В строй, отряд!

Гости
Сергей Обухов
секретарь ЦК КПРФ, доктор политических наук
Игорь Строганов
кандидат экономических наук, доцент кафедры предпринимательства и логистики РЭУ им. Г.В. Плеханова

Александр Денисов: «В строй, отряд!» «Российские студенты из учебного семестра плавно переходят в летний трудовой семестр», – такая формулировка была в инструкции наркомата труда, с нее почти столетие назад началась история студотрядов, а заодно и эпоха романтики, всесоюзные стройки, оставившие нам «ВАЗ», «КамАЗ», БАМ, Саяно-Шушенскую ГЭС.

Ольга Арсланова: Кстати, я вообще на свет появилась благодаря стройотряду, потому что мои родители как раз на стройке БАМа познакомились, такая своя семейная романтика. Ну, эхо этой поры можно ощутить сейчас и в Кузбассе, куда в эти дни съезжаются студенты со всей России, чтобы поработать на стройках. Регион стал местом сбора стройотрядов, такое своего рода возрождение традиции советской. В этом году отмечается 300-летие Кузбасса, и вот как раз эту дату приурочили к началу первых угольных разработок в районе Кемерово. Сейчас в регионе запущены большие стройки, где рук не хватает, и студентов задействуют на работах, которые не требуют особой квалификации, например погрузка или уборка. Трудоустраивают там все лето, зарплата примерно 30 тысяч рублей в месяц. Желающих достаточно много, заявки в стройотряды подавали студенты из 15 российских регионов, а также Белоруссии, Казахстана и Узбекистана.

Максим Матюхин, студент из г. Бирск: Мы подсобные рабочие, мы делаем все: то клеим гидроэлектроизоляцию, то подметаем. Ну, выбрал я стройку, потому что как бы здесь есть возможность использовать как бы физическую подготовку, вот. То есть идти, допустим, каким-нибудь проводником мне смысла немного, то есть у меня есть подготовка, поэтому я решил именно строить.

Александр Денисов: В Кемеровской области этим летом будут работать не только строительный, но еще и медицинский студенческий отряд: 30 человек трудоустроят в новокузнецкую больницу санитарами и медсестрами.

Ольга Арсланова: Как вам эта идея возрождения советской традиции? Позвоните в прямой эфир. Как вам кажется, смогут ли студенты заменить уехавших мигрантов? Ну и вообще, летние заработки вполне себе история. Позвоните в прямой эфир.

Александр Денисов: Да, но это даже не просто идея возрождения, идея возрождения в целом всей страны, вот как Ольга рассказала, прекрасный пример для программы демографии.

Ольга Арсланова: Ха-ха.

Александр Денисов: И на связи с нами Игорь Строганов, кандидат экономических наук, доцент кафедры предпринимательства и логистики Университета имени Г. В. Плеханова. Игорь Алексеевич...

Ольга Арсланова: Здравствуйте.

Игорь Строганов: Добрый вечер.

Александр Денисов: Как раз, да, сейчас торопитесь на лекции, вот можете рассказать студентам Ольгин пример. Я вот вспоминаю, Владимир Вольфович Жириновский, мы-то все относимся к нему как, ну знаете, шутник, все на потеху ему...

Игорь Строганов: Да...

Александр Денисов: Он говорит: «Вот надо студентов сажать в поезда (по каким-то льготным билетам), пусть они едут, в дальней дороге знакомятся, я сам так знакомился», – вот вам, пожалуйста...

Ольга Арсланова: В стройотряде. А главное, всегда можно человека в деле проверить, а, какой он вообще, как работает.

Александр Денисов: Да, познакомились, а он оказался трухой, а не парнем.

Ольга Арсланова: Да-да-да.

Александр Денисов: Сразу все решим: и стройки построим, и семьи.

Игорь Строганов: Мы сейчас... знакомятся, но это вот поколение людей, которые сидят в основном в сетях, да. А так-то да, так ездили, и много кто ездил. Я уже, к сожалению, не застал, я только ездил на практики геологические, но...

