Вадим Покровский: Идея проведения выборочного тестирования на антитела к коронавирусной инфекции в том, чтобы определить, какой процент населения уже переболел

Вадим Покровский: Идея проведения выборочного тестирования на антитела к коронавирусной инфекции в том, чтобы определить, какой процент населения уже переболел | Программы | ОТР

тестирование, антитела, ковид, бессимптомники

2020-05-18T18:47:00+03:00
Вадим Покровский: Идея проведения выборочного тестирования на антитела к коронавирусной инфекции в том, чтобы определить, какой процент населения уже переболел
Цена на хлеб. Всё дорожает. Где лекарства? Теме недели с Сергеем Лесковым. Школа уже не та. Капремонт. Трезвый Новый Год. Наши мужчины. Как найти работу
Россия ограничивает экспорт зерновых. Кто от этого выиграет: потребитель или производитель?
Почему выросли цены на продукты?
Сергей Лесков: Судьба Марадоны ставит вопрос: талантливых людей много, но почему некоторые остаются на этом уровне, а другие считаются гениями…
Российские лекарства: почему их почти нет?
Вот это мужчина! Какими себя видят россияне – обсудим итоги соцопроса
Нашли работу на бирже? Центры занятости хотят перепрофилировать в кадровые агентства
Реальные цифры: что с ценами?
Первого и второго – без спиртного? Надо ли запретить продажу алкоголя в начале января
Новостройки хотят освободить от взносов на капремонт. Это правильно?
Гости
Вадим Покровский
академик РАМН, заведующий отделом Центрального НИИ эпидемиологии

Александр Денисов: Настя что-то дописывает там – Настя, готовишься к эфиру, да?

Анастасия Сорокина: Возвращаемся в прямой эфир, по-прежнему в студии Александр Денисов и Анастасия Сорокина.

Александр Денисов: Да. Через полчаса у нас большая тема, поговорим про выход регионов из режима самоизоляции. Кто-то выходит, кто-то, наоборот, обратно возвращается. Поговорим, уравнение это с неизвестными с многими или, наоборот, с известными факторами, на которые должны губернаторы и ориентироваться. Обо всем этом мы и поговорим через полчаса.

Анастасия Сорокина: Да, но сначала у нас будет рубрика «Личное мнение». Академик Вадим Покровский расскажет, как проходит в столице процедура массового тестирования на антитела, были ли очереди в поликлиниках, существует ли риск заразиться при этом и, главное, как врачи выявляют этих загадочных «бессимптомников», если они чувствуют себя хорошо и никуда не обращаются. Вот об этом поговорим в ближайшее время, но вначале запустим опрос, звучать он сегодня будет так: будете ли вы делать прививку от коронавируса? Отвечайте коротко «да» или «нет».

Александр Денисов: Да. И объясним, почему мы решили такой опрос запустить. Сегодня на совещании с президентом глава Дагестана Владимир Васильев высказал опасения насчет вакцинации, привел конкретные примеры, мы посмотрим фрагмент этой беседы и все это обсудим вместе с Вадимом Валентиновичем Покровским, академиком Российской академии наук. Вадим Валентинович?

Вадим Покровский: Да, добрый день.

Александр Денисов: Да, добрый день.

Анастасия Сорокина: Здравствуйте.

Александр Денисов: Вадим Валентинович, вот в столице уже началась процедура выявления антител у жителей, присылают сообщения, вот Насте сегодня звонили...

Анастасия Сорокина: Да.

Александр Денисов: Сколько раз тебе звонили?

Анастасия Сорокина: Много раз, но как-то не совпадаю я с порталом mos.ru, но, видимо, хотят пригласить.

Александр Денисов: Да, хотели пригласить на анализы. Скажите, как проходит первый день?

Вадим Покровский: Конечно, деталей я не знаю, насколько успешно проходит это обследование. Но идея здесь заключается в том, чтобы провести выборочное обследование москвичей, в частности разного возраста, и определить, какой процент из них уже переболел коронавирусной инфекцией.

