В правительстве анонсировали реформу ЖКХ

Гости
Ирина Булгакова
председатель экспертного совета по ЖКХ при комитете по строительству и ЖКХ Госдумы РФ

Александр Денисов: Сегодняшнее, первое в осеннюю сессию, заседание Совета Федерации Валентина Ивановна Матвиенко начала, так сказать, от печки, точнее, от батареи – с реформы системы ЖКХ, с переселения граждан из ветхого фонда.

Планы подкреплены цифрами. На совещании в Правительстве министр финансов Антон Силуанов сообщил, что планируемые доходы бюджета на ближайшие три года составят 25 триллионов рублей. Из них как раз и профинансируют программу переселения.

Антон Силуанов, министр финансов РФ: Также учтены ресурсы на ликвидацию к 2025 году аварийного жилого фонда, в котором проживают порядка 500 тысяч граждан. Реализация этой программы началась в 2017 году. А также предусмотрен запуск новой программы расселения из аварийного жилья.

Тамара Шорникова: В новую программу переселения из ветхого фонда войдет, по словам вице-премьера Марата Хуснуллина, почти миллион граждан. Документ подготовят до конца года, и он войдет в так называемую концепцию перестройки ЖКХ. Конкретно сколько всего предстоит перестроить – сейчас разберемся.

По прогнозу Минстроя, к 2024 году площадь вновь признанного аварийного жилья в стране достигнет 15 миллионов квадратных метров, к 2030 году – 30 миллионов. Наиболее остро проблема аварийного жилья, по информации Фонда ЖКХ, стоит в десяти регионах страны: в Пермском крае, в Ханты-Мансийском автономном округе, в Якутии, в Свердловской, Кемеровской, Архангельской, Иркутской, Самарской и Московской областях, а также в Красноярском крае.

Александр Денисов: В общем, почти везде.

Инфраструктура ЖКХ в среднем по России изношена на 60% (сейчас на графике мы вам покажем), в некоторых регионах – на 70%. Канализация изношена на 80%. На ремонт инженерных сетей требуется не менее 4 триллионов рублей. Вот такие подсчеты.

Тамара Шорникова: Представляем эксперта в нашей студии. Ирина Булгакова, руководитель экспертного совета при Комитете жилищной политики и ЖКХ Государственной Думы Российской Федерации. Здравствуйте.

Ирина Булгакова: Здравствуйте.

Тамара Шорникова: Много было сегодня разговоров о реформе. При этом все начинали как раз с процента изношенности, в каком состоянии у нас сети, сколько десятилетий их не ремонтировали. Вопрос: мы не путаем слова «реформа» и «ремонт»? Кажется, что все, что мы перечисляем, тот комплекс проблем, он как бы тоже на букву «р», но «ремонт».

Ирина Булгакова: Ну, наверное, все-таки не путаем, потому что, кроме того, что у нас, действительно, большой физический износ, мы еще и технологически очень сильно отстали, а отстали прежде всего от требований потребителей. И те дома, в которых мы живем, сегодня не того качества, которое хочет видеть наш гражданин. Ну, собственно говоря, мы с вами видим их. Эта массовая серия, построенная в 70-х годах, ни по своей комфортности, ни по своим эстетическим свойствам, в общем-то, уже не отвечает сегодняшнему дню, сегодняшнему веку.

То же самое можно сказать о коммунальной инфраструктуре: кроме физического износа большого, она была спроектирована под те города, которые были у нас 50 лет назад. Конечно, сегодня нужно не просто заменить то, что мы уже имеем, на более новое, а нужно другого технологического качества поставить. Это должна быть современная коммунальная инфраструктура, качественная, которая позволяла бы строить новые качественные дома и жить в хорошем городе.

У нас еще сильно поменялся потребитель – он сегодня мобильный, требовательный и очень хорошо дружит со всевозможными онлайн-системами. Это тоже нужно ему предоставлять – что не всегда может сделать ЖКХ сегодня.

Александр Денисов: Ирина Александровна, у нас много материалов. И сюжет посмотрим, и опрос тоже у нас есть. Прежде чем перейдем к этому, вопрос. Со стороны невозможно не сравнить ситуацию у нас и в той же Европе, даже в США. Вот они сейчас готовятся к холодной зиме, советуют закупать себе свечки. Их энергетика не справляется. Цены подскакивают на коммунальные услуги в 20 раз, в зависимости от ситуации зимой с запасами. Мы этого не видим. Мы живем спокойно относительно.

