В тюрьму по встречке

Гости
Леонид Ольшанский
почетный адвокат Российской Федерации, лауреат премии «За права человека»

Виталий Млечин: И вот еще одна интересная новость. Выехал на встречку – отправился в тюрьму. «Единая Россия» разработала поправки об уголовном наказании для лихачей на дорогах. Речь идет о том, что, если автомобилист уже был лишен прав за превышение скорости на 60 или более км/ч, или за выезд на встречную полосу и повторно совершил одно из этих нарушений, он понесет уже уголовное наказание. Санкции серьезные. От штрафа в 200-300 тысяч рублей до лишения свободы на срок до 2 лет.

Ксения Сакурова: Законопроект уже внесен в Госдуму, депутаты говорят, что он может быть принят до конца года, вот так вот оперативно. Станет ли после этого на дорогах безопаснее? Давайте разбираться. Напишите нам, пожалуйста, 5445, что думаете вы. Позвоните в прямой эфир, 8-800-222-00-14.

Виталий Млечин: А у нас в гостях Леонид Ольшанский, почетный адвокат, лауреат премии «За права человека». Леонид Дмитриевич, здравствуйте!

Ксения Сакурова: Здравствуйте!

Леонид Ольшанский: Здравствуйте!

Виталий Млечин: Ну, знаете, когда обсуждаем какую-то проблему, особенно которая присутствует уже давно, очень многие наши зрители пишут о том: надо жестче штрафовать, надо сажать, тогда не будет этой проблемы. Как вы считаете?

Леонид Ольшанский: Ну, я думаю, что все-таки не многие, а те, кто звонят.

Виталий Млечин: Ну, нет, пишут тоже много.

Ксения Сакурова: Те, кто пишут.

Леонид Ольшанский: Ну, и пишут. Значит, ну, давайте мы начнем с цитаты Президента. 12 лет назад был Госсовет, посвященный безопасности дорожного движения. Президент сказал: «В деле безопасности дорожного движения на первом месте строительство новых дорог, туннелей, эстакад. На втором месте оперативное прибытие «скорой помощи» к месту ДТП. На третьем месте повышение качества подготовки водительских кадров».

Это у нас все в стране делается. Дороги строятся, эстакады строятся. Вот я пример приводил, вот я еще раз его приведу. В Западном округе было ужасное место. Трупы день через день. На пересечении Мичуринского проспекта и под ним шло, на пересечении с Аминьевским шоссе.

Префект Западного округа Алексей Александров обратился к мэру, к руководству города ходил. В итоге за 8-10 месяцев взметнулась в небо эстакада. Теперь захочешь нарушить, а не можешь. Потому что в ту сторону области ты по эстакаде летишь, а под тобой летят перпендикулярные. Не в кого втыкаться. Вот слова Президента реализованы. Я думаю, что и в других регионах нашей страны что-то подобное есть. Дальше.

Виталий Млечин: Эстакада очень дорого стоит. Москва может себе позволить, а другие города не всегда.

Леонид Ольшанский: Так, следующий вопрос. На первом курсе всех гуманитарных факультетов по специальности «социология», «криминология», аналоги этих дисциплин объясняют, что на деяние влияет тысяча факторов. На любое деяние: и застрелил кого-то, и проехал на красный свет. И одним ужесточением не взять.

Ну давайте, будут четвертовать людей, которые проносят в школу бомбу или стреляют. Вот у нас сейчас так несколько случаев было в стране. Они же в силу своих каких-то специфических отклонений это сделали. Вот он так думает. Я приведу, вот сам признаюсь всем, вот я, допустим, к вам опаздываю на эфир. Что я думаю? Нас смотрят миллионы. Я могу подвести группу творческую? Нет, не могу. Значит, я водителю говорю: «Газу!», значит, мы поехали по встречке, и на красный свет, чтобы не подвести. Поэтому, этим не взять.

Следующий вопрос. Президент нашей страны еще одну цитату нам дал. Что мы должны все, особенно депутаты, эксперты, анализировать на взяткоемкость и коррупционность любой законопроект, любой приказ министра, мэра, губернатора и так далее. Вы представляете, что светит водителю в подсознании? Тюрьма. Пусть там годик, пусть немного. Тюрьма.