Ольга Арсланова: Я помню, что, когда мне родители рассказывали, показывали фотографии стройотряда, студенческая вся эта история, они еще в Дружбе народов учились, там, значит, из разных стран Азии и Африки, Латинской Америки, я испытывала чувство зависти, почему у нас нет такой возможности. К тому же еще же очень хорошо зарабатывали, хорошие деньги студентам платили там.

Игорь Строганов: Ну, тогда да, тогда платили. Сейчас вот интересный вопрос, сколько платят вот этим студентам и сколько они реально могут заработать.

Александр Денисов: 30 тысяч, сказали, в Кузбассе.

Игорь Строганов: Ну, это неплохо для Кузбасса. Если они их вчистую получают, то вполне неплохо по современному рынку.

Ольга Арсланова: А как вам кажется, московские студенты из Плешки поедут в стройотряды? Есть такой запрос у студенчества?

Игорь Строганов: У студенчества есть запрос работать, вот они всеми силами пытаются работать, они ищут практики, они работают, причем в основном ищут сами, хотя у нас очень хороший в принципе кадровый подбор именно практик в университете есть. Но вот на тему поехать куда-нибудь в регионы работать для студентов из Плешки, ну кроме, наверное, неизбалованных провинциалов, я думаю, не очень захотят. Они скорее пытаются, конечно, найти работу в Москве где-нибудь.

Александр Денисов: Игорь, а вот, может быть, тут и есть ключевой момент? Вот вспоминал я песню Александры Пахмутовой и Николая Добронравова «Яростный стройотряд», там есть такие строчки, я вам сейчас прочитаю, я тут выписал: «Пусть повезет нам в большом пути От равнодушия себя спасти». Может возрождение этой традиции, ну, честно говоря, она не так чтобы уж прямо совсем угасала, поддерживалась, теплилась, широкое возрождение этой традиции стать таким идеологическим моментом сопричастности к большой стране? Как раз вот от этого равнодушия страна пусть сама по себе куда-то там катится по БАМу, бог его знает, что там на Дальнем Востоке творится, а человек, вот он понимает, что он имеет отношение ко всей стране в целом, вот он будет ехать по БАМу и смотреть: «Я его строил, второй Восточный полигон», – это же совершенно другое восприятие и страны, и ее будущего. То есть у тебя формируется твое личное мировоззрение сопричастности с этой страной.

Игорь Строганов: Ну, тут надо сказать, что у нас достаточно много десятилетий формировалась структура экономики социальная, в которой Москва служила эдаким пылесосом, который высасывал, ну как и Питер, в общем-то, все возможные кадры, знания и людей из регионов, и при этом, в общем-то, единственной возможностью было заработать было действительно сидеть в крупных центрах типа Москвы и Питера. И сюда едут и ехали люди из Сахалина, Дальнего Востока, Сибири, Урала и так далее.

Проблема в чем? Эта система означает, что кроме Москвы в принципе жить больше негде, то есть зарабатывать деньги в Пскове тяжело, зарабатывать где-нибудь в Новгороде тяжело, Дальний Восток опять же тоже дает возможности, но их меньше. И действительно, такого рода программа могла бы дать некую мобильность, она могла бы быть началом, в общем-то, некоего расширения, то есть, скажем, не только Москва и Россия как Замкадье, не-Москва, а все-таки Москва как часть большой страны. Ведь, в общем-то, мы действительно отличаемся, причем отличаемся даже не заработками, и сейчас посмотрите на структуру заработков, во многих регионах зарабатывают больше Москвы, ну кроме, понятно, топ-менеджеров каких-нибудь нефтяных компаний, крупных бизнесов и прочего. Отличаемся мы очень во многом даже потреблением: в Москве сосредоточены основные потребности цифровые, основные новые технологии. Мы привыкли к доставкам, мы привыкли к какому-то, скажем, полностью все происходит через телефон. В регионах этого практически нет или в меньшей степени.

