Вакансий много - работать не хотят?

Гости
Анна Ланская
предприниматель
Александр Ветерков
заместитель генерального директора сервиса «Работа.ру»

Константин Чуриков: А что, неужели, Марина, есть такие сомнения?

Марина Калинина: Ну, судя по всему, да.

Мы часто в нашем эфире говорим о проблеме безработицы в нашей стране. И вы пишете нам постоянно о том, что работать негде, предприятия закрываются и так далее. Но, по данным Минтруда, которые были опубликованы накануне, оказалось, что у нас в стране дефицит безработных. Сейчас в России действует государственная программа субсидирования найма. И она, кстати, стала очень популярна у работодателей. Вот смотрите. Всего за четыре с половиной месяца ее действия службы занятости получили заявки на 143 тысячи рабочих мест. Но пока фактически трудоустроено только 25 тысяч человек.

Константин Чуриков: Дефицит безработных. Даже не очень понятно. Дело в том, что, скажем так, сейчас вообще в целом в мире наблюдается нехватка рабочих рук. А вот почему – мы сейчас как раз будем выяснять.

Вы знаете, буквально вчера, накануне, обсуждали другую тему – про то, что подорожают скоро, возможно, продукты, могут подорожать из-за того, что поднялись в цене грузоперевозки. И вот что…

Марина Калинина: А почему поднялись? Потому что водители из стран СНГ уехали к себе домой.

Константин Чуриков: И вот что нам совершенно случайно сказал президент национальной ассоциации «Грузавтотранс» Владимир Матягин в нашем эфире. Фрагмент вчерашней беседы.

Владимир Матягин, президент Национальной ассоциации грузового автомобильного транспорта «Грузавтотранс»: Водителей сегодня не хватает. И сегодня водителя даже за зарплату 120 тысяч найти на сменный график очень сложно. Мы буквально на прошлой неделе по соцгруппам давали объявления. К нам крупная компания обратилась и говорит: «Может быть, у кого-то есть водители, кто готов прийти к нам на работу? С соцпакетом, с обеспечением, с командировочными расходами – там все! И «чистыми» он 120 получит. Мы готовы рассмотреть данных водителей». И я вам скажу, что откликов мало было?

Марина Калинина: Вот такая история.

Константин Чуриков: Вы знаете, после этого нам полстраны написало: «Нет. За такие деньги – нет. Работать, жить в этой машине – нет, я не согласен». Только один человек – да и то, не сам работник, а его жена – из Саратовской области…

Марина Калинина: Она за него все решила, что он пойдет.

Константин Чуриков: Да-да-да. Она написала: «Муж согласен». Мы передали телефон. И сегодня уточнили перед эфиром – действительно, сейчас ему подбирают уже работу, то есть все всерьез.

Давайте сейчас побеседуем с вами, уважаемые зрители. За какие деньги и на что вы пошли бы? Вот от какой работы вы бы сегодня не отказались? Будьте предельно конкретны – условия, зарплату, все пишите.

А у нас на связи Анна Ланская, бизнесмен, предприниматель. Анна Сергеевна, здравствуйте.

Анна Ланская: Да, здравствуйте.

Константин Чуриков: С вашей точки зрения и, как говорится, по вашему опыту… Во-первых, расскажите коротко, чем вы занимаетесь. И насколько, действительно, эта проблема имеет место быть сегодня?

Анна Ланская: Я занимаюсь… Ну, первое направление у меня – занимаюсь коллективными инвестициями в недвижимость. Конечно же, сейчас уже более 200 сотрудников. В основном, конечно, это строители, рабочие. Также у меня бизнес по вторсырью, где 350 сотрудников. И в основном, конечно, это мигранты, приезжие и, конечно, руководители разных направлений.

Константин Чуриков: Анна Сергеевна, и что? Значит, не идут работать люди? Вот вы замечаете действительно? Сейчас рестораторы столкнулись с тем, что не идут работать, в магазины никто не идет. Действительно?

Анна Ланская: Ну, на самом деле, да, конечно же, я могу сказать, что у меня даже в компаниях есть HR-специалисты, и я сейчас уже даже привлекаю еще HR-специалистов. Очень сложно найти. Но могу сказать… Первое, с чем это связано? Конечно, потому что пандемия. Идет отток, нет притока рабочей силы. Это первое, с чем связано.