То есть, несмотря на все огрехи, о которых мы поведем речь в программе, все-таки наша система устойчивая, стабильная и, тем не менее, по сравнению с Западом, уж скажем прямо, блестяще выглядит, как бы это ни было странно.

Ирина Булгакова: Выглядит достаточно надежно наша система. Да, многое в ней достигнуто, но в то же время вот комфорта того, который бы хотелось в то же время иметь, у нас, конечно, нет.

Александр Денисов: То есть вопрос о комфорте уже?

Ирина Булгакова: О повышении комфорта, качества.

Александр Денисов: Отлично! Вот с этой точки давайте отправимся дальше. У нас есть опрос: «С чего нужно начать реформу ЖКХ?» Давайте посмотрим.

ОПРОС

Александр Денисов: В общем, всех прогнать, как тренера сборной по футболу, и нанять нового тренера.

Ирина Александровна, говоря по-простому, первый ответ горожанки, самый козырный: «Много ооошек». Проведем параллель с газовой сферой. Вот президент поставил задачу – социальная газификация. С чего начали? С единого оператора по всей стране. Настолько рассыпанная структура, что понять, собрать в целом и навести порядок невозможно.

Здесь нужен единый оператор хотя бы по региону? Потому что и с тарифами невозможно понять, как да что. Вот у нас Решетников говорит, что 4%. А пойди пойми – четыре в этих регионах или не четыре. И так далее, если мы по пунктам будем смотреть. Единый оператор хотя бы в регионе – с этого стоит начать?

Ирина Булгакова: Ну, оператор всего ЖКХ – это, наверное, невозможно, потому что ЖКХ – это все-таки хозяйство, оно очень большое. Там у нас есть теплоснабжение, газоснабжение тоже туда входит, электроснабжение, водоснабжение, канализация. Наверное, на коммунальные услуги, которые являются монопольными, крупный оператор на территории одного города – что уже отражено в законодательстве и сейчас реализуется дальше – это разумно.

То есть неправильно, когда у нас имеется маленький кусочек сети у кого-то, он устанавливает себе… у какого-то собственника сети (тепловой, к примеру), он устанавливает себе тариф. И получается, что у твоего соседа, который к одной сети присоединен, тариф одну цифру стоит, а здесь еще прибавляется маленький кусочек.

Александр Денисов: То есть мы дробим?

Ирина Булгакова: Да.

Александр Денисов: Крупный оператор в одном секторе. В электроэнергии крупный оператор…

Ирина Булгакова: Да, да, по видам действительности. Конечно, крупные операторы – это разумны. В общем-то, к этому сегодня система сама уже и идет. Ну, наверное, стоит ей помочь.

Александр Денисов: Каким образом?

Ирина Булгакова: Во-первых, в законодательстве введена вот эта гарантирующая организация по водоснабжению, по теплоснабжению. В том числе законодательство. Во-вторых, сейчас законодательство вводит критерии, и у нас уже не сможет заниматься видом деятельности, например теплоснабжением, организация, которая имеет полкилометра сети либо накупила по полкилометра разорванную сеть. Это должна быть единая сеть с потребителем. И вообще в принципе идут к тому, чтобы на город был один крупный оператор.

И следующее. Если будет принята программа модернизации… А когда принимают программу модернизации, например, тепловой сети, то это инвестиционная программа коммунального предприятия, устанавливается тариф. И под эту программу сейчас они смогут взять кредиты. Получая этот кредит и модернизируя всю эту территорию, конечно…

Александр Денисов: Из федерального центра?

Ирина Булгакова: Да, из федерального центра через Фонд реформирования ЖКХ.

Александр Денисов: Вот тот самый инфраструктурный?

Ирина Булгакова: Там «инфраструктурное меню». И разные виды кредитов можно будет получить. Там есть возвратные деньги, кредит может взять регион. Могу рассказать подробно, но это…

Александр Денисов: Подробнее расскажите, интересно.

Ирина Булгакова: Ну, «инфраструктурное меню» – это сегодня несколько возможностей для региона в основном, для муниципалитета, для коммунальных предприятий получить длинные деньги, для того чтобы модернизировать инфраструктуру. Деньги в основном возвратные. Можно получить инфраструктурный кредит. Получает его регион на инфраструктуру любую. Предусмотрены деньги в бюджете. Эти деньги составляют 500 миллиардов. Это раз. Это очень большая сумма, но по сравнению с теми триллионами, о которых вы сказали, недостаточная.