Кстати говоря, если из Москвы поедут студенты туда, то они могут опять же это популяризировать, потому что люди это увидят по всей стране. Ну и, в общем-то, действительно увидеть, чем живет страна, кроме пабликов «ВКонтакте», которые зачастую врут откровенно, и кроме, скажем, YouTube, который опять же точно так же дает достаточно сильно информацию ангажированную.

Ольга Арсланова: В любом случае есть некая однобокость. Но, Игорь Алексеевич, Саша, идея действительно красивая с точки зрения и физического развития, физическим трудом заниматься, но просто полезно...

Игорь Строганов: Но и интеллектуального как такового, да.

Ольга Арсланова: ...узнать страну, быть ближе к земле, это все понятно. Но давайте всерьез посмотрим на целесообразность этой идеи. Студенты, которые могли бы летом, например, работать по профилю математиками, инженерами, не знаю, журналистами, педагогами и так далее, будут заниматься низкоквалифицированным трудом за небольшие, давайте прямо скажем, деньги, чтобы что? То есть это действительно всерьез вы считаете, что это способно развивать страну? А не принесут ли они больше пользы по своему профилю? А закрывая таким образом вопрос занятости для них на лето, мы по большому счету не решаем проблему их серьезного трудоустройства и проблему того, что им на своих местах по специальности мест-то не хватает.

Игорь Строганов: Ну, проблему трудоустройства по специальности этим мы не решим, конечно, потому что есть громадная проблема трудоустройства вообще для очень многих людей. Причем ее не могут, скажем, работу эту не могут получить по профилю уже даже выпускники и люди с опытом, что уж говорить о студентах, которые в лучшем случае получат практику и через 3 месяца их выкинут и заменят новыми, при этом не выплачивая им лишнюю зарплату, потому что тестовый период, который у нас официально прописан в законе, пробный период. Здесь дело-то не в этом.

То есть то, что они получат некое социальное развитие, – да, то, что мы страну связываем, – это да, то, что это социальная инициатива, которых в стране не хватает, – это да. Проблема здесь больше в том, что вообще структура занятости у нас в России болеет, она болеет очень серьезно. Обратите внимание, кто у нас работает на стройках, кто у нас работает в магазинах, кто у нас работает в обслуживании? У нас работают в основном мигранты. И как только начался COVID, как только у нас появились проблемы с тем, что мигранты начали уезжать из страны к себе, у нас появились проблемы у бизнеса, и бизнес завыл прямо громко-громко, что, ребята, нам не хватает мигрантов, давайте из везти самолетами. Кто там недавно говорил из крупных менеджеров строительного бизнеса, что готов возить самолетами мигрантов, чтобы они работали у нас?

Александр Денисов: А Александр Калашников, руководитель ФСИН, говорил, что 188 тысяч заключенных на исправительные работы отправят им на стройку, чтобы закрыть дыры вместо мигрантов.

Игорь Строганов: Ну, кстати, да, почему нет. В конце концов, ну работало же это в Советском Союзе. Да, это некачественный труд, но, в конце концов, никто качество и не просит, достаточно хотя бы выполнять некую неквалифицированную работу. Опять-таки, проблема в чем? Крупный бизнес не хочет брать русских людей, то есть русских граждан, российских граждан, на работу по очень простой причине: им нужно платить «вбелую», им нужно платить больше, чем мигрантам, и они хотят какого-то себе нормального отношения. Даже была статья где-то летом 2020 года, интервью с крупными функционерами бизнеса, которые говорили: «У нас проблема, у нас не хватает людей, но мы не будем нанимать россиян, потому что они требуют к себе другого отношения», – так прямым текстом было сказано.