Второе. Конечно же, я могу еще сказать, что это демография, потому что… Допустим, люди, которым сейчас по 24–25 лет, они родились в 97–2000-м годах. И тогда как раз был провал в демографии – соответственно, рождаемость была на низком уровне, то есть на минимальном уровне. Конечно же, это тоже сейчас влияет, потому что ребят, которым по 20–25, их сейчас ну не так много.

И самое основное – это, конечно же, онлайн. Сейчас очень развиты онлайн-профессии, удаленные профессии. Допустим, идти офлайн-кассиром на кассу за 30 тысяч рублей либо еще на какую-то офлайн-профессию строителем, где зарплата тоже порядка 40–50 тысяч рублей, им не интересно. Они могут удаленно сидеть, находиться, никуда не выезжать и получить от 100 тысяч рублей и выше.

Марина Калинина: Ну а вы какие условия труда предлагаете? Какой уровень зарплат?

Константин Чуриков: И за что? То есть давайте про что-то конкретное будем говорить.

Марина Калинина: Просто какие есть у вас, например, на сегодняшний день вакансии, к примеру.

Константин Чуриков: Вакансия – зарплата. Вакансия – зарплата.

Анна Ланская: Ну конечно, менеджер по продажам – это вообще топ, это всегда топ. Я могу так сказать: если до пандемии у менеджера по продажам, даже находясь в офисе, средняя зарплата была где-то порядка 40 тысяч рублей, то сейчас мы уже ставим и вынуждены платить от 70 и выше, 150 даже. Это менеджер по продажам, причем который совмещает в основном на удаленке.

Константин Чуриков: Так, 70 тысяч – менеджер по продажам. Анна Сергеевна, а требования к нему какие будут по части образования, функционала? Коротко.

Марина Калинина: Что он должен знать? Как он должен быть подготовлен?

Анна Ланская: Ну, основные вещи… Я сейчас даже не смотрю, чтобы был какой-то большой опыт наработан именно по части продаж. Все-таки я всегда людей беру по ценностям. Я беру по ценностям, схожим со мной, с компанией. Если человек разделяет, если человек в принципе достаточно быстро схватывает и понимает продукт, то мне необязательно, чтобы он работал с недвижимостью либо со вторсырьем. Я научу. Самое главное, чтобы были какие-то компетенции и он быстро схватывал. В принципе, за неделю стажировки все это очень быстро можно выяснить и понять.

Поэтому если мы еще будем сейчас искать продажника в нашей сфере, допустим, если мы будем этого человека искать с большим опытом работы, то мы тогда, наверное, очень долго будем искать. И вряд ли вообще найдем.

Константин Чуриков: Анна Сергеевна, а можно я специально так обострю? Не в плане наезда, как сейчас говорят. Ну смотрят. Какие общие ценности? Вы преуспевающая богатая женщина, бизнесмен. И какой-то, не знаю, юноша, который только что какой-то вуз закончил, с трясущимися руками, который пришел к вам устраиваться. Ну какие у вас общие ценности? Или вы имеете в виду что-то другое?

Анна Ланская: Смотрите. Ценности, потому что у меня еще, помимо этого, есть бизнес-клуб, в котором 400 предпринимателей. И я всегда говорю: мы всегда все вместе идем от общих ценностей. Это такие, как уважение на самом деле к людям, уважение к клиенту, соответственно, к сотрудникам, к команде своей. Понимаете, если у меня человек придет и будет в команде, допустим, делать какие-то вещи, то у меня и команды не будет. Соответственно, я буду постоянно на рынке труда искать.

Я могу сказать, что у меня ни в одной компании… Вот я говорю, что строителей очень тяжело найти, мигрантов тоже достаточно тяжело, потому что сейчас такая ситуация. Но у меня текучки кадров практически нет. А почему? А все потому, что люди идут именно к общей цели, к общим интересам. Они знают миссию компании. Они знают, для чего они делают это. И помимо того, что они зарабатывают, у них еще есть какие-то определенные ценности…

Константин Чуриков: Понял. Молчу! Вы про ценности бренда. Все, понял.