«Нет, я лучше…», значит, он уже даст не 100 долларов, не 200, наверное, он будет возить за собой тысячу долларов.

Ксения Сакурова: Ну вот, как тут санкции, штраф 300 тысяч рублей, вот видимо, столько и будет с собой возить.

Виталий Млечин: Как минимум, да.

Леонид Ольшанский: Да. Разговор будет примерно такой: «Командир! Я вот тут штраф брошу, мне лень в сберкассу идти». Очень много будет отклонений. И я думаю, что несмотря на то, что «Единая Россия» – очень уважаемая фракция и у нее колоссальное большинство голосов, будет острая полемика в Государственной думе. И в дальнейшем, по Конституции положено рассмотрение в Совете Федерации. Полемика будет острая и в парламенте, и на страницах бумажных СМИ, электронных СМИ, вот что я думаю.

Ксения Сакурова: Давайте послушаем еще, что думают зрители. Игорь из Москвы с нами на связи. Игорь, здравствуйте!

Виталий Млечин: Добрый день, Игорь!

Зритель: Здравствуйте! Здравствуйте! Мне кажется, что ваш гость не прав. Ну, откуда у людей такие деньги? У нас не очень много денег, много людей, которые могут выложить 300 тысяч просто так, за то, чтобы проехать на красный свет, ну, грубо говоря, да. Мне кажется, что эта мера правильная. Сажать надо, лихачей сажать надо. Пусть сидят в тюрьме, вот.

Ксения Сакурова: Да, спасибо.

Виталий Млечин: Спасибо! Ну, уважаемые зрители, а вы тоже нам позвоните, что вы думаете по этому поводу?

Леонид Ольшанский: Мой ответ такой. Мой ответ такой. Еще один аспект важнейший законодательства – последствия. Любую статью кодекса, административного или уголовного возьми. Одно дело – поцарапал, ну, к нашим баранам ближе, машину. Второе дело – тяжкие телесные повреждения, но жив человек. Третье дело – один труп. Четвертое дело – много трупов.

Теперь давайте мы ответим на вопрос: у нас за два трупа на дороге сейчас сколько? Особенно, если пьян? До 15 лет. Столько дают за умышленное убийство, прицелился и бабах. У нас очень жесткое законодательство за последние годы принято депутатами именно за нарушения на дороге.

Поэтому нам не сказали сейчас, что труп, нам не сказали даже, что водитель пьяный, а у нас пьянству бой, да? Просто формально что-то повторил, и такие страшные санкции. Ну как-то просматривается несоответствие.

Ксения Сакурова: Вот согласен с вами наш зритель из Кировской области: «Тюрьма не всех исправит. Выехал на встречку, и есть погибшие, а значит, виновник должен быть казнен. А вот если выехал на встречку и обошлось без аварий, просто конфискация автомашины».

Виталий Млечин: Ничего себе.

Ксения Сакурова: Тоже обращают внимание на последствия. Конечно, казнь – это…

Леонид Ольшанский: Значит, если бы я знал, я бы принес, у нас есть заключение очень важного Комитета по законодательству под председательством Павла Владимировича Крашенинникова, которое говорит о том, что нельзя забирать автомобиль. Это противоречит концепциям Президента. А самое главное, автомобиль может принадлежать бабушке, дедушке, вашему каналу. А водитель нарушил. Как же может отвечать собственник за деяния водителя? Так нельзя.

Ксения Сакурова: Давайте еще послушаем зрителя.

Виталий Млечин: Еще один Игорь. И теперь из Калуги. Игорь, здравствуйте!

Ксения Сакурова: Игорь, здравствуйте!

Зритель: Добрый день!

Ксения Сакурова: Здравствуйте!

Виталий Млечин: Здравствуйте, вы в эфире.

Зритель: Так, я полностью согласен с этим законом. Только я хотел бы еще поправку внести.

Виталий Млечин: Давайте.

Зритель: Если в течение месяца он не оплатил там эти 100-200 тысяч, следующий месяц автоматически удваивать эту цену. И еще. Сейчас я могу нарушить движение, там скорость превысил, там. Мне приходит это, фотография. Если я в течение двух недель оплатил, я имею право оплатить полсуммы. Что это такое? Положено 500 рублей, оплати 500 рублей, хоть на следующий день, но все равно 500 рублей.