Дело в том, что если организм человека встречается с каким-нибудь вирусом или бактерией, то примерно через неделю после этой встречи у него в организме появляются антитела – это такие белковые специальные соединения, которые направлены на то, чтобы убивать вот этот вот чужеродный агент, который проник в организм. И вот они могут сохраняться длительное время, может быть, даже десятилетия, иногда меньше, при разных инфекциях по-разному, и вот обнаружение таких антител тоже свидетельствует о том, что человек встречался с этой инфекцией. И это нам позволит в дальнейшем ориентироваться на то, как проводить вакцинацию населения: те, у кого будут антитела, это будет представлять особую группу, нуждаются ли они в дополнительной вакцинации, или они уже защищены.

Пока мы не очень хорошо знаем... Дело в том, что, когда вирус проникает в организм, вырабатывается очень много разных антител, некоторые из них убивают вирус, некоторые не совсем эффективны. И, конечно, вот это исследование позволит провести очень хороший анализ, ответить на многие из вопросов, насколько хороший иммунитет возникает после перенесенной инфекции.

Ну и, в частности, был задан вопрос о бессимптомных носителях вируса, это, конечно, одна из целей исследования, то есть бессимптомный человек – это человек, у которого нет никаких симптомов или они очень слабо выражены, он на них не обращает внимания, но тем не менее он, с одной стороны, может передавать этот вирус окружающим, а с другой стороны, у него вырабатывается иммунитет к перенесенному заболеванию. Поэтому знать число таких людей, процент таких людей среди разных групп населения – вот это основная цель этого большого исследования, запланированного в Москве.

Анастасия Сорокина: Вадим Валентинович, сейчас очень много говорят о таком понятии, как коллективный иммунитет, что, когда переболеет около 60% населения, тогда можно говорить о том, что да, вирус побежден. Вот если такое тестирование будет не массовым, а хаотичным, сейчас идет рассылка такая, не каждый его получает, можно ли эти данные собрать?

Вадим Покровский: Да, существуют специальные статистические методики, которые позволяют нам обследовать даже 100 или 1 000 человек и, значит, затем экстраполировать на все многомиллионное население города Москвы, допустим. Существуют специальные расчеты, какая цифра обследованных людей будет оптимальной и даст наиболее точные данные. По-видимому, в этом обследовании как раз такие примерно расчеты и используются, потому что не всех приглашают, а выборочно, как раз ориентируются, чтобы разные возрастные группы, разный пол был, чтобы эти группы как бы представляли население России, полностью статистически соответствовали.

Анастасия Сорокина: Ну вот многие зрители сейчас уже просто в большом количестве пишут сообщения о том, что есть страх прийти на такое тестирование и заразиться, заболеть. Можно как-то эти опасения развеять?

Вадим Покровский: Ну, заразиться можно было бы, если бы там собралось большое количество людей, в очереди стояло, но, насколько я знаю, все очень тщательно продумано, чтобы люди приходили каждый в свое время, не было никакой толкучки, все были в масках, перчатках, был полностью соблюден противоэпидемический режим. Так что заразиться там не получится.

Анастасия Сорокина: А если вот у тебя найдут эти антитела, то все, тебе можно больше не носить маску и перчатки? Это значит, что ты не заболеешь больше?

Вадим Покровский: Вот я бы сказал, что пока, до проведения этого исследования мы точно не сможем ответить на этот вопрос, потому что, как я сказал, многие антитела... Очень много разных антител к вирусу, но вот наличие этих антител дает ли гарантию безопасности, мы не знаем. Кроме того, все же те тест-системы, которые используются пока, они дают определенное количество ошибок, которые со статистической точки зрения легко учесть, а вот индивидуально человек, у которого вроде бы выявили антитела, но какой-то процент ошибок может быть, поэтому гарантию результат не может нам дать в индивидуальном плане.

Александр Денисов: Вадим Валентинович, а могут быть антитела, ну я уж так, по-грубому, по-дилетантски назову, слабыми или сильными? Вот, например, человек переболел незаметно, у него, соответственно, реакция организма была не такая сильная, как, например, в тяжелом случае.

Вадим Покровский: Вот да, я это имею в виду, то есть у одного много антител, у другого мало. Но даже здесь большее значение имеет, защитные это антитела, или они только показывают, что человек встретился с этим вирусом. Потому что антитела вырабатываются к нескольким даже молекулам на поверхности вируса, но если они попали в одну точку, она может быть смертельна для вируса, а антитела к другим точкам могут для него отказаться безвредными.

Александр Денисов: То есть есть защитные антитела и есть, как мы называем, простые?

