Валентина Иванова: За 35 рублей никакие рациональные нормы питания школьнику предложить невозможно! Значит, в регионе нет соответствующего закона

Валентина Иванова: За 35 рублей никакие рациональные нормы питания школьнику предложить невозможно! Значит, в регионе нет соответствующего закона
Коронавирус: эпидемию не остановить? Проблемные регионы. Без потрясений: детский хоспис. Работа над поправками в Конституцию. Маткапитал – на игрушки
Глобальные эпидемии: что нам грозит?
Как сегодня относятся к китайцам в России. Сюжет из Челябинской области, Благовещенска и Москвы
Сергей Лесков: Государственные деньги часто токсичны. Особенно для бизнесменов, поэтому они и не рискуют участвовать в нацпроектах
Ирина Киркора: Когда каждый гражданин знает Конституцию и закреплённые в ней свои права, ему будет проще общаться с любым должностным лицом
Дмитрий Журавлёв: В чистом рынке выживает только производство табуреток. Всё, что имеет 2-3 уровня технологических связей, в этой системе не выживает
Что нужно знать о коронавирусе нового типа 2019-nCoV
Эпидемия спама
Маткапитал - на игрушки?
Владимир Малахов: Общая сумма тепла на планете меняется очень мало
Гости
Валентина Иванова
председатель Всероссийского педагогического собрания, ректор Московского государственного университета технологий и управления им. Разумовского
Евгений Тимаков
главный врач медицинского центра, врач-педиатр

Ольга Арсланова: Ну что же, мы продолжаем. Сейчас – к главным темам этого дня.

Петр Кузнецов: Мы предлагаем поговорить о питании наших детей, потому что этому президент тоже уделил внимание во вчерашнем послании, поставив четкую задачу – обеспечить все начальные классы во всех школах, во всех субъектах бесплатным горячим питанием.

Ольга Арсланова: Давайте вспомним, как это было.

Владимир Путин, президент Российской Федерации: «Все должны себя чувствовать в равных условиях. Не должны дети и родители, которых часто сегодняшнее положение унижает, чувствовать, что они даже ребенка прокормить не могут. Предлагаю направить средства из трех источников: федерального, регионального и местного. Но вопрос не только в деньгах. Нужно создать в школах и необходимую инфраструктуру, оборудовать столовые и буфеты, наладить систему снабжения, и, безусловно, качественными продуктами. Обращаю внимание, что даже во время Советского Союза этого не делалось, как я уже сказал. Не позднее 1 сентября 2023 года младшие школьники во всех субъектах федерации по всей стране должны быть обеспечены бесплатным качественным горячим питанием».

Петр Кузнецов: Ну, раз уж об этом зашла речь, давайте выяснять, как это происходит сейчас. Кто управляет, кто занимается организацией, поставкой? За какие деньги кормят наших детей? Каково участие родителей в этом процессе? Очень много вопросов.

Ольга Арсланова: Кстати, опыт родителей тоже очень интересен.

Петр Кузнецов: Абсолютно.

Ольга Арсланова: Поэтому звоните в прямой эфир, рассказывайте, чем ваши дети сейчас питаются, не отказываются ли они от этих горячих завтраков и обедов в школе, сколько вы за это пока что платите и как вы относитесь к инициативе, о которой говорил президент. Звоните.

Петр Кузнецов: Мы ждем ваши звонки, SMS-сообщения с историями.

А пока начнем разговор с нашим экспертом – это Валентина Иванова, ректор Московского государственного университета технологий и управления имени Разумовского. Здравствуйте, Валентина Николаевна.

Ольга Арсланова: Здравствуйте.

Валентина Иванова: Добрый день.

Ольга Арсланова: Давайте поговорим для начала – это, что всегда волнует наших зрителей – о финансовой составляющей. Сейчас мы за эти обеды платим, завтраки бесплатно. Это если о Москве говорить. Обеды для бедных семей при наличии какой-то льготы бесплатные, но для всех остальных – платные. Сколько нужно государству примерно денег для того, чтобы это стало бесплатно для всех?

Валентина Иванова: Ну, по нашим оценкам, школьное питание, если его полностью финансировать из федерального и регионального бюджета, составляет около триллиона рублей. То есть это колоссальные деньги. И конечно…

Ольга Арсланова: Триллион рублей в год?

Валентина Иванова: Триллион рублей в год. И соответственно…

Ольга Арсланова: Понятно.

Петр Кузнецов: Но там три источника назывались.

