В Ставрополе «скорая» высадила пациента на лавочке у дома

В Ставрополе «скорая» высадила пациента на лавочке у дома
Зачем такая пенсионная реформа? Прогрессивную шкалу придётся подождать. География роста зарплат. Путин об Украине. Налог на старые машины
Бюджетные траты на пенсионеров сократили, а их жизнь к лучшему не изменили. Об эффективности пенсионной реформы
Сергей Лесков: В России власть своей герметичностью напоминает тайную ложу
Олег Бондаренко: Один из двух больших проигрышей Путина на Украине – это возвращение Крыма
Алексей Коренев: У нас несправедливы не только налоги, но и отчисления. В фонд соцстраха те, чей доход до 912 тысяч, платят 2,9%. А те, кто получают больше, не платят вообще
Действия при нападении хулигана, вооруженного ножом. Помощь пострадавшему с колотой раной
Алексей Зубец: Согласно нашим расчётам, реальные зарплаты людей будут расти практически по всей стране
Самые популярные народные поправки в Конституцию
Налог на старые машины увеличат
Зачем такая пенсионная реформа?
Гости
Семен Гальперин
президент «Лиги защиты врачей», кандидат медицинских наук

Александр Денисов: Другая тема у нас.

Анастасия Сорокина: «Скорая» бросила инвалида с инсультом на лавочке во дворе. Так утверждают очевидцы событий, разместившие видео в интернете. На неоднозначный поступок сотрудников ставропольской «скорой помощи» отреагировали не только пользователи Сети, но и местный Минздрав. По его мнению, все логично, это была остановка по требованию. Давайте посмотрим, как это выглядело.

На кадрах видно, как сотрудник «скорой» высаживает из машины пожилого мужчину, волоком тащит его к ближайшей скамейке и оставляет там вместе с вещами. Автор видео написал, что это пациент с инсультом, которого бросили врачи.

Александр Денисов: В Минздраве Ставрополья… Пока еще не ясно – с инсультом точно или нет, потому что это утверждение очевидцев. В Минздраве объяснили, что действительно мужчину привезли из больницы домой, он сам попросил его оставить во дворе. Пояснил, что в квартиру он попасть не может, так как там родственники поменяли замки. В тот же день пациента снова увезли в больницу. С ним сейчас работают органы соцзащиты, выясняют все подробности.

Ну а мы подробности узнаем из Ставрополя…

Анастасия Сорокина: …у Анны Тарханян, редактора новостного портала «Блокнот Ставрополь». Анна, здравствуйте.

Александр Денисов: Анна, поясните, что же там у вас произошло?

Анна Тарханян: Здравствуйте.

Александр Денисов: Действительно ли был инсульт? И почему высадили? Если действительно попросил высадить, то что должны были сделать? Принудительно обратно в больницу везти? Какова ситуация была на самом деле?

Анна Тарханян: Да, действительно, появилось видео в социальных сетях, вызвало оно общественный резонанс. Что действительно произошло – мы только можем говорить со слов как Минздрава, так и очевидцев. Одни говорят, что у него был инсульт. Минздрав говорит, что инсульта не было, что здесь просто нарушение двигательного аппарата. Мужчина поступил 28 сентября, ему оказали неотложную помощь, привезли обратно. Потом снова – 30 сентября. И уже 30 сентября решили, что помощь оказывать не стоит, надо везти домой.

Мужчина домой ехать отказался, потому что там поменяли, как вы сказали, замки. Вызвали участкового, чтобы его доставить домой. Но по дороге мужчина сказал: «Высадите меня возле моего друга, он поможет мне с родственниками разобраться». И дальше произошло то, что мы видели на видео: мужчину тащат по земле, сажают на лавочке. И говорят, что в этот же день его доставили обратно. Теперь решается вопрос об определении его в учреждение соцзащиты.