Вадим Покровский: Да, совершенно верно, совершенно точно. И поэтому пока вот мы этого не знаем, но я думаю, что это исследование в значительной мере прольет свет, ответит на эти вопросы.

Анастасия Сорокина: Вадим Валентинович, вот хотят, чтобы вы пролили свет на вопросы наших зрителей, они уже готовы их вам задать. На связи Ирина из Московской области, давайте дадим ей слово. Ирина, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте. Вот у нас в семье болеет человек, уже с 12-го числа у нее температура держится в районе 38 градусов...

Вадим Покровский: Не слышу, к сожалению.

Зритель: Приходил врач, сказал, что болеет человек и болеет, придут к нам и возьмут анализ. Сегодня 18 мая, никто не приходил делать анализ. Мало того, она сама договорилась, мы самостоятельно сделали КТ, ей поставили диагноз «односторонняя пневмония». Сегодня 39–38, результата никакого, за анализами никто не приходил. Что делать, мы не знаем.

Александр Денисов: А вы сами, раз уж вы сделали компьютерную томографию, сами анализ не пытались сдать, этот тест на этот вирус?

Зритель: Вы знаете, прежде чем сдать анализ на компьютерную томографию, мы в городе попытались сдать его платно, ни одна структура у нас, у человека с температурой не брала анализ КТ, то есть государственная структура нам сделала этот анализ. Но мало того, я видела, как это все происходит: там, где у нас берут компьютерную томографию, ходят мимо и здоровые, и больные люди, то есть никакой изоляции между людьми не существует. Я пришла к такому выводу, что этот вирус нам не победить никогда, потому что люди общаются. Несмотря на то, что в масках, в перчатках, как могут давать анализ на КТ люди и здоровые, и больные одновременно в одном и том же здании?

Александр Денисов: Ирина, ну вот сестра у вас болеет, вы как себя чувствуете, как вы предохраняетесь?

Зритель: Да мы в разных комнатах, вернее в разных домах-то живем, как мы предохраняемся? Вот так мы и предохраняемся.

Александр Денисов: Ага.

Зритель: Но мне уже интересно знать, что у человека, как быть, что ей делать? Я с ней разговариваю регулярно, на дню по сто раз, у нее совершенно нехорошее самочувствие, упадок сил, сами понимаете.

Анастасия Сорокина: Ирина, еще уточняющий вопрос: то есть врачи не поставили диагноз никакой, не сказали, что это коронавирус, да?

Зритель: Ну у нас нет подтверждения коронавируса, у нас односторонняя пневмония.

Александр Денисов: И вот этот вот тест, когда ватной палочкой в носоглотку... ?

Зритель: Нет, конечно, нет.

Александр Денисов: Не делали?

Зритель: Нет, 12-го числа человек обратился к врачу, сегодня 18-е. Пообещали, что придут сегодня, сегодня, конечно, нет.

Александр Денисов: Ага. А сами вы пытались... Я вас спрашивал, раз вы сделали компьютерную томографию, может быть, там сколько он, 2 тысячи стоит вот этот анализ через носоглотку, сами не пытались делать его?

Зритель: А я не знаю, у нас в городе вообще есть такое, делают или нет. И все.

Александр Денисов: Ну, как правило, лаборатории всюду есть.

Зритель: И еще, извиняюсь, что я вас перебиваю, но уже не сказать не могу. Я знаю такую информацию о том, что вот люди у нас лежат в инфекционной больнице, у них вот, например, брали анализ 11-го числа, до сих пор, вот я в воскресенье звонила, до сих пор результатов нет.

Александр Денисов: Все, спасибо, Ирина.

Анастасия Сорокина: Спасибо за вопрос.

Александр Денисов: Еще вопрос: и ваша сестра дома, не в больнице, да?

Зритель: Нет, конечно, дома.

Александр Денисов: Все понятно, спасибо. Сейчас мы спросим у Вадима Валентиновича. Вадим Валентинович, перескажем вам.

Анастасия Сорокина: Вадим Валентинович, вы слышали, да?

Вадим Покровский: Я, конечно, не расслышал вопрос.

Александр Денисов: Я вам расскажу, да. Позвонила нам Ирина из Московской области, у нее у сестры с 12-го числа держится температура 39, по-моему, она сказала?

Анастасия Сорокина: Сейчас уже 39.

