Вакцинация: вопросы?

Гости
Николай Крючков
генеральный директор контрактно-исследовательской компании, иммунолог, кандидат медицинских наук

Константин Чуриков: Ну а сейчас давайте обсуждать вопросы вакцинации. Вопросов много, вот вакцинация продолжается, вопросы не перестают поступать. Вот несколько сообщений сегодняшних. Ну, нас порадовал сегодня Азиатский экономический форум, который сказал, что Россия и Китай занимают в мире лидирующие позиции по разработке вакцин от коронавируса. В России скоро появится пятая вакцина, вот название сейчас попробуем выговорить…

Оксана Галькевич: Сложное.

Константин Чуриков: BCD-250. Минздрав уже выдал, кстати, разрешения на ее клинические исследования.

Оксана Галькевич: Ну и еще группа депутатов и общественников, сегодня появилось такое сообщение, требует проверить «ЭпиВак» на предмет его неэффективности, и власти Петербурга, вот такая пришла история из Северной столицы, назвали причиной несколько смертей привитых от COVID. У всех были хронические заболевания.

Константин Чуриков: Ну и сейчас приглашаем вас к разговору и, конечно, нашего эксперта. На связи Николай Крючков, генеральный директор контрактно-исследовательской компании, иммунолог, кандидат медицинских наук. Здравствуйте, здравствуйте, Николай.

Оксана Галькевич: Здравствуйте, здравствуйте.

Николай Крючков: Добрый вечер, добрый вечер.

Константин Чуриков: Николай Александрович, ну вот такие новости. Конечно… С чего начнем? Какая новость вам кажется более актуальной сегодня?

Николай Крючков: Вы знаете, сегодня все новости, наверное, важные, но давайте начнем с «ЭпиВакКороны» коротко.

Константин Чуриков: Да.

Оксана Галькевич: Ага.

Николай Крючков: Потому что там на самом деле две проблемы с «ЭпиВакКороной». Первая проблема – это, собственно говоря, низкая иммуногенность, относительно низкая, конечно, то есть она составляет далеко не…

Оксана Галькевич: Иммуногенность – это что? Давайте только сразу объяснять тем, кто не понимает такие сложные термины, может быть.

Николай Крючков: Да. Иммуногенность – это способность вызывать иммунный ответ специфический.

Оксана Галькевич: Ага.

Николай Крючков: То есть, давайте упростим, выработку антител. Вот если мы говорим про выработку специфических антител, даже не нейтрализующих, а вообще всех, то там, конечно, далека от 100% иммуногенность, она составляет, может быть, 60%, может быть, 65%, может быть даже… Ну до 70% максимум, я думаю, а клиническая эффективность, скорее всего, меньше.

И на самом деле есть и вторая проблема: даже те антитела, которые образуются, выявляются специальной тест-системой производства, разработки «Вектор», которые, в общем, не такие же антитела, а совершенно отличные антитела, они такие же, как образуются при естественном заболевании, поэтому у специалистов возникает вопрос, насколько хорошо они нейтрализуют реальный вирус при столкновении с ним. И вот ответов на эти вопросы пока, к сожалению, нет, поэтому действительно я думаю, что больше прозрачности в этом вопросе не помешает.

Константин Чуриков: То есть молодец депутат Мосгордумы, который отправил запрос?

Николай Крючков: Я поддерживаю, потому что вообще у нас бы не помешало сделать статистику вакцинации, в том числе она есть, она собирается, более прозрачной, и, естественно, статистику собираемой информации по заболеваемости, это бы тоже не мешало сделать более прозрачным, это бы всем помогло принимать более взвешенные, рациональные решения.

Оксана Галькевич: А вот, вы знаете, на самом деле это то, о чем многие люди говорят, которые бьются из-за вакцинации, прививаться или нет, в этих социальных сетях, которые пишут нам на SMS-портал, звонят нам в прямой эфир: а в чем причина, почему не сделать эту информацию, как вот вы сами сказали, более открытой? Это наша какая-то привычка, я не знаю, меньше обсуждать, меньше давать данных каких-то? Почему так?

Николай Крючков: Ну, я думаю, что боятся, что аналитики независимые найдут какие-то там взаимосвязи между отдельными параметрами и, соответственно, они будут, может быть, не в пользу, скажем так, власти в какой-то степени, на каком-то уровне региональной или федеральной власти, неважно. Думаю, что от греха подальше, в общем, принимают решение, чтобы не будоражить, наверное, общественность, частично данные не показывать. Я думаю, что это очень плохая практика, это действительно наше наследие такое, традиция, можно сказать, но думаю, что от этой традиции, это именно из тех традиций, с которыми нам бы желательно поскорее расстаться.

