В России может появиться арендное жилье для малоимущих семей

Гости
Дмитрий Гордеев
заместитель председателя комитета ТПП РФ по предпринимательству в сфере ЖКХ

Тамара Шорникова: В России может появиться арендное жилье для малоимущих семей. Предполагается, что квартиры будут сдавать нуждающимся по субсидированной ставке. Пилотный проект предложено запустить в Москве. Как считают его авторы, он может решить жилищные проблемы социально незащищенных граждан. При этом эксперты добавляют, конечно, что без поддержки идея вряд ли заинтересует девелоперов.

Иван Князев: По какой цене можно будет снимать такое жилье? В каких объемах его собираются строить? Ну и Москва – это хорошо, но когда дело дойдет до других регионов? И что для этого нужно? Эти вопросы мы адресуем нашим экспертам.

И вас спрашиваем: вы бы сняли такое социальное жилье и по какой цене? Напишите, позвоните нам в прямой эфир.

Тамара Шорникова: Дмитрий Гордеев, член экспертного совета Комитета Государственной Думы по жилищной политике и ЖКХ. Здравствуйте.

Иван Князев: Здравствуйте, Дмитрий Павлович.

Дмитрий Гордеев: Добрый день.

Иван Князев: Хотелось бы понять все-таки, как будет работать эта схема арендного жилья для малоимущих семей. Кто его будет строить? Это будет софинансирование и так далее? Расскажите нам.

Дмитрий Гордеев: Ну, во-первых, это предложение Светланы Разворотневой. Я считаю его очень правильным, ну, как минимум для Москвы. Но предложение это еще не принято, никакой реакции я не знаю от Собянина и его структур.

Должен сразу сказать, что в 2014 году в Жилищный кодекс были внесены два раздела: «Договор найма жилого помещения социального использования» и «Наемные дома». И предполагалось, что этот дом будет находиться в собственности одного собственника – или муниципалитета, или Российской Федерации, или региона, или, например, частного какого-то лица. И в этом доме должны жить люди какой-то одной категории.

То есть наемный дом – это то, что у нас было и до революции. Наемный дом в собственности одного лица, и там квартиры сдаются, можно сказать, в аренду, а можно сказать – в наем (разницы нет). Для чего написали эти два раздела? Для того, чтобы расшить проблему непредоставления жилья очередникам по договорам соцнайма.

У нас очереди везде стоят. Москва – насколько я знаю, очередь идет со сдвижкой в 20 лет. Представляете себе, люди встали 20 лет назад. Причем сейчас получают квартиры по договору социального найма в очень небольшом количестве не малоимущие. Но Жилищный кодекс именно установил, что по договору соцнайма надо давать квартиры только малоимущим. Это те, кто встали на очередь после 1 марта 2020-го… ой, извините, 2005 года. То есть очередь эта стоит.

И поэтому написали эти два раздела, чтобы можно было части потенциальных нанимателей, которые могут, в общем-то, купить квартиры, которые не являются малоимущими… вернее, не купить квартиры, а снять более дорогое жилье, предоставить им такую возможность. Эта ниша – наемные дома – между соцнаймом и коммерческим наймом.

Я тоже посмотрел статью «Известий». И там написано, что ДОМ.РФ реализует проекты.

Иван Князев: А кто их будет строить?

Дмитрий Гордеев: Я зашел и посмотрел. Там, извините меня, за трешку 80-метровую – 100 тысяч, 140 тысяч рублей в месяц. То есть там элитное жилье сдается в наем. Естественно, это не между обычным коммерческим наймом и социальным наймом, это уже элитное жилье. И ДОМ.РФ, несмотря на то что это организация, как бы госкорпорация, существующая за счет бюджета, на мой взгляд, должна перестроиться и не элитное жилье строить, а как раз хотя бы какие-то пилоты делать, вот как предложила Разворотнева Собянину в отношении жилья простым людям, хоть где-то.

Иван Князев: Дмитрий Павлович, мы поэтому и пытаемся понять, как идеально эта схема может работать. Это будет частный застройщик, которому государство также будет давать деньги, а он потом несколько квартир выделит для малоимущих семей? Или это будет какая-то другая схема?