Валентина Иванова: Президент говорит о том, что мы этот переход будем делать в течение нескольких лет. И первое – это обеспечить для школьников начальных классов (с первого по четвертый) бесплатным горячим питанием. Тут уже идет вопрос не только о льготных категориях населения, а полностью все школьники начальных классов должны получать горячее питание.

Петр Кузнецов: Вот что здесь ключевое? Бесплатное горячее питание – сейчас оно какое, как правило? Платное горячее? Или бесплатное холодное? Или платное холодное?

Ольга Арсланова: А можно я расскажу? У меня как раз ребенок в первом классе. Что называется, по свежим впечатлениям.

Вот меню. Обед, горячий обед, 150 рублей примерно он стоит. Ну, 130–150 – в зависимости от того, какое меню в тот или иной день. Кстати, выбрать нельзя, там фиксированные блюда. Салат где-то в пределах 30 рублей. Суп – 40. Второе – 50–60 рублей.

И у меня большой вопрос: насколько качественным может быть продукция за такие деньги? И это еще, заметьте, она платная. Бесплатный завтрак, как мне ребенок говорит, есть вообще невозможно.

Валентина Иванова: Дело в том, что действительно необходимость введения полностью бесплатного горячего питания как раз связана с такого рода ситуацией. Более того, она ведь еще в большей степени отличается от региона к региону. Это 150. А есть и 70. А есть и те, которые и за 50, и за 40.

Ольга Арсланова: Это же вообще есть нельзя.

Валентина Иванова: Об этом-то и речь. Поэтому такого рода обращений в течение весны и лета прошлого года было достаточно много. И неслучайно Государственная Дума сейчас приняла соответствующий законопроект в первом чтении, который гарантирует качественное, безопасное и сбалансированное питание в школах, прежде всего в начальных классах. Этот законопроект инициировали председатель Государственной Думы Вячеслав Викторович Володин и председатель Совета Федерации Валентина Ивановна Матвиенко. То есть ситуация, конечно, зашла в определенной мере в тупик, когда крупнейшие руководители страны и парламента выступают с такого рода инициативами.

Ну и дальше, конечно, возникал вопрос: а кто будет финансировать? Как продвигать, реализовывать этот законопроект? И здесь уже потребовалось участие президента страны, включение этого соответствующего положения или раздела в послание президента. Ну и теперь понятно, что основные тяготы возьмет федеральный бюджет с подключением региональных бюджетов.

Ольга Арсланова: Ну а кто же еще?

Валентина Иванова: Соответственно, здесь мы говорим о качественном и сбалансированном питании. Вы задали, Петр, вопрос: а что здесь главное? Во-первых, по финансированию мы понимаем, что это обязательство федерального бюджета. И в послании президента Владимир Владимирович поставил соответствующие точки над «i».

Дальше возникает вопрос, чтобы это было сбалансированное и, как президент сказал, здоровое питание. А здоровое питание – это означает сбалансированное по макро- и микронутриентам соответствующим образом и безопасное питание.

Петр Кузнецов: Мы об этом, кстати, чуть позже еще с медиком поговорим отдельно – о том, каким оно должно быть в идеале для школьников.

Валентина Иванова: Тоже требуется, чтобы эти вопросы рассматривали. Я хочу сказать, что в целом ряде регионов приняты свои региональные законы, в соответствии с которыми питание в школах должно осуществляться на основе рациональных норм потребления, необходимого для детей соответствующего школьного возраста: начальные классы, более старшая группа и так далее, и так далее. И очень важно, чтобы такого рода законопроекты были приняты во всех регионах страны. Тогда можно говорить о питании уже и старших школьных возрастов.

Но сейчас очень важно, что для первого-четвертого класса будет финансироваться не по остаточному принципу питание, а на основе рациональных норм потребления, необходимых для ребенка в этом возрасте. Поэтому здесь, исходя из послания президента, должен быть наведен жесткий порядок в отношении питания наших детей.

Ольга Арсланова: Смотрите. Вот то, что сейчас детям продают за деньги родителей – это тоже как вроде соответствует всем нынешним стандартам и нормам. Вот как их описывают наши зрители.

«Кормят в столовой за 35 рублей, – это Ахтубинск. – Выбора нет, продукты самые дешевые. Булки, холодная каша, самые дешевые сосиски. Гастрит и панкреатит в одной тарелке». Пишут, что дети в сельской школе в Ярославской области ничего не едят. В городах больших та же история. Москва: «Сами раньше готовили повара, а теперь кормят привозной едой, которую только разогревают. Дети от нее отказываются».

То есть представьте себе ситуацию, если эти все каналы поставок останутся теми же, продукты будут теми же (соответствующими, естественно, всем нормам, как и сейчас), но на них будут выделяться огромные бюджетные деньги, которые будут уходить в никуда. Дети просто будут оставлять всю эту еду на столе.

Валентина Иванова: Тут я бы с вами поспорила. В каком плане? То, что вы прочитали, то, что написал наш телезритель из Ахтубинска – это означает, что в соответствующем регионе нет своего регионального закона о рациональных нормах питания для школьников. Потому что мы понимаем, что за 35 рублей никакие рациональные нормы реализовать и предложить ребенку невозможно.

Ольга Арсланова: То есть должна быть какая-то минимально допустимая сумма, да?

Валентина Иванова: Смотрите. Утверждаются национальные нормы питания, а затем на них идет расчет финансовых средств. Не с финансовых средств начинается расчет, сколько потреблять ребенок должен, а на основе норм, которые необходимы для него в этом возрасте. А затем – финансовое обеспечение.

И если такой региональный закон принят, то тогда для бюджетной системы региона это приоритет. И таких регионов, я могу сказать, не больше пяти-шести в Российской Федерации. И один из пилотных – это Ульяновская область, где практически уже пять лет реализуется этот региональный закон о рациональных нормах потребления, и на основе этого считается раздел в региональном бюджете. То есть финансы выделяются в полной мере, которые необходимы для потребления ребенка.

Петр Кузнецов: Мне кажется, тут все-таки еще важно уточнить, что по закону «Об образовании» школы не обязаны бесплатно кормить школьников, они занимаются только организацией. Может быть, и с этим в том числе связана сложность?

Валентина Иванова: Это обязательство региона – кормить льготные категории. Вот в Ульяновской области тот закон, о котором я говорила, он касался только льготных категорий семей. Президент как раз и сказал в послании, что нужно в начальной школе обеспечить питание для всех школьников, не выделяя льготные или семьи, так сказать, с нормальным достатком и так далее. То есть здесь уйти от неравенства. И, наверное, это правильно.

Потому что мы с вами сплошь и рядом видели, когда за родительскую плату нормально кормят, а за бюджетные деньги, тем более в тех регионах, где нет соответствующего регионального закона, там идет, как в Ахтубинске, за 35, порой за 45 и так далее. То есть, конечно, льготные категории детей воспринимали себя ущемленными.

И вот сегодня мы говорим о том, что с 1 сентября здесь ситуация должна кардинальным образом измениться. И я как председатель Всероссийского педагогического собрания… Мы практически получили определенное задание от президента страны – провести соответствующий мониторинг.

Петр Кузнецов: Объясните, пожалуйста, почему три года. Почему? Очень многим кажется, что в таких масштабах обозначенных…

Валентина Иванова: С 1 сентября 2020 года, а полностью – с 1 сентября 2023 года.

Петр Кузнецов: Почему три года на организацию? Это нормально? Это нормальные сроки?

Ольга Арсланова: Это такой длительный процесс?

Петр Кузнецов: Это длительный процесс для такого, казалось бы, простого дела?

Валентина Иванова: Но ведь дело в том, что поставлена задача – переоснащение пищеблоков. И здесь соответствующие…

Петр Кузнецов: Именно в этом дело, да?

Валентина Иванова: Конечно. Оборудование, соответствующая инфраструктура.

Петр Кузнецов: А где-то и пристройка, если нужно.

Валентина Иванова: А где-то и строительство соответствующих пищеблоков. Я знаю, что есть школы, где планировалось еще в советское время построить столовую – не достроили. И стоит этот долгострой, уже разрушился. А дети как питались на коленках, так и питаются.

Ольга Арсланова: Подождите. Почти во всех школах, которые были построены в советское время, была своя столовая и свой пищеблок, где готовили повара.

Валентина Иванова: Да.

Ольга Арсланова: Не было такого, как сейчас.

Валентина Иванова: На излете советской истории строили и не доводили до конца. И вот это все осталось в наследство, которое сейчас… Дальше уже, как говорится, откладывать некуда. Будет соответствующим образом решено. И на это потребуется время, конечно.

Ольга Арсланова: То есть родители могут рассчитывать на то, что еда опять будет готовиться в самой школе, а не будут ее привозить в лоточках, как сейчас?

Валентина Иванова: Тут дело в том, что организация питания – это функция и прерогатива муниципалитета и региона. Правильно Петр сказал, что школа только создает условия, а организация…

Петр Кузнецов: Ну как? Просто по закону.

Валентина Иванова: И здесь вопросы закупок. Вот та ситуация, о которой мы говорили с самого начала – 35 или 150 рублей за один обе – это зависит от того, как будет проведена система закупок соответствующих продуктов, в том числе сельскохозяйственных продуктов. И здесь надо сказать, что не каждый регион разбирается с этим процессом достаточно серьезно. Регионы, которые выставляют школьное питание на аукцион, действуют неправильно.

Петр Кузнецов: Вы имеете в виду конкурс?

Валентина Иванова: На аукцион, на аукцион. То есть это по меньшей цене. Выигрывает тот, кто дал меньшую цену. А вот конкурс – это когда условия.

Петр Кузнецов: По выбору организации?

Валентина Иванова: Конечно. Выбор организации с опытом, со стажем, с профессионально подготовленными…

Петр Кузнецов: А сейчас это, как правило, именно аукцион, да?

Валентина Иванова: Но это неграмотные регионы. А есть, к сожалению, такие, которые эту ситуацию не до конца изучили. Хотя есть соответствующее постановление Правительства Российской Федерации от 2016 года № 99, где как раз указано, что по наиболее жизненно важным случаям обеспечения населения идет процедура конкурса. Следовательно, школьное питание – это как раз есть тот случай, когда наиболее серьезное обеспечение и решение социальных проблем населения. И здесь, конечно…

Москва идет по конкурсу. Санкт-Петербург сейчас переходит на конкурсные начала. Ульяновск по конкурсу работает. Целый ряд. Тамбовская область по конкурсу, Владимирская область. Ну, я уже перечислила десять регионов. А в каждом другом, через один надо смотреть, есть ли аукцион. А это означает, что меньшая цена.

Ольга Арсланова: Слушайте, вы помните…

Валентина Иванова: Вот этот Ахтубинск идет по аукциону, а не по конкурсу.

Ольга Арсланова: Ну, Москва идет по конкурсу. А помните, какие скандалы были с отравлениями в детских садах тем не менее? И очень много жалоб и Москвы у нас сейчас. Это тоже не гарантия.

Петр Кузнецов: Давайте мы об ответственности как раз в таких случаях тоже поговорим. Пишет Наталья из Московской области: «Очень дорого. Мера хорошая, нужно и на старших школьников ее распространить». Ну, мы об этом уже упомянули.

Валентина Иванова: Ну, здесь можно согласиться с этим, конечно. Но это этапы решения проблемы, конечно, следующий этап решения проблемы.

Петр Кузнецов: Судя по всему, следующий этап после того, как наладится для первых-четвертых классов.

У нас Наталья тоже, но уже Алтайский край, на связи по телефону. Здравствуйте.

Ольга Арсланова: Да, послушаем. Здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте, ведущие и гостья программы. Я хотела бы… Действительно, программа очень хорошая предложена Владимиром Владимировичем. Но дело в том, что наши дети… Вот мы раньше питались, наше поколение. Действительно, это стоило не очень дорого, но это было все здоровое питание, и вкусно было. Сейчас на экране, я смотрю, те столы, которые расставлены для детей. Знаете, это приятно глазу, как говорится. А у наших детей холодный чай зачастую на столах, буфетов у нас нет. Допустим, то, что приготовили в столовой, дите не может это кушать, ну не может он просто кушать такое, потому что… Ну, в общем, все это идет в помои. Он хотел бы покушать, может, в буфете приобрести что-то, а буфетов у нас нет.

Поэтому когда наш президент предложил, чтобы были оборудованы все столовые школьные новым оборудованием, всем, что необходимо, и буфетами – это было бы замечательно, потому что ребенок хотя бы там мог что-то приобрести.

Поэтому буквально надо обращать внимание на наши сельские школы. Настолько там ужасно готовится! Вот было отравление сосисками. Через некоторое время, вот буквально сегодня в Большеромановке тоже отравление школьников сосисками. Можно сказать, что негодный продукт, а у нас это едят дети. И по деревням нашим дети кушают это все. Ну и идут отравления.

Петр Кузнецов: Отравления? Вы прямо заявляете о таком массовом характере? В таком случае… Хотел сказать: «Хорошо, отравления». Нет, это не хорошо. Отравления. А дальше кто несет ответственность?