Марина Калинина: Спасибо.

Константин Чуриков: Так, сейчас еще будут вопросы, подождите.

Марина Калинина: Да-да-да, вопросы будут.

Олега давайте сначала послушаем, из Волгограда он нам звонит. Олег, здравствуйте.

Зритель: Добрый вечер, здравствуйте.

Константин Чуриков: Добрый.

Зритель: Да россияне хотят работать… Можно, да?

Константин Чуриков: Да-да-да.

Марина Калинина: Говорите, пожалуйста.

Константин Чуриков: Россияне хотят работать? Так?

Зритель: Да, конечно, хотят работать россияне. Я Олег из Волгограда. Россияне хотят работать, но за достойную заработную плату. А вот то, какие копейки предлагают организации те или иные, 20–30 тысяч…

Марина Калинина: Олег, а что для вас достойная заработная плата? Вот вы за какие деньги были бы согласны пойти?

Зритель: Ну, хотя бы двести.

Константин Чуриков: А в каком качестве, Олег?

Зритель: Строительство.

Константин Чуриков: Двести? А что именно в строительстве?

Зритель: Ну, ремонты, допустим.

Константин Чуриков: Ремонты?

Зритель: Я самозанятый, я сам на себя работаю, я занимаюсь ремонтами. На копейки я не пойду – на 20–30 тысяч. У меня пять детей, и мне кормить их надо. На 30 тысяч я не прокормлю их.

Марина Калинина: Ну хорошо. Вот вы сейчас самозанятый. И сколько у вас в месяц выходит?

Зритель: Ну, сейчас хорошо выходит.

Марина Калинина: Ну хорошо, понятно.

Константин Чуриков: Что такое «хорошо» для Олега из Волгограда?

Зритель: Ну, 170.

Константин Чуриков: Это прямо, знаете, очень хорошо, Олег! Это очень и очень хорошо! Мы вас поздравляем! Прямо рады за наших зрителей.

Анна Сергеевна, мы вернемся к зарплате в 70 тысяч. Вы сказали, что менеджер по продажам – 70 тысяч, да? Так вот, интрига. Мы в начале программы говорили, что сегодня с Мариной зашли в Интернет – и случайно на HeadHunter объявление: «Танцовщица/танцовщик нужны». Какой-то работодатель, какой-то клуб. 300–400 тысяч рублей на руки.

Марина Калинина: Элитный клуб.

Константин Чуриков: Да, элитный клуб. Вот я распечатал. Просто это закрытая вакансия, пришлось пароль даже ввести специально. «Работа в лучшем клубе Москвы. VIP-гости. Клуб находится в самом центре, одна минута от метро». Значит, и танцовщик, и танцовщица. Опыт работы от нас, Марина, не требуется. «Бесплатное обучение, бесплатное жилье. Гибкий график. Большой заработок». Стопроцентно у нас будут чаевые, так написано. И услуги не только стилистов и визажистов, как на ОТР, но еще, Марина, психолога и массажиста. И солярий бесплатный.

Марина Калинина: Костя, пошли!

Константин Чуриков: Скажите, пожалуйста, Анна Сергеевна, надо ли человеку учиться чему-то, не знаю, протирать штаны в вузе, приходить к вам устраиваться на 70 тысяч рублей, которые мечта вообще для любого региона нашей страны, которые нас сейчас смотрят, если проще в Москву приехать и этим заняться?

Анна Ланская: Ну, я про что и говорю. Сейчас на самом деле тенденция вообще совершенно к другому идет. Сейчас обучение… Ты можешь научиться любой профессии, даже онлайн, танцы, за компьютером сидеть. Максимум месяц учебы – и все, и ты зарабатываешь от 100 тысяч рублей. Поэтому, конечно, мне как работодателю сейчас очень сложно, я еще раз повторюсь, найти вот эти бриллиантики для своего бизнеса. Это действительно очень сложно. В пандемию, я говорю, сделала даже отдел продаж, добавила удаленный. Очень много профессий перевела и добавляю сейчас удаленно, потому что в своем регионе очень тяжело уже найти, то есть уже смотришь по другим регионам России.