Я сам водитель, постоянно за рулем. Я соблюдаю все эти правила, все. Ну, к чему это? Так бы выехал на встречную полосу, сплошную пересек, случилась авария, погиб человек, тут нечего даже рассуждать. Это он убил человека. Сознательно пошел на сплошную полосу. Он убил. Смерть человека, сколько положено? 12? 12, без всяких там этих, скидок. А то сейчас начнутся, адвокаты хорошо поработали. Он умышленно пересек сплошную полосу, убил человека.

Виталий Млечин: Понятно. Спасибо.

Ксения Сакурова: Да, понятно. Ну вот смотрите, есть другое мнение. Пермский край: «В условиях российских дорог можно, даже не желая этого, оказаться на встречной полосе. Вот и как? И кто это будет рассматривать?».

Леонид Ольшанский: Значит, наш гость, наш зритель поставил несколько вопросов. Первый уже решен в Кодексе, он просто наизусть не знает. Не важно за что, за браконьерство, за нарушение правил строительства, если ты в течение… Сколько дается на уплату штрафа? Любого? 60 дней. А первые десять дней дается на обжалование. Подача жалобы приостанавливает в любом деле, в уголовном, в гражданском.

Значит, если ты жалобу не подал, не приостановил и за 60 дней не оплатил, автоматом удваивается. Значит, выписал тебе судья 200 тысяч, будет 400. То есть будет 200 плюс 400 новое наказание за неуплату. И так это удваивается. Кроме того, в Кодексе сказано: удвоенный штраф или 15 суток административного ареста. Поэтому с собираемостью штрафов у нас очень серьезно в стране. Служба судебных приставов работает очень серьезно.

Следующий вопрос. Именно потому, что маленький штраф 500 тысяч нерентабельно собирать, внесли поправку, и она действует. Если в течение первых, по-моему, 20 дней оплатил, половинку. Но это сделано с целью стимулировать оплату и пополнение госбюджета страны и ее регионов.

Ксения Сакурова: Так, а вот как быть, да, с этим комментарием, что у нас такие дороги, что на встречке можно оказаться и, и не по своей воле?

Леонид Ольшанский: Отвечаю, отвечаю. Ну, кардинально не прав тот, кто нам звонил. И многие журналисты, ваши коллеги, не совсем солидно себя ведут. Когда образовался труп на дороге, «Иванов убил Петрова». Нет, отдельная глава Уголовного Кодекса – «Деяния по неосторожности». Монтер вошел в эту комнату, нажал рубильник, там кого-то убило током. А он хотел смерти? Да нет, он наоборот хотел свет включить. Но надо было пойти посмотреть.

Выехал на встречку, умысел на что направлен? Нарушить правила дорожного движения, прошмыгнуть побыстрее. Но не было умысла влететь в какую-то машину.

Ксения Сакурова: Ну, может человек не справился с управлением?

Леонид Ольшанский: Не справился, поэтому…

Ксения Сакурова: Может быть, яму объезжал?

Леонид Ольшанский: Яму объезжал. Деяние, совершенное по неосторожности, по преступной небрежности. Отдельная глава и отдельная колония для аварийщиков.

Виталий Млечин: Ага. Анастасия из Санкт-Петербурга нам звонит. Анастасия, здравствуйте!

Зритель: Здравствуйте! Я вот сейчас слушаю Леонида. Да, что-то у него есть, правильные слова, да? И вот вы говорите: «Объезжал яму, объехал». Нет, это как бы для нашей России, это нормальное явление. Но когда стоишь в пробке, а «мерседесы» и «гелендвагены» летят по встречке, учитывая, что там даже сплошная стоит разметка, вот это уже совершенно другой разговор. И которые потом влетают в кого-нибудь.

Лихачество у нас нужно наказывать статьей. В зависимости от тяжести этого лихачества. Потому что рублем таких не наказать. У нас много примеров. Вот эти вот, всякие блогеры, тик-токеры, которые приводят к летальным исходам и делают инвалидами со своими машинами. И какие у них штрафы висят? 500 тысяч, и результат какой? Никакого. Как висели эти штрафы, так они и будут висеть. Поэтому у нас наказывать только сроком, в зависимости от тяжести вот этого нарушения.

