В школьные каши добавили воды

Гости
Петр Шелищ
председатель Союза потребителей России
Владимир Чернигов
президент Института отраслевого питания

Ксения Сакурова: Еще одна новость. Родители школьников стали жаловаться на качество питания в учебных заведениях. Из-за продовольственной инфляции кормить детей стали хуже. О проблеме сообщили в Союзе потребителей России.

Виталий Млечин: Проблема в том, что бюджеты на горячее питание младших школьников закладывались до повышения цен на продукты. В этом году на эти цели из бюджета выделено более 59 миллиардов рублей. Это около 60 рублей в день на каждого ребенка. При этом, только по официальным данным Росстата, еда подорожала почти на 11%. По некоторым позициям значительно больше.

Ксения Сакурова: В некоторых регионах выделяемых сегодня денег хватает только на тарелку каши, и даже она, по словам родителей, стала хуже: более жидкой, на воде вместо молока. Союз потребителей направил в Правительство письмо с просьбой пересчитать потребности школ уже с учетом нынешней инфляции.

Виталий Млечин: Чем кормят вашего ребенка? Пожалуйста, позвоните нам или напишите сообщение. 8-800-222-00-14, бесплатный телефон прямого эфира, 5445 бесплатный номер для ваших смс-сообщений. Расскажите, какая ситуация в вашем регионе.

Ксения Сакурова: И заметили ли вы какие-то изменения? Как было раньше, как кормят сейчас, правда ли, каша стала хуже, изменился ли рацион? Нам все это очень интересно узнать, как обстоят дела в разных регионах.

Виталий Млечин: Совершенно верно. У нас в гостях Владимир Чернигов, президент Института отраслевого питания. Владимир Валерьевич, здравствуйте!

Владимир Чернигов: Здравствуйте!

Ксения Сакурова: Здравствуйте!

Виталий Млечин: Как специалист, вы заметили вот это вот снижение качества?

Владимир Чернигов: Мы такого отметить не можем, и более того, хочу сказать, что с момента введения бесплатного горячего питания, которое началось год назад в начальных классах, вся система отношений вокруг тарелки школьников пришла в большое движение и в такую, как сказать, ажитацию. Поэтому да, действительно, существует продовольственная инфляция, о которой говорит и руководство страны, и видят на местах, да, действительно, существует проблема роста цен на отдельные виды продуктов, но не вся палитра вот этих вот колебаний отражается непосредственно в тарелке. Поэтому, скажем так, тенденции присутствуют, мы все о них знаем. Прямого влияния на то, что в тарелке у ребенка, я бы не отметил.

Ксения Сакурова: А как же? Как это получается? То есть, на наши тарелки эта инфляция влияет, мы на те же 60 рублей можем купить меньше, а на тарелку школьника – нет. Почему?

Владимир Чернигов: Давайте, я поясню. Дело в том, что 60 рублей – это размер расчетной величины федеральной субсидии. К сожалению, на местах ошибочно истолковывают, что это все деньги, на которые надо накормить ребенка. Но субсидия – это помощь, это часть той суммы, которая должна оказаться в итоге потраченной на организацию этого приема пищи.

В начальной школе это горячее питание не менее одного раза в день. В зависимости от того, первая или вторая смена, это либо обед, либо, соответственно, завтрак. В основном это горячие завтраки. Но это не только деньги федерального бюджета, это также деньги региона, это также деньги муниципалитета. Соответственно, основной проблемой, я в том вопросе, который сейчас мы обсуждаем, вижу отсутствие полной и открытой себестоимости этого самого питания.

И тогда становится ясно, на основании местных цен на продукты, сколько уходит на сырье, сколько уходит на приготовление пищи, на зарплату повара и так далее. А вот такой…

Ксения Сакурова: То есть, этой информации нет? То есть, мы не знаем на самом деле, сколько стоит рацион ребенка в день в каждом регионе?

Владимир Чернигов: Это самый большой секрет в части школьного питания. Обоснование реальной себестоимости того, что оказывается у ребенка в тарелке. И вот над решением этой проблемы мы ведем работу уже несколько лет. Нам в этом активно помогает Общероссийский народный фронт, которые, собственно, и послужили таким импульсом, да, для введения бесплатного горячего питания в начальной школе и всех изменений. Но, повторюсь: то, что мы все знаем про школьное питание еще 2019-2020 года, можно смело забыть.