Константин Чуриков: А немножко денег прибавить можно, Анна Сергеевна? Можно не 70, а 90? Да еще сверху и проценты.

Анна Ланская: Я же вам говорила, что я начинала с 40 тысяч, а стало 70. Фактически в два раза увеличила зарплаты. Если раньше менеджер по продажам спокойно за 40–50, то сейчас от 70 даже до 150. 70 – это нижняя, и до 150 идет. То есть в зависимости от KPI, от показателей, которые человек за месяц сделал.

Марина Калинина: Спасибо.

Константин Чуриков: Спасибо, Анна Сергеевна.

Марина Калинина: Анна Ланская, бизнесмен, предприниматель, была у нас на связи.

Константин Чуриков: Я бы сказал – бизнесвумен. Сейчас такое слово.

Давайте сейчас подключим к нашей беседе специалистов из области, как сейчас говорят, рекрутмента, то есть найма, кадровиков. Александр Юрьевич Ветерков, заместитель генерального директора сервиса «Работа.ру». Здравствуйте, Александр Юрьевич.

Александр Ветерков: Здравствуйте.

Константин Чуриков: Александр Юрьевич, мы что-то не понимаем. Это какой-то вообще вселенский заговор? Куча вакансий, никто не идет работать. Вот нам звонит в эфир человек – ремонтник, строитель. Жалуется на жизнь, все плохо. А у него зарплата, извините, 170 тысяч.

Марина Калинина: Ну, он работает сам на себя. 170 тысяч. Но хотел бы, может быть, и 200.

Константин Чуриков: Он получает такие деньги, о которых многие…

Александр Ветерков: Многие мечтают.

Марина Калинина: Даже и не мечтают.

Константин Чуриков: Я так скромно глаза опущу.

Александр Ветерков: Да, ситуация на самом деле действительно такова. И мы видим с мая месяца, даже не с начала пандемии, а с мая месяца, с середины, с начала летнего сезона, что люди перестают идти на работу. Например, у нас есть клиенты, которые приглашают к себе сразу большое количество кандидатов. Например, 30 кандидатов на определенное время. Мы с ними связываемся и проговариваем, что они должны приехать, например, к 11 часам дня по такому-то адресу. Вечером кандидаты подтверждают. В 10 утра созвон: «Да, я уже одеваю, я к вам выезжаю».

Константин Чуриков: Даже так?

Александр Ветерков: Да. «Я уже сейчас еду к вам». И фактически хорошая конверсия, если из 30 приедут 5–6 человек. Понятно, что из 30 с утра подтвердят 25. Но если из этих 25 доедут до офиса работодателя 5 человек, то это будет прямо победа.

Константин Чуриков: А почему так? Вот как вы это объясняете? Что вы думаете?

Александр Ветерков: Первое – наверное, то, что люди все-таки не умеют отказывать. А работодатели сейчас не только публикуют объявления и смотрят на отклики, которые пришли, но и активно прорабатывают базы резюме и обзванивают кандидатов. По сути дела, продают вакансии и приглашают. Россияне не умеют отказываться от предложенной работы, они соглашаются. Тем более что, как правило, то, что им предлагают – это то, чем они хотели бы заниматься, то, что бы их устраивало. И говорят: «Да, приедем».

Фактически почему не приезжают? Потому что… Реальная ситуация: сидят на даче, отдыхают, получают пособие по безработице, которого хватает на то, чтобы… поднятой в момент пандемии суммы хватает на то, чтобы покрывать какие-то первичные затраты, проводят время с семьей, с детьми. И в массовом сегменте мы фактически все ждем осени, когда все вернутся с дач, а дети пойдут в школы, в детские сады. И надеемся на то, что рынок оттает.

Что еще влияет? Да, безусловно, как вы правильно произнесли, влияет отсутствие мигрантов, не могут работодатели найти себе сотрудников. Демографическая ситуация. Но я бы сказал, что демографическая ситуация будет сильно влиять через два-три года. Мы сейчас еще не вошли в демографическую яму.

Константин Чуриков: Ну, про мигрантов не мы рассказываем, а это нам рассказывают, что без них этот карточный домик рассыплется.