Александр Денисов: Да. Они сделали за свои деньги компьютерную томографию, она показала одностороннее воспаление легких, как вот Ирина нам сообщила, это у сестры ее. Но врачи до сих пор не сделали тест через носоглотку, вот с этой ватной палочкой, тест на коронавирус, и диагноз ей не поставили. Вот что делать в такой ситуации? И почему не делают анализ?

Вадим Покровский: Не сделали сестре?

Александр Денисов: Не сделали сестре, да, у которой температура и у которой КТ показало одностороннее воспаление легких.

Вадим Покровский: Ну, тут два момента может быть. Это в первую очередь, если там идет одностороннее воспаление легких, то это не похоже на коронавирус. А второй момент – это, конечно, может быть, не успевают всем сделать. Я так косвенно понял, что обещали прийти и сделать.

Александр Денисов: Сегодня обещали, да, но уже сейчас полдевятого, конечно, уже не придут, наверное.

Анастасия Сорокина: Да, но не пришли.

Вадим Покровский: Ну кто их знает. Надеюсь, что придут, не сегодня так завтра обязательно придут. Но еще раз говорю, что картина, так если речь идет про одностороннее воспаление легких, то, вероятно, это не коронавирус.

Александр Денисов: Вадим Валентинович...

Анастасия Сорокина: А еще один вопрос у зрительницы: у знакомой, которая находится в вирусном отделении, 11 мая взяли анализ, до сих пор он не готов. Там длительное, что ли, по времени исследование вот этого теста на коронавирус? Почему такие сроки?

Вадим Покровский: Ну здесь могут быть разные варианты. Если нет лаборатории поблизости, то куда-то везут, иногда, может, в другой город, как было в начале, все возили в Новосибирск со всей страны. Вот здесь, конечно, тоже недоработка, потому что такие лаборатории должны быть, конечно, доступны. Но они, к сожалению, база изначально была только в крупных наших столичных городах регионов.

Александр Денисов: Вадим Валентинович, хотел еще вернуться к вопросу с бессимптомными больными. Вот говорят, что их 80%. Можете объяснить, я не очень понимаю, как вообще врачи сталкиваются с такими пациентами, если человек не чувствует никаких симптомов, все у него прекрасно, то как встречается врач и бессимптомный больной, если повода для встречи вообще нет?

Вадим Покровский: А повод как раз тот, что когда человек... Началось с того, что стали выявлять уже людей с симптомами, с болезнью, кашель, чихание, сделали на коронавирус анализ, он положительный. Тогда стали обследовать всех, с кем они были в контакте, и тут выяснилось, что очень много людей были в контакте и даже прошло определенное время, у них есть коронавирус, а вот никаких симптомов болезни нет, вот отсюда и стало выясняться, что больше и больше людей, оказывается, переносят коронавирусную инфекцию без симптомов.

Александр Денисов: А закономерность какая-то есть, почему они без симптомов переносили и не пострадали?

Вадим Покровский: Это сейчас один из самых интересных вопросов. Возможно, на мой взгляд, что существует какой-то все же естественный иммунитет у большинства людей. Ну, здесь может сыграть роль доза возбудителя, то есть кто-то малое количество вирусов получил. Но я склоняюсь в ту сторону, что у многих людей есть естественный иммунитет природный к этому вирусу, неполностью удалось вирусу перейти межвидовой барьер, так скажем, поражаются, болеют точнее только те, у кого не совсем хороший иммунитет.

Анастасия Сорокина: Вадим Валентинович, но тем не менее постепенно мы возвращаемся к привычной жизни, и есть страх пойти в ту же самую поликлинику, столкнуться с людьми, которые болеют бессимптомно или, наоборот, уже в каком-то таком состоянии. Что может, как обезопасить?

Вадим Покровский: На мой взгляд, то, что сейчас наконец стали делать, маски у всех людей, когда и на зараженном надета, и на незараженном надета, это, конечно, увеличивает намного защиту. Потому что сначала говорили, должны носить маску только те, кто больны, – нет, обязательно носить надо маску, желательно, конечно, и перчатки, это достаточно высокий уровень защиты.

Александр Денисов: Вадим Валентинович...

Анастасия Сорокина: А вот многие говорят о том, кто болел, что им стали назначать витамин D. Вот сейчас все сидят дома, его недополучают – может быть, в этом тоже есть какой-то резон пропить витамин D всем?