У нас с 1 сентября 2020 года, с введением бесплатного горячего питания началась новая страница в этих отношениях. И внимание родителей к тому, чем кормят детей, выросло кратно.

Ксения Сакурова: Давайте подключим все-таки к нашей беседе Петра Шелища, председателя Союза потребителей России. Собственно, эта организация и обратила внимание на проблему. Петр Борисович, здравствуйте!

Виталий Млечин: Здравствуйте!

Петр Шелищ: Здравствуйте!

Ксения Сакурова: Вот мы только что услышали, что вроде как проблемы такой острой нет, и на конкретном питании конкретных детей ситуация не сказалась. У вас какие данные?

Петр Шелищ: Ну, во-первых, конечно, мне удивительно, что институт отраслевой не владеет такой информацией. Но, видимо, этот институт в ведении не Министерства образования, или теперь просвещения, которое, в общем-то, главное в реализации нормы, свежей нормы закона об обязательном одноразовом питании детей младших классов, школьников младших классов.

Тем более, у нас такой информации быть не может. Но для нас совершенно очевидно, что не может не ухудшиться либо качество питания, либо не сократиться количество того, что дают детям, потому что на те же деньги нельзя купить столько же продуктов того же качества, что планировалось год назад, когда в бюджеты включали соответствующие расходы. Тогда, как мы знаем, по прогнозу Правительства в федеральном бюджете была заложена инфляция 4%.

И если она не 4, а по продовольствию уже 11, то понятно, что этих денег хватить не может. И тут, вы знаете, мы, как тот астроном, который вычислил, на кончике пера открыл одну из планет Солнечной Системы. Потом ее нашли.

Мы ведь не требует чего-то от Правительства. Мы обращаем его внимание на то, что есть такая вот, ну, очевидная здравому смыслу проблема. И просим дать поручение ее изучить, эту проблему, разобраться в том, как изменилось кормление детей бесплатное за счет разного рода бюджетов.

Что дает, вот Владимир абсолютно правильно сказал, что в законе предусмотрена ответственность трех бюджетов: федерального, регионального и муниципального. Ну, в зависимости, федеральный, региональный или муниципальный, в зависимости от того, чья школа – субъекта Федерации или муниципальная. Основная часть школ, конечно, муниципальные, и эти самые муниципальные бюджеты, как мы знаем, им дай Бог справиться с расходами на топливо к зиме и на зарплату бюджетникам, в том числе и тех же учителей.

И они все, в общем, практически, или почти все, они не имеют ресурса, для того, чтобы сейчас добавить денег на питание. Вот об этом мы говорим Правительству, у которого есть, там, огромный резервный фонд, у которого есть возможности, что надо обратить на это внимание. Вот и все. А то, что рассказал Владимир об этой великой тайне, мне тоже известна эта великая тайна, но меня крайне удивляет, что это великая тайна не только для общества, но и для тех лиц, которые принимают решения. Мне кажется, конечно же, надо эту тайну открыть и не усилиями общественных организаций.

Ксения Сакурова: Петр Борисович, но все-таки…

Петр Шелищ: А самому Правительству, при необходимости прокуратура должна этим заняться.

Ксения Сакурова: Все-таки хотелось бы разобраться. Вот то, о чем вы говорите, это просто на основании жалоб родителей, или правда была какая-то экспертиза, и где-то было установлено, что да, там, ну, условно говоря, в сентябре кормили лучше, чем в ноябре? Или это по ощущениям, скажем так?

Петр Шелищ: Нет, сразу вам отвечу, что мы запросили, когда появились такие сигналы, да и нам и самим и без сигналов было очевидно, что иначе быть не может, мы запросили несколько поставщиков в разных регионах. Кто-то вышел на нас сам с такой информацией. Мы получили такие таблицы экселевские, из которых видно, что, вот, какая была цена год назад и какая цена сейчас на продукты, которые невозможно, которыми не запасешься на год. Это и молочные продукты, и овощи, и мясные продукты. И там рост цен где-то, ну, овощная группа в полтора-два раза, мясные продукты где-то до 35%, это от 15, от 20 до 35%. Вот, и совершенно понятно, это данные, которые взяты из тех же, из той же конкурсной документации…

Ксения Сакурова: Но это данные поставщиков, да? Это не данные, там, от столовых, например?