Знаете, по моему мнению… Да, мы можем говорить, что так положено, что ему, наверное, оказали всю необходимую помощь. Но если рассматривать человеческую сторону, то как вообще получилось так, что мужчину тащат? Как можно говорить о том, что ему не нужна медицинская помощь, если он не может даже самостоятельно передвигаться?

Просто был в Ставрополе в мае подобный случай, обращались к нам в редакцию. Мужчина попал в аварию. Он даже не понимал, что происходит, потому что была травма головы, было несколько переломов у него. Но в больнице решили, что ему оказали всю необходимую помощь, и решили отправить его домой, потому что у него не было медицинского полиса. Да, все по закону, ему оказали неотложную помощь. Но давайте рассматривать человеческую сторону: вообще можно ли так поступать? Все упирается в закон, все упирается в систему. «Мы сделали все необходимое, а дальше вы как-нибудь сами».

Александр Денисов: Ну, общественное мнение Ставрополя, очевидно, обвиняет, так сказать, в нечеловечности самих работников – что нужно было не бросать.

Анастасия Сорокина: Но тут надо задуматься о родственниках, которые такого человека выставили на улицу. Я так понимаю, что, может быть, это даже друзья снимали это видео, к которым привезли этого мужчину. То есть здесь так много неизвестных! Но на самом деле, конечно, возмутительная ситуация. Почему та организация, которая оказывать помощь, по сути, как бы действительно оставила без этой помощи человека?

Анна Тарханян: Видео с камер наблюдения, как говорят, и судя по картинке. Но что там с родственниками произошло? Что на самом деле делали в больнице? Я думаю, что все еще будут выяснять и определять, что произошло на самом деле.

Анастасия Сорокина: Спасибо.

Александр Денисов: Спасибо большое. Это была…

Анастасия Сорокина: …Анна Тарханян, редактор новостного портала «Блокнот Ставрополь».

А сейчас мы поговорим с еще одним нашим экспертом. На связи Семен Николаевич Гальперин, президент межрегиональной общественной ассоциации «Лига защиты врачей». Семен Николаевич, здравствуйте.

Семен Гальперин: Добрый день.

Анастасия Сорокина: Видео, которое попало в Сеть, конечно, вызывает неоднозначную реакцию. И в основном вопросы к представителям «скорой помощи». На ваш взгляд, правильно она себя повела в этой ситуации?

Семен Гальперин: Я не весь сюжет видел на самом деле. Понимаете, в чем дело?..

Анастасия Сорокина: Может ли «скорая помощь» пациента оставить просто на улице, на лавочке?

Семен Гальперин: Нет, «скорая помощь» обязана передать пациента в организацию, в которую он направлен. Насколько я понимаю, просто так высадить его… Есть же бумаги, которые оформляются при передаче пациента. И в «скорой помощи» что тогда записано? Что пациент оставлен на улице? Что ему не нужна помощь? Или что? Вот какое обоснование здесь собирались сделать представители «скорой помощи»? Мне не понятно в этой ситуации.

Но в любом случае нельзя просто так взять и отказаться от пациента, не оформив соответствующий документ. То есть либо он передается куда-то, либо он отказывается от помощи и так далее. Просто так, получив пациента, невозможно уже вот так от него избавляться. То есть это явно какие-то незаконные действия.

Я подозреваю, что дальше там, скорее всего, могла быть какая-то фальсификация документов, что пациента вообще не было в «скорой помощи». Вот в этом хотелось бы разобраться, то есть как отчитывается «скорая».

Александр Денисов: Семен Николаевич, оставайтесь, пожалуйста, на связи. У нас звонок от зрителя, и продолжим с вами разговор.

Анастасия Сорокина: Александр из Санкт-Петербурга. Здравствуйте.