Оксана Галькевич: Ну да, они же есть хорошие, есть плохие, нужно как-то новые привычки приобретать. А то, знаете, как-то странно, мы говорим о том, что мы вместе с Китаем лидирующие позиции по разработке вакцин занимаем от коронавирусной инфекции, в Китае вроде как по какой-то информации с вакцинацией все в порядке, они туда идут прямо чуть ли не строем, а мы… Цифры у нас, надо сказать, не самые пламенные.

Константин Чуриков: Мы сейчас, кстати, покажем эти цифры.

Оксана Галькевич: Да.

Константин Чуриков: Давайте вот на экран выведем, сколько у нас привитых двумя компонентами какой-либо из зарегистрированных вакцин. Больше 25% – это Чукотка, небольшой регион по населению в частности, и Белгородская область. Дальше идут уже, до 25%, Подмосковье, Петербург, Карелия, Мурманская область, Мордовия, Ненецкий округ, Магаданская область. Вот еще меньше, тут уже город Москва, столица родины нашей, где много населения, 12 миллионов. Тульская область, Курская, Липецкая, это из Центральной России… Астраханская еще область, Воронежская, Крым… В общем, дальше и дальше идут все остальные. И есть регионы, где меньше 10%, Оксана.

Оксана Галькевич: А есть регионы, где 60% как минимум, на днях нам сообщали из Чеченской Республики, из Грозного, что там они привили такое серьезное большинство взрослого населения, так скажем, почему-то здесь у нас не упоминается.

Константин Чуриков: Ну, там только первым компонентом, здесь сразу двумя. Николай Александрович, как бы вы… Понятно, вы не политик, вы не депутат, не градоначальник, но как бы вы действовали?

Николай Крючков: С вакцинацией имеется в виду?

Константин Чуриков: Да-да-да, именно.

Николай Крючков: Слушайте, ну сейчас, конечно, ситуация серьезная, довольно непростая, потому что информационная кампания если не сказать, что она проиграна, то в значительной степени, конечно, произошло отступление тех сил, которые, в общем, ратуют за вакцинацию. Это совершенно не поддается какому-то рациональному объяснению, а поддается скорее иррациональным всяким объяснениям. То есть есть факты, которые четко свидетельствуют в европейских странах, в других странах, что даже на фоне подъема заболеваемости и полного ослабления централизованных противоэпидемических мер смертность и летальность от коронавирусной инфекции, в первую очередь смертность, радикально падает, то есть она не увеличивается относительно обычного, спокойного периода.

Для сравнения, в России сейчас смертность составляет на 1 миллион человек где-то 5,3 человека в день по семидневному скользящему среднему, а, например, в европейских странах она колеблется от 0,1 до 0,7 на миллион, при том что там все-таки привито еще не 80% населения, не 90%, а где-то 60% получили как минимум один компонент в среднем по Евросоюзу. Похожие данные, но просто США отстают в этом плане от Евросоюза в процентном отношении, там, соответственно… Собственно, есть очень показательные данные Объединенных Арабских Эмиратов, Израиля. В общем, на самом деле есть данные, которые показывают, что действительно главным образом на госпитализации, на тяжелое течение, на смерти влияет очень сильно вакцинация. Но люди всегда склонны находить какие-то там менее значимые факты из близкого окружения и так далее, которые их от вакцинации как-то вот…

Константин Чуриков: Так, секундочку…

Оксана Галькевич: Подождите, я просто хочу понять. Сегодня у нас опять была зафиксирована, сегодня, по-моему, да, так как я постоянно просто ленты эти читаю, опять рекордная цифра у нас, 799 смертей, была зафиксирована – это исключительно потому, что у нас низкие темпы вакцинации? Не потому, что, может быть, у нас, я не знаю, по-прежнему сложности в медицине, в здравоохранении?

Николай Крючков: Ну, первое… Нет, понятное дело, что в отсутствие централизованных или при практическом отсутствии централизованных противоэпидемических мероприятий, с одной стороны, и недостаточных темпах вакцинации… Они, кстати, опять упали где-то до 320–330 тысяч в день, это первых вакцинаций, с более чем 500 тысяч после введения обязательных прививок. Поэтому да, это все играет, конечно, роль. Надо понимать, что вот эти цифры, 799, 798, знаете, это там держаться будет какое-то время, до 800 главное не дойти, вот, это вопрос к учету новых случаев. Реальное количество значительно выше, мы это видели по всем предшествующим периодам, месяцам коронавирусной пандемии. Так что надо понимать так, что сейчас фактически мы видим пики, ну или вот такое плато наверху. Почему? Потому что оно отстает от плато по заболеваемости по стране примерно на 2,5 недели, вот так.

