Валерий Оськин: Если делать подарок своими руками от безысходности, то он не будет «работать»

Гости
Валерий Оськин
председатель правления Национальной конфедерации «Развитие человеческого капитала»

Ольга Арсланова: А теперь давайте-ка с замиранием сердца посчитаем, сколько нам предстоит потратить денег в ближайшие праздники. На этой неделе в рубрике «Реальные цифры» мы спрашивали, сколько наши зрители собираются потратить на новогодние подарки. И вот самое время подвести итоги.

Виталий Млечин: Да. Давайте начнем только с того, что вот портал Superjob провел опрос, для начала. Выяснилось, что большинство – почти 70% – собираются одаривать своих родственников. Своим вторым половинам приготовят подарок 38% респондентов, друзей поздравят 23%, 13% не забудут одарить себе (что тоже логично), а 10% приготовят презенты для коллег. А вот 16% опрошенных никого не будут поздравлять на Новый год. Я еще раз напомню, что это данные опроса портала Superjob.

Ольга Арсланова: И вопрос, который людям задавали: «Сколько денег вы собираетесь потратить на подарки?» Средняя сумма составила 4 700 рублей – это подарки для родственников. Себе – среднестатистическому россиянину подарок обойдется в 4 500 рублей. На подарок супруге/супругу, возлюбленному – примерно 4 300 рублей (уже меньше, чем себе). Подарки друзьям обойдутся примерно в 3 700 рублей, а коллегам – в 3 100 рублей.

Давайте посмотрим на результаты нашего опроса Общественного телевидения России.

Виталий Млечин: Да. Они, скажем прямо, немножко отличаются.

Ольга Арсланова: Половина, точнее, 51% сообщили, что не планируют покупать подарки вообще и объясняют это соображениями экономии. Вот, например, несколько сообщений. Пишут нам из Орловской области: «Моя зарплата – 11 тысяч. Хватило бы на хлеб. Впереди короткий месяц, а это в два раза меньше зарплата. На подарки в итоге – ноль рублей».

Виталий Млечин: Но все-таки на Новый год хочется хоть и скромно, но порадовать своих близких. И вот сообщение из Саратовской области: «Подарки подарим только внукам – игрушки и сладости. Отложила 3 тысячи, по тысяче каждому. Живем на пенсию».

Ольга Арсланова: Ну и вот, например, экономить в этом году приходится больше. Об этом пишут нам многие зрители. Не хватает ни на новогодний стол, ни на подарки. Вот сообщение из Самарской области: «В прошлый Новый год двум детям были подарки по 2 тысячи рублей каждому. В этом году уже по тысяче рублей каждому». Вот так на детей деньги и остаются.

Виталий Млечин: Ну, к счастью, есть и такие, кто может позволить себе побаловать и близких, и себя. Вот SMS из Курганской области: «Уже потратили 20 тысяч рублей. Надо бы еще».

Ольга Арсланова: В среднем наши зрители планируют потратить на подарки в этом году в сумме 5 258 рублей. Максимальные расходы на эти цели планируют жители городов федерального значения – Петербурга, Севастополя и Москвы, а также Бурятии, Омской и Курганской областей. Минимальной суммой – от 100 до 500 рублей – планируют обойтись в Приморье, Пермском крае, Кемеровской, Пензенской, Псковской и Тверской областях.

Давайте об этих цифрах и о том, что они нам раскрывают, поговорим прямо сейчас с нашим гостем. Мы приветствуем в студии председателя правления НК «Развитие человеческого капитала» Валерия Оськина. Валерий Валентинович, здравствуйте.

Виталий Млечин: Здравствуйте.

Ольга Арсланова: И, как всегда, просим наших зрителей принимать участие в беседе. Звоните и рассказывайте, на какую сумму рассчитываете вы, какой подарок вам хотелось бы получить и сколько вы готовы потратить. Ну, естественно, и о других новогодних тратах тоже будем говорить.