Вадим Покровский: У нас очень часто было такое, модный один витамин, модный другой витамин. Помните, в начале коронавирусную инфекцию все хотели лечить средствами от ВИЧ-инфекции, а оказалось, что они неэффективны. Поэтому я всем рекомендую пить поливитамины, как раз пропить до лета, когда появятся у нас естественные витамины, сейчас их еще мало, весной, а летом будем есть фрукты, ягоды, уже это не актуально станет.

Александр Денисов: Вадим Валентинович, хотел перейти к следующему этапу беседы, про вакцинацию поговорить. Сейчас там испытывается уже вакцина, сегодня в беседе с президентом глава Дагестана Владимир Васильев рассказал про две проблемы, с которыми сталкивается регион, что, во-первых, люди не дают делать вскрытие после смерти родственников и не могут точно установить причину смерти, то есть что это от коронавируса, и второй момент – это, так сказать, диссидентство к прививкам, то есть люди не хотят делать прививки.

Вадим Покровский: Да.

Александр Денисов: И вот он высказал опасение, что это скажется на вакцинации против коронавируса. Давайте послушаем фрагмент этой беседы и продолжим разговор. Да, вот у нас сейчас режиссеры выдадут этот фрагмент.

Вадим Покровский: Тоже я не слышу пока.

Александр Денисов: Не слышите, да? Да, хорошо, сейчас пока мы выдаем в эфир... Готово, сейчас уже готово.

Владимир Васильев: Уважаемые дагестанцы, патологоанатомические исследования, 3% населения у нас разрешают это делать. Коллеги, это такой нравственный вопрос, нам предстоит о нем подумать. Огромные средства вкладываются в стране, чтобы сделать вакцину. У нас проблема с вакцинацией в том числе и кори. Вот поколение наше, старших, помнит хорошо, и, кстати, у многих у нас прививки от оспы, все мы это помним. Сегодня же молодежь уходит от этого, и я еще раз повторяю, это вот тот случай, когда мы должны об этом подумать. Все пройдет, и это пройдет, но как мы будем подготовлены к будущим испытаниям? Здесь предстоит каждому задуматься и найти свое место в этом процессе, подумать о своих ближних, о своих детях, о своих старших.

Александр Денисов: Вадим Валентинович, да, ну вот вы слышали фрагмент Владимира Васильева в беседе с Владимиром Путиным, что от кори прививки не делают, а сейчас как раз новую испытают, на подходе, испытывают, на подходе как раз вакцина от коронавируса. И вот у нас уже результаты есть опроса предварительные. «Будете ли вы делать прививку от коронавируса?» – 70% с чем-то отвечают, что нет. Что нам с этим делать, с таким настроением?

Вадим Покровский: Я думаю, что здесь пока еще рано говорить о прививках от коронавируса, вакцины еще нет. А потом... Вот, кстати сказать, прямая связь с тем исследованием, которое проводится в Москве, ну такие исследования будут еще повторяться многократно, и вполне может получиться, что те люди, у которых будут обнаружены антитела к коронавирусу, они не будут нуждаться в специальной прививке.

Вообще я считаю, что специальную прививку от коронавируса нужно будет делать где-то в возрасте лет 45–50, потому что основную угрозу этот вирус представляет именно для людей возрастных, а вот дети пока, слава богу, болеют очень легко этой инфекцией, если вообще болеют. Здесь как раз очень интересный вопрос, хотя в принципе, я думаю, никакого сомнения, что вакцинацию нужно делать, не должно быть. Другой вопрос, что вот все-таки для каждой инфекции должен быть свой подход.

Александр Денисов: Вы упомянули 45–50 лет, а вот так называемая группа риска 65, то есть не стоит им прививку делать?

Вадим Покровский: Ну вот как раз надо будет подумать. Почему я так сделал... ? Дело в том, что лучший иммунитет, конечно, быстрее развивается еще в возрасте 45–50, чем в 65, поэтому они уже будут готовы к возрасту 65, допустим, у них уже будет иммунитет к коронавирусу. Но, возможно, все будет зависеть от качества, свойств вакцины, может быть, это и двукратно надо будет делать, в 50 и 60 лет, то есть время покажет. Но мне кажется, что надо делать именно будет возрастной группе.

Анастасия Сорокина: Вадим Валентинович, опять звонки от зрителей, прорываются в эфир, дадим им слово. Александр из Петербурга на связи. Здравствуйте, Александр.