На 150 миллиардов рублей «ДОМ.РФ» выпускает инфраструктурные облигации, которые будут использоваться в том числе и на создание инфраструктуры в тех случаях, если идет комплексная застройка территории. То есть это под комплексную застройку, где строится новое жилье, туда же нужно воду, электроэнергию и так далее. Либо модернизировать что-то, либо строить новое. И под это выпускаются облигации. Рыночный механизм.

И Фонд реформирования ЖКХ из Фонда благосостояния получает деньги, тоже 150 миллиардов (уже в этом году начинает их получать), и выдает в виде займов и кредитов организациям коммунального комплекса, но с условием, что регион принял у них программу. Эти деньги будут выдаваться на 25 лет, если я не ошибаюсь, под 3,5% годовых (ну, потому что постановление еще не опубликовано). И это тоже очень хорошая сумма, которая позволит сделать хорошие преобразования.

Кроме всего прочего, мы должны понимать, что вот эти деньги – это не единственное финансирование. То есть всегда обязательно к этим кредитам, к этим государственным деньгам придет еще и частное софинансирование. Минимум – 20%. Но я рассчитываю, что будет до 60%. И еще столько же денег прибавят организации коммунального комплекса, которые сегодня работают. Это большие деньги, которые нужно теперь грамотно освоить.

Тамара Шорникова: Давайте послушаем телефонный звонок. Юлия, Петербург. Послушаем.

Зритель: Здравствуйте.

Тамара Шорникова: Да, здравствуйте, Юлия.

Зритель: Я хотела рассказать, как у нас наша управляющая компания никак не может от нас отцепиться, но в то же время ничего не делает. У нас в подвале, когда дают отопление, начинает капать горячая вода. Из другой трубы капают, извините за выражение, какашки. Все это смешивается и испаряется. И мы этим дышим. Зимой у нас входная дверь, железная, покрывается льдом, и она не закрывается. Вы представляете? За что мы платим? За отопление? Мало того что мы дышим ужасом этим, так мы еще оплачиваем отопление улицы.

Обращались несколько лет в разные инстанции. Даже есть у нас 004, телефон губернатора. Отвечают: «Кто-то провалился, обжегся? Нет? Ну и ладно», – и вешают трубку.

Александр Денисов: Это у вас у Беглова так отвечают, да?

Зритель: Да, у Беглова так отвечают, мужик какой-то.

Тамара Шорникова: Юлия, вы говорили, что никак не может отцепиться от вас управляющая компания. А вы, помимо звонков на горячую линию, пробовали ее скинуть, вот этот балласт, собраться жильцами?

Зритель: Генеральная прокуратура проверила. Как работали, так и работают. Вы представляете, они ежемесячно с дома снимают полмиллиона. Куда эти деньги уходят? Неужели из этого полмиллиона нельзя выделить, чтобы дырочку заделать? Они говорят: «На капитальный ремонт нет денег». Ну извините, почему вот это все происходят? Куда деньги-то уходят? Вот в чем надо разбираться.

Александр Денисов: Юлия, спасибо. Сейчас как раз и разберемся – в меру сил и возможностей на данный момент.

Ирина Булгакова: Ну, мы говорили с вами немножко про коммунальную инфраструктуру. Это серьезная проблема – наши управляющие компании. Вот вы говорите, что один оператор. У нас сегодня с жилищным фондом ситуация такая, что капитальный ремонт у нас отдельно – это Фонд капитального ремонта, а управляющие компании отдельно.

Я даже не за то, чтобы их соединить завтра, но за то, чтобы решения принимались в центре, когда сделать капитальный ремонт и как его сделать более эффективно. Потому что вот то, что рассказала по звонку женщина из Санкт-Петербурга – конечно, там нужен капитальный ремонт дома.

Александр Денисов: Вы знаете, а она ведь вскрыла такую проблему яркую.

Ирина Булгакова: Да.

Александр Денисов: Процитирую: «Не можем отвязаться от управляющей компании». В городах, даже в Москве, бывают целые битвы. Они нанимают, скажем прямо, бандитов, которые лупят инициативных граждан, собирающих подписи, желающих от управляющей компании «отбояриться», «отвязаться», как сказала Юлия. А в провинции совершенно другая проблема – там нет желающих взяться за эти инженерные сети, отжившие свое, за обслуживание этих поселков, даже небольших и малых городов. Уже речь идет о концессиях каких-то. Придумывают невероятно что, лишь бы их туда затащить.