Зритель: Добрый день. Молодцы, что поднимаете эту тему. Я считаю, что все то, что касается медицины, охраны здоровья и оказания помощи человеку в любой ситуации – это свято и не требует никаких обсуждений и документального подтверждения. Меня тревожит то, что у нас в последнее время зачерствели медики и вообще безобразное отношение людей друг к другу. Это очень опасная тенденция. И вы делаете правильно, что поднимаете эту моральную, этическую и очень жизненно необходимую тему. Человеку нужно помогать в любой ситуации, потому что вокруг него такие же люди, которые могут попасть в аналогичную ситуацию. Если мы это не исправим, то и медицина будет не нужна. Спасибо вам за внимание.

Анастасия Сорокина: Александр, спасибо вам за звонок.

Александр Денисов: Спасибо большое.

Анастасия Сорокина: Семен Николаевич, вот сейчас, готовясь к эфиру, увидела такую фразу: «Врачи дают уже не клятву Гиппократу, а клятву интернету». Вот эти случаи, которые попадают в интернет, помогают все-таки напомнить врачам об их долге, о том, что они должны, вне зависимости от того, какую зарплату они получают или в каких условиях работают, все-таки не забывать о том, что они помогают людям и заботятся действительно о каких-то, скажем так, важных ценностях, о которых нельзя забывать.

Сейчас эта ситуация часто встречается, когда врачи забывают о своем профессионалом долге и служении?

Семен Гальперин: Трудно сказать, насколько часто встречаются. Чаще всего эти ситуации остаются незамеченными. Понимаете, врачи у нас в такие условия поставлены. Трудно представить себе, что в ситуации, когда у нас медицина практически уничтожена, во всяком случае государственная, а частная так и не охватила основную часть населения, трудно ожидать, что у нас врачи будут отличаться от того общества, в котором мы находимся, от той всеобщей коммерциализации, которая охватила все сферы жизни. Да, врачи такие же, как и все люди, как нас ни стараются иногда убедить в обратном.

Александр Денисов: Семен Николаевич, такой вопрос. Вы в курсе всей «кухни» и на «скорой», и вообще в здравоохранении. Сейчас, например, у терапевта на прием 15 минут отводится. Вот вынь да положь. Четко за 15 минут ты должен все и выслушать, и запомнить в компьютере, и отпустить.

Врачи «скорой» везли его из больницы. То есть в больнице его якобы пролечили, там сколько-то дней он провел. Им сказали: «Отвозите его домой». Возможно, у них дальше был какой-то вызов. То есть они его привезли. «Где ты живешь?» – «Я поеду к другу». Формально-то к ним как можно придраться, если у них дальше был вызов, другой больной? Вот что они должны были сделать? Возить его с собой? Как поступить?

Семен Гальперин: На «скорой» другая ситуация. Если в поликлинике действительно расписано время… Ну, хотя нам и говорит министерство, что сегодня нет норм временных приема больного, принимается столько, сколько нужно, говорит нам министр, фактически все равно есть запись по минутам. На каждое время расписан какой-то пациент. И это брошено действительно на врачей, «делайте с этим что хотите».

А на «скорой» немножко другая ситуация. «Скорая» не может принять вызов, если она не закончила предыдущий. Вот в чем дело. Поэтому мне не понятно вот такое объяснение. Тем более что это, видимо, была… Ну, я не знаю, это скорая, неотложная помощь или просто перевозка. Это немножко разные службы на самом деле. Что в данном случае?

Александр Денисов: Это должны выяснять. Но должны были они действовать против воли пациента, если он действительно попросил: «Высадите меня здесь»? То есть они должны были критически отнестись, сказать: «А ты точно попадешь домой? Или ты так и будешь здесь до вечера сидеть?»

Анастасия Сорокина: Может, социальную службу они должны были вызвать?

Александр Денисов: Да. Там был участковый, как нам рассказала журналист из Ставрополя.

Семен Гальперин: Здесь вопрос… Понимаете, пациент имеет право отказаться от медицинской помощи, которой является и медицинская транспортировка, в любой момент. Здесь вопрос дееспособности пациента. Был ли он в состоянии оценить обстановку в этот момент? Вот в этом весь вопрос. Если он недееспособен на момент оказания помощи, то здесь, видимо, нужно какое-то специальное сопровождение. То есть это должно быть тоже регламентировано и подтверждено, скажем, психиатром хотя бы.