Оксана Галькевич: Вы знаете, я почему спрашиваю? Потому что, допустим, у нас не так много людей получили оба компонента, да, но есть ведь страны, с которыми мы можем сравнить себя именно по этой ситуации. Там тоже не такие высокие темпы вакцинации, но, если мы говорим о европейских каких-то государствах, смертность ниже, вот в чем причина-то.

Николай Крючков: Нет, ну какие страны? Если мы берем, например, Германию, Францию, Испанию и так далее… Кстати, в Испании сейчас мощная вспышка, как и в Великобритании. Ну так там смертность очень низкая, я же цифры назвал, она значительно ниже на душу населения (на душу населения надо считать), чем в России. Если брать, вот, кстати, к Болгарии переходя, ситуацию в Болгарии…

Константин Чуриков: Да…

Николай Крючков: …то да, там есть заметный прирост, но смертность же там тоже, в общем, пониже, заметно пониже, а процент вакцинированных повыше, чем в России, не кардинально, но повыше. Так что я вижу прямую зависимость.

И еще момент. Вакцины же разные бывают. Есть страны Латинской Америки, некоторое количество, которые выбрали в качестве основных инактивированной вакцины китайского производства, в основном китайских. Там явно с эффективностью, в том числе от тяжелых случаев, похуже, это аналог нашего «КовиВака», там похуже. Те, которые выбрали векторные вакцины или м-РНК-вакцины, бо́льшая часть населения ими привилась, там, соответственно, ситуация значительно получше.

Оксана Галькевич: Это аналог нашего «Спутника», так?

Николай Крючков: Это аналог «Спутника», да-да, это аналог «Спутника», а м-РНК-вакцин в России нет.

Константин Чуриков: Оксана уже почти эксперт, понимаете, слушая вас целый год, Оксана поднаторела, такие успехи делает.

Оксана Галькевич: Да ты тоже, признайся же, Костя.

Константин Чуриков: Вот по поводу Болгарии, кстати, важная тоже новость: глава Минздрава этой страны сегодня сообщил о смерти 10 тысяч человек из-за ошибок в стратегии вакцинации, потому что вовремя не стали прививать людей старше 60 лет, вот, и из-за того, что отдали предпочтение препарату AstraZeneca, ну это во всяком случае слова министра здравоохранения.

Давайте сейчас послушаем Людмилу, Краснодарский край. Здравствуйте, Людмила.

Оксана Галькевич: Здравствуйте.

Зритель: Добрый вечер.

Мы звоним с Краснодарского края, хотим сказать, что мы привилися в марте первой прививкой, вторая у нас была в начале апреля. И перенесли очень хорошо, так что всем советую прививаться, не бояться. У нас вообще не было никаких опасений.

Константин Чуриков: А вы чем прививались?

Зритель: Мы «Спутником».

Константин Чуриков: «Спутником», вот, пожалуйста, те, кто сомневаются.

Зритель: Да. Как только у нас в газетах пропечатали, что пришла вакцина, мы сразу пошли и сделали прививки. Но осенью мы сделали еще прививку от гриппа.

Оксана Галькевич: Молодцы.

Зритель: Так что перенесли все отлично, так что не бойтися, прививайтеся, всех призываю. Спасибо.

Константин Чуриков: Спасибо.

Николай Александрович, кстати говоря, прививки между собой дружат? Вот, например, сделали прививку от коронавируса, а вот от гриппа когда можно?

Николай Крючков: Ну, вообще прививки, большинство подавляющее, между собой прекрасно дружат, их можно делать в один день.

Константин Чуриков: Ага.

Николай Крючков: Единственное, почему не рекомендуют это сейчас делать в один день (сейчас, кстати говоря, по европейским, по американским рекомендациям их можно делать), чтобы отличить возможные нежелательные явления, возникшие после прививки, собственно, после какого препарата именно они возникли. Ведь если две одновременно сделать вакцины, то непонятно будет, именно с этой целью рекомендуют в месяц где-то перерыв делать. А вообще медицинских никаких запретов на это нет, можно даже одномоментно, в один день.