Но, как и многие проблемы в нашей стране, это проблема комплексная. С одной стороны, у нас эта проблема есть, что предпочитают нанимать мигрантов. С другой стороны, есть люди, которые не пойдут на низкоквалифицированную работу, на низкие зарплаты, например работать дворниками либо младшими помощниками грузчика в «Пятерочке», и они захотят больше денег просто потому, что они граждане России.

Александр Денисов: Игорь, вы к чему клоните, чтобы мы понимали? Значит, тех, кто не желают работать, это еще в юности перекует, они поймут, что и там можно работать, и перекует бизнес, который все-таки решит работать «вбелую» со своими? Вы к чему клоните, какой вывод напрашивается?

Игорь Строганов: Ну, бизнес скорее не решит, пока государство его большой дубиной к этому не заставит, это совершенно точный момент. В капиталистическом обществе, извините, пока есть выгода, пока есть прибыль, ничего не заставит капиталиста брать нормально на работу студента...

Ольга Арсланова: Но, Игорь Алексеевич, мы же понимаем, что стройотряды – это некая государственная, да, инициатива, то есть таким образом бизнес не заставят.

Игорь Строганов: Конечно.

Ольга Арсланова: Это только государство может эти рабочие строительные места предложить.

Игорь Строганов: Но это не связанные вещи. Это, скажем так, вещи, связанные только тем, что это какая-то занятость. На самом деле просто множество разнонаправленных процессов, каждый из которых влияет на рынок труда достаточно сильным образом. Это и та структура занятости, в которой у нас люди старше 40 лет HR считаются как ужас-ужас какие старики, поэтому брать их на работу нельзя ни в коем случае, только если друзья-знакомые. Это и проблема с тем, что у нас не хватает технических кадров, но те технические кадры, которые есть в стране, они работу найти не могут, я таких людей лично знаю. Будь они в Питере, Москве, может быть, и нашли, но где-нибудь в регионах их просто нет, этих рабочих мест. И все вместе это дает тот комплекс факторов, что да, студентам нужно учиться работать летом, да, терять время, да, возможно, не получать работу по профилю, но они получат запись в трудовой книжке, это уже хорошо.

Далее хотя бы привычка работать. Ну давайте честно, у нас очень у многих людей нет привычки работать, и те люди, которые умеют работать хорошо, долго и упорно, имеют конкурентное преимущество по сравнению с теми, кто не работает либо работает, но из серии «я получаю зарплату, что вы еще от меня хотите?».

Александр Денисов: Игорь, вы знаете, а вот еще такое важное замечание, на мой взгляд. Нестрашно, если человек работает не по профилю: в конце концов, если ты экономист, на железной дороге при стройке есть отдел кадров или бухгалтерия, туда можно сходить...

Игорь Строганов: Да без проблем, да.

Александр Денисов: …и пристроиться по профилю. Вот журналист, например, в чем проблема современной журналистики? Она абсолютно ровная, серая, знаете, вот как бы однообразная, нет ярких имен. А в чем проблема? Люди жизни не знают. Вот не был он на БАМе и прочее...

Игорь Строганов: Эти вообще ничего не знают, да.

Александр Денисов: ...он жизни не нюхал. Вот редкое исключение, вот пример Прилепина, открыл новую территорию в литературе почему? – потому что приехал на Донбасс, там повоевал, человеку есть что сказать. Точно так же раньше, вот Куваев, писатель такой, в Заполярье работал, еще студентом уехал, он там поработал, два тома прекрасной, жесткой, крепкой, хорошей прозы. Он бы ее не написал, не отправившись туда еще в юности. Это пример для каждого в любой профессии.

Игорь Строганов: Ну так опять-таки что ты можешь сказать, если ты вообще хотя бы нигде не был? Тот же самый журналист какой-нибудь московского вуза, который сидит в Москве, который Замкадье знает по неким, соответственно, пабликам опять же и по разговорам коллег...

Ольга Арсланова: ...и относится к ним так свысока, скажем прямо, да.