Пара SMS. Нам с тобой, Марина, Москва пишет: «Константин и Марина, такая вакансия для танцоров стриптиза, а потом – оказание определенных услуг». Ну, мы с Мариной не дураки, мы сразу догадались, поэтому не пошли на это дело.

Сейчас звонок послушаем.

Марина Калинина: Из Ростова звонок. Ирина, здравствуйте.

Константин Чуриков: Здравствуйте, Ирина.

Зритель: Здравствуйте.

Марина Калинина: Слушаем вас.

Зритель: Все говорят, что россияне не хотят работать. Но давайте начнем с того, что возрастные россияне не могут устроиться на работу. Мне 51 год, скажем так, я сразу вам говорю об этом. И когда ты приходишь на собеседование, становится вопрос: сколько лет?

Константин Чуриков: Сколько зим.

Зритель: И сразу видно по человеку, что… Человек – раз! – и галочку себе поставить в голове. «Да, мы вам сообщим».

Константин Чуриков: «Вам перезвонят». Да-да-да.

Зритель: Никакого звонка нет, что приняты, не приняты, какое решение было принято. И можно ходить на собеседования каждый день по 7–8 раз и не получить ни одного ответного звонка.

Константин Чуриков: Ирина, а вы на какую работу вообще пытались устроиться таким образом?

Марина Калинина: Какие вакансии?

Зритель: Менеджер.

Константин Чуриков: Менеджер?

Зритель: Я работала в сфере обслуживания, служба такси. Когда у нас упала зарплата, я искала себе, скажем так, по специальности, которую я закончила, бухгалтер. В принципе, тоже никаких звонков мне не поступило.

Марина Калинина: Понятно.

Константин Чуриков: Понятно.

Марина Калинина: Смотрите, Александр Юрьевич, вот какая-то нестыковка получается. По возрасту отказывают. Скоро по гендерному принципу начнут отказывать (если уже не отказывают).

Александр Ветерков: Ну, по гендерному принципу тоже есть, безусловно, отказы. Конечно, это незаконно. По половозрастным характеристикам, по закону о дискриминации, отказывать сотрудникам на самом деле нельзя.

Марина Калинина: Ну, если тебе сотрудник нужен, то какая разница, сколько ему лет?

Александр Ветерков: Вот! Я как раз об этом и хотел сказать.

Константин Чуриков: Я уточню: кроме творческих специальностей. Потому что в Большой театр бесполезно приходить в определенном возрасте с определенной комплекцией.

Александр Ветерков: Что хотел сказать? На самом деле, если кандидат ходит на собеседования… А рекрутер же видит на самом деле по резюме или по телефонному интервью, сколько лет кандидату. И если его приглашают на собеседование в возрасте 50+ лет, значит, компания реально готова рассматривать подобных кандидатов. Значит, причина отказа все-таки в другом. Если сейчас про конкретный кейс говорить, про работу бухгалтером – да, бухгалтеров на рынке переизбыток. Бухгалтеров, юристов, экономистов. На одну опубликованную вакансию можно получить большое количество откликов. И это как раз, наверное, не та вакансия, с которой проблемы у сотрудников.

Если говорить про возрастные какие-то ограничения, то вот когда начнется как раз эта демографическая яма (а мы видим тенденции к тому, что это близко, 2–3 года), то людей в возрасте начнут рассматривать более активно. И сейчас мы уже видим, что работодатели, которым в массовом сегменте не хватает сотрудников, если раньше, не публикуя в вакансиях, но они реально не брали людей в возрасте 45+ лет, то сейчас они берут 50, 55 и даже 60-летних. И многие готовы даже рассматривать пенсионеров на эти массовые сегменты – например, в ту же розничную торговлю. Ну, в ресторанный бизнес – наверное, нет. А вот транспортные компании – да. Профессия администратора в такси.

Константин Чуриков: Александр Юрьевич, вы говорите, что надо сейчас подождать, когда будет совсем демографическая (я скажу мягко) яма. Хорошо, а где перекантоваться? Вот людям надо, понимаете, зарабатывать здесь и сейчас. Им куда пойти?