Виталий Млечин: Понятно, спасибо. Спасибо вам большое.

Леонид Ольшанский: Ну, правильный вывод. В зависимости от тяжести, только не нарушения, а последствий. Она сама об этом говорила. Последствий, повторяемся. Ничего не произошло, разбил машину, кстати, даже если…

Виталий Млечин: Так вот сегодня, извините, сегодня не произошло, завтра не произошло, а послезавтра сделал все то же самое, но уже убил.

Леонид Ольшанский: Убил. Ну, не убил, а совершил ДТП со смертельным. Все, будет серьезнейший срок. И очень часто, обращаю внимание, еще года три назад я приходу в суд и говорю: «Ну, он же не убийца с карабином в руке». Я прошу суд до суда, извините за тавтологию. «Уважаемые судьи, я прошу до основного суда его оставить по подписке о невыезде». – «Да, да, да, да, не убил. Прописка есть?». – «Да». – «Работает? Семья есть?». – «Да». – «Раньше привлекался?». – «Нет».

А сейчас до суда в тюрьму вместе с бандитами, ворами и насильниками. Сейчас очень взялись за аварийщков.

Ксения Сакурова: Вот пишут люди: «Главное – неотвратимость наказания. Сейчас у нарушителя нет прав. Десятки неоплаченных штрафов, а он все равно катается, ему на все плевать». Люди сомневаются, что вот эти вот серьезные наказания всерьез коснутся вот тех людей, о которых, в том числе, и наши зрители говорят.

Леонид Ольшанский: Значит, даже сегодня, без реализации того законопроекта, о котором мы сегодня собрались, за езду без прав, то есть, или у тебя их никогда не было, или тебя лишили, 15 суток. Вышел, ума не набрался, опять сел за руль. Опять 15 суток. И так до бесконечности. Дальше.

Виталий Млечин: Ну так, так до бесконечности и происходит.

Леонид Ольшанский: А если ты пьяный сел за руль, лишенный, то уже уголовное дело открывается. Поэтому вот все щели закрыты. А вот, что десятки неоплаченных штрафов, это говорить нельзя, мы в начале передачи говорили. По камерам слежения штраф приходит кому?

Виталий Млечин: Собственнику.

Леонид Ольшанский: Собственнику. А собственник можете быть вы, а ваш двоюродный брат по доверенности поехал. Поэтому, это нельзя вот так вот идентифицировать.

Ксения Сакурова: Сергей с нами на связи из Белгорода. Давайте тоже послушаем его. Сергей, здравствуйте!

Виталий Млечин: Здравствуйте, Сергей!

Зритель: Да, здравствуйте! Ну, немножко как бы отошли от темы. Все-таки, мы за лихачей говорим, да, и ну, опять же, понятие лихача, все-таки, как бы приблизить нам. Потому что, ну, один раз как бы нарушил правило, это все-таки еще не лихач. Второй раз, скажем, ну может быть, тоже не лихач все-таки? Да, но я не об этом даже хотел поговорить.

А вот меня немножко возмущает один пункт в этом, хотя он в нашем законодательстве не только это единственный. Вот такой диапазон, знаете, как 200-300 тысяч рублей штраф, либо срок до двух лет. Да, но мы же все понимаем, у каждого доходы разные. У кого-то, например, зарплата 15 тысяч, а здесь 200 выложи. Это, кажется, ему лучше отсидеть. А у кого-то миллион. Что ему проще? Да ему проще 200 тысяч оплатить.

То есть, лихачь дальше? Ну, здесь вот, думаю, все-таки, нужно подходить, если оставляем штраф, тогда о доходах говорить. Соразмерно доходам. Скажем, 15 тысяч, ну, максимально берем, отчислять от зарплаты, меньше у него зарплата, надо… Ну, понимаете меня, да? Тогда у нас еще как-то будет что-то работать.