Игорь Строганов: Ну естественно: то есть мы некие вот эти элои, элита, а они дикари там, соответственно, с песьими головами. Они и пишут материалы соответствующие. То есть банально поработай ты 3–4 года где-нибудь совсем в глуши, познай ты жизнь, и ты потом хотя бы понимать будешь, о чем писать. То же самое врачи: да, в московских клиниках платят больше, но поработай ты в сельском ФАПе, подними ты какое-нибудь село, ты такого опыта получишь, ты ни в какой больнице московской не получишь...

Ольга Арсланова: Ну, тут с врачами все-таки другая история, люди примерно везде одинаково устроены...

Игорь Строганов: Но болеют по-разному.

Ольга Арсланова: ...а доступ к качественной литературе, к хорошим семинарам и так далее все-таки в крупных городах, ничего не поделаешь, понимаете, насильно людей туда не отправишь.

Игорь Строганов: Ну а сейчас есть Zoom, сейчас есть вебинары. У нас немножко меняется структура образования, у нас появился доступ к интернет-лекциям. На самом деле даже в глухом селе человек может получить через интернет доступ к любой информации, и в этом, кстати, огромный сейчас плюс мобильности граждан: можно быть в Пскове и учиться как в Москве, можно быть в Новгороде, можно быть в каком-нибудь Касимове и вполне себе получать адекватную информацию, было бы желание.

Александр Денисов: Игорь, вы знаете, а может быть вполне такое, что мы недооцениваем молодежь. Ну вот нам кажется, что она хрен куда поедет, потому что вот ей здесь в Москве и доставка, ей бургер привезут, и кроссовки она новые пойдет себе купит со скидкой. Вы спросите своих студентов, вот сейчас, через пару минут же у вас лекция начнется, спросите как раз своих студентов...

Игорь Строганов: Она уже идет, у меня перерыв пока просто.

Ольга Арсланова: Кузбасс, вон, приглашает, пускай...

Александр Денисов: Да. Спросите студентов, что они думают по этому поводу, и наверняка к этой теме вернемся, расскажете нам, очень интересно.

Игорь Строганов: Хорошо.

Александр Денисов: Вот передадите нам.

Ольга Арсланова: Спасибо вам. Игорь Строганов, кандидат экономических наук, доцент кафедры предпринимательства и логистики РЭУ имени Г. В. Плеханова, студентов которого мы уже отправили в стройотряды на этой программе.

Александр Денисов: Да, по тундре по железной дороге.

И у нас на связи со студией Сергей Обухов, секретарь ЦК КПРФ, доктор политических наук. Сергей Павлович, добрый вечер.

Ольга Арсланова: Добрый вечер.

Сергей Обухов: Добрый вечер.

Александр Денисов: Сергей Павлович, можно такое сравнение проведу? Один ветеран спецназа, командир, он говорит: понимаете, в спецназе должны воевать солдаты-срочники. Человек, который сделает это своей профессией, он не будет с такой же отдачей решать поставленную ему боевую задачу, потому что у него уже семья, у него жена, ему вечером нужно ехать в магазин. Срочник положит свою жизнь, если вот нужно выполнить, ну такое сравнение. Точно так же и студенческие стройки, великолепные БАМ, «КамАЗ», Саяно-Шушенская ГЭС были построены на рывке.

Может быть, как раз молодежь и способна к трудовому подвигу, а остальные будут ждать соцпакета, комфортного жилья, еще какой-нибудь доставки бургеров, мы говорим, вот мы привыкли, и прочего? А приедет молодой, для него это все круто, он хочет смотреть на страну как на свою. Может быть, это как раз для нас и вариант такого рывка экономического с помощью молодежи?

Сергей Обухов: Ну, предыдущий мой коллега правильно сказал, у нас на дворе что? – дикий капитализм; что? – общество потребления, общество всеобщего потреблядства. Поэтому рассказывать молодежи о том, что давай рывок, где Герой Капиталистического Труда Ротенберг, ну, наверное... Ну или как там, вместе с заключенными на стройках БАМа? Поэтому идеологическая проблема здесь очевидна. Если...