Желание населения… точнее, не желание, а иногда даже необходимость населения экономить на праздниках, на каких-то ярких моментах говорит о том, что тяжелее становится жить?

Валерий Оськин: Говорит.

Виталий Млечин: Что просто больше не на чем уже экономить?

Ольга Арсланова: Либо, может быть, это нормально? Может, просто меняется отношение к празднику, это нечто необязательное?

Валерий Оськин: Ну, вообще, если про отношение к празднику, то раньше, до Петра, этот праздник назывался Васильев день, и дарили свиные головы. Так что отношение к празднику у нас устойчивое. Новый год как бы переходит, несмотря на смену общественных формаций в России, он переходит и он стал уже таким всенародным праздником. И поэтому здесь отношение ни при чем.

Конечно, материальное положение – это безусловно. Вот примеры разные приводили, да? Ну, есть пример. Дед Мороз привез подарок, он говорит: «Слушай, ты его под елку не ставь, а сразу в гараж». Тоже подход, да? Вот эта картинка показывает, но есть же и другая картинка. И вот я вам другую картинку сейчас и предъявлю. Управление делами президента – 35,9 миллиона рублей на новогодние подарки и празднества.

Виталий Млечин: Это еще довольно скромно.

Валерий Оськин: Минобороны – 27 миллионов рублей. Генпрокуратура – 25 миллионов рублей. Закупила сувениры, картины с изображением здания прокуратуры, подарочные часы и расписную посуду. Росгвардия – 20,5 миллиона рублей. Ну и так далее. И теперь сравните с теми цифрами, которые вы озвучивали. Есть разница?

Виталий Млечин: Ну да. Но тут мы говорим все-таки о людях, а тут – организации, и они такие большие, крупные.

Валерий Оськин: А здесь мы говорим о людях. Одна из серьезных позиций во всех этих тратах – это подарки детям, подарки коллегам. Конечно, эти цифры удручают, вернее, вот такое сочетание цифр. Нет, я этим цифрам рад. Но я был бы рад, чтобы также серьезные цифры могли озвучивать нам сейчас люди. Вот звонят в студию и говорят: «Слушайте, что вы там говорите ерунду? У нас реальные и хорошие, мы можем себе позволить больше, чем в прошлом году».

Ольга Арсланова: Скажите, а при какой зарплате в идеальном мире люди могут себе позволить подарки, ну, хотя бы несколько тысяч рублей потратить на подарки? А при каком уровне дохода это уже становится серьезным обременением? Тогда мы, может быть, с вами сейчас сделаем вывод и о зарплатах примерных наши зрителей, которые заявили, что нет денег вообще на праздник?

Валерий Оськин: Ну, я бы не стал корреляцию прямую проводить между праздником и зарплатой. Жили в советское время, видели, что зачастую дарить можно, ну, практически не тратясь особенно: самодельные подарки, игрушки детям. Все это было, да? Кстати, положительная сторона, если это начнет возвращаться. Берем те же страны, которые мы упорно называем развитыми, ту же Америку – там считается очень правильным… Если хотите, я вам цифры озвучу, разница очень большая в зарплатах. И там считается очень хорошим подарком самодельный подарок для детей, для гостей, для коллег на работе.

Виталий Млечин: Главное – внимание?

Валерий Оськин: Внимание. Поэтому прямой корреляции здесь нет. Но вернемся к вашему вопросу. Конечно, сейчас гуляют самые разные цифры. Цифры, которые говорят о том, что стало хуже. Цифры, которые победные реляции выдают о том, что стало лучше.

Но истина – она, конечно, болтается между этими двумя, но ближе к тому, что лучше не стало. Люди видят это в магазинах, люди видят цены, люди видят на уровне зарплат. Да, они поднимаются. Да, пенсии подняли, но попробуйте на разницу в поднятой пенсии купить хороший подарок. И сразу все становится ясно, да? Если пенсионер раньше проживал на вот это, проживал, и ему подняли пенсию на 200 рублей. «Ни в чем себе не отказывай, родной, на этот Новый год!» Поэтому цифры-то не бьются с реалиями.

Ольга Арсланова: А вот о реалиях нам пишут: «Для ребенка нормальная игрушка меньше тысячи рублей не стоит. Плюс сладости, билет на мероприятие, спектакль, пусть небольшие, но развлечения». И вот пожалуйста – семья уже в долговой яме. Была даже информация о том, что россияне в банках берут кредиты на подарки и на новогодний стол.

Валерий Оськин: Совершенно верно. Ужасная практика! Чудовищная совершенно практика! Всех призываю прямо с экрана: не берите кредит на праздники.

Ольга Арсланова: То есть просто лучше сделать вид, что праздника нет?

Валерий Оськин: Сколько людей попадают в это совершенно ужасное из-за небольших сумм, которые потом претворяются в гигантские. У меня много людей знакомых квартиры потеряли, именно взяв небольшой кредит, который потом где-то там… Многие люди потом, кстати, страдают. И страдают не только от потери чего-то, а они теряют работу и не могут ее найти, потому что если они устраиваются на работу, вот эти банковские ребята приходят – и отчисляй. И там получается, что человеку бессмысленно идти на официальную работу. О чем же мы тогда говорим о «белых» зарплатах и прочем? Тогда человеку не выгодно просто после вот таких праздников идти на «белую» работу, если он ее потерял.

Ольга Арсланова: Послушаем наших зрителей. У нас на связи Свердловская область, Татьяна. Приветствуем!

Виталий Млечин: Здравствуйте, Татьяна, вы в эфире. Говорите, пожалуйста.

Зритель: Здравствуйте. Мне очень… А, с наступающим вас Новым годом!

Ольга Арсланова: Спасибо. И вас тоже.

Виталий Млечин: Спасибо большое.

Зритель: Мне очень нравится ваша программа, она ставит такие актуальные вопросы. И мы получаем актуальные ответы, но только эти ответы почему-то в реальности не совпадают с нашей жизнью. А я к вам вот с чем. Вопрос – «Реальные цифры»: новогодние подарки.

С октября месяца я из пенсии откладывала по 500 рублей. У меня шесть внуков. Младшему, которому семь месяцев, я не покупаю ничего, потому что он на молочных смесях. А те, которые возрастные, вот по 500 рублей собирала. Расставила полиэтиленовые мешочки и каждому (допустим, покупаю конфеты) поштучно раскладываю. Раньше такого не было. Заходила в игрушечный магазин, и я уже, допустим, видела: вот этой возрастной девочке – это (и еще подслушивала, что бы она хотела), мальчику – это. А сейчас не могу!

Ольга Арсланова: Не хватает, да?

Зритель: Боюсь квитанций, которые поступают, вот платежей. За платежи получила квитанцию, рассчиталась. У меня тут рецепт, лекарства. Прихожу в аптеку и говорю: «Проставьте цены на лекарства». И когда они проставят, то там больше 4,5 тысячи. Говорю: «Вы мне дайте такие, чтобы хоть немножко стресс снимать, чтобы давление снимать». Все. Остается от моей пенсии 2 700.

Ольга Арсланова: Понятно.

Виталий Млечин: Понятно, Татьяна, да. Ваша мысль ясна.

Ольга Арсланова: Спасибо.

Виталий Млечин: Спасибо вам большое. Мне кажется, в общем, тут и комментировать-то нечего, потому что, в общем, все понятно и так. Давайте посмотрим небольшой сюжет, который подготовили наши корреспонденты, как делают подарки своими руками в российских регионах, а потом поговорим об этом.

СЮЖЕТ

Виталий Млечин: Какие красивые венки! Сразу и не скажешь, что это в кустарных каких-то условиях сделано, да? То есть вот оно, удивительное рядом…

Валерий Оськин: Я очень рад, что вы повернули в эту сторону передачу, а то этот подход: «Здравствуй, Дедушка Мороз, борода из ваты! Все сама себе куплю, только увеличь зарплату»… Вот это очень правильный подход. И вопрос подарков на самом деле у человека, у которого есть руки, он решается. Людям нужно уважение. Все понимают, да? Если человек ждет от тебя большого денежного подарка – ну, это совсем другие отношения.