Но по закону противиться воле пациента тоже нельзя, понимаете, потому что в противном случае… Вот пациент говорит: «Мне это не нужно, в том числе и перевозка», – а его насильно куда-то доставляют. И это уже тоже будет нарушение закона, опять врачей можно обвинить. У врачей сложная ситуация всегда. Кстати, это очень часто бывает именно во врачебной практике, когда, как бы ты ни поступил, тебя все равно можно обвинить в нарушении закона.

Александр Денисов: Вот это тот случай, когда непонятно, что было делать медикам в данной ситуации?

Семен Гальперин: Я не могу комментировать конкретную ситуацию. Нужно смотреть документы, как был оформлен вызов, что там на самом деле было, потому что мы видим только кадры, что высаживают его. Что там? Не знаю, может быть, должен был кто-то подойти, спуститься из родственников, не было ключа от квартиры. Ну, как там было, мне трудно сказать. Понимаете?

Александр Денисов: Спасибо большое. Спасибо, Семен Николаевич.

Анастасия Сорокина: Спасибо. На связи был Семен Николаевич Гальперин, президент межрегиональной общественной организации «Лига защиты врачей».

А у нас есть звонок от зрителя – из Кировской области до нас дозвонился Вадим. Здравствуйте.

Зритель: Да, здравствуйте.

Анастасия Сорокина: Вадим, мы вас слушаем. Говорите, пожалуйста.

Александр Денисов: Вадим, вы с ситуацией разобрались? Кого тут винить, а кого жалеть в этой истории?

Зритель: Просто как-то непонятно, в общем, как происходит, потому что родственникам как бы он не нужен. Получается, что никому он не нужен.

Просто был такой случай, был вызов «скорой», и произошла такая ситуация. Мужчина здоровый и бодрый, в общем-то, просто сказал: «Меня выгнали из дома, мне негде переночевать. Впустите меня. Ну давайте оформим мне какое-то заболевание и отправим меня в больницу. Мне надо ночь где-то переночевать». То есть пациенты тоже разные бывают. Это тоже нужно понимать.

Анастасия Сорокина: А вы как профессиональный врач об этом рассказываете? Вы, может быть, работаете на «скорой»?

Зритель: Нет, просто знакомый рассказал эту историю, он работает на «скорой».

Александр Денисов: Скажите, а вы этим врачам сочувствуете, что они оказались в такой ситуации? Вроде бы должны отвезти. И неизвестно, попадет он домой или нет. А может быть, ему в голову не пришло.

Зритель: Конечно. А сколько ситуаций было, когда медиков избивали. Ведь пациенты тоже разные бывают. То есть ты идешь на вызов, и неизвестно, что тебя там ждет, кто тебя там ждет, какова ситуация. И пьяные же вызывают, и всякие, и неадекватные какие-то бывают.

Александр Денисов: Может быть, тут стоило участковому проконтролировать – все-таки высадили там, где попросил, попал ли он домой? Раз уж тебя попросили сопровождать «скорую», то доведи дело до конца.

Зритель: Мне кажется, просто надо было не на лавочку его высаживать, а кому-то передать, соседям, то есть именно людям каким-то передать, чтобы они уже дальше контролировали его. Конечно, на лавочку высаживать – это было неправильно.

Александр Денисов: Спасибо.

Анастасия Сорокина: Понятно. Спасибо, Вадим.

Из Брянской области, знаешь, противоположное сообщение: «Мне стало плохо на улице, «скорая» оказала помощь и отвезла до дома. Врач проводила до дверей, хотя я уже сама могла дойти». Все зависит от людей, а они совершенно разные.

Александр Денисов: Переходим к следующей теме – как раз к мертвым душам.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)

Выпуски программы

  • Все видео
  • Полные выпуски