А хотя вот по собираемости штрафов тоже хочу сказать такой момент. Как говорится, накапливаются штрафы, приходят на собственника, ну пусть, надо все-таки тоже разбираться. Как? Ну, пришло на собственника, и что? Десять штрафов висят, и ничего? То есть, здесь уже работает служба судебных приставов все-таки. И вкупе с остальными службами. Они ищут виновника, и все. Вот мое такое мнение.

Ксения Сакурова: Да, понятно, спасибо.

Виталий Млечин: Спасибо.

Леонид Ольшанский: Значит, во всех кодексах дан ответ на вопрос нашего зрителя. И следователь, а ведь мы говорим, что уже уголовное дело, и прокурор, и судья обязаны учитывать смягчающие и отягчающие обстоятельства, все обстоятельства по делу. Подшивать в дело многочисленные справки, о доходах, об имуществе, а состоит ли на учете в наркодиспансере, психдиспансере, и так далее, и так далее, и так далее.

Поэтому, если человек – генеральный директор фирмы, и у него по бухгалтерии 500 тысяч в месяц зарплата, судья с легким сердцем даст ему 200 тысяч. А если человек работает, и у него зарплата 30 тысяч, и двое маленьких детей, и еще бабушка старенькая, судья будет… А некоторые прямо говорят: «Дайте, я лучше посижу немножко. У меня денег платить штраф нет». И так многие говорят.

Поэтому диапазон нужен. Чтобы суд мог учесть все обстоятельства дела.

Ксения Сакурова: А почему вообще в нашей стране не привязаны штрафы, действительно, к доходу гражданина? Ну, справедливое замечание, что пенсионер нарушил, неважно, мы сейчас не говорим, что пенсионеры лихачат, это одно, да? А, не знаю, там депутат – это другое, с точки зрения доходов.

Виталий Млечин: Депутаты за рулем не ездят, я понял.

Ксения Сакурова: Ну, в свободное от работы время.

Леонид Ольшанский: Значит, на эту тему очень высокие суды сказали: «Читай многократно при таком вопросе статью 19 Конституции – «Все граждане равны перед законом независимо от…»». И дальше длиннющий столбик. Социального, материального положения, национальности, отношения к религии, места жительства, рода занятий и так далее. Значит, первая строчка: «независимо от социального и материального положения».

Тогда у нас будет немножко разночтение, богатым одно наказание, бедным – другое.

Ксения Сакурова: А подождите, а какое же это равенство, если у одного забирают, ну, допустим, не знаю, 300% дохода, а у другого, не знаю, там, десятую часть, например?

Леонид Ольшанский: Отвечаю. Кодекс очень многогранный. Судья может, тогда мы переходим к следующему вопросу. То, что написано, это отдельно. Ну, например, там написано, что до двух лет. Это, в переводе на математику, говорится от нуля до двух лет. Значит, может судья дать месяц или два? Может. А обязательно тюрьмы, а может судья дать принуд. работы? Метелкой поработать. Или как в ЖЭКе посидеть учетчиком, если у тебя болезни, например, тебе нельзя? Может. А может судья дать условно? Может.

А может направить в колонию-поселение, все-таки не такая колония? Может. Диапазон наказаний и учета всех факторов большой. В одной статье не учесть. Всегда нужно смотреть в различные статьи кодексов, на что требуется серьезное образование.

Виталий Млечин: Послушаем Наталью из Геленджика. Наталья, здравствуйте!

Зритель: Добрый день! Вот смотрите, вы сказали, что нарушителей нужно наказывать и сажать вместе с уголовниками, там, насильниками.

Леонид Ольшанский: Наоборот.

Виталий Млечин: Нет, мы такого не говорили.

Зритель: Нет, ну, что сразу уголовное наказание, и будут они сидеть вместе с уголовниками.

Виталий Млечин: Да.

Ксения Сакурова: Это законопроект. Да, это депутаты сейчас обсуждают.

Зритель: Да. Вот.

Ксения Сакурова: Так.

Зритель: Но это неправильно. Потому что там, люди туда попадут нормальные, они потом такими же и станут. Вот все-таки давать срок я согласна, нужно наказывать жестко, да. Но трудом. Вот у нас в стране сейчас озеленителей не хватает. Озеленить некому, посадить, чтобы парки были. Подметать, правильно вы говорите, некому. На стройках некому. Пусть идут и работают. Пусть год работают, два работают.