Валентина Иванова: Петр, здесь срочно должен вмешаться Роспотребнадзор. То есть это все функции Роспотребнадзора. Это первое.

И второе. В целом ряде регионов отработана система контроля родителей. Каждодневный, ежедневный контроль родителей за питанием. Есть система родительских комитетов. Есть система в каждой школе завуча, ответственного за питание школьников. И одновременно родительский комитет, дежурство ежедневное или по неделям. Тот или иной класс, родители того или иного класса ведут соответствующую работу.

И мне кажется, что такая практика должна быть расширена, потому как… Мы говорим: «Вот у нас отравления», – и так далее. Родители, ведь это же наши дети! Соответственно, мы здесь должны быть вместе со школой, потому что комбинаты…

Петр Кузнецов: То есть ответственность… Подождите. Ответственность все-таки несет школа? Мы выяснили, что есть поставщик, а есть организатор, то есть школа. Отравление случается на территории школы – значит, ответственность несет школа. А поставщик?

Валентина Иванова: Ответственность несет поставщик и тот комбинат, который выиграл школьное питание для этого образовательного учреждения. Школа не несет ответственности, несет соответствующий комбинат школьного питания. И Роспотребнадзор обязан сразу по малейшему сигналу выйти с проверкой и приостановить деятельность этого комбината. Конечно, потом возникает вопрос: а что, дети завтра вообще не получат питания? То есть здесь есть ряд сложных вопросов.

Петр Кузнецов: Тем более если он там один, например.

Валентина Иванова: Тем не менее Роспотребнадзор должен вести работу.

Петр Кузнецов: По аукциону. Тем более директор, я думаю, с одними и теми же комбинатами предпочитает долгое время сотрудничать, с одним и тем же, поэтому…

Валентина Иванова: Вы знаете, я хочу сказать, что, к сожалению, практика такая: заключают договора на 11 месяцев. Отсюда получается, что комбинаты, заключая договора на 11 месяцев, даже выиграв контракт, минимизируют свою ответственность перед школой.

Ольга Арсланова: Понятно.

«Чем кормят вашего ребенка в школе?» – вот такой вопрос наши корреспонденты задавали жителям разных городов. Давайте посмотрим, что получилось.

ОПРОС

Петр Кузнецов: Давайте побеседуем со специалистом. Все-таки сам президент уделил такое внимание питанию нового поколения. Давайте попробуем объяснить с медицинской точки зрения. У нас на связи Евгений Тимаков, главный врач медицинского центра, врач-педиатр. Здравствуйте, Евгений.

Ольга Арсланова: Здравствуйте.

Петр Кузнецов: Слышите нас?

Евгений Тимаков: Да.

Ольга Арсланова: Добрый вечер.

Петр Кузнецов: Да, мы вас тоже видим. Отсутствие горячего питания в середине дня для подрастающего поколения, для школьников, тем более с первого по четвертый классы, – насколько это опасно? И какие последствия? Потому что есть экспертное мнение, что каждый год неправильного питания ребенка – это минус два с половиной года общей продолжительности жизни.

Евгений Тимаков: Ну, честно говоря, данных о том, что неправильное питание – минус два с половиной года жизни у каждого ребенка, к сожалению, нет. Может, и к счастью, что нет. А вот то, что отсутствие полноценного и качественного питания влияет на здоровье малыша, влияет в дальнейшем на его эндокринную систему, на репродуктивную функцию и на умственную деятельность ребенка – это однозначно.

Валентина Иванова: Это факт.

Евгений Тимаков: То есть малыш, который не получает полноценных калорий, не получает незаменимых аминокислот, не получает горячего питания в первую очередь, потому что из холодного питания не усваиваются должным образом белки, жиры и углеводы, – этот ребенок, соответственно, недополучает строительных кирпичиков для организма, чтобы организм рос и закладывались на будущее фундамент будущего здоровья.

Потому что малыши в этом возрасте, особенно младшие школьники, дети в детских садах – у них идет активный период роста, активный период жизни. У них в школе появляется дополнительная нагрузка – умственная нагрузка. Дополнительная физическая нагрузка – это физкультура. Потому что не все дома имеют возможность заниматься физкультурой, и сейчас, к сожалению, качество физического воспитания не везде пропагандируется. И они получают огромнейшую потребность в дополнительной энергии.

Приходя малыш в школу… А дома до этого он кушал четыре раза, ну, три-четыре, кто как, кто-то пять раз питается. А приходя в школу, малыш перестраивается на новые рельсы, соответственно. Раз в пять часов ребенок должен получать питание. В школе же дети находятся в основном от шести до восьми часов, а если брать продленку, то это, может быть, еще больше. Соответственно, из холодных продуктов, которые сейчас в большинстве школ… То есть не организовано горячее питание. А еще хуже – то, что в школах позволяют детям покупать и употреблять легко усваиваемые углеводы…

Ольга Арсланова: Это же самая любимая история у детей, да.

Евгений Тимаков: Булочки, чипсы и все остальное. Это еще хуже. То есть мы даем ребенку легко усваиваемые углеводы, которые быстро стимулируют работу головного мозга, не давая при этом строительных кирпичей для дальнейшего развития.

Ольга Арсланова: Евгений, а какой должна быть еда для того, чтобы ученик младших классов рос здоровым? Что он должен съесть днем, пока он в школе находится?

Евгений Тимаков: Во-первых, утром он должен получить энергию, калории основные на будущее, на первые уроки до обеда. То есть это должна быть пища, которая содержит длительные углеводы так называемые.

Ольга Арсланова: Каша, например.

Евгений Тимаков: Это могут быть белки. Это может быть яйцо, омлет, запеканка. Это то, что он получает утром. Бутерброды с хлебом, соответственно. То есть то, что усваивается долго. В обед же он должен получить ту пищу, которая подпитывает его в течение дня во время нагрузок и легко при этом усваивается.

Петр Кузнецов: Мне родители всегда говорили, что главное на обед – это суп поесть. Вот это главное.

Валентина Иванова: Горячее блюдо.

Ольга Арсланова: Правильно говорили?

Евгений Тимаков: Да, все правильно.

Петр Кузнецов: Очень коротко. Как вы относитесь к еде из дома?

Ольга Арсланова: Взять с собой.

Евгений Тимаков: Еда из дома? Двоякая ситуация. Во-первых, она в большинстве случаев холодная, очень мало родителей дают горячее питание детям. Это первое.

Второе. Если в школе жарко, то за шесть часов пребывания в школе…

Валентина Иванова: Она портится.

Евгений Тимаков: …в этой еде размножаются уже патогенные бактерии, и ребенок просто может отравиться. А если это было вчерашнее, то еще хуже.

Ольга Арсланова: Спасибо большое.

Петр Кузнецов: Спасибо. Евгений Тимаков, главный врач медицинского центра, врач-педиатр.

Ольга Арсланова: Валентина Николаевна, будем заканчивать. Главный итог – задача поставлена президентом. Насколько она кажется реалистичной вам? Вы понимаете, как все устроено сейчас. Успеют ли за эти ближайшие три года все перестроить под новый функционал?

Валентина Иванова: Если говорить по начальным классам, то в настоящее время около 80% по Российской Федерации обеспечены питанием. Следовательно, с 1 сентября эта проблема будет решена в большинстве регионов.

Петр Кузнецов: Уже этого года?

Валентина Иванова: В большинстве регионов.

Петр Кузнецов: Спасибо большое, спасибо. Валентина Иванова, ректор Московского государственного университета технологий и управления имени Разумовского. Спасибо большое.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (1)
Анна
Пробу сними! Если зашёл разговор "о раньше". В каждой школе был медицинский кабинет! А сейчас? Медработник ЕЖЕДНЕВНО снимал пробу, контролировал работу пищеблока (чистота, порядок хранения продуктов, вес порций и т.д.). Были районные санэпидемстанции- тоже постоянный контроль за питанием детей. Санэпидстанции "оптимизировали" как и школьных врачей. Сейчас в школах "нянек" полно: охранники, психологи, соцработники и т.д. и т.п., но... медиков нет? Привозные готовые "обеды"- это дополнительные риски для здоровья и жизни наших детей . Кто следить за чистотой ёмкостей, в которых везут еду, кем,где, и в каких условиях эта еда готовится? Вопросов много, ответов нет ? И ещё один вопрос: пройдет избирательная кампания едроссов в госдуму , и оптимизация начнётся вновь. И ещё: ссылаться будут на детей: они не едят; родители не хотят; и другие причины придумают в регионах, чтобы сэкономить , "денег нет, вы не хотите, поэтому от горячих обедов мы отказываемся?

Выпуски программы

  • Все видео
  • Полные выпуски