Дмитрий Гордеев: Ну смотрите, это все из области экспертных предположений. Все мы знаем, что люди инвестируют в жилье, покупают и сдают квартиры. Окупаемость покупаемых квартир – ну, десятки лет, 10, 15, 20. Все зависит, конечно, от того, Москва ли это или где-то в другом регионе. Приблизительна та же самая окупаемость проектов будет и у частных инвесторов.

Будут они согласны при такой небольшой, в общем-то, возможности получить прибыль через какое-то количество десятков лет? Я думаю, что не будут. Бюджеты должны им создавать какие-то льготные условия как минимум: один земельный участок для дома по договору найма жилых помещений социального использования и какой-то земельный участок для коммерческого использования. Потому что совмещать договоры коммерческого найма и договоры найма социального использования нельзя, по Жилищному кодексу. Это должен быть дом только по договору найма жилого помещения социального использования. Это не договор соцнайма, подчеркиваю. Это как бы промежуточный договор.

Бюджеты. Ну слушайте, с 2014 года прошло семь лет – и практика очень и очень небольшая. Ну как сказать? Единицы домов. Может быть, регионы в лучшем случае сделали пилоты какие-то. Причем я больше чем уверен, что в таких домах живут близкие, приближенные, какие-то заслуженные люди, не простые смертные. Я знаю, что строят эти дома очень мало.

Поэтому без какой-то федеральной программы направления средств в регионы сами регионы (и это показали, собственно говоря, эти семь лет) не смогут просто строить такое жилье. Возможность есть легальная, все регулировано, но практики широкой такой не существует.

Тамара Шорникова: Но финансов нет. Дмитрий Павлович, вот SMS от наших телезрителей. Москва как раз про опыт с ДОМ.РФ: «Сняли бы, но очень дорого. Мы смотрели как раз варианты снять в арендном доме от ДОМ.РФ в Москве – от 70 тысяч рублей в месяц. Дешевле снять по старинке, – ну, действительно. – В регионах зарплата, если повезет, 25–30. Туда застройщики не пойдут, обойдутся двумя-тремя домами».

Дмитрий Гордеев: Согласен.

Тамара Шорникова: Краснодарский край: «Очень нужно жилье по найму в аренду в Симферополе и вообще в Крыму». Действительно, недвижимость там очень дорогая, цены чуть ли не сопоставимые с московскими.

А если, например, вот такая схема: не деньги напрямую регионам, а, условно, застройщиков крупных, столичных, как-то мотивировать дальше за МКАД пройти с помощью разных противовесов, пряников и кнутов?

Дмитрий Гордеев: Я назвал один из способов мотивирования – это, например, предоставление земельных участков. Понятно, что если строить дом, в котором будут жить люди по договору найма жилого помещения социального использования…

Тамара Шорникова: Дмитрий Павлович, простите, прерву. Но земельный участок земельному участку – рознь. В Архангельской области земельный участок может мало заинтересовать, например, крупнейшую строительную компанию «ПИК», допустим. Но если будет условие: «Хочешь строить в Москве? Строй и в Архангельской области», – то придется.

Дмитрий Гордеев: Я договорю. Если предоставлять… У нас в Москве не строят таких домов наемных, в которых могут жить простые люди. Давайте сначала скажем о тех регионах, в которых наиболее высока вероятность. Богатые регионы – они не строят. А вы говорите об Архангельске. Архангельск, какие-то другие, Республика Коми, я не знаю, Магадан и так далее – там нужно просто-напросто оплатить львиную долю стоимости жилья из бюджета. Понимаете?

Готов ли это федеральный бюджет сделать? Думаю, что если он это не сделал за семь лет, то и не хочет, и не может. Хотел бы – он бы хоть какие-то деньги дал, все-таки деньги в федеральном бюджете есть.

Регионы, такие как Архангельск, не смогут точно это делать. Они не смогут заинтересовать никак инвесторов, потому что «заинтересовать» в переводе на русский язык означает «дать деньги», иначе не будут «отбиты» вложенные средства в строительство жилья. Есть, в конце концов, себестоимость. Понятно, что жилье разнится по цене – Москва и Архангельск. Я имею в виду – рыночная стоимость. Но себестоимость-то, в конце концов, есть, да? А себестоимость «отбить» – и то нужна будет для этого помощь бюджета.

Здесь нужно принимать не экономическое даже, а политическое решение. Или мы соглашаемся, что все, кто стоят в очередях, просто-напросто естественным образом уйдут из очередей (понятно, что они умрут, не дождутся); или мы будем «расшивать» эту очередь путем не социального жилья (социальное жилье – это очень дешевое жилье), а жилья чуть более дорогого, чтобы снизить нагрузку на бюджет.