Но сажать их, к примеру, в какую-нибудь отдельную зону для таких нарушителей. Вот.

Ксения Сакурова: В лагерь специальный, например, да?

Зритель: Да, лагерь, конечно.

Леонид Ольшанский: Значит…

Зритель: Все это на благо страны.

Леонид Ольшанский: На ответ…

Виталий Млечин: Спасибо большое! А мысль-то правильная, в конце концов.

Леонид Ольшанский: Мысль не только правильная, она в кодексе реализована. Первое: у нас в стране сейчас есть так называемая «химия». Ну, кто знает, со времен Хрущева. Значит, живешь ты в специальном домике, скажем, так, полу-общежитие. Выходишь на работу, потом час-два дается продукты купить, сдать в химчистку что-то. И возвращаешься туда, отмечаешься. Но все-таки не тюрьма. Любую одежду носишь, и так далее.

Принуд. работы, мы говорили, есть и зона для аварийщиков есть. Она так и называется: колония-поселение. Опять-таки, нет этих вышек с автоматчиками, нет страшных грязных собак, одежда, деньги. У бабушки снимаешь в деревушке комнату. Просто не можешь выехать за пределы этой деревушки. Вот это есть колония-поселение для, для любых аварийщиков.

Например, упал башенный кран на стройке, и задавило рабочих. Хотел начальник участка такого? Конечно же, нет. Проявил преступную беспечность, не закрепил там угол какой-то, мы ж не физики с вами. Есть такие колонии, и я, и многие эксперты за то, чтобы не сидели аварийщики вместе со страшными, ужасными бандитами.

Виталий Млечин: Еще один звонок из Благовещенска. Надежда, здравствуйте!

Зритель: Здравствуйте! Вот у нас в Благовещенске невозможные дороги. До 20-15 см выбоины, огромного, огромного диаметра. Вы представляете? Вот поэтому очень страшная аварийность. Почему должен водитель в крайнем случае, вот когда снег, дождь, оно не видно, вот этой, в луже не видно эту выбоину. Люди, получается, что, получается, он вылетает на встречную полосу.

Вот за эту аварию на встречной должен отвечать дорожник, а не водитель. Это дороги должны отвечать, и их нужно судить за это. Потому что это невыносимо. Если бы не было вот этого безобразия, меньше было бы аварий, меньше было бы убийств, меньше было бы все.

Ксения Сакурова: Да, спасибо. Спасибо, Надежда.

Виталий Млечин: Спасибо.

Леонид Ольшанский: На этот вопрос ответил Верховный суд. У нас судебная практика, с божьей помощью, изменилась. И все чаще решение суда таково: виноват не водитель, его выбросило из-за ямы, из-за открытого люка, виновато ДРСУ №125, условно говоря, Благовещенска.

Ксения Сакурова: Насколько это сложно доказать?

Леонид Ольшанский: Сложно доказать, не сочтите за рекламу адвоката, но, если опытный адвокат работает. Акт сначала, вот она, яма, показания водителя, туда-сюда. «Товарищ инспектор! Будьте любезны, сфотографируйте, не вы, я». Прокурору, следователю. И очень часто на уровне нашей горячо любимой ГАИ выносится постановление отказать в возбуждении уголовного дела, а указать, что виновны кто-то. Так же, как мы видим на шахте, видите? Кто виноват? Собственник шахты.

По аналогии, тот, кто эксплуатирует эту дорогу. СУ, ДРСУ. У нас судебная практика изменилась в пользу вопроса.

Виталий Млечин: Ну, а много таких решений?

Ксения Сакурова: А их, прости, Виталий, а их посадят? Вот этих дорожников?

Виталий Млечин: Все-таки ты хочешь, чтобы кого-то все-таки посадили.

Ксения Сакурова: Нет, ну мне интересно, если…

Леонид Ольшанский: Могут. А вот сейчас произошло ужесточение. И собственника помещения за пожар, арендатора помещения. Ты помещение взял, так что ж у тебя тут вата висит? А тебя должны быть противопожарные элементы, а не вата, которая загорается. Все больше и больше сажают владельцев, чтобы не заниматься гражданским кодексом, собственников, владельцев помещений или вот этих. Да, судебная практика пошла наказывать того, кто отвечает за объект.

