В Сочи – по цене Мальдив

Гости
Эдуард Соболев
член Общественного совета при Министерстве курортов, туризма и олимпийского наследия Краснодарского края
Константин Ежов
генеральный директор Акционерного общества «Курорт Белокуриха» (Алтайский край)
Ирина Сафонова
корреспондент ОТР (г. Сочи)

Оксана Галькевич: Эх!.. Махнул бы в Крыжополь?

Петр Кузнецов: Да.

Оксана Галькевич: Но границы закрыты. Ладно…

Петр Кузнецов: Поплавал бы там, как корги. Ха-ха.

Оксана Галькевич: Друзья, мы хотим об отпуске с вами поговорить. Тут такое дело – лето началось и, так или иначе, сезон отпусков. Но российские курорты-то переполнены. В Интернете сейчас множество фото и видео краснодарских, крымских пляжей, где в буквальном смысле яблоку негде упасть. О соблюдении санитарной дистанции там вообще речи, я так понимаю, не идет. Ну не могу об этом не сказать, потому что только что про коронавирус говорили. Об этом речи не идет.

Петр Кузнецов: Да, видимо, не идет. Пандемия пандемией, а отпуск у всех все-таки по расписанию. И пик этого сезона в нашей стране – это, конечно, лето. Власти и бизнес пытаются ситуацией воспользоваться, когда выездного туризма все еще нет или почти нет. Ввели, например, кешбэк на туры по стране. Сегодня, кстати, стартует уже четвертый его этап. Работает по всей стране, во всех регионах четвертый этап. Говорят, что хорошо идет.

Оксана Галькевич: То есть это касается, друзья, не только каких-то морских побережий, Краснодарского края, Крыма, а вообще по всей стране.

Петр Кузнецов: Нет-нет-нет, уже теперь все.

Оксана Галькевич: Заходите на специальный сайт, ищете регион, который вам интересен, и изучаете правила этого кешбэка.

Пытаются, конечно, в стране у нас как-то и инфраструктуру подтянуть, но, вы же понимаете, дело это небыстрое. На турецком побережье гостиницы и дороги уже все давно работают и схема отлажена, а у нас где-то гостиниц не хватает, с местами размещения не здорово, а где-то не подъехать к местам размещения. В общем, по-разному бывает.

Расскажите нам, что в связи с этим вы думаете делать этим летом, как проведете свой отпуск. На экранах телефоны у вас всегда указаны, они бесплатные. Выходите на связь, делитесь. Кстати, по ценам можете проанализировать. Может, вы сравнили недоступную Турцию с доступным Краснодарским краем – ну, физически. А как это финансово?

Петр Кузнецов: Ждем. В общем, ждем, дорогие наши!

Пишет нам сейчас Ленинградская область: «На Сочи денег не хватает, а уж про сами Сочи слов нет».

Зато слова есть у нашего корреспондента Ирины Сафоновой. Это наш корреспондент как раз в Сочи. Давайте ее вместе поприветствуем. Здравствуйте, Ирина.

Оксана Галькевич: Здравствуйте, Ирина.

Петр Кузнецов: Ого! Вы нашли место, где нет народу?

Оксана Галькевич: Можно позагорать, что ли? Где же «как сельди в бочке»?

Ирина Сафонова: На самом деле мы находимся на небольшом пляже. Сейчас все-таки 14:30, раскаленное солнце, жара, поэтому люди адекватные все-таки ушли с пляжа, пошли домой отдыхать, ждать, когда солнце…

Оксана Галькевич: А, это неадекватные там за спиной.

Ирина Сафонова: Только самые сильные сейчас остались на пляже, поэтому не так много людей. На самом деле, конечно, пляжи переполнены, переполнены у нас и набережные. Несмотря на то, что Черное море еще не прогрелось, было много ливней в начале лета, только 19 градусов, но люди уже купаются. Хотя обычно в это время море – плюс 23. Люди уже купаются, потому что действительно потратили много денег на билеты, на проживание, поэтому хотят взять от этого отдыха все. Поэтому и купаются, загорают, наслаждаются.