Вот как эту проблему решать? В городах желающих – тьма, и от них не отбрыкнешься. А в провинции пусто, потому что регион только «замасливает» какими-то, ну уж не знаю, невероятными способами, лишь бы туда кто-то зашел, в эти поселки, и взял на себя это.

Ирина Булгакова: Ну, концессия – это опять коммунальная инфраструктура. Если говорить об обслуживании многоквартирных домов, нашего старого жилищного фонда, то, конечно, у нас муниципалитеты сегодня в том случае, если не приходит бизнес, вот эти ООО, создает управляющие компании в муниципальной собственности.

Александр Денисов: Сами?

Ирина Булгакова: Сами, да. В общем-то, женщина еще сказала, что проверяла прокуратура. Но вообще, чтобы от управляющей компании избавиться, надо ее просто избрать. Должно быть проведено общее собрание в доме.

Александр Денисов: Я думал, что вы скажете «перестрелять».

Ирина Булгакова: Нет, этого не надо, а надо бы ее переизбрать. Значит, не срабатывает механизм. Я не могу говорить за министерство, а тем более за вице-премьера, который давал поручение, но мне кажется, что одна из задач сегодня, которая стоит перед жилищно-коммунальным хозяйством, – это все-таки сделать более эффективным управление дома. Для этого, наверное, можно посмотреть бы и подумать.

У нас есть жилищные инспекции, которые сегодня проверяют эти управляющие компании, выдают им лицензии. И это все идет бесконечно. Может быть, лучше бы, чтобы на стороне жителей выступала жилищная инспекция как их помощник, как юридическая консультация, я не знаю, как адвокат на стороне жителей?

Александр Денисов: А сейчас она как выступает?

Ирина Булгакова: Сейчас она просто контролирует управляющие компании по жалобам граждан. Если жалобы пришли, то она проверяет по жалобе граждан. Но она не проверяет заключенный договор, она не помогает провести общее собрание. Не то чтобы они вообще отказывались, но просто у них цели и задачи другие. Она работает как инспекция, как контролирующий орган. А хотелось бы, чтобы появилась структура в стране, которая бы все-таки работала с жителями, я еще раз хочу сказать, скорее как нотариус на их стороне. Даже не нотариус, а адвокат, извините.

Тамара Шорникова: Нас от управленческого вопроса к денежному вопросу возвращают снова телезрители. Буквально каждая вторая SMS, мол: такой процент износа все-таки накопился за десятилетия – при том, что тарифы регулярно повышаются, люди платят и так далее. Где гарантия, что сейчас – при больших средствах, при кредитах – снова не залатают где-то дыры и снова не начнет портиться труба, до которой не дотянулись руки?

Ирина Булгакова: Ну, гарантия, наверное, должна быть в эффективном механизме, который будет построен. Я бы даже сказала: не контроль уже освоения денег, а контроль тех программ, которые будут приняты.

Потому что все-таки, давайте вспомним, наша предыдущая реформа ЖКХ заключалась в том, что мы переходили на стопроцентную оплату коммунальных услуг. Когда мы ее начинали в 97-м году, у нас люди платили 4% от себестоимости. И поднятие этих тарифов, о которых мы говорим (хотя платежи поднимали, а не тарифы), оно шло все время, догоняя процент. Сейчас, в принципе, у нас люди если не 100%, но… Вот в городе Москве 100% оплачивают. На северных территориях, конечно, 100% не оплачивают. Ну, наверное, и не будут. Там будет все время софинансирование из бюджета, потому что очень дорого, части стоимости коммунальных услуг. Сейчас мы говорим о другом – мы говорим о перестройке более качественных, более правильных взаимоотношений в процессе производства.

И еще, наверное, очень важный момент, который нам нужно сделать, потому что все время говорим, мы много говорим про коммунальную инфраструктуру и говорим о тарифах, но самое главное… Тариф – это стоимость единицы. Человек платит платеж – единицу, умноженную на объем. Вот нам нужно, чтобы так модернизировать собственное жилье и свои дома, чтобы мы как можно меньше потребляли эти самые коммунальные услуги: и воды, и тепла, и электроэнергию тоже экономили. Пускай у них растут тарифы, но пускай не растут наши платежи.

Александр Денисов: Вы знаете, вы метафору подбирали для жилинспекции, кем она должна быть. У меня другая метафора: она должна быть коллектором таким своеобразным, «выбивающим», так сказать, должок из обслуживающей компании, поскольку речь идет о коллекторах в земле.