Оксана Галькевич: Слушайте, некоторые сообщения на нашем портале, я подозреваю, что это только часть людей их отправляет, а некоторые так сидят и думают перед телевизором, поражает искренне. «От COVID не умирают», – пишет Москва и Московская область. От COVID, еще раз повторяю, не умирают, пишет Москва и Московская область.

Константин Чуриков: Крупными буквами.

Оксана Галькевич: «А от плохой медицины и плохих лекарств, нет специалистов».

Константин Чуриков: А что, Москва и Московская как-то чем-то лучше остальных, что ли?

Оксана Галькевич: Да нет, ну как вообще… На человека… «Люди после вакцинации, – пишет нам Адыгея, – заболевают от прививки», – друзья, не заболевают, но да, могут быть реакции. У меня, например, повышалась температура, но я не заболела от прививки.

Константин Чуриков: Так, а давайте мы сейчас немножко обострим, на самом деле это очень важный разговор. Вот сегодня, значит, из Санкт-Петербурга пришла новость о том, что председатель Комитета по здравоохранению Санкт-Петербурга Дмитрий Лисовец сообщил журналистам, что в городе есть несколько случаев тяжелого течения болезни коронавирусом и даже смертей после привитых пациентов. Цитата: «Те, кто были вакцинированы, госпитализированы в тяжелой форме и скончались, заболели до завершения полного цикла вакцинации, у них просто не сформировался иммунитет». Николай Александрович, пожалуйста, прокомментируйте.

Николай Крючков: Я, если позволите, пару предложений скажу по поводу того, что от COVID не умирают.

Константин Чуриков: Да.

Николай Крючков: Вы знаете, при такой логике не умирают и от онкологических заболеваний, и от ВИЧ-инфекции тоже не умирают, да? Тем не менее мы почему-то учитываем онкологическую смертность, смертность от ВИЧ-инфекции и так далее. Это тоже заболевания, которые приводят к осложнениям, от которых умирают непосредственно. Ну и что это за логика такая? Но тем не менее, если бы не было коронавирусной инфекции, тех смертей добавочных, которые мы видим, их бы тоже не было. Там уж можно фантазировать, так сказать, и распределять, что связано с неоказанием медицинской помощи, что связано с COVID, это уже дискуссионный вопрос, моя позиция, я думаю, вполне ясна, я много раз ее озвучивал.

Что касается, значит, Санкт-Петербурга, я специально перед программой посмотрел. Значит, в Санкт-Петербурге сейчас умирает, вот за сегодня умерло, я так понимаю, за вчерашний день 64 человека. До этого длительное время в районе 100, 99, 105, 104, вот такие цифры каждый день. Вообще говоря, для того чтобы нормально сравнивать и определять эффективность вакцинации, необходимо в первую очередь сравнивать количество смертей, которое наступило в группе, в подгруппе вакцинированных и подгруппе невакцинированных. Если вы их сравните, вы увидите огромную пропасть, огромную разницу.

И опять напоминаю, что 100%-й эффективности, особенно по дельта-штамму, даже в отношении развития тяжелой формы и госпитализации, смертей вакцины не имеют, даже «Спутник V» и м-РНК-вакцины не имеют. Она очень высока, она больше 95%, эта эффективность, может 97%, может 98%, может 96%, но она высокая, но она не 100%. Это означает, что какое-то небольшое количество случаев в процентном отношении смертельных может быть летальных, как мы говорим, может быть и в группе вакцинированных. Но получить 96%-ю или 97%-ю гарантию, по-моему, гораздо лучше, чем 0%, правда?

Оксана Галькевич: Точно совершенно.

Тверская область пишет: «Я привился, потому что боюсь больниц», – ну это на самом деле, да, друзья, аргумент, почему нет.

Константин Чуриков: Кто был в наших больницах, тот знает.

Оксана Галькевич: Кто ждал скорую девять дней, как я, тот тоже побежал сразу прививаться, даже не думая ни о чем.

Константин Чуриков: Николай Александрович, вы все знаете, может быть, вы знаете, где «КовиВак»?

Оксана Галькевич: Люди спрашивают.

Константин Чуриков: Нижний Новгород: «Хочу привиться, нет «КовиВака», только разговоры, что у нас уже пять вакцин».

