Валерий Оськин: Успех надо не предсказывать, его надо делать. А для этого нужно качественное управление

Валерий Оськин: Успех надо не предсказывать, его надо делать. А для этого нужно качественное управление
Карантин за свой счёт. Экономика взаперти. Кредит для зарплаты. Наварились на гречке. Отпущение грехов. Кому паёк?
«Сказка о мертвой царевне и о семи богатырях». Продолжение
Выживание бизнеса: хватит ли помощи от государства?
Сергей Лесков: Закрытие религиозных учреждений может посеять ту самую панику, которая лучший союзник любого вируса
Как трудности меняют человека?
Ажиотажный спрос и курс доллара никак не могут влиять на цену крупы, которая уже расфасована и лежит на складах
Личный контроль: безопасность мегаполисов
Экономика взаперти
Селфи на пляже больше не в тренде. Как соцсети реагируют на карантин
Робот - друг ребёнка
Гости
Валерий Оськин
член Общественного совета при Департаменте труда и социальной защиты г. Москвы, руководитель Центра объективных мнений «социальные лифты»

Анастасия Сорокина: «Заявка в лидеры». Стартовал конкурс «Лидеры России. Политика». Победителей ждет обучение на спецкурсе в Высшей школе государственного управления и, как рассчитывают соискатели, карьера на госслужбе.

Гарантированный ли это билет в будущее? И почему желающих попасть в этот социальный лифт с каждым годом все больше? Сотни и сотни человек прибавляются в этом конкурсе. Вот это мы и обсудим в течение ближайшего времени с нашим экспертом. Валерий Оськин, руководитель Центра объективных мнений «Социальные лифты». Валерий Валентинович, добрый вечер.

Валерий Оськин: Добрый вечер.

Александр Денисов: Сотни тысяч. Поправим. Сколько на «Лидеры России»? Почти 300 тысяч. Куда им столько желающих? Вот вы мне объясните.

Валерий Оськин: Легко. Легко! На самом деле количество желающих было самым большим удивлением для тех, кто организовал конкурс. Вы знаете об этом? Потому что конкурс был задуман немножко не так. Была призвана компания. Господин Кириенко работал с ней, когда был в Росатоме. Это член нашей Конфедерации развития человеческого капитала. И вот они учились работать вместе над оценкой людей. Но благодаря вот этой как бы нашей общественной работе научились конкуренты работать вместе. И когда возникла эта ситуация: «А там не 20 тысяч, а там 200 тысяч! И еще прибавляется. А как это делать?» – тут навык работы вместе с конкурентами помог. И конкурс был проведен.

А мы после этого провели очень интересный опрос – опрос эйчаров, то есть специалистов по управлению персоналом, которые сказали нам свое отношение к этому конкурсу. Ведь тогда очень плохое отношение было, поначалу, потому что думали, что это несерьезно, это власть себя пиарит, что социальный лифт власть не создаст здесь, что будут злоупотребления, что начальники будут протягивать своих.

А вот благодаря тому, что реально взяли в работу специалистов по оценке, эти специалисты поставили эту работу так, что действительно пренебрежимо мало там было проходов тех людей, которых хотели «протолкнуть». И это показало, что…

Александр Денисов: Вы по каким данным судите? Кого хотели «протолкнуть»?

Валерий Оськин: Знаю просто.

Александр Денисов: Приведите пример сразу.

Валерий Оськин: С лицом? Нет, конечно, не приведу, не назову человека. Но то, что были попытки, особенно на местах, в регионах, были попытки, звонки губернаторов и прочее… «Слушай, вот это мой человек. Он нужен. Он туда пойдет». Просто уважение организаторам! Они сделали…

Анастасия Сорокина: А почему сейчас появилось даже какое-то престижное положение для участников конкурса? Это какая-то новая строчка в резюме, что ты был в конкурсе «Лидеры России»?

Валерий Оськин: Вот! У нас, кстати, была эта тема, и мы опрашивали эйчаров, в том числе на тему: «А вот эта строчка в резюме для вас важна?» Ну, это был прошлый год, 2019-й. 47% сказали: «Для нас эта строчка ничего не значит». 10% сказали: «Если финалист, то это большой плюс. А если не финалист, то…» И мы как раз с этим работали.

