Водке запретили пахнуть

Водке запретили пахнуть
Андрей Быстров: Некоторые предприниматели начинают экономить на налогах, чтобы выжить
Александр Ветерков: Рост зарплат, скорее всего, произойдёт в тех отраслях, где работодатели не могут быстро закрыть вакансии
Андрей Фёдоров: Больше ста траулеров на Дальнем Востоке работают нашими тралами
Олег Бондаренко: Украине Донбасс уже не нужен. Это страшный сон, кошмар любого украинского политика – возвращение политической дихотомии восток-запад
Зачем нужны литературные премии?
Приюту «Рождественский» в Калужской области нужны средства на еду и обувь для детей, оплату коммуналки
Бизнес готов к борьбе с коррупцией только в обмен на налоговые послабления
Связан со взрывами в метро. Путин назвал застреленного в Берлине Хангошвили причастным к терактам
Круги WADA. Почему наши спортивные функционеры не смогли противостоять санкциям?
Рейтинг наших тревог. Больше всего россиян беспокоят коммунальные тарифы, рост цен и медицина
Гости
Алексей Ульянов
директор «Института повышения конкурентоспособности», кандидат экономических наук
Юрий Юдич
руководитель аналитической группы «Алкоэксперт»

Александр Денисов: Ну и названия у нас, «Пейте чистую». Настя, ты пьешь чистую или нет?

Анастасия Сорокина: Саша… Пусть это останется тайной.

«Водке запретили пахнуть»: в России сократится выбор этого алкогольного напитка. Виной тому новый ГОСТ, точнее техрегламент, вступающий в силу, правда, пока в 2021 году. Он запрещает использование синтетических ароматизаторов и элементов декора нерастительного происхождения при производстве водки. По действующим стандартам, Саша, если ты не знал, в нее можно добавлять золотые и серебряные хлопья, монеты, марки массой до 3 граммов, а можно также менять вкус водки при помощи химических усилителей.

Александр Денисов: Настя, я такую не пью, конечно…

Анастасия Сорокина: Ароматизированную не жалуешь?

Александр Денисов: С золотыми хлопьями? Хотелось бы…

Анастасия Сорокина: Мы вообще не пьем, Саш, здоровый образ жизни.

Александр Денисов: Да, вот, Настя, я еще вспомнил, ты сказала, я вспомнил старый советский анекдот. Открывается буфет, утром люди заходят, первый к буфетчице, она ему наливает стаканчик, он выпивает. А следом стоит товарищ и спрашивает: «Мужик, водка теплая или холодная?» – «Приятная», – он отвечает.

Вот про приятную водку сейчас и поговорим с Юрием Юдичем, руководителем аналитической группы «Алкоэксперт».

Анастасия Сорокина: Юрий, здравствуйте.

Александр Денисов: Здравствуйте, Юрий.

Юрий Юдич: Здравствуйте.

Александр Денисов: Юрий, почему так озаботились запахом водки, что все должно быть натуральным?

Анастасия Сорокина: Что с ним не так?

Юрий Юдич: Ну, здесь, во-первых, это регламент ЕАС, то есть если разбирать, это, скорее всего, пришло от какого-то участника одного из Евразийского экономического союза, вы знаете, что это такое, то есть… Вообще у нас гармонизация идет с разными нашими странами, Белоруссия, Казахстан, Армения, те, кто входят в Евразийский экономический союз, и там очень много интересных инноваций приходит, и вот это, я думаю, одна из них.

Александр Денисов: А что это за водка с золотыми хлопьями? Вы пили такую вообще? Поделитесь, как это.

Юрий Юдич: Да, есть такая водка, существует такая водка. Я не помню название, наверное, это и не важно. Туда добавляется безопасное пищевое золото, оно выглядит действительно как золотые такие хлопья, она никак не попадает в бокал, потому что там используется пробка типа гуала, она не пропускает ее. Ну просто красиво, когда вы встряхиваете бутылку, эти золотые хлопья, знаете, как шарики такие продаются волшебные, магические шарики сувенирные, там падает красиво, как снег, вот такого типа была водка. Было такое еще, кстати, игристое вино; качество его как вина я не знаю, а вот как какая-то забава это вполне себе, как бы развлекаются люди, короче говоря.

Александр Денисов: Водка уже сама по себе забава и развлечение, скажем прямо.

Анастасия Сорокина: В 2021 году уже можно будет сказать, что действительно все это уже было. А вот эти вот химические ароматизаторы, что вот это вот за нюанс?

Юрий Юдич: Ну это странно, потому что в принципе у нас ароматизаторы разные используются…

Анастасия Сорокина: Они же во все добавляются, в любую еду. Сейчас же какой продукт ни купи, они там везде есть, что же к водке-то придрались?

Юрий Юдич: Ну, во-первых, мы точно не знаем, какие именно ароматизаторы запрещаются, запрещаются ли идентичные натуральным или какие-то еще там особо ароматизирующие. Но в принципе надо сказать, что водочники, они особо… Ароматичные водки у нас не так на рынке популярны, у нас, в общем, обычные водки. Там используются различные улучшители, по сути это разные виды сахаров, вот.

Ну и сами по себе водочники стараются выдерживать качество исходного сырья, то есть спирта, по сути там спирт, вода, несколько улучшающих добавок и все. Отдушки разные – это скорее для каких-то там типа ликеров, таких вот продуктов, которые уже традиционно имеют цвет или как-то используются не как водки. Поэтому водок ароматизированных… В общем, я не могу сказать, что это что-то серьезное нас ждет по этому решению.

Александр Денисов: В водочном вопросе, да.

Юрий, вопрос такой. Есть такое народное средство, как проверить, хорошая водка или нет, рассудите, стоит так делать. Я знаю, советуют опытные, так скажем, потребители полить на руки, несколько капель, потереть, понюхать, и если пахнет сивухой, значит, водка плохая, если не пахнет, то хорошая. Это можно экспертное заключение такое экспресс проводить, как думаете?

Юрий Юдич: Ну, во-первых, сивуха как таковая, то, что вы подразумеваете под этим запахом, как мне кажется, есть запах сивушных масел, которые вообще для водки не свойственны. Водка полностью очищена от них, почему она называется ректификатом, то есть ректификация – это процесс высшей очистки.

Александр Денисов: Если короче, метод работает или не работает? Или это бестолковая забава просто нюхать?

Юрий Юдич: Метод работает в том ключе, что можно разные ароматы любого напитка или вещества использовать таким образом, поливая на руки и растирая, так же как парфюмерию вы делаете. Таким образом вы просто сможете в большей мере ароматический спектр данного вещества ощутить. А вот какие там должны или не должны быть запахи, это уже разговор отдельный, он уже специальный.

Александр Денисов: Ну а все остальное покажет голова на утро. Спасибо.

Анастасия Сорокина: Спасибо. На связи был Юрий Юдич, руководитель аналитической группы «Алкоэксперт».

Поговорим со следующим нашим гостем: на связи Алексей Ульянов, директор Института повышения конкурентоспособности, кандидат экономических наук. Алексей Сергеевич, здравствуйте.

Алексей Ульянов: Здравствуйте.

Анастасия Сорокина: Алексей Сергеевич, вот эти меры, которые сейчас к водке с добавками, с какими-то ароматическими веществами, на что они вообще направлены? Может быть, таким образом пытаются как-то все-таки за здоровый образ жизни взяться, ограничивая этот самый выбор?

Алексей Ульянов: Вы знаете, мне кажется, что наши госорганы, к сожалению, часто занимаются имитацией бурной деятельности, наводят тень за плетень и вместо решения реальных проблем занимаются всякой вот так вот мелочевкой в лучшем случае или ерундой. Потому что, конечно, ключевой вопрос заключается в том, что у нас население вымирает, у нас убыль населения ускорилась, в этом году ориентировочно до 0,5 миллиона по итогам года мы ожидаем, минус 400 тысяч, а то и больше будет, и каждый год будет все хуже и хуже. И все эксперты, включая Всемирную организацию здравоохранения, ВОЗ, говорят о том, что до 400 тысяч у нас преждевременная смертность от злоупотребления алкоголем, в первую очередь крупным.

И уже давно назрел и перезрел вопрос о выведении крупного алкоголя в спецмагазины по примеру Скандинавии и, кстати, других стран с северной культурой потребления спиртных напитков. И минимальная цена, которая у нас несколько лет вообще не росла, у нас такая была антикризисная мера, как спаивать собственный народ: да пусть народ… забудется и водочки попьет. И во время кризисных лет, 2015–2016-е гг., минимальная цена вообще не повышалась, сейчас повышается в лучшем случае на инфляцию, которая, скорее всего, тоже занижена. В результате водка у нас все дешевле и дешевле по крайней мере по сравнению с другими продуктами питания.