Николай Крючков: Ну, по умолчанию могу так сказать: не ждите «КовиВака», потому что по «КовиВаку» ни одной публикации нет. Да, он гораздо менее реактогенен, чем «Спутник V», но он и гораздо менее имммуногенен, по всей видимости, и, скорее всего, клиническая эффективность у него тоже меньше. Почему я говорю «скорее всего»? – потому что ни одной публикации по «КовиВак» нет. Есть зато данные по китайским и индийским подобным вакцинам, которые показывают, что да, с иммуногенностью там проблемы, в отношении предшествующих линий она составляет где-то от 60 до 70% всего, но никак не 90% с лишним, это я говорю от любой формы заболевания. И побольше, в районе 80%, идет от тяжелого течения, от летального исхода, в районе 85–90%, но все равно ниже, чем у «Спутника».

Поэтому, если у вас уж совсем каких-то противопоказаний к «Спутнику» нет медицинских явных, то тогда, соответственно, делайте «Спутник». Если уже есть, ну тогда ждите «КовиВак», но сильно не надейтесь его в ближайшее время найти, потому что выпуск продукции пока массово не налажен. На сегодняшний день, по информации официальной, всего 400 тысяч, я так понимаю, человек вакцинировались за все время «КовиВаком» по стране.

Оксана Галькевич: Да, а «Спутником» уже несколько миллионов, даже, может быть, десятков миллионов, по всему миру в том числе.

Николай Крючков: Несколько десятков.

Оксана Галькевич: Да. Вы знаете, Тюменская область пишет, что «наши вошли в раж и аж пятую вакцину за короткий срок состряпали». Я вот прочитала это сообщение и думаю: господи, люди, ну как же вот упало у нас уважение к труду ученого! Что значит «состряпали»? Ну почему вот мы так о своих специалистах? Костя, вот у тебя папа ученый.

Константин Чуриков: Ну, люди имеют право задавать вопросы. Папа ученый, я тоже папе задаю вопросы.

Оксана Галькевич: Это не вопрос, Костя, это вывод, это рассуждение.

Константин Чуриков: Я тоже папе задаю вопросы.

Оксана Галькевич: Ты молодец.

Константин Чуриков: Москва пишет: «Отстаньте от хроников со своими вакцинами, колитесь сами хоть переколитесь, включая ведущих, им персонально дополнительная вакцинация показана три раза», – спасибо. По поводу хроников, ну правда, очень много вопросов.

Николай Крючков: Проблема с хрониками следующая, что, как мы знаем, возраст и наличие тяжелых хронических заболеваний – это очень мощный фактор риска неблагоприятного исхода самой коронавирусной инфекции. С другой стороны, конечно же, вакцинация в этой группе людей тоже частично затруднена. Почему? Потому что нужно, так сказать, предупредить развитие всяких нежелательных явлений.

Значит, как временное пока понимание, как временное руководство к действию, алгоритм действий я могу отметить следующее. Если есть хроническое заболевание, даже тяжелое, но оно стабильное и вы лечитесь, вы получаете обычное лечение, препараты принимаете и состояние стабильное, вакцинироваться можно. Если состояние нестабильное, например, бронхиальная астма и появились приступы такие выраженные, либо сахар не контролируется на фоне сахарного диабета, либо боль в области груди участилась, появилась одышка и прочее при ишемической болезни сердца и так далее, в этот период вакцинироваться не надо. Нужно стабилизировать свое состояние, и после этого где-то через 3–4 недели можно спокойно вакцинироваться, по крайней мере уже много людей…

Ну представляете, европейцы, да, у них был перебор в той же Норвегии, когда они вакцинировали глубоко больных и очень старых людей лежачих, в том числе получающих паллиативную терапию. С моей точки зрения, это странный, конечно, подход был, но они жили в домах престарелых и считалось, что им помогают. И показано, что в этой группе действительно смертность, в том числе от последствий вакцин, ну напрямую там связи нет, просто статистически она действительно выше стала. Так вот если, конечно, у вас тяжелое заболевание, тем более онкологическое, паллиативное лечение принимаете, если вы лежачий пациент, то, конечно, вакцинацию лично я вам не могу рекомендовать. В этом случае ваш выбор – это изоляция от окружения, и то окружение, которое к вам ходит, с которым вы контактируете, оно должно быть вакцинировано, вот это наиболее правильный сценарий.