Петр Шелищ: Это данные поставщиков, которые вполне соответствуют данным Росстата, за которыми мы систематически следим. Я хочу вам сказать, что розничные цены на пул, вот о которых мы с вами говорим, вот эти вот около 11% продовольственной инфляции, это существенно ниже, чем цены поставщиков. Они выше. А у аграриев цены еще выше, больше растут.

Ксения Сакурова: Ну да, мы за этим наблюдаем уже довольно долго. Спасибо большое, Петр Борисович! Петр Шелищ, председатель Союза потребителей России был с нами на связи. Давайте послушаем еще и зрителя нашего, собственно, родители, наверное, точно знают, чем кормят их детей. Нина, Екатеринбург.

Виталий Млечин, Ксения Сакурова: Здравствуйте, Нина!

Виталий Млечин: Вы в эфире! Как у вас кормят?

Зритель: Здравствуйте! У меня внук пошел в этом году в первый класс. И с 1 сентября отвратительное кормление. Вот нашего бы губернатора посадить на такую еду.

Виталий Млечин: А вы расскажите подробнее, в чем претензия ваша к еде?

Зритель: Недоваренная каша.

Ксения Сакурова: А что еще?

Зритель: Вообще невозможно есть. Ну и он вообще отказывается, мы ему с собой даем.

Виталий Млечин: Не, Нина, погодите, «невозможно есть, вообще отказывается», – это можно понять с человеческой точки зрения. Все-таки хотелось бы конкретики: что конкретно не так с едой, чтобы мы понимали.

Зритель: Ну, конкретно, вот даже про кашу. Он говорит: «В садике была каша намного вкуснее, чем сейчас в школе».

Виталий Млечин: Понятно. Ну, «вкуснее» – это тоже субъективное, к сожалению.

Ксения Сакурова: Нина, вы знаете, что ведь вы же тоже можете, и вы, ваши дети, родители вашего внука, вы можете прийти и попробовать, для того, чтобы понять, вообще какой-то контроль осуществить. Вы пытались это сделать? Вот, разобраться, в чем проблема? Ну, правда ли это невкусно, или, может, просто ребенок, ну не знаю, привык к домашней еде, и так далее? Не пытались выходить в школу?

Зритель: Нет, он у меня ходил в муниципальный садик, обыкновенный. Но там было кормление намного лучше, чем сейчас в первом классе.

Виталий Млечин: Понятно, понятно. Спасибо большое. Много сообщений, на самом деле, очень сходных. Тюменская область: «Отвратительно готовят. Ребенок, 8 лет, на вопрос: «Что ела?» говорит: «Подливку и все». Магаданская область: «У меня мама по профессии повар. Когда я в школе училась, она запрещала питаться в столовой, только строго домашнее питание». Но есть и другие совершенно мнения. Казань: «Были проблемы. Сейчас два внука-школьника в разных школах обедами довольны».

Ксения Сакурова: И вот из Пензы тоже сообщение: «У нас в большинстве школ прекрасно кормят, всем нравится». Ну, правда, наш зритель пишет, что был опрос, я не знаю, пробовали ли сами они, но по данным опроса, всем нравится.

Владимир Чернигов: Вот, Ксения и Виталий, я хотел обратить внимание всех слушателей и вам подсказать. Есть старая шутка: «Слышал, как поет Плачидо Доминго? Да ну, плохо поет. А почему? Да мне сосед вчера спел». Вот давайте мы будем абсолютно откровенно говорить о том, как кормят ребенка, когда побывали в том месте, где ребенок принимает пищу, и эту пищу попробовали. Причем, я даже подскажу родителям. Если вы приходите, есть предварительное накрытие столов, возьмите первую поставленную тарелку.

Ксения Сакурова: Почему?

Владимир Чернигов: А она самая остывшая. 5 градусов за минуту падает температура. А СанПин определяет даже температуру, потому что вкуснейшая каша, если он постоит. А бывает, задержали выход с урока на перемену, то есть, начинают работать нюансы, которые в итоге приводят к простому результату. Тарелка, что называется, сразу идет в помойку.

Поэтому, родители, не стесняйтесь, пожалуйста, прийти и убедиться, а что в тарелке. Там, в конце концов, ваши деньги, если это средние и старшие школьники, и это деньги, которые государство выделило вашему ребенку бесплатно, да, для начальной школы. Вы имеете полное право прийти, договорившись с администрацией, что я хотел бы. Это не вопрос зайти на пищеблок, санитарной книжки.

С соблюдением текущих требований по Ковиду приходите и перед приемом можете посмотреть. В каждой школе обязан быть бесконтактный термометр, чтобы проверить температуру накрытия, потому что это критично. Холодную еду дети не едят, какая бы она прекрасная ни была, это известно давно. Мы об этом ведем разговор года три, наконец-то эта ситуация поменялась. И давайте начинать разговор. Ребенок пожаловался, я проверила, и вот. Тогда этот разговор обретает предметность.

Сразу готов пролистнуть историю «вкусно – невкусно». У нас у всех прекрасные дети, они ангелы, когда спят. Как только они просыпаются, из начинает разное происходить. А когда они в кучку собираются, там вообще третья история.

Ксения Сакурова: Вы знаете, я абсолютно с вами согласна. Это история у моих знакомых, которым ребенок жаловался на то, как невкусно кормят в школе. Папа разозлился, пошел разбираться.

Владимир Чернигов: И поел там.

Ксения Сакурова: И поел. Пришел безумно довольный. Говорит: «Я не понимаю, почему, что ему не нравится. Прекрасный суп, прекрасная каша. Я бы сам бы такое ел».

Виталий Млечин: Может, специально для папы хорошо приготовили?

Ксения Сакурова: Вот кстати, хороший вопрос. А может, когда родители приходят, там другое готовят?

Владимир Чернигов: Нет, не готовят другое. Это может быть подозрением при посещении специальных дней дегустации, когда вот: «Мы вас приглашаем». Но я-то приглашаю приходить в обычную столовую во время обычного учебного дня.

Виталий Млечин: То есть, это можно просто взять и прийти, посмотреть, как ребенок, что ест?

Владимир Чернигов: Но об этом надо сказать, что я собираюсь прийти. Вам не имеют права отказать в доступе, если вы соблюдаете все, ну, предписания и ограничения. То есть, вот, это же не проходной двор, извиняюсь. Образовательная организация, школа. То есть, помимо всяких печальных случаев, которые происходят, есть просто порядок. Но, соблюдая этот порядок, получить доступ в школьную столовую, именно в зал приема пищи, никакого труда не составит.

Вопрос, что вы там будете делать. И вот здесь мы рекомендуем настоятельнейшим образом делать вещи, которые не подлежат трактовке вкусовой и оценочной. То есть, температура бесконтактным термометром – это абсолютное значение. Там вот ровно столько, я не знаю, 47 градусов. Если положено 60, мы будем уже разговаривать не о том, холодная или теплая, а почему такая температура. Это предмет для разговора: рано накрыли, поздно отпустили, и так далее. Если сомнения, что в тарелке лежит достаточное количество еды, возьмите не одну, а десять, поставьте на весы.

Ксения Сакурова: Есть такие жалобы из Нижегородской области.

Владимир Чернигов: Поймете вес средней порции, ну, на десять разделите. Тоже предмет к разговору, потому что это цифры. У вас висит меню, на котором написаны выходы блюд. Вот эти выходы должны быть на тарелке и, соответственно, на весах показывать.

Ксения Сакурова: Попробовать можно?

Владимир Чернигов: Да, безусловно, но об этом надо сказать, что я хочу прийти и попробовать. Потому что формально это все, ну, денег стоит, в том числе. Небольших, но стоит.

Виталий Млечин: Вот нам пишут: «Ходила в качестве родительского контроля, ничего плохого сказать не могу. Просто, но вкусно. А ребенок не ест».

Ксения Сакурова: Вот об этом мы только что говорили.

Владимир Чернигов: Вот здесь мы переходим в самую веселую часть нашего разговора. Школьная, не прикольная, и так далее. У нас мостик между семьей и школой в части питания самый прямой и самый крепкий. То есть, есть такая шутка в профессиональном сообществе: «Пытка брокколи». То есть, когда детям предлагают абсолютно, кажется, ну, куда уж здоровее, продукт, брокколи отварное на пару, ну, бывают такие случаи, да, редкость, но бывает.

Ксения Сакурова: О, ужас! Предлагают брокколи!

Владимир Чернигов: Шок и трепет. Потому что, если послушать детей, то приоритеты, я думаю, мы назовем сейчас все сразу.

Виталий Млечин: Ну, конечно, не каждый из нас будет готов пройти пытку брокколи. Давайте послушаем Ольгу из Калуги, узнаем, какая там ситуация. Ольга, здравствуйте!

Ксения Сакурова: Здравствуйте!

Зритель: Здравствуйте! Это Калуга, 22-я школа. Я бабушка, у меня внучка учится в 7 классе. Она, конечно, платит за обеды, но только впору, по нашему бюджету семейному, может купить первое блюдо. Потому что второе – две тефтелины и каша – стоят 70 рублей. А первое стоит 14. И что б вы видели в этом супе? Она посчитала: 10 где-то кубиков картошки и 2, 3, ну, максимум, 5 лапшинок. И вода.

Виталий Млечин: А вкусно хотя бы?

Зритель: Ну а что, если ребенок проголодался, конечно. Она энергичная девочка, спортом занимается, ну, куда денешься. Даем 50 рублей ей. Вот она выгадывает, покупает супчик вот этот, 14 рублей, ну, понятно, да, что там находится. И покупает компотик и булочку. Все.

Ксения Сакурова: Понятно, спасибо. А вот, кстати, ну, что касается выхода, да, готового блюда, понятно, но вот многосоставное блюдо суп. Там очень много воды, как в любом нормальном супе. А вот сколько там будет гущи, это уже на совести, я не знаю, того, кто этот суп готовил. Здесь как быть? Тоже есть какой-то стандарт? Вот сколько у ребенка в тарелке чего должно быть в этом супе?

Владимир Чернигов: Ну, про суп мы понимаем. Это так же, как про цельную курицу. Все дома готовили, попробуйте поровну разделить между членами семьи. Вот точно так же суп. Проверяется закладка и, соответственно, объем выхода с добавлением воды и всего остального. Но, как обычно, кто-то со дна зачерпнул, наливая в тарелку, кто-то по верху провел черпаком. Ну, наверное, это пресловутый человеческий фактор, который, к сожалению, ну, вот таким образом неустраним. То есть мы не можем нормировать каждую тарелку, зачерпнутую из борща, ну, вот из кастрюли с супом.

Ксения Сакурова: «Повара воруют, – пишут нам люди, – зачерпывают специально одну воду для детей, а себе гущу уносят».

Владимир Чернигов: Я бы сказал за поваров. Я считаю, что это совершенно, в массе своей, незаслуженно. Потому что в тех условиях работы, особенно сейчас, с пандемией, с каскадным расписанием, и за те, извиняюсь, невысокие зарплаты, люди, которые добросовестно кормят детей, как минимум, достойны уважения и внимания к их труду.

Я предлагаю вернуться в начало разговора с полной себестоимостью. Вот в этой полной себестоимости должна отражаться, в том числе, и оплата труда персонала. Потому что мы как-то очень интересно хотим, чтобы люди были святее Папы Римского, питались святым же духом и при этом были настолько высококлассными специалистами, ответственными людьми и добросовестными, вот, работниками предприятия, что… А мы сами-то такие?

Поэтому давайте, может быть, наоборот вопросом: «Сколько денег лежит в тарелке?» будем интересы не только своего ребенка защищать, а и посмотрим, из чего эта тарелка складывается. И если повар честно работает, ну, давайте сначала его поддержим, да, а потом уже родительским контролем присмотрим, чтобы, ну, берега были этой реки полноводной.

Ксения Сакурова: Есть еще несколько мнений. Наши корреспонденты спросили на улицах разных городов, собственно, школьников и их родителей, нравится ли им то, что готовят в школе. Давайте вместе посмотрим.