Пока мы свой народ спаиваем, Росалкогольрегулирование занимается вот выведением, значит, ароматизаторов. Мне кажется, это просто меры какие-то, направленные на передел рынка. Единственное, что бы я отметил: конечно, не хотелось бы, чтобы под видом, знаете, каких-нибудь винных, водочных напитков (по аналогии с винными напитками) вот эти вот водки с ароматизаторами вышли совсем из регулирования и не подпали, например, ни под минимальную цену, ни под еще существующие запреты по ночному запрету продаж, но в первую очередь под минимальную цену, конечно. Но в целом, конечно, это имитация бурной деятельности со стороны РАР.

Александр Денисов: Вот вы говорите, спаивают, ну, может, кто-то и старается спаивать, а люди-то не спаиваются, все меньше и меньше пьют и водки, и остальных напитков.

Алексей Ульянов: Да, у нас, надо отдать должное, наши граждане более на высоте, чем правительство. То есть если раньше можно было говорить, что народ как-то не одобряет антиалкогольные меры, теперь народ голосует ногами, голосует рублем за более качественные напитки, за менее крепкие напитки, растет доля вина и крафтового пива несмотря на все меры, которые правительство принимает в интересах пивных монополистов иностранных, у нас растет доля российского крафта, это тоже явление положительное.

И кстати, переход на самогон, которым очень много пугают, я вообще сторонник того, любой подтвердит, что, собственно, самогон не вреднее и полезнее большинства водок, находящихся в продаже. Все, что люди делают для себя, они делают хорошо, поэтому то, что у нас тоже наметился рост самогоноварения, – это народ голосует рублем против того, извиняюсь, продукта, который он зачастую видит на прилавках.

Александр Денисов: Ну и насчет самогона: пока его приготовишь, сколько там гнать нужно? Чуть ли не 2–3 недели на это выходит, уже и пить-то расхочется, и вся компания разойдется уже.

Алексей Ульянов: Да-да, на самом деле есть такие примеры, об этом многие говорят, и даже по опыту, среди личных знакомых могу сказать, что те, кто занялись этой темой, стали пить сильно меньше, потому что уже как-то смакуют, уже, знаете, вкусы разные пробуют и так далее.

Анастасия Сорокина: Наши зрители подтверждают, и Сахалинская область, и Пермский край, и Челябинск, Мурманск, все переходят как раз на изготовление самостоятельных каких-то напитков, которые они любят. Что сейчас может действительно стать таким действующим регулятором? Скажем так, есть ли перспектива, что у нас тоже будет вывод алкоголя в отдельные алкомаркеты и на него повысится цена, или это опять будут вот такие планы на далекие годы?

Алексей Ульянов: Ну, грамотная алкогольная политика, конечно, должна включать в себя вывод крепких напитков в алкомаркеты, как я уже сказал. Постепенное, поэтапное повышение цен и акциз опережающими темпами на них таким образом, чтобы бутылка водки стоила в 3 раза дороже столового вина, это примерно вот такое соотношение.

И конечно, нужен закон о поддержке российского виноделия, у нас до сих пор такого закона нет, до сих пор можно продавать, скажем так, порошки под видом вина. Нужна поддержка географических наименований, в общем, все те меры, которые давно уже европейскими странами отработаны, благодаря которым любая европейская страна гордится своими, значит, сортами вин, даже, может быть, если они не очень хорошие, не такие, как французские и испанские, какие-нибудь Кипр, Греция, они все гордятся своим вином. У нас тоже есть чем гордиться на самом деле.

И конечно, нужна просто демонополизация, настоящая антимонопольная политика в отношении пивной отрасли, чтобы поддержать крафт и не допустить, чтобы монополисты вот эти три иностранные лоббировали в том числе изменение регламентов в пользу ухудшения качества пива.

Александр Денисов: А почему это до сих пор не сделали? Ведь там очевидно провести черту между отечественным вином, которое в Краснодарском крае, и теми гигантскими танкерами, которые в Крым приходят, разгружаются, там просто тонны этого добра, как вы называете, химического завозят, его тоже разливают в Крыму, все это выдается под маркой нашего отечественного. Почему до сих пор не навели порядок, хотя это на поверхности, я говорю, все эти танкеры видны?

Алексей Ульянов: Вы знаете, мне на самом деле тоже иногда очень грустно, потому что какие-то вещи действительно на поверхности, мы знаем вплоть до имен конкретных чиновников, которые просто сидят на абоненте у алкогольного лобби, и компетентные органы знают о них, неоднократно им уже сообщалось об этих фактах, но люди продолжают отбывать. Потому что в алкогольной теме, к сожалению, фактор коррупции, пожалуй, наиболее остро чувствуется. Иногда какие-то возникают окна возможности, когда президент обратит внимание на тему, вот удастся провести действительно вменяемые, апробированные мировым опытом алкогольные темы типа введения ночного запрета, который сразу у нас спас 200 тысяч жизней ежегодно, например. Или выведение водки из ларьков, оно сразу тоже плюс 200 тысяч нам дало.

А все остальное время сидит, значит, регулятор Росалкогольрегулирование, ФАС, Минфин, просто конкретно алкогольные лоббисты, люди, которые занимаются темой, сидят на, с позволения сказать, абонентах и действуют только в интересах вот этих вот каких-то структур, причем, к сожалению, часто недобросовестных. Ладно бы они поддерживали действительно виноделов, которые выращивают потом и кровью вино, а они поддерживают, к сожалению, тех, кто скорее бодяжит, чем производит качественный продукт.

Александр Денисов: «Виноподделов», так сказать, поддерживают.

Алексей Ульянов: Да-да.

Александр Денисов: Спасибо.

Анастасия Сорокина: Спасибо. На связи был Алексей Ульянов, директор Института повышения конкурентоспособности, кандидат которых наук.

У нас есть звонки от зрителей. Александр из Санкт-Петербурга, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте. Я вас внимательно слушал, как бы ни прибавить, ни убавить то, что сказал эксперт, он правильно все сказал… Алло?

Александр Денисов: Да-да.

Анастасия Сорокина: Да-да, мы вас слушаем.

Зритель: Просто я не понял, что вы меня слышите, извините.

Значит, дело в том, что я сам родом из маленького города, и я вам скажу, там как бы меньше обращают внимание, какого запаха, главное, качество было бы. Потому что водка вообще в последнее время – это вообще что-то ужасное. Вы задавали вопрос, что надо делать, я вам скажу: монополия государства должна быть, это же здоровье людей.

Я вообще не пьющий человек, вообще алкоголь не приемлю, но хочу вам сказать, что пока государство, как говорится, лапу не положит на это, вот мы будем в этом дерьме, каждый новый год будут охапками «паленкой» травиться. Это я вам говорю как человек, который знает все проблемы маленьких городов, это ужасно. Там «паленку» продают, извините, можно даже заказать по телефону, и вам на такси привезут сколько ходите, 10, 20, 100 литров, вам привезут.

Анастасия Сорокина: Спасибо.

Зритель: Поэтому, пожалуйста, вот я считаю, что водка должна пахнуть водкой, там только как раньше стручки были перца, женьшень, вот…

Анастасия Сорокина: Спасибо, Александр, простите, мало времени.

Выслушаем еще звонок из Алтайского края, Людмила дозвонилась. Здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте. Я в корне не согласна с вашим экспертом Ульяновым, который выступал, мне прямо обидно за россиян. Он с чего вот такую грязь льет на..., россияне пьют? С чего он взял, что пьют? Если умерло столько количество людей, то они умерли не от водки, а от болезней.

Александр Денисов: Людмила, простите, добавлю: он сказал, что россиян спаивают, но они как раз сознательно и не пьют, потому что с каждым годом объемы падают потребляемого…

Анастасия Сорокина: Потребления алкоголя.

Александр Денисов: Потребления алкоголя, да.

Зритель: Невозможно меня споить, если я не пью, и не надо говорить, что, если он пьет, значит, его спаивают. Или вот этот из Санкт-Петербурга, знает он про маленькие городки, что там творится, – ничего он не знает! Кучу знает, какая водка, чем пахнет, значит, он пьющий человек, поэтому и знает, что чем пахнет. И поддерживать не надо производителей вина, нужно их вообще не поддерживать. Нужно заниматься совершенно другим развитием производств, где бы люди нашли работу, и совершенно другое было бы качество жизни у россиян.

Александр Денисов: Людмила, спасибо вам большое.

Анастасия Сорокина: Спасибо вам, спасибо.

Александр Денисов: Абсолютно согласны, водка пахнет бедой, на этом договоримся с вами.

Анастасия Сорокина: Ну вот из Ростовской области: «Сейчас все пахнет китайской химией: хлеб, водка, все продукты». Будем надеться, что как-то ситуация изменится.

Александр Денисов: Китайская водка у нас бывает еще?

Анастасия Сорокина: Саке.

Александр Денисов: Со змеями, наверное, да, вот есть такая водка.

Переходим к следующей теме, поговорим про страхование вкладов, там свои изменения.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)

Выпуски программы

  • Все видео
  • Полные выпуски