Я вот свою молодость вспоминаю: да, конечно, стройотряд. Но это, да, как говорится, ехали в том числе и на заработок, но была и идеологическая мотивация. Я, например, в нескольких стройотрядах работал, работал в том числе на строительстве Северо-Крымского канала, вот который сейчас перекрыла Украина, значит, это мы со всего Союза его строили, эта собственность перешла вам, и вы тут перекрываете воду в Крым. Для меня это очень болезненно тема звучит, потому что я собственными вот этими вот руками клал бетон, занимался вместе с ребятами, что мы только там не переложили, сколько грунта и всего.

Александр Денисов: Сергей Павлович, а можно еще одно уточнение, еще одну цитату приведу? В романе «Вся королевская рать» был такой герой Вилли Старк, губернатор, и про него недоумевали, зачем ему вдруг взбрело в голову построить больницу новейшую и прочее. И он объяснил: понимаете, в жизни человеку, даже богатому, не хватает одного – добра, он хочет чего-то сверхпотребительского создать в этой жизни. Может быть, как раз мы недооцениваем, я возвращаюсь к этому, нашу молодежь, которая хочет чего-то сверх обычного потребления, сверх этого бургера и сверх кроссовок? Может быть, как раз им это и нужно, они хотят видеть что-то ценнее в своей жизни, чем просто деньги? Сергей Павлович?

Ольга Арсланова: Ждем ответа Сергея Павловича.

Сергей Обухов: ...и в нынешней жизни есть стройотряды... Меня слышно, да?

Ольга Арсланова: Да-да-да.

Александр Денисов: Слышно, да.

Сергей Обухов: Да. Значит, и в нынешней жизни есть стройотряды, по крайней мере в доковидную эпоху КПРФ организовывало стройотряды. Где у нас работали стройотряды? Белоруссия, собирали молодежь, работали на строительстве в Минске стадиона. Туда приезжали ребята в том числе и с Украины, и с Белоруссии, и вот, собственно говоря, такой интернациональный стройотряд собирался из Российской Федерации. Значит, был красный губернатор Левченко, у него была программа «Пятилетка Левченко» с обозначением вот этих вот самых социальных объектов. Да, ребята там могли тоже заработать, но была идеологическая мотивация, значит, мы создаем, участвуем в этой программе преобразований, в этой программе «Пятилетка Левченко» строительства социальных объектов, в том числе, кстати, и в лесопромышленном комплексе...

Александр Денисов: Сергей Павлович, можно, позвольте вопрос повторю. Может быть, как раз молодежи и не хватает, вот есть дефицит чего-то сверх, перешагнуть через себя, не только о деньгах думать, но и о стране? То есть, может быть, этого людям совсем не хватает, им это и нужно?

Сергей Обухов: Значит, конечно же, есть большой процент идеалистов, никуда они не деваются, на этом основано и, скажем так, чувство полезности. Да, мы говорим про потребительство, но люди же идут и в политику, и в том числе в волонтерство, как это теперь модно стало называть, потому что хотят чувствовать себя полезными, а не только вот заниматься этим потребительством, я согласен. И здесь...

Ольга Арсланова: Сергей Павлович, и это прекрасно. Другой вопрос, что пирамиду Маслоу тоже никто не отменял и если у студента, простите, вообще на хлеб не хватает, наверное, ему пока рановато думать о пользе для общества. Я к чему? Прекрасно, платить-то будут за стройотряды людям? Понимаете, хорошо, чтобы еще и платили.

Сергей Обухов: Вот вообще-то... Нет, в тех стройотрядах, которые КПРФ организовывал, с этим строго, потому что мы и наш комсомол, мы здесь строго отбирали и тех работодателей, и здесь была поддержка государственной власти, в данном случае я имел в виду губернатора-коммуниста Левченко. Да, значит, здесь должна быть функция государства, оно должно гарантировать, чтобы молодежь не обманули, чтобы это были добросовестные люди, и да, это должны быть объекты, которые значимы для данной территории, чтобы тоже была какая-то некая идеальная мотивация.

