Союза, политики неуважения к рабочему человеку, работает ли он на стройке, на заводе или в колхозе, в сельском хозяйстве, презрительное отношение к его чаяниям, сколько он будет зарабатывать, как он будет жить, – вот это и привело все к тому, что в настоящее время, хотя и говорят, что мы вот вам сейчас повысим заработную плату до 40, кто-то сказал до 70 тысяч рублей, никто не верит и правильно делает, потому что один раз повысят, один месяц, а во второй месяц обманут.

Марина Калинина: Ага. Ну а что говорят вообще мигранты, которые здесь работали или работают, про условия своей работы?

Ренат Каримов: Ну, условия всегда были спартанские.

Марина Калинина: Ага.

Иван Князев: Ага.

Ренат Каримов: Но те, которые здесь работали, они ничего не говорят, потому что они сейчас в Узбекистане, Таджикистане, Киргизстане и ощущают просто вот этот кризис ежедневно, потому что кормить семьи нечем, работы у себя, в своих государствах, немного, та, которая есть, еще менее оплачиваемая, чем в Российской Федерации. Поэтому, конечно, они хотели бы приехать сюда и работать здесь, вот невзирая на трудовое законодательство, невзирая на то, сколько часов будут работать без выходных, на те условия, которые им создают, в частности, в сельском хозяйстве. Конечно, нормальный работник российский не должен в этих условиях работать, и он не будет там работать.

Марина Калинина: Но и мигранты не должны в таких условиях работать, по сути это же люди, какая разница, российский он человек или мигрант.

Ренат Каримов: Спасибо вам, спасибо вам, что вы так говорите. Но мигрант поставлен в отчаянное положение. Пока еще в Российской Федерации, слава богу, такого отчаянного положения у работников и их семей нет.

Иван Князев: Ренат Исмагилович, я просто хотел вот что уточнить. Вы сказали, что в ближайшее время эта проблема не решится. Но вы же вот на уровне профсоюза сейчас, наверное, проводите же какие-то переговоры, в том числе и с правительством, и с Минсельхозом. Почему в ближайшее время не приедут к нам работники? Когда тогда они смогут приехать?

Марина Калинина: Что делать-то надо, да?

Ренат Каримов: Они... Ну, надо привыкать. Вот сейчас уникальная ситуация, надо привыкать жить...

Марина Калинина: ...без мигрантов.

Ренат Каримов: ...без мигрантов, без мигрантов, с минимальным количеством мигрантов. Вот сейчас мигрантов в 2 раза меньше, вот их было 5 миллионов человек обычно, сейчас 2,5 миллиона. Вот мы зимой слышали в вашей же передаче о том, что не хватает дворников.

Марина Калинина: Да и строителей не хватает, да, сейчас еще и на поле некому работать.

Ренат Каримов: Зимой шантажировали коммунальщики, что они не справятся без мигрантов, но ничего, зима прошла, в Москве было немножко больше снега, не так он убирался хорошо, сейчас чуть-чуть больше грязи, но тоже можно жить. Поэтому надо привыкать к этим условиям. Вот сейчас шантаж идет со стороны крупных сельскохозяйственных производителей, что «мы не сможем, все, с голоду, 70% не засеем» и так далее, – это вот чистой воды шантаж. Я думаю, что найдут возможности, значит, есть у них и лоббистские возможности в правительстве, в Государственной Думе, как мы видим. Значит, надо поднимать заработную плату, значит, надо создавать условия для работы.

Надо жить не сегодняшним днем, а таким образом строить производство, чтобы местные люди могли работать, чтобы это была безопасная работа, чтобы это была работа относительно комфортная, чтобы заработная плата, которую люди получают там, российские граждане, позволяла им построить квартиру, купить квартиру, построить жилье, вырастить детей, значит, может быть, даже, чур меня, съездить в Турцию один раз. Вот это все должен рабочий человек иметь возможность делать, а сегодня он этой возможности лишен.

Иван Князев: Спасибо вам.

Марина Калинина: Спасибо.

Иван Князев: Ренат Каримов, председатель Профсоюза трудящихся-мигрантов, был с нами на связи.

Марина Калинина: Мы вернемся через пару минут.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (2)
Андрей
за полторы тысячи, сейчас даже гастарбайтеры не работают, а за 800 р. работайте сами. Сделайте Цену за определенную норму, дайте людям сдельную работу, будет стимул и и люди потянуться. А целый день не разгибая спины за 800, это просто насмешка.
Анна Калинина
я как то написала в комментарии по поводу мигрантов, о том, что у нас страна большая, можно ехать в деревню и заниматься сельским хозяйством. На что мне одна написала " едь сама и поднимай.." Они все рвутся в города, где можно заработать не очень утруждаясь. А кто пойдёт к фермеру на 800 руб, да ещё работать по 12 часов? Может и правда мы разленились, молодёжь хочет всё и сразу..А ведь наши деды пахали тоже за небольшую плату, крутились, чтобы прожить.
Мигранты уехали, а россияне якобы не хотят. О нехватке кадров в фермерских хозяйствах