Александр Ветерков: Есть, в принципе, не суперсложные какие-то работы, но где явная нехватка сотрудников и берут всех. Например, комплектовщики или наборщики лекарств. Понятно, что работа на конвейере, но, например, она уже не стоячая, а сидячая, когда человек собирает в коробки какие-либо лекарства, которые идут на раздаче линии. В принципе, подобных вакансий сейчас очень много, и они пользуются большим спросом.

Константин Чуриков: То есть в 45 лет, условно говоря, когда ты получил два высших, как раз по случаю повышения пенсионного возраста встать у конвейера и складывать таблетки, которые завтра тебе самому пригодятся?

Александр Ветерков: Самостоятельно, да, придется их пить. Но есть не только такой сегмент. Если мы находимся в возрасте, например, 45 лет, а по нашей текущей профессии вас не готовы рассматривать, то есть удаленная работа. И это тоже «отъело» большой сегмент сотрудников. Операторы колл-центров, модераторы, менеджеры по продажам. Та же бухгалтерия удаленная, ищет удаленно бухгалтеров. Правда, зарплата чуть ниже, чем если работа в офисе. Маркетинг, IT-сегмент. В принципе, достаточно большое количество онлайн-курсов, где люди получают какое-то дополнительное образование, учатся создавать мини-сайты на «Тильде», идут и зарабатывают как самозанятые.

Константин Чуриков: Александр Юрьевич, я вас понял. Это не россияне не хотят работать, а это просто россияне не хотят столько зарабатывать. Я смотрю, что у нас на портале. «Где вы видели зарплату больше 40 тысяч? Позорище!» – Удмуртия пишет. Нижний Новгород: «Мы вырастили поколение лентяев, которые тяжелее смартфона ничего не поднимают». Ну, это другая точка зрения. Волгоград: «А вы сами будете вкалывать за 12 тысяч?» – вот такой риторический вопрос нам задают.

Марина Калинина: Звонок у нас есть…

Александр Ветерков: Вы знаете, я могу посоветовать сейчас большому количеству соискателей, которые есть на рынке. Вот многие из регионов действительно жалуются на то, что нет работы, нет предложений. Сейчас самое большое количество рекрутеров и работодателей ищут сотрудников онлайн. При этом реально 70% населения России не ищут работу в онлайне.

Константин Чуриков: Вот в чем секрет!

Александр Ветерков: Зайдите на любой джоб-борд, создайте резюме – и вы получите предложения.

Константин Чуриков: Ладно, вы нам потом еще отдельно переведете слово «джоб-борд». Видимо, площадка, интернет-сайт?

Александр Ветерков: На сайт «Работа.ру», на другой ресурс.

Константин Чуриков: Поняли.

Александр Ветерков: Заходим, создаем резюме – и получаем предложения.

Константин Чуриков: Давайте звонок быстро послушаем. Виталий, Адыгея. Здравствуйте, Виталий.

Зритель: Здравствуйте.

Марина Калинина: Только очень кратко.

Зритель: Вот такой вопрос… Или как сказать? Я не знаю. Говорят, что не хотим мы работать, россияне. Это все обман, потому что… Вот такой пример. Я работал оператором котельной в школе. Ну, это бюджетники, получается. Зарплата у нас была – минималка. Взяли в частную руки эту котельную, и не только нашу. Я не знаю, по всей России так или нет. И оставили одного человека. Работали мы сутки/трое, а сейчас один человек. И зарплата такая же. Это как называется?

Константин Чуриков: Раньше было три минималки, потому что вас было трое, а теперь одна минималка, потому что один человек, да?

Зритель: Сутки/трое работали.

Константин Чуриков: Спасибо, спасибо, Виталий, спасибо.

Александр Юрьевич, как это называется? Только коротко и прилично.

Александр Ветерков: Жлобство.

Константин Чуриков: А, жлобство?

Александр Ветерков: Я прошу прощения.

Константин Чуриков: Нет, «жлобство» – приличное слово.

Александр Ветерков: Да, есть работодатели, которые начинают экономить на ситуации, понимая, что в каком-либо регионе с работой не очень хорошо, и начинают пытаться отжимать максимально от сотрудников. Поэтому как раз мы видим тенденцию к миграции населения, к вахтовому методу работы. Из многих городов люди уезжают работать в города-миллионники либо в область.