Александр Денисов: Сергей Павлович, насчет функции государства – означает ли это возрождение студотрядов, ну такое широкое их возвращение, первый шаг к плановой экономике? Потому что нужно же представлять, куда отправить этих студентов, в какие регионы, на какие объекты, нужно, так сказать, подвести черту, сколько у нас таких важных объектов. Это возврат к плановой экономике в хороших традициях, в хороших?

Сергей Обухов: Колоссальная беда нашей экономики – отсутствие плановости. Фракция КПРФ в Государственной Думе добилась законопроекта, закона о стратегическом планировании. К сожалению, не работает, исполнительная власть этим не занимается. На уровне народных предприятий, которые тоже курируют, поддерживают КПРФ, это тоже есть, но, значит, нам не хватает, у нас даже нет тех зачатков плановости, которые есть в других рыночных экономиках. В условиях глобального производства, глобальной взаимосвязи без плановости вообще ни о чем не надо говорить, поэтому вы поднимаете очень важную проблему. И понятно, что стройотряд, в любом случае это не такие масштабы.

Когда говорят, что нынешний олигарх хочет решить за счет бесплатной студенческой силы свои проблемы, – не без этого, я так думаю, что так же, как и за счет труда заключенных. Ключевая проблема российского рынка труда состоит в том, что у нас низкая стоимость рабочей силы и, к сожалению, профсоюзы и политические партии здесь не то что недорабатывают, а очень плохо работают, мы не можем заставить предпринимателей платить адекватную стоимость рабочей силы, вот программное требование КПРФ.

Ольга Арсланова: Ага.

Александр Денисов: Да, спасибо. Сергей Павлович, еще у нас на связи Юрий, зритель дозвонился из Воронежа, о своем опыте студотрядов расскажет, послушаем.

Ольга Арсланова: Да, добрый вечер.

Зритель: Здравствуйте-здравствуйте.

Что хочу сказать? Студотряд – это всегда парни хорошие. У нас вот в пединституте я учился барнаульском, вы знаете, на каждом факультете ехали ребята, девчонки ехали поварихами. Что делали? Ремонтировали школы, ремонтировали другие соцобъекты. Обязательно концерты в клубах, обязательно песни у костра, обязательно присоединяли трудных подростков, вы понимаете? А сегодня деревни... Может быть, где-то клубы и есть, ни песен не слышно, бабульки истосковались, конечно, и концерты будут, и песни будут, вот. И в клубах можно жить, они пустуют! Вы понимаете, и старушкам, вот у нас Рождественская Хава село, вы понимаете, и руки нужны сельские и на ферме, и в мастерской, а сельхозинститут вообще никого не готовит!

Александр Денисов: Юрий, вы знаете, вас руководителем студотряда от Воронежской области.

Ольга Арсланова: Ха-ха.

Зритель: Конечно, надо завозить новых.

Александр Денисов: Юрий, зажигаете и вдохновляете студентов, очень нам понравилось ваше мнение.

Ольга Арсланова: Тут воспоминания тоже: «Вспоминаю с восторгом. В стройотряде работала на консервном заводе в Рязанской области». «Одобряю стройотряды, – пишет зритель из Кемерово, – пусть работают наши студенты, это лучше, чем сезонные мигранты».

Александр Денисов: Сергей Павлович, вот видите, какое воспоминание, и такое же наверняка будет у современных студентов, чем они хуже и дурнее прежних.

Ольга Арсланова: Сергей Обухов был с нами на связи, секретарь ЦК КПРФ, доктор политических наук.

Александр Денисов: Да, ушел уже от нас Сергей Обухов, разъединили. Спасибо, спасибо.

Переходим к следующей теме.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)