Зритель: Добрый вечер.

Анастасия Сорокина: Добрый вечер, Александр, говорите.

Зритель: Да. Я бы хотел сказать, что инъекцию я скорее бы согласился, наверное, сделать, но с оговоркой: а чья это вакцина? Если российская, то, скорее всего, да, а если какая-то французская, голландская не дай бог, английская, которые 300 лет последних мечтают уничтожить нас вместе со всеми славянами, как-то я бы подумал, наверное. И вообще никто не знает, что это за «корона», как ее распространяют, кто ею болеет, какие симптомы, как ее лечить. Мне кажется, что не совсем последовательна постановка по вакцине.

Ну и, собственно, я недавно нашел статью советской газеты, по-моему, «Московский комсомолец», там про коронавирус много чего было написано, и про профилактическое лечение от коронавируса. Я, честно говоря, не понимаю вообще вот эту вакханалию, какой-то бардак, честно говоря, творится.

Александр Денисов: Вы знаете, коронавирусов тьма, их много, они действительно давным-давно существуют, разновидностей много, это вот какой-то такой современный...

Зритель: Ну вот, видите. Что мы, вакцину будем делать от каждой разновидности? Они там мутируют каждый год. Как мы это будем все воспринимать, мы, простые потребители, обыватели, которые вообще не имеют научных степеней? Раньше была система, было государство, советская медицина хоть имела недостатки, но она была самой лучшей в мире. Куда это все делось? Ну все развалили!

Александр Денисов: Тем не менее вы российским производителям вакцины доверяете.

Анастасия Сорокина: Доверяете.

Александр Денисов: Все-таки решили сделать российскую.

Анастасия Сорокина: Спасибо, Александр.

Вадим Покровский: Так, ну я скажу так. Я, конечно, приветствую патриотизм Александра, что он будет только российские вакцины испытывать, это приятно слушать, и то, что государство должно больше внимания уделять этому вопросу, тоже я приветствую. Но здесь, конечно, нельзя и преувеличивать опасность каких-то вакцин, которые зарубежного производства. Будет использоваться наиболее эффективная вакцина, как обычно сейчас делается, если это будет иностранная, то производство будет на российскую территорию перенесено, будет оно контролироваться нашими специалистами, так что вот таких ужасов, конечно, я не вижу.

И второй вопрос – это то, что да, сейчас безумно много всякой именно безумной информации о коронавирусе распространяется, и, конечно, источников очень много, информации и источников дезинформации может быть еще больше. Конечно, людям очень тяжело ориентироваться, я с ним согласен.

Александр Денисов: Ну, можно посоветовать только одно, поменьше читать Интернет и старых газет.

Анастасия Сорокина: Выслушаем еще один звонок, из Нижнего Новгорода до нас дозвонилась Клара. Здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте. Я хочу сказать, что я обязательно буду делать прививку. В этом году я от гриппа не сделала, и на свое 70-летие я так заболела, что не смогла даже отметить, как говорится, свой юбилей в феврале, болела очень долго, практически месяц, кашляла очень сильно, но я не думаю, что это был у меня коронавирус, потому что его пока еще тогда еще не было, просто болела гриппом очень сильно. Поэтому, естественно, я сделаю прививку, я думаю, где-то она будет, наверное, осенью уже готова.

Александр Денисов: Да, спасибо, ваш голос прибавим к тем, кто делает прививки.

Вадим Покровский: Да, очень грамотный подход, правильно.

Анастасия Сорокина: Если мы говорим вот сейчас о мерах, которые будут приниматься, скажем так, в возможности снова вернуться к привычной жизни, к путешествиям, станет ли прививка залогом того, что ты можешь безбоязненно куда-то поехать, тебе дадут, скажем так, откроют границу другие страны? Или вот пока не прояснится вся эта ситуация, сложно еще предполагать, как мы будем передвигаться между странами?

Вадим Покровский: Вариантов может быть очень много, разные страны могут разных концепций придерживаться. Я думаю, что здесь экономический фактор будет еще большую роль играть: для тех стран, где туризм очень важен, конечно, они откроют широко двери, а закрытые страны, наоборот, еще будут использовать коронавирус как предлог для своего закрытия. Мы здесь посмотрим просто, тут многое будет зависеть от экономики и политики.