Марина Калинина: Может быть, все-таки как-то работодателям задуматься о том, чтобы зарплату приподнять?

Константин Чуриков: Пора бы уже. В продолжение нашей предыдущей темы.

Александр Ветерков: Да, тема подъема заработных плат. На самом деле зарплаты подрастают не так сильно, как хотелось бы. Не так, как предлагали: была зарплата 40, а стала 70. Конечно, двукратного роста мы не видим. Мы видим рост зарплат в районе 10%. И, да, особенно в производственной сфере есть компании-работодатели, которые не дозрели еще до подъема заработных плат, сидят без сотрудников, жалуются на жизнь, им не хватает людей, они не выпускают норму своей продукции, причем имеющие госзаказы. Но поднять зарплату на 5–10 тысяч рублей для того, чтобы закрыть, пока не готовы. Ну, я думаю, что это все случится.

Марина Калинина: В общем, скряги.

Константин Чуриков: Спасибо, спасибо большое, Александр Юрьевич.

Марина Калинина: Спасибо.

Константин Чуриков: Александр Ветерков, заместитель генерального директора сервиса «Работа.ру».

«Только никто не верит уже ничему». Тула: «Андерсен Ганс Христиан тихо стоит и курит в сторонке от ваших сказок». Оренбург: «В онлайне только фейк». Забайкалье: «Хотят работать россияне, вот только где за это money?»

Марина Калинина: Еще одно сообщение прочту: «Нужен раздел на сайте ОТР «Предлагают работу». Указать все вакансии от гостей вашей программы. Когда они приходят и говорят: «К нам не идут», – пусть размещают вакансии у вас и отвечают за каждую из них». Это из Алтайского края.

Константин Чуриков: А это хорошая мысль. Это приятно. Это означает, что есть что? Доверие есть, доверие!

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (10)
Дмитрий
Туда, куда душа лежит работать, не хочется идти на копейки. А туда где платят, душа не лежит. Поднимать зарплаты нужно.
Homo soveticus
Фантазёры.
Владимир
Вы не платите! Вот люди и не идут. То что вв платите зарплатоц трудно назвать!
Я
Может быть нужно создавать современные рабочие места, платить достойную зарплату от 100 тысяч ,не эксплуатировать как сейчас это делают ,тогда я считаю люди пойдут работать!
Агапит Карлович
Дык зарплаты какие? То что предлагает центры занятости, это смешно, 90% работа за копейки. А хорошие места, с высокой зарплатай давно заняты и в вакансиях не числятся.
Валера
90% предпринимателей не будут повышать ЗП, если можно платить меньше. Нужно принимать законы о достойной минимальной заработной плате. Когда государство собирает налоги - оно принуждает предпринимателей их платить и очень в этом преуспело. А вот платить населению достойную заработную плату государство почему то предпринимателей не принуждает. Значит государство всё устраивает в этом отношении. И пока позиция государства не измениться взывать к работодателям, к их совести, к их разуму бесполезно, потому что большинством работодателей правит жадность.
Серёга
стране плевать на жизнь Роботящих людей. Вырос вв деревне. После сдачи ЕГЭ в школы пошел работать на стройку. Работаю уже 14 лет Огромнейшее количество Строительных компаний кидает работяг. 14 лет снимаю жильё. И В ЭТОЙ СТРАНЕ Я СТРОЮ. ТОЛЬКО ДИРЕКТОРА СВОИМ ДЕТОЧКАМ ПОКУПАЮТ ЖИЛЬЁ. ПОЛУЧАЕТСЯ СТРОИТЕЛЬ В СТРАНЕ САМАЯ НЕ БЛАГОДАРНАЯ РАБОТА.
Москвич
А платить не пробовали? Нет? )))
эдуард
да когда это закончится уже устали от этих бредней начиная с Мишустина что все такие ленивые одни они работяги частные лавочки жмут деньги у них на первом месте его достаток а не твой и в нашем городе все на торговле 70 процентов продавцы открываешь вакансии и нужны таксисты продавцы и мойщики машин это львиная доля вакансий а остальные это копеечные вакансии за 20 25 тысяч
Алексей
работодателям на заметку:нет хорошей зарплаты-нет хороших работников,пашите сами за свои гроши