Ирина Булгакова: У нас, к сожалению, очень много долгов и с другой стороны.

Александр Денисов: Перейдем к еще одной важной теме. У нас сюжет про переселение из аварийного жилья. Как тут должно оно софинансироваться? Какими темпами идет? Достаточно ли средств будет заложено (в программе уже заложено)? Поговорим. Посмотрим сюжет из Саратова и Вологодской области.

СЮЖЕТ

Александр Денисов: Ирина Александровна, вот посмотрели сюжет из Саратовской и Вологодской области. Антон Силуанов сказал, что у нас до 2025 года планируется переселить 500 тысяч граждан. Тут какая схема финансирования? Федеральный центр дал – сделали? Или нужно дождаться еще содействия региона? И в каком размере?

Ирина Булгакова: Есть софинансирование региона, оно небольшое. По-моему, 90% сейчас в программе – это федеральное финансирование. Раньше дифференцированное было по разным регионам, а сейчас уравняли. Но это не та сумма, которая является тормозом программы. Там практически все финансирование – федеральное.

Александр Денисов: То есть это посильно?

Ирина Булгакова: Да, это посильная сумма. И в основном проблемы, которые связаны с переселением, которые на слуху, когда Фонд реформирования ЖКХ разбирает… Я все-таки эксперт, не так глубоко, как они, в этой теме, но основные проблемы, которые я слышу, связаны именно с тем, что не выбрана площадка для строительства, не получено техподключение. Собственно говоря, даже не с деньгами…

Александр Денисов: То есть технические моменты?

Ирина Булгакова: Я бы сказала: организационно-технические моменты сегодня.

Тамара Шорникова: Потому что нет застройщиков, желающих возводить эти дома?

Ирина Булгакова: Да.

Тамара Шорникова: Или не очень оперативно работают власти местные?

Ирина Булгакова: Ну, в том числе. Это связанные такие вещи. Трудно привлечь застройщика, потому что… В крупных городах опять-таки строится, сносится и так далее. А если люди живут где-то в не очень крупных городах, то привлечь туда застройщика, чтобы он построил один-два дома, допустим… Ну, показывали же небольшие двухэтажные дома старой постройки, которые сносятся. Сносится несколько этих домов. Ну, это одну пятиэтажку надо построить, чтобы людей переселить.

Александр Денисов: А какая разница? Если деньги дают, в чем проблема?

Тамара Шорникова: Осваивай.

Ирина Булгакова: Разница все-таки в сумме. Потому что приехать, организовать строительную площадку – это не так уж просто. Но все это возможно при определенном желании региона, то есть все это можно организовать. Сегодня деньги, действительно, дают на те дома, которые были признаны аварийными до 2007 года… до 2017 года. А дальше? Сейчас составляют перечень еще для следующей программы. То есть переселение идет.

Тамара Шорникова: А можете подробнее? Все это можно организовать. А как все-таки? Нас в том числе и губернаторы смотрят. Может быть, они не знают чего-то, а мы подскажем сейчас.

Ирина Булгакова: Нет, они знают. Надо написать заявку в Фонд реформирования ЖКХ (она у них есть на сайте) и в определенном порядке заключить соглашение.

Александр Денисов: Губернаторы, записывайте. Ирина Александровна, помедленнее, они записывают.

Ирина Булгакова: Я хочу сказать, что у всех губернаторов заключены такие соглашения. Собственно говоря, дальше просто предоставляется в Фонд реформирования ЖКХ пакет документов, а после этого получают деньги.

Тамара Шорникова: Ну, вряд ли из-за того, что заявка где-то под сукном затерялась, люди годами ждут переезда.

Ирина Булгакова: Нет, вряд ли. Я говорю, это все связано в основном с такими техническими моментами, когда либо не готовы земли, площадки, либо не готовы коммуникации к присоединению, либо не вышел подрядчик. Ну, к сожалению, были такие случаи, когда у нас… А это же тоже на конкурсной основе строятся такие дома. У нас выходил подрядчик… Так опускали цену, что выходил подрядчик, который взялся за эту цену, не оценил свои возможности, разорился. Собственно говоря, и часть денег была потеряна на это переселение.

Это я говорю не о случаях сегодняшнего года, а о случаях, которые были года три назад. То есть вот такие случаи тоже случались. И это, конечно, вроде бы технический момент, но он заставляет людей лишнее время прожить в этом доме.