Действительно, людей много, много на набережных. На дорогах пробки. Конечно, на мой взгляд, это немножко портит курортное настроение, когда ты, например, как турист едешь куда-то на экскурсию, но вместо экскурсии два часа стоишь в пробке.

Или, например, если говорить про аэропорты, то тоже люди выезжают уже не за три, а за четыре-пять часов в аэропорт, потому что на стойках регистрации тоже очень большие пробки. Бесконечно выкладывают люди видео с аэропорта. Вчера появилась новость, что аэропорт в сутки принимает и отправляет 99 рейсов, он работает уже на грани своих сил и дополнительные самолеты, например, он принимать уже не сможет. То есть все ресурсы уже исчерпаны, то есть это максимум.

Если говорить про местных жителей, то они тоже немножко жалуются на такой спрос, потому что растут цены, растут цены в магазинах, на рынках. Поэтому, конечно, немножко дискомфортно. В связи с новостями, что в Санкт-Петербурге, в Москве вводятся новые ограничения, для нас это не очень такая приятная новость, потому что мы понимаем, что хлынет еще дополнительный поток туристов в Сочи. Ну, наверное, отдых будет не такой комфортный, как хотелось бы.

Оксана Галькевич: Ирина, а вообще что у вас там с коронавирусом-то на самом деле? Вот давайте в качестве прямого включения, как мы это делаем с вами по утрам обычно. Вы сейчас расскажите, что со статистикой-то в Сочи?

Ирина Сафонова: Вообще у нас не повышается число заболевших, то есть статистика на уровне 9–10 человек. Хочется сказать, что вчера, например, на пляже мы опрашивали людей приезжих, и на самом деле были, наверное, приятно удивлены тем, что многие люди говорят о том, что они уже сделали прививку, поэтому, в принципе, сейчас даже в толпе они чувствуют себя совершенно спокойно, потому что себя уже обезопасили, как могли.

Ну а так, конечно, ни о каких масках, перчатках на пляжах и набережных речи идти не может. Люди все-таки приезжают сюда подышать, поэтому каких-то таких дополнительных мер в Сочи пока нет. Бары, рестораны и кафе работают всю ночь, весь день. То есть, в принципе, и массовые мероприятия у нас проходят. Пока все спокойно.

И еще хочу сказать, что у нас, например, в Олимпийском парке установили три мобильных пункта вакцинации. Совершенно любой желающий с паспортом на руках или в электронном виде может подойти. То есть это как раз для туристов, для их безопасности. Любой может подойти и сделать прививку себе.

Петр Кузнецов: Ирина, вы сказали, что местные жалуются, потому что цены растут повсеместно в Сочи. Скажите, пожалуйста, а не пользуются ли местные ситуацией и не сдают ли свои дома? Потому что, наверное, место сейчас для проживания в Сочи не найти.

Ирина Сафонова: Сдают не только дома, сдают и балконы.

Оксана Галькевич: Господи!

Петр Кузнецов: Да вы что?

Оксана Галькевич: Это что-то новенькое, да.

Петр Кузнецов: Как знал.

Ирина Сафонова: В гаражи знакомых часто заселяют. Вот если приезжают, но некуда, то где-то ставят кушетку, где есть окошко. Ну, люди приезжают, и им просто надо где-то переночевать, а день они проводят, естественно, на пляже. Поэтому, конечно, пользуются. Кто-то недорого сдает, а кто-то…

Оксана Галькевич: Почем балкончик?

Петр Кузнецов: Ирина, извините, пожалуйста, а почем балкон в Сочи, ночь?

Ирина Сафонова: Балконы начали сдавать еще в том году в связи с пандемией. Если по часам, то там от 150 до 300 рублей за час. А если говорить про сутки, то это, наверное, от 1 500, вот так.

Оксана Галькевич: Ничего себе!

Петр Кузнецов: Неплохо.

Оксана Галькевич: «Знал бы прикуп – жил бы в Сочи». А? Можно и балкон сдавать. Нормально!