Во всех остальных случаях вакцинация однозначный выбор. Ну по всем данным из Аргентины, из Сан-Марино, если говорить про «Спутник V», из России, хотя у нас, еще раз говорю, неполная прозрачность данных, это сильно мешает, конечно, в плане, так сказать, научного обоснования эффективности вакцин, но благо Аргентина и Сан-Марино есть, которые эти отчеты делают. И по другим вакцинам есть масса информации, из Соединенных Штатов Америки, Великобритании, Израиля, арабских стран, Японии, так что информации сейчас уже очень много, которая говорит о том, что вакцины работают, они высокоиммуногенные и высокоэффективные, в отношении дельта-штамма эффективность немножко снижается, может быть, на 10%, но не кардинально, они все равно продолжают работать. И кроме того, мы знаем, что предотвращаются практически близко к 100%, ну не 100%, 98%, 96%, 97%, тяжелое течение заболеваний, госпитализации и смерти, в меньшей степени, в районе 85–90%, в зависимости от вакцины, какие-то дают 75%, это от развития любой степени тяжести COVID-19. Поэтому если мы суммируем, то однозначно вакцинация показана, конечно.

Оксана Галькевич: Вот некоторые люди делают выводы, Костя, а некоторые задают вопросы, на которые они действительно имеют право. Вот Самарская область интересуется: «Где можно ознакомиться с результатом тестирования нашей вакцины?» – какой-то вот, ну, например, «Спутника», о котором вы только что говорили. Если можно, коротко.

Николай Крючков: Да. По «Спутнику V» вышло две статьи в журнале The Lancet, они довольно прогремели в СМИ. Первая статья – это промежуточные результаты первой и второй фазы клинического исследования, вторая статья – это промежуточные результаты третьей фазы клинического исследования. Ждем еще одну статью по промежуточным результатам. Что касается «ЭпиВакКороны», есть только одна статья по промежуточным результатам по первой и второй фазе, она в российском научном журнале была опубликована. Что касается «КовиВака», как я сказал, нет ни одной научной публикации. Но по всем этим вакцинам все эти отчеты промежуточные пока, естественно, лежат в Министерстве здравоохранения и в экспертной организации, это ФГБУ «НЦЭСМП», которая проводит экспертизу лекарственных средств в рамках регистрации государственной и в рамках выдачи разрешений на клинические исследования. Так что там вся эта информация есть, но, к сожалению, опубликована не по всем вакцинам, собственно, это правда, да.

Оксана Галькевич: Спасибо.

Константин Чуриков: Стой, Оксана, как можно отпустить Николая Александровича из эфира без ответа на вопрос Ленинградской области: «Почему место вакцинации на руке магнитит?»

Николай Крючков: Ха-ха-ха!

Константин Чуриков: В чем его секрет?

Оксана Галькевич: Ха-ха, Костя!

Николай Крючков: Вы знаете, вот этот феномен… Я долго не буду на это время уделять… На самом деле он связан с особенностями пота, как я понимаю.

Константин Чуриков: А-а-а…

Николай Крючков: По крайней мере дискутируется вопрос, я так понимаю, окончательного ответа нет, но подозреваю, что это свойство пота. Магнитных каких-то свойств и так далее не выявлено; более того, по горячим следам и я, и мои вакцинированные коллеги и так далее, все проверили, ни у кого ничего не магнитится, поэтому…

Оксана Галькевич: Слушайте, я тоже удивилась. Вы так серьезно стали отвечать на этот вопрос… У меня тоже ничего не магнитится, Костя.

Константин Чуриков: Да у меня тоже ничего…

Оксана Галькевич: Может, это просто потный зритель нам написал, ха-ха?

Константин Чуриков: Оксана-Оксана…

Оксана Галькевич: Ну а что? Спасибо.

Константин Чуриков: Николай Крючков был у нас в эфире, генеральный директор контрактно-исследовательской компании, иммунолог, кандидат медицинских наук.

Это смотря в какое время дня, понимаешь, лучше, конечно, с утра и вечером…

Оксана Галькевич: И Wi-Fi я не раздаю, Костя.

Константин Чуриков: …когда, по идее, человек принимает душ.

Оксана Галькевич: Надо душ принимать утром и вечером. И зубы чистить два раза!

Константин Чуриков: Ну это уж… Ну слушай, уж если вести пропаганду, то по полной здорового образа жизни.

Оксана Галькевич: Вообще полного образа жизни.

Константин Чуриков: Мы продолжим через пару минут. О россиянах, о нас без рыбы через пару минут.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (1)
Яков
И где же наши комментарии, уважаемые редакторы? Они Вам настолько неугодны, что Вы их убрали. Так мне не сложно повторить: никаких вопросов по жижинации у меня никогда и не было, ибо не вакцинировался и не буду. Ни за что и никогда!