Александр Денисов: Вадим Валентинович, вот у нас большая тема, будем обсуждать буквально через 10 минут выход из ограничений. Многие регионы выходят, естественно, не сразу, с оговорками, а кто-то, наоборот, вышел и тут же зашел обратно. Как вы считаете, нужно нам торопиться или все-таки подождать? И чего подождать?

Вадим Покровский: Ну, конечно, торопиться не надо. Вот у нас сегодня снижение по Москве и по России, но ведь это снижение воскресное, в воскресенье просто, конечно, меньше людей было обследовано, поэтому тут надо посмотреть, чтобы здесь была устойчивая динамика снижения, и там уже дальше ориентироваться на те цифры, которые есть, и постепенно снимать вот всякие ограничения по передвижению. Но я думаю, что дольше всего надо сохранять масочный режим, это наиболее эффективная защита.

Александр Денисов: А вам не кажется, что он приживется у нас намертво, масочный режим? Я вот когда видел китайцев, путешествующих по России, ну вот в Москве мы их часто видим, они все в масках ходили, и я думал...

Анастасия Сорокина: Еще до вируса.

Александр Денисов: Да, что-то пыльно у нас, что ли, что они там все в эти маски так укутались. А теперь понятно, потому что они пережили там SARS, MERS, все вот эти вот названия.

Вадим Покровский: Ну вот... Да, и, наверное, боятся, что в России каким-нибудь русским вирусом заразятся. Нет, я ничего в этом дурного не вижу, в эпидемический период гриппа, ОРЗ это неплохая защита, это дает сильное снижение распространения.

Александр Денисов: Еще у нас звонок один есть...

Анастасия Сорокина: ...Алексей.

Александр Денисов: ...Алексей из Ростова-на-Дону.

Анастасия Сорокина: Алексей, здравствуйте, слушаем.

Зритель: Здравствуйте, уважаемые ведущие.

Ну, я против вакцины, потому что очень много противоречий, во-первых, с этим вирусом. Если, допустим, предыдущие вирусы, всякие грипп, птичий грипп, пневмонии, с ними было четко ясно, это лечение вот это, симптомы такие, тут у нас непонятно, кто говорит, что переносится так-то, кто говорит, что не переносится, кто на металле, сколько там часов на пластике, очень много противоречий, народ не может понять. Потом вот эта вот изоляция, да? Непонятно, магазины с фруктами, можно апельсины лапать, а заходить в общественные магазины, где одежда, нельзя. То есть если это вирус, то это вирус, все, мы закрываемся и сидим дома. Кто-то сидит дома, кто-то не сидит дома, не было введено ЧС...

То есть люди до сих пор не понимают, существует ли этот вирус, такой он, от чего, как толком предохраняться. Опять же повязки эти марлевые всякие закрываемые, они вообще не спасут от этого вируса, если, как они говорят, очень страшный вирус, понимаете? Перчатки только еще хуже делают. То есть очень много противоречий. Естественно, отсюда вывод: какая может быть вакцина, вообще от чего мы будем лечиться, непонятно, понимаете? Либо есть вирус, либо нет, либо он сильный, либо это обычный грипп, ничего не понятно до сих пор людям, понимаете?

Александр Денисов: Да, Алексей, поняли, значит, прививку делать не будете. Ну и подведем результаты опроса. Спрашивали мы, уважаемые телезрители, будете ли вы делать прививку от коронавируса, – «да» ответили 24%, «нет» 76%. Вадим Валентинович, цифры такие как вам?

Вадим Покровский: Семьдесят шесть процентов «нет»?

Александр Денисов: «Нет», да.

Анастасия Сорокина: Да.

Вадим Покровский: Ну я думаю, что вот здесь они где-то, может быть, и правы, что на данном этапе среди людей молодых, которые переносят это легко, вакцина не настолько актуальна, а, как я сказал, будет сделан выбор о тех специальных группах для иммунизации. И я как раз склоняюсь, что это возрастные люди, определенный возраст, где-то старше 45, 45–60, но это методом уже более точного научного исследования, он покажет, тогда это будет рекомендовано делать.

Анастасия Сорокина: Понятно.

Александр Денисов: Спасибо.

Анастасия Сорокина: Спасибо. Это был Вадим Покровский, академик РАМН, заведующий отделом Центрального НИИ эпидемиологии Роспотребнадзора.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)