ОПРОС

Ксения Сакурова: Отличное сообщение: «В армии поймут, как вкусно кормили в школе». Это из Ленинградской области.

Виталий Млечин: Интересно все-таки, видите, да, абсолютное большинство людей говорит: «Нравится – не нравится, вкусно – не вкусно». То есть оперируют такими субъективными достаточно параметрами. Конечно, нам всем хотелось бы, чтобы наших детей кормили вкусно. Но есть же еще и другие критерии.

Владимир Чернигов: Безусловно, есть, и я считаю, что государство очень прямо указало о своем интересе стратегическом, решив бесплатно кормить горячим питанием не менее одного раза для начала младшеклассников. Про то, что рассказала Ольга, про свою внучку, седьмой класс и так далее, отдельно разговор. Потому что установление стоимости завтраков в начальной школе автоматически повышает и пересчитывает стоимость такого же завтрака для детей старших возрастов. Там по СанПину должно быть больше продуктов на выдаче. И соответственно, иные приемы пищи.

Поэтому это такой, как бы сказать, коэффициент, от которого идет перерасчет всей остальной аудитории школьной. Хотел вернуться к разговору с Петром Борисовичем и сказать следующее, что у нас и 2020-й и 2021-й ковидные годы давали очень многие дни не учебные. То есть школы не работали, а средства, выделенные на питание, по крайней мере, начальной школы, или заложенные в бюджеты на питание других категорий, они не тратились.

Поэтому, я не исключаю и даже могу сказать точно, что в ряде регионов экономия этих средств, которая образовалась, она, в рамках бюджетного года, тратится как раз на компенсацию роста стоимости и повышения стоимости. Могу привести пример. Это Республика Северная Осетия, где распоряжением Главы Республики Сергея Ивановича Меняйло стоимость повысилась, там, по-моему, с 58 на 72 рубля. Что достаточно чувствительно с точки зрения оптовых закупок и конкретно каждой тарелки. Поэтому эта штука очень важная.

Ну, а по поводу «нравится – нет», сколько людей, столько экспертов.

Виталий Млечин: Естественно. Давайте послушаем еще Ираиду из Курска, успеем это сделать. Ираида, здравствуйте!

Ксения Сакурова: Здравствуйте!

Зритель: Здравствуйте! Я 1940-го года рождения, мне 80 лет. Я смотрю программу «Отражение», и мне стыдно слушать. Кто нас кормил в школе? Сейчас кормят. Нет сказать «спасибо», так нет, еще и плохо. Если плохо, принесите свою еду и накормите своего ребенка в школе. Будьте благодарны тому, что вас кормят и выделяют эти деньги. Кто нас кормил после войны? Мы ходили все голы и босы, сейчас мы не дети войны, никто. А их кормят, и плохо! Я считаю, неправильно. Вы все правильно говорите. Не нравится – кушайте дома. Извините.

Виталий Млечин: Спасибо вам большое за ваш звонок.

Ксения Сакурова: Спасибо за звонок!

Виталий Млечин: Собственно говоря, это тоже точка зрения. Мне кажется, надо просто быть, так сказать, терпимее друг к другу, видеть хорошее там, где оно есть.

Ксения Сакурова: Ну, и все-таки, контроль не помешает.

Виталий Млечин: Несомненно, так. Спасибо.

Ксения Сакурова: Спасибо большое! С нами сегодня был Владимир Чернигов, президент Института отраслевого питания. Говорили мы о том, чем кормят наших детей в школах и насколько их это устраивает. Масса смс-сообщений, есть те, кому нравится, есть те, кому нет. Ну, тут, наверное, как с любым блюдом. На вкус и цвет…

Виталий Млечин: Если речь идет о том, что просто невкусно, то, возможно, это просто субъективно. Но иногда наши зрители пишут о том, что, действительно, некачественная еда. Вот если некачественная еда, то надо, конечно, приходить в школу и с этим разбираться. Потому что некачественными продуктами детей кормить, конечно, нельзя.

Сейчас прервемся буквально на несколько секунд и будем говорить о том, в каком состоянии общественный транспорт в России. Оставайтесь с нами!

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)