Петр Кузнецов: Спасибо, Ирина. Держитесь, пожалуйста. Хорошего вам передвижения, отдыха. В общем, чтобы приезжие не мешали. Спасибо.

Оксана Галькевич: Друзья, жалуются на отдых в России, а он, оказывается, такой вариативный! Нет гостиниц? Ну и не надо! Балкон-то всегда найдется.

Петр Кузнецов: Тем не менее: «Замучаешься на отдых копить», – Орловская область. Но это сообщение еще до того, как цены на балкон к нам пришли. «В городе Сочи дорого очень».

Оксана Галькевич: Тут написано не «замучаешься», тут написано по-другому.

Петр Кузнецов: Ну да. Я исправил.

Оксана Галькевич: «На море не хочу – вода соленая».

Давайте теперь еще одного эксперта подключим к нашему разговору. Эдуард Соболев, член Общественного совета при Министерстве курортов, туризма и олимпийского наследия Краснодарского края. Здравствуйте, Эдуард Васильевич.

Эдуард Соболев: Здравствуйте, здравствуйте.

Оксана Галькевич: Эдуард Васильевич, слушайте, ну что же такое-то? Пока были открыты ваши конкуренты, так скажем, были разговоры: «Ну почему же не едут наши люди на отечественные курорты?» Теперь конкуренты не работают, курорты Краснодарского края открыты…

Петр Кузнецов: Поехали.

Оксана Галькевич: Да, поехали туда. Ну прямо, надо же, слушаем – сплошное мучение! И там проблемы, и сям проблемы. Это превышение пределов допустимой нагрузки? Или все-таки это некие инфраструктурные сложности, которые решаемые, и надо с ними работать? Как вы считаете?

Эдуард Соболев: На данный момент, вообще говоря, это еще не самый высокий сезон. Он будет существенно позже – где-то июль-август, конечно. Сейчас по августу (я смотрел буквально на днях) бронирование достигает примерно 95–97%. Это довольно высокий показатель.

Но, обратите внимание, наше Министерство курортов примерно оценивает турпоток по году где-то в 16–16,5 миллиона. Но у нас были показатели и в 17 миллионов. Так что для нас такой поток – не новинка. В принципе, я думаю, что здесь немного сгущаются краски. Выдержит Краснодарский край этот наплыв.

Оксана Галькевич: Нет, подождите. Выдержать-то он выдержит. Главное, чтобы, понимаете, костюмчик сидел и картинка была. Не вот эта «сельди в бочке», «упасть некуда», «цены задрали», «балконы сдаем», а чтобы как-то культурненько было, понимаете, как в Европе, как в Турцию. А? Что делать?

Эдуард Соболев: Смотрите, какие здесь есть еще сложности. Многие не обращают внимания, а ценовой механизм ведь рынка устроен довольно-довольно сложно, и он тонко самонастраивается. Обратите внимание, как выросли вообще цены на недвижимость в Сочи: до 500–600 тысяч за квадратный метр. Маленькая двушечка – это уже 30 миллионов.

А теперь обратите внимание на другой момент. Когда, допустим, приезжают отдыхающие, то на одного отдыхающего требуется какое-то количество обслуживающего персонала. Чем этих людей больше, тем выше и качественнее сервис. А кто будет работать? Вот в чем вопрос. Ведь для того, чтобы… Много же сезонных работников в Сочи работают. Приехать в Сочи и снять квартиру… Допустим, ранее небольшая квартирка – 40 тысяч, а сейчас – 100, 120. А где эти работники будут жить? Понимаете, какая сложность? И это долгосрочно.

Более того, а местные работники? Вот молодежь. Как? Взять ипотеку с зарплатой сочинской на квартиру за 30–35 миллионов? Ну, это вообще в принципе невозможно.

С продуктами тоже история не задалась. Тут и Правительство регулировало цены, но как-то не сильно заладились с регулировками. В общем, цены на побережье довольно высокие, конечно.

То есть тут много таких нюансов, которые обуславливают сложности этого сезона. Ростуризм еще подогрел несколько ситуацию с кешбэком по карте МИР, известная программа тоже. И просто обращаться к отельерам, к магазинам или к ритейлу с просьбами: «Не повышайте, пожалуйста, цены», – ну, это, я бы сказал, просто наивно.

Оксана Галькевич: Ну да.

Эдуард Соболев: То есть много фундаментальных факторов, которые сыграют еще и в долгосрочную перспективу.

Петр Кузнецов: И которые решать еще долго.

Давайте послушаем Москву, оттуда Ирина, наша телезрительница. Насколько мы понимаем, собирается в Сочи. Ирина, да?

Зритель: Да. Добрый день.

Оксана Галькевич: Так, расскажите нам.

Петр Кузнецов: Что вам мешает отправиться прямо сейчас?

Зритель: Вы знаете, я буквально вчера забронировала билеты в Сочи на семью из трех человек, Москва – Сочи и обратно. Мне обошлись билеты в 21 тысячу рублей.

Оксана Галькевич: На троих?

Петр Кузнецов: На троих? Это очень хорошо.

Зритель: Да, да. Это шикарная цена!

Петр Кузнецов: Но это только перелет.

Оксана Галькевич: А проживание?

Зритель: Это только перелет, это только перелет. У нас план такой. Мы на один день останавливаемся в Адлере, я забронировала там гостиницу…

Петр Кузнецов: Простите, простите! Это очень важно. А за сколько? Как вам удалось гостиницу в Адлере зацепить, еще и на трех? Это за сколько?

Зритель: Вы знаете, получается, что нас один человек в Сочи ждет. Два номера – 4 тысячи. То есть 2 тысячи за номер на двоих. Вы знаете, вполне приличная гостиница.

Петр Кузнецов: Нет-нет-нет. Я имею в виду – за сколько вы забронировали?

Оксана Галькевич: За какой срок?

Зритель: Вчера.

Петр Кузнецов: То есть вчера было найдено свободное место?

Зритель: Да, вчера. На 30 июня. Знаете, цены есть даже очень приятные.

Петр Кузнецов: Продолжайте, извините. 2 тысячи за номер.

Зритель: И потом мы планируем поехать в Абхазию, вообще-то, то есть, так скажем, недалеко от нас. Там, говорят, народу не очень много.

Оксана Галькевич: Да. И дешевле, кстати, говорят. Вы поэтому в Абхазию? Или как?

Петр Кузнецов: Почему эти направления?

Зритель: Честно говоря, в Абхазии мы не были, мы туда едем первый раз. В Краснодарском крае объездили уже практически весь Краснодар с семьей нашей, а в Абхазии не были. Поедем в Абхазию. Там, я приценилась, в принципе, 5 тысяч рублей за сутки на семью, вот так вот, плюс-минус.

Петр Кузнецов: Тоже хорошо.

Зритель: То есть, в принципе, цены хорошие.

Оксана Галькевич: Понятно.

Петр Кузнецов: Настроение тоже.

Оксана Галькевич: То есть было бы желание, можно все, Петр, найти – дешево, доступно.

Петр Кузнецов: И не за полгода, а, как выяснилось, накануне. Спасибо. Вам хорошего отдыха и путешествия! Вы молодец. Ирина из Москвы.

Оксана Галькевич: Друзья, ждем других ваших звонков.

Эдуард Васильевич, все не безнадежно с Краснодарским краем, но все-таки…

Эдуард Соболев: С бюджетным отдыхом – да. А вот повыше, с премиальным уже не так все просто.

Оксана Галькевич: Но все-таки, знаете, я вас вначале спросила о том, что же нужно сделать, чтобы как-то качество, общее качество отдыха на нашем Черноморском побережье-то повышать, чтобы оно было более комфортным.

Эдуард Соболев: Оно повышается. Вы знаете, у нас по системе «все включено» сеть отелей развивается, и «ультра все включено» – там тоже уже с десяток появилось. То есть строятся новые места размещения. С этим дело налаживается. Более того, и квалификация персонала тоже повышается год от года. То есть тут не запущенная ситуация.

Другое дело, я говорю, что есть такие фундаментальные факторы, которые нам надо принимать во внимание и с этим что-то делать. Это не уровень даже местной власти. Я так думаю, на уровне Правительства надо думать, что делать с рабочими руками, с будущим этого региона.

Оксана Галькевич: А у вас какие предложения? Я не знаю, что тут можно делать? Какие у вас предложения? Завозить мигрантов?

Эдуард Соболев: Да нет. Опять же они где-то должны жить.

Петр Кузнецов: На балконах.

Эдуард Соболев: То есть тут ситуация довольно сложная.

Петр Кузнецов: Будем решать. Спасибо.

Оксана Галькевич: Спасибо.

Петр Кузнецов: Эдуард Соболев, член Общественного совета при Министерстве курортов, туризма и олимпийского наследия Краснодарского края.

У нас еще один телезритель на связи, Саратовская область.

Оксана Галькевич: Да, давайте. Саратовская область, здравствуйте.

Петр Кузнецов: Алла, приветствуем вас.

Зритель: Здравствуйте. Я приглашаю на Волгу. Город Волжск, Саратовская область. Жить есть где. У меня трехэтажный дом стоит пустой со всеми удобствами, квартира есть. Волга – 10 минут пешком. Тут центр, можно сказать. До базара я добираюсь за 30 минут.

Петр Кузнецов: Шикарно! А сколько просите за ночь?

Зритель: Очень дешево, очень дешево. Я не знаю даже – сколько. Я готова даже, чтобы люди жили, потому что два года стоит дом пустой, мне жалко. Там деревья плодовые. И вообще…

Оксана Галькевич: Алла, скажите, а чем заняться? Вот смотрите. Лето у нас в определенном смысле ассоциируется с каким-то отдыхом определенным. Нам нужна вода, нам нужен пляж, что-нибудь интересное посмотреть. Что у вас там?

Петр Кузнецов: Ты обойдешь трехэтажный дом – и это уже сутки.

Оксана Галькевич: Подожди, подожди.

Зритель: У нас тоже пляж. Во всяком случае, я говорю, и климат хороший, и погода прекрасная, и пляж. Пожалуйста! Хотят сделать туристическим местом. Да уже и сделали. У нас есть очень много чего посмотреть.

Петр Кузнецов: Из культурного что?

Зритель: Маленький город, но очень-очень хороший.

Петр Кузнецов: А не боитесь (сейчас наприглашаете) наплыва туристов на такую-то красоту? Оттопчут, на рынке все скупят, цены поползут.

Зритель: Пожалуйста. Цены у нас дешевле. Я вот смотрю цены, сегодня даже показывали. У нас наполовину дешевле. И я удивляюсь, откуда берут люди такие цены.

Оксана Галькевич: Алла, спасибо вам большое.

Петр Кузнецов: Что можно сказать? Продано! Спасибо.

Оксана Галькевич: На самом деле Волга прекрасная. В прошлом году как раз я…

Петр Кузнецов: Оксана открыла карту.

Оксана Галькевич: Да. Потому что она прекрасная, Петр! Когда я была в прошлом году летом там, я удивлялась, почему там действительно до сих пор курортов нет.

Петр Кузнецов: А без карты ты этого не вспомнила?

Оксана Галькевич: Я люблю большую воду. Не Волгой единой, не Краснодарским краем и Черным морем.

Петр Кузнецов: Продолжаем. Итак, Константин Ежов, генеральный директор акционерного общества «Курорт Белокуриха» (Алтайский край). Здравствуйте, Константин Петрович.

Оксана Галькевич: Константин Петрович, у нас все переполнено на Черноморском побережье. А что у вас в Алтайском крае?

Петр Кузнецов: Стонете от туристов?

Оксана Галькевич: Вы почувствовали какой-то бешеный ажиотаж и наплыва туристов?

Константин Ежов: В этом году большую роль сыграл кешбэк, конечно же. Сейчас наши санатории заполнены на 100%. И это просматривается уже до конца лета. Третий-четвертый квартал – тоже Правительство объявило начало продаж. И мы уже понимаем, что это будет идти бронь на четвертый квартал. Заполняемость в этом году намного лучше, чем… Предыдущий год не берем, а берем 2019-м. Намного лучше идет.

Оксана Галькевич: Константин Петрович, а вы не разговаривали с людьми, которые к вам приезжают, допустим, в этом году? Понимаете, Белокуриха в этом году или в 2019 году – я уверена, она одинаково прекрасна. Мы знаем про чудесный Алтай, ваши фантастические места. Вы не спрашивали их: «А почему вы только сейчас приехали-то? Неужели от Турции было не оторваться? Вот чем плохо-то?» Только кешбэк, что ли, всех толкнул?

Константин Ежов: Это один из факторов, конечно же. Плюс мы понимаем, что были закрыты границы определенные, плюс коронавирус. Эта тенденция началась, можно сказать, с 2019 года, когда именно пик пандемии, людям некуда было ехать, а в любом случае отдых никто не отменял в жизни. Поэтому наше направление с 2019–2020 года начинало помаленечку развиваться.

Оксана Галькевич: Ну хорошо. А что тогда вы ждете от следующего года? Вы не боитесь, что у вас будет резкий провал? Ну, отроют, условно говоря, в 2022–2023 году границы – и все, у вас опять будет пустовать номерной фонд? Ну, у вас-то не будет. Я имею в виду – Алтай опустеет?

Константин Ежов: Нет. Наша задача – тех клиентов, которые к нам приехали, влюбить их в свой край, чтобы они почувствовали (и сейчас это видно по отзывам), чтобы они хотели приехать. Мы все-таки считаемся бальнеологическим курортом. Люди, которые к нам приезжают, они связывают свою судьбу с нами. Они общаются с нашими врачами. Им нравится наша природа, климат, лечение.

Вы уже сказали, что у нас достаточно большое количество и памятников природы, и также мест, где существуют музеи известных людей, которые здесь проживали: и имени Василия Макаровича Шукшина, и Евдокимова. Достаточно много таких очень интересных мест.

Оксана Галькевич: Вот она, Белокуриха. Вас я тоже нашла на карте.

Петр Кузнецов: Константин Петрович, говорят, что для постпандемийного периода будет актуально совмещение различных видов туризма с укреплением именно иммунитета и оздоровление в целом. Вы замечаете запрос людей, которые приезжают, именно на такой вид отдыха – с лечением, с оздоровлением? Вы как раз упомянули это.

Константин Ежов: Абсолютно. Наша медицина была перенастроена в определенном порядке именно для постковидных больных. Это люди оценивают, видят. Мы видим, что это не только медицина, а это также и продукты питания. Мы сейчас разрабатываем определенные сюжеты, связанные с развитием собственного производства.

Допустим, мы на своем предприятии наладили выпуск хлебобулочных изделий, мясных и колбасных изделий из экологически чистых продуктов. Мы понимаем, что это и есть иммунитет. Мы создали мясное хозяйство, выращиваем мясные породы коров, лошадей, запустили линию по переработке мяса. Выращиваем грибы и овощи. Это все мы подаем на стол отдыхающим. Они это видят, понимают и оценивают.

Петр Кузнецов: Спасибо.

Оксана Галькевич: Спасибо.

Петр Кузнецов: Еще одно направление открыли для многих. Спасибо большое.

Оксана Галькевич: Буду медитировать теперь на Белокуриху. Спасибо.

Петр Кузнецов: Отлично!

Оксана Галькевич: Константин Ежов был у нас на связи.

Друзья, это была программа «ОТРажение», наш прямой эфир. Петр Кузнецов…

Петр Кузнецов: …и Оксана Галькевич. Не выключайте ОТР. А мы с вами встречаемся завтра в дневном «ОТРажении». Не забывайте, что есть и вечернее, коллеги ждут.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)
Второй год без заграницы - какой мы увидели свою страну?