Виталий Млечин: А вот интересный аспект. Из Ленинградской области нам пишут: «Я собственник». Это вот к вопросу о том, что штрафы собственникам приходят. «Брат, например, нарушил. Что я сделаю? Я заплачу, например, штраф, возьму деньги у брата, и больше он у меня машину не получит».

Ну, как бы логично. Собственник обычно все-таки знает, кто ездит на его машине.

Леонид Ольшанский: Это ваше право. Собственник, статья 35 Конституции, свободно владеет, пользуется и распоряжается имуществом. Сдал квартиру, отнял ключи. Дал машину, отнял ключи. Но, если это юр. лицо, например, крупная автобаза, то, ну что, ты возьмешь его, выгонишь, ну другого, текучка, зарплата небольшая.

Поэтому, нам надо со всем, и, еще раз возвращаясь к вопросу гостя. Мы начали с чего передачу? Президент сказал: на первом месте строительство новых дорог, эстакад. Значит, строительство имеет в виду и ремонт. Значит, вот на что удар надо наносить.

Ксения Сакурова: Еще один звонок успеем принять. Нина, Белгородская область, с нами на связи. Нина, здравствуйте!

Виталий Млечин: Здравствуйте, Нина! Вы в эфире.

Зритель: Ага, здравствуйте! Белгородская область, город Губкин. Летом сбила машина, в общем, он водителем работает в администрации, этот водитель. И он не остановился, уже увидели люди. И крикнули. Он внучку протянул, в общем, ну, как говорится, на этой, на машине, потом уже люди увидели и крикнули. Он остановился.

Ничего абсолютно. Короче, это самое. Он полторы тысячи заплатил ну, как бы, штраф. И все. И у внучки были повреждения внутренние. Она лежала в Старом Осколе в больнице. Ну, а теперь начали, короче. Внучка собирается подавать в суд. Ну, не знаю, выиграем дело или нет. Вот такие дела, видите, как? Потому что он в администрации работает водителем, в нашей губкинской. Все, до свидания!

Виталий Млечин: Спасибо, спасибо.

Ксения Сакурова: Да, понятно.

Леонид Ольшанский: Три вопроса в одном. Первое: совершил ДТП, значит, ему административный штраф. Там не смотрел, может, выехал куда-то. Раз. Второе. При всем уважении к нашему зрителю, наверняка написали, что, может быть, она на красный переходила. Может быть, там нерегулируемый пешеходный переход.

Но, по гражданскому кодексу, владелец источника повышенной опасности, там, электростанции, в данном случае, машина, обязан оплатить лечение. При умелом адвокате можно взять за лечение, моральный вред. Гражданский суд будет выигран. И я так, подсказку даю, особо не будут сопротивляться.

Мысль такая. Возьми деньги, давайте положим еще раз в больницу. Видите? Положили в больницу, лечили, да? Не бросили на произвол. То есть, по гражданскому кодексу стараются все сделать, только чтобы не было уголовного дела. А поскольку мы умысла с вами не знаем, то как бы все правильно. Но вы не волнуйтесь, вашей внучке заплатят лечение, санаторий, не дай бог, конечно, палочку, там что-то. Все заплатят.

Ксения Сакурова: А кто заплатит?

Леонид Ольшанский: Виновник торжества, водитель.

Ксения Сакурова: То есть, все-таки не только полторы тысячи рублей, как…

Леонид Ольшанский: Нет, нет, нет, несколько сот тысяч рублей ему встанет эта история. И повторюсь: не будет сопротивляться, чтобы не обострять.

Ксения Сакурова: Спасибо большое!

Виталий Млечин: Спасибо большое! Леонид Ольшанский был у нас в студии, почетный адвокат, лауреат премии «За права человека». Мы беседовали о том, как наказывать лихачей за нарушение правил дорожного движения.

Сейчас прервемся буквально на несколько минут и после будем обсуждать систему психологической помощи школьникам и их родителям. Оставайтесь с нами!

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать

Ваш комментарий будет опубликован после проверки модератором

Комментарии (0)
Об уголовной ответственности за повторное грубое нарушение ПДД