И вот здесь важно… Ведь вы платите налоги, кстати. Вы тоже?

Александр Денисов: Ну конечно, платим.

Анастасия Сорокина: Конечно. Мы все платим налоги.

Валерий Оськин: Конечно. И эти конкурсы – они же на наши налоги. А конкурс стоит очень и очень… Сейчас его стараются ужать по цене, но он очень больших денег стоит – миллиарды рублей. Так вот, надо же из этого максимальную пользу получать. И вы как раз на болевую точку и нажали. Получается, если у нас 250 тысяч заявок, а 150, 200, 300 человек пошло в дело…

Анастасия Сорокина: Сейчас говорят, что 70–80 человек станут победителями и будут дальше учиться.

Валерий Оськин: Ну да. Обычно у них там была сотня финалистов. Ну, неважно. Кого-то брали из полуфинала. То есть ориентировочно порядка 200 человек находили себе места. Вернее – им находили уже. И вот это хорошо. То есть людей продвигали.

Меня смущает другое в этом. Если мы хотим, чтобы государственный аппарат изменился… Мы же с вами хотим другого государственного аппарата, более лояльного к нам, к россиянам, и более эффективного в управлении страной. А как он может стать более эффективным, если наставниками являются – кто? – те, кого недавно поснимали.

Александр Денисов: Те же самые неэффективные.

Валерий Оськин: Неэффективные.

Александр Денисов: А вы мне объясните, чем этот кадровый поток отличается от обычного, стандартного кадрового потока, который формируется сам, пробивается, делает карьеру? Все-таки это тоже усилий и знаний немало стоит. А чем отличается вот этот кадровый поток, так сказать, от традиционного?

Валерий Оськин: Этот кадровый поток отличается…

Александр Денисов: Кроме желания, естественно.

Валерий Оськин: Нет-нет-нет. Первое – он отличается тем, что здесь принцип Ломоносова: человек захотел, пришел, а дальше – как сумел. И вот это «как сумел» проверялось на уровне мировых оценочных технологий, лучших оценочных технологий. Вот в этом разница. А кадровые резервы – туда своих. «Вот у меня зам хороший. Я его в резерв запишу, чтобы он не особо меня подсиживал».

Александр Денисов: Это традиционный такой кадровый резерв?

Валерий Оськин: Это кадровый резерв. Сейчас эти кадровые резервы тоже зачастую подменяют реальную работу с кадрами.

Вот недавно общался я с человеком из Сибири, управленцем. Он говорит: «Ну да. Я в своей области в кадровом резерве уже десять лет. Там нас 1 200». За все это время пять человек продвинулось из кадрового резерва. Спрашивается: зачем кадровый резерв?

Но в то же время я здесь оптимист, потому что… В Министерстве труда я участвую в комиссии, которая занимается повышением качества работы в госслужбе. И мы видим, что там все больше и больше реальных хороших примеров, в том числе и кадрового резерва. Это есть. И это вообще большое достижение. Но оно было сделано точно так же – то есть сидели, делали, что-то получалось как всегда.

Потом призвали нас, специалистов с рынка, которые занимаются подбором персонала, управлением персонала, мотивацией и так далее, и так далее. И через вот это сообщество экспертное меняется ситуация в госслужбе. Меняется она. Коллеги, чаще всего вы этого не видите, но это меняется. Я бы хотел, чтобы быстрее.

Анастасия Сорокина: Это действительно вносит такой позитив и оптимизм. Но вот вопрос: есть ли у вас… Дадим слово зрителям совсем скоро. Есть ли у вас, например, какие-то свои взгляды, как можно было бы этот конкурс сделать еще более эффективным? Потому что сейчас здесь такие показатели, по которым оценивают, их всего восемь: лидерство, нацеленность на результат, стратегическое мышление, умение работать в команде, коммуникация и влияние, внедрение изменений, инновационность и социальная ответственность. Вот эти восемь параметров – это все, что нужно лидеру на сегодня?