И есть еще одна связь Нового года с деньгами, с заработком. И я призываю зрителей: посмотрите, не потеряйте эту связь. Это срочная работа. Вот сейчас если влезть на тот же Superjob, который вы упоминали, на другие, то там очень много вакансий «упаковщик новогодних подарков». Это работа на короткий период, но она приносит иногда до 3 тысяч в день людям. И эти вакансии есть, они краткосрочные, но сейчас можно еще ими воспользоваться, этими вакансиями, потому что где-то есть работа, которая срочно требуется.

А вот к этому сюжету, который мы с вами видели, я хочу только добавить. У кого есть возможность заглянуть в интернет, посмотрите – там таких красавиц с нормальными руками гигантское количество! Что они только ни делают! Восторгаешься, как они умеют делать, из ничего делать что-то. И это тоже в наше время возможность заработка.

Ольга Арсланова: Давайте послушаем Татьяну из Вологодской области. Здравствуйте.

Виталий Млечин: Здравствуйте, Татьяна.

Зритель: Здравствуйте.

Виталий Млечин: Говорите, пожалуйста. Мы вас слушаем.

Зритель: Здравствуйте.

Ольга Арсланова: Да, вы в эфире.

Зритель: Я очень рада вас слышать. С наступающим вас Новым годом! Я, конечно, для своих родственников, для близких друзей всегда вяжу как крючком. У меня столько навязано иногда салфеток бывает, подушек, шалей. И я одариваю их этим. Ну, обычно я всегда вяжу такие узоры. Крючком можно вывязать и снежинки, и игрушки новогодние. Это очень красиво получается, и друзьям очень нравится.

Ольга Арсланова: Скажите, Татьяна, а вы бы сами какой хотели подарок получить в этом году?

Зритель: Я? Я хочу подарок получить… Ну, не знаю. Что-то такое реальное? Ну, подарок, который сделан своими руками. Но больше люблю глиняную посуду.

Виталий Млечин: Спасибо вам большое, спасибо, Татьяна. Тут, мне кажется, важный очень вопрос. Люди, которые дарят подарки, сделанные своими руками, они это делают от безысходности, потому что купить ничего не могут, или потому что им хочется сделать что-то своими руками и сделать именно такой подарок?

Валерий Оськин: Не ожидал такого вопроса. Прямо в точку! Вот если человек делает это от безысходности, то подарок не будет работать. Безусловно, надо настроиться на это: «Так у меня сейчас других забот в данный момент нет» или «Я не могу из бюджета выделить средства на вот это, но у меня есть руки, есть голова, есть возможность что-то сделать».

Чаще всего людям сложно придумать. Раньше, в советское время, для этого были журналы, газеты. Сейчас есть интернет – там еще больше. Пользоваться этим вполне можно. И если настроиться именно так… Вот я очень люблю, но редко мне удается друзьям сделать подарок. Вот уже пару десятилетий делаю очень редко. А раньше друзья как раз и ждали от меня такого подарка, несмотря на то, что я мог купить им этот подарок. Но он же уникальный! Он несет твое отношение к тому, кому даришь.

Даже у американцев, которые вообще очень прагматичные, у них считается шикарным стилем. Вот когда гость приходит домой, дети ведут и показывают: «А вот эту полочку сделал наш папа сама». А папа – вице-президент какого-нибудь крупнейшего банка, но он сам сделал. И вот это гордость всей семьи. А это, кстати, и воспитание для детей тоже, когда они будут видеть это. Оказывается – вот! Мы-то все думали: «Вот тысяча рублей, пойдем». А что за тысячу рублей можно сейчас купить детям в магазине? Этот ужас, который там есть? А потратив те же деньги на материалы, можно совершенно замечательные вещи сделать.

Виталий Млечин: А если еще вместе это все сделать, всей семьей…

Валерий Оськин: А вместе нельзя, это подарок.

Ольга Арсланова: Давайте Галину из Москвы послушаем. Здравствуйте.

Виталий Млечин: Здравствуйте, Галина.

Зритель: Здравствуйте. Я хотела рассказать о наших подарках, так как я пенсионер и мои родственники уже тоже все-таки в приличном возрасте. Одна из моих сестер, например, учительница. Она по возрастной категории внучкам специально ищет, покупает на нужные темы книги. А мы между собой и родители моего мужа, мы обмениваемся такими подарками – это закрутки с дачи. Пробежалась по магазинам, купила что-то по акции, приготовила тот же холодец – и потихонечку накрыли стол. А они приготовили свой какой-то вкусный салат и передали, как говорится, на наш стол. Вот таким образом мы и создаем праздничное настроение. И такие у нас вкусные и полезные подарки. Ну а по-другому как еще выжить в этом мире?

Виталий Млечин: Спасибо большое.

Ольга Арсланова: Спасибо. У нас остается совсем немного времени. Скажите, пожалуйста, какой подарок хотели бы вы получить на этот праздник? Что бы вас порадовало?

Валерий Оськин: Меня порадовал бы инструмент, которого у меня нет, для того чтобы сделать что-то новое своими руками.

Ольга Арсланова: Здорово!

Виталий Млечин: Давайте несколько сообщений. К сожалению, большинство – очень печальные. Вот из Новосибирской области я для себя выделил город Обь: «Какие там подарки? Настроение – ниже плинтуса. Праздники становятся в тягость, люди хмурые. У нас нынче в городе даже елочного базара нет. В прошлом году он оказался невыгоден, две трети елок оказались на свалке. Население – около 10 тысяч человек». То есть это не деревенька какая-то, а все-таки серьезный населенный пункт.

Все чаще я, например, слышу, что люди говорят: «Новый год? Мы не ждем Нового года, потому что это больше не праздник, а связано это с чем-то негативным все время: тарифы повысятся, цены повысятся». Вот все больше и больше людей не смотрят в будущее с радостью – вот будет Новый год, станет лучше, а наоборот – видят только, что хуже, хуже, хуже. Как-то можно вырваться из этого? Потому что эта тенденция наметилась уже, к сожалению, это не первый год происходит.

Валерий Оськин: Виталий, я согласен. Не просто можно, а необходимо, если человек хочет сохранить себя. Разные периоды бывают в истории стран. Для страны десяток лет – это коротко, а для нас это много, да? И разные бывают периоды. И если окунаться в негативное… Опять же много друзей знаю, которые выбираются с трудом из этого негатива. Ну, скажем, банковская сфера. Какой удар по банковской сфере нанесен, а там много достойных и замечательных людей работало. Им сложно устроиться после этого в другое.

Я знаю две категории людей. Одни: «Ха! Потерял работу? Так, новый период в жизни!» – и идет. Другие: «А что же я? А я вот никуда. А вот это я не умею, а вот это умею». Конечно, надо двигаться. И Новый год является как раз таким моментом, когда можно перешагнуть через это. И есть просто такая терапевтическая процедура – через трудовые процессы, несложные трудовые процессы, но которые требуют аккуратности, через них переделывать себя. Новый год для этого совершенно замечательно подходит.

Виталий Млечин: Спасибо вам большое за ваши советы. К сожалению, наше время истекло. У нас в гостях был председатель правления НК «Развитие человеческого капитала» Валерий Оськин. Мы поздравляем вас, его, с наступающим Новым годом.

Ольга Арсланова: С наступающим!

Валерий Оськин: Спасибо.


Подписаться на ОТР в Яндекс Дзене

Реальные цифры: новогодние траты

Комментарии

  • Все выпуски
  • Полные выпуски
  • Яркие фрагменты
  • Интервью
  • Сюжеты