Александр Денисов: А давайте губернаторам еще посоветуем. Все мы знаем, что, как правило, строительство – аффилированная с регионом структура, с администрацией региона. Как правило. Ну как иначе? Так все это устроено. Своими компаниями, своими силами, своими подконтрольными и стройте в этих маленьких поселках. Раз уж все в ваших руках, организуйте торги. Тут коррупция только на благо в этом случае.

Ирина Булгакова: Да, надо строить, надо строить жилье. В общем-то, сейчас для этого все есть.

Тамара Шорникова: А кто-то контролирует, где появляются эти новые площадки и новые дома? Условно, выгоднее же, наверное, как-то поближе к готовым коммуникациям, «присесть» на них и, соответственно, поставить в аварийное состояние или в потенциально аварийное целый микрорайон.

Ирина Булгакова: У нас есть градостроительная документация, у нас есть правила выдачи земельных участков, у нас есть архнадзор в каждом городе. Пусть контролируют. Если брать Фонд реформирования ЖКХ, то они буквально… когда по соглашениям выдаются деньги, то целые бригады выезжают и делают проверки, проверяют сметы, проверяют, что там построено. В общем, это такая не самая простая работа. И сидят там не один и не два дня, проверяют, и даже не одну неделю.

Я знаю, что не очень любят регионы, когда к ним приезжают на такую проверку, но тем не менее они знают, что эта процедура неизбежная. Проверяют. Ну, наверное, лучше, когда все хорошо организовано, чем все постоянно проверяется.

Александр Денисов: И пусть проверяют.

Ирина Александровна, отпустим вас. Вопрос из разряда «если бы да кабы». У Джозефа Стиглица, нобелевского лауреата по экономике, в книге «Ревущие девяностые» есть такой фрагмент: Запад, точнее, Дядя Сэм «помог России дурным советом – приватизацией», в том числе и жилищно-коммунального хозяйства. Если бы да кабы не провели приватизацию, не имели бы всех этих проблем?

Ирина Булгакова: Да имели бы, конечно. Точно так же изнашивалась бы. Я не знаю, жили ли вы в то время или нет. Думаю – нет. Ну, например, желание…

Александр Денисов: Ну как нет? Я 78-го года. Я присутствовал.

Ирина Булгакова: Ну хорошо. Просто желание у каждого нашего человека было получить вот эти квадратные метры себе в собственность огромное.

Александр Денисов: Я имею в виду – приватизировать систему ЖКХ. Ну, жилье – ради бога.

Ирина Булгакова: Коммунальную инфраструктуру вы имеете в виду?

Александр Денисов: Да-да-да.

Ирина Булгакова: Водоснабжение у нас не приватизировано. И в законе о водоснабжении написано, что приватизированным оно быть и не может. Вот закон такой. Оно у нас общее, коммунальное, но обслуживать его может частная компания по договору и так далее. То есть водоснабжение и канализацию мы с вами не приватизировали. Электроэнергетика? У нас все-таки в сетях большая доля государства. Если брать теплоснабжение, то я не могу сказать, что государство полностью оттуда ушло. Хотя, конечно, это самая приватизированная сегодня отрасль.

Я не думаю, что было бы… У нас МУПы работают не лучше, чем работают акционерные общества. И вообще, собственно говоря, если брать… А такие исследования даже проводились в свое время: вот что лучше в коммунальной инфраструктуре – частная компания работает лучше либо государственная? В общем-то, и те, и другие – их работа зависит от конкретного руководителя, то есть от человека зависит многое, и от той регуляторной среды, то есть от нашего с вами законодательства, в котором все это происходит. А уж в чьей оно собственности… Можно и частную собственность так отрегулировать, что она будет эффективно и качественно предоставлять услуги людям и отвечать за то, что делает.

Александр Денисов: Ирина Александровна, спасибо большое. Уже залезли, музыка заиграла. Спасибо, Ирина Александровна.

В студии у нас была Ирина Булгакова, руководитель экспертного совета при Комитете жилищной политики и ЖКХ Госдумы Российской Федерации. Уже Госдума новая, Ирина Александровна.

Ирина Булгакова: Ну, комитет старый пока, еще не меняли.

Александр Денисов: Поздравляем вас!

Ирина Булгакова: Нет, я же не избиралась.

Александр Денисов: А, не избирались?

Ирина Булгакова: Я эксперт.

Александр Денисов: Спасибо, спасибо.

Ирина Булгакова: Спасибо большое, спасибо.