И это все – политические решения. Они за все время существования 3-прим и 3-прим-2 разделов Жилищного кодекса просто не реализуются. Возможность есть, законодательство как бы свою лепту вложило. Но без бюджетной поддержки дело не сдвинется с места. У Собянина такие возможности есть. Между прочим, в Москве есть наемные дома, но они опять-таки ориентированы не на тех людей, которые стоят в очередях по договору соцнайма.

Вот вы сказали слово «малоимущие». Малоимущие – это живущие ниже уровня прожиточного минимума. Пусть хотя бы те, которые чуть выше живут, смогут получить жилье, которые не могут ипотеку взять. А таких людей тоже очень много, таких семей. И уже тогда вопросы предоставления жилья по договору социального найма надо решать отдельно. Надо очередь эту уменьшить. Ну, 20 лет для Москвы – это просто двойка всей федеральной жилищной политике!

Иван Князев: Ну понятно, да.

Давайте послушаем наших телезрителей, есть у нас еще время.

Тамара Шорникова: Ирина из Тамбова дозвонилась.

Иван Князев: Здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте. Я хотела бы сказать, что я тоже стою в очереди уже 30 лет. Очередь не двигается. Но социальные программы и все бюджетные средства все эти годы, невзирая на трудный период, выделялись. И муниципалитеты держали эти очереди, которые были. Значит, были средства. Я думаю, что нужно провести инвентаризацию всех средств, посмотреть, где находятся и как используются данные помещения. И не такие уж большие очереди с 90-х годов остались, потому что люди покупали жилье за свои средства.

Действительно, речь идет о тех, кто ну не может получить жилье, нет лишних денег, и взять ипотеку не может. Им выделить жилье. И эта программа работает с 90-го года по сей день, и деньги выделяются. В каждом муниципалитете есть эти отделы, но они не работают. И за что люди получают деньги?

Иван Князев: Да, понятно. Спасибо, спасибо вам большое, Ирина.

Тамара Шорникова: Спасибо.

Дмитрий Павлович, за что получают деньги?

Дмитрий Гордеев: Ну смотрите. Если «для галочки»… Идет процесс? Идет, да. Стоит в очереди 15 тысяч, дали десяти человекам. Ну а как появляются квартиры, в которые вселяют? Если не строить жилье и не покупать на вторичном рынке за счет бюджета, то это просто выморочное имущество. Была бабушка, у нее нет наследников, она умерла – появилась, например, одно-, двух- или трехкомнатная квартира. И туда вселяется очередник. Очередник – это всегда № 1. А за ним еще стоит 14 999. «Для галочки». Очередь идет? Да, дали одному человеку, пяти, десяти. Но 14 999 продолжают стоять.

В Московском регионе 30 лет? Ну слушайте, мне квартира нужна сегодня, у меня сегодня маленькие дети, я сегодня малоимущий. А 30 лет – это фактически говорит о том, что не будет квартиры по договору социального найма. Это просто как бы обозначение. Ну, несколько квартир кому-то отойдут. Причем иногда даже квартиры отходят не тем, кто стоит под № 1. У нас есть внеочередники. У нас есть, например…

Тамара Шорникова: И это отдельная тема. Спасибо.

Иван Князев: Спасибо.

Тамара Шорникова: Дмитрий Гордеев, член экспертного совета Комитета Государственной Думы по жилищной политике и ЖКХ.

Иван Князев: После выпуска новостей поговорим о том, почему большинство россиян, даже если есть вакансии, все-таки не хотят идти на работу и вообще почему у нас так много вакансий сейчас появилось, а люди не трудоустраиваются.

Тамара Шорникова: А еще будем говорить о том, как мы готовимся к школе.

Иван Князев: Собирать детей в школу будем. Оставайтесь с нами.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (2)
Владимир
Аренда,как элемент экономического взаимоотношения, государство - гражданин(ИП и все формы собственности) необходимо применять как можно шире и не только на жильё .
Эльвира Юрьевна
Для идиотов, согласных жить в инклюзивном капитализме, который намерена построить действующая российская власть. Власть считает обоснованным деление общества на касты с последующим неочевидным уничтожением не вписавшихся в систему мирового капитализма