Валерий Оськин: Ну, на самом деле больше. Но все оценить невозможно, выделяют самое главное. Но это не тот конкурс, это не на конкурс «Лидеры России. Политика». Там другие компетенции. А это компетенции на конкурс управленцев.

И мы опять же опрашивали, спрашивали эйчаров, для которых это постоянная работа, по которым компетенциям они будут подбирать сотрудников. Они сказали: «Да, вот это…» У нас около 80% специалистов, причем специалисты такие, у которых двадцатилетний стаж управления персоналом. Они говорили: «Да, вот этот набор, подходящий для данного конкурса». Так что мы с удовольствием смотрели, что это происходило.

Анастасия Сорокина: То есть организовано все грамотно, никаких нареканий, все сделано на совесть?

Валерий Оськин: Нарекания есть, конечно. Ну как без нареканий?

Анастасия Сорокина: Какие?

Валерий Оськин: Главное нарекание в чем? В том, что… Это то, о чем мы уже говорили. 200 человек из 200 тысяч – это 0,1%. Это малая эффективность. А ведь там масса совершенно замечательных управленцев! Совершенно жизненно необходимо этому конкурсу дать еще дополнение, с тем чтобы тех, кто этот конкурс проходил, но по какой-то причине не дошел до финала, этих людей тоже можно запускать, можно использовать. А их как бы не рассматривают. И это плохо.

Вливают туда не очень большие средства. Можно было бы повысить эффективность этой работы, эффективность наших с вами вложений в государственное управление. Вот что важно. А когда мы смотрим на «Политику», то сейчас там другой набор компетенций. Ну, здесь у меня скепсиса гораздо больше, потому что… Во-первых, конечно, тогда мы говорим что? Что наши люди не могут просто идти в политику, а их надо подготовить? Не факт, не факт. Подготовить – это что? Это изменить их мышление? Что подготовить?

Поэтому это не так все просто. Когда мы говорим об управленцах – да, это понятно. Но там тоже вопрос. «Лидеры России». А нужны ли лидеры, такое количество лидеров в управлении? Государственная машина – это достаточно жесткая структура. И если там лидер начинает выпрыгивать, то он не вписывается в эту систему. Хотя он, может быть, совершенно правильные вещи предлагает. Это тоже надо уметь предложить.

Поэтому не нужны 200 тысяч лидеров государственному управлению. Но этих лидеров можно запускать в другие сферы, помогать им в общественных сферах налаживать свое дело, в бизнес идти. Это должно становиться жирным плюсом – участие в этом конкурсе.

Но надо понимать… Вот человек дошел, скажем, до проверки управленческих навыков и на этом провалился. Человек уже понял, что ему надо улучшить в себе. А те, кто его нанимают, могут взять человека на вырост. Вот подтянет он свои управленческие компетенции, а взять его пока хорошим и надежным исполнителем, ожидая от него… Потому что он уже проверен.

Александр Денисов: Валерий Валентинович, вы знаете, такой вопрос. А организаторы этих конкурсов как-то пришли к пониманию, что качество элит, особенно региональных, – ну, это за гранью добра и зла? Вот эти бесконечные истории со всякой дурью в виде подпрыгивания за ключами и неумения следить за своей речью – это же ведь доказательство… Это то, что мы видим, то, что на поверхности. А в глубине-то еще больше. Вот есть понимание, что элиту эту нужно поменять? Совершенно неэффективные люди.

Валерий Оськин: То, что вверху понимание возникло, что элиту надо менять – это само появление этого конкурса.

Александр Денисов: То есть это подтверждение?

Валерий Оськин: Это подтверждение. И сейчас однозначно положительное явление – то, что «Лидеры России. Политика» появился. Это демонстрация понимания, что и здесь тоже плохо, что, да, этих людей тоже надо подготовить. Но, конечно, очень важно смотреть, к чему их будут готовить. Ну, прозомбировать людей под определенные задачи тоже можно, а мы хотим все-таки демократических способов управления.

Александр Денисов: Да пусть прозомбируют на эффективное управление. Мы только «за», Валерий Валентинович.

Валерий Оськин: Да?

Александр Денисов: Да.

Валерий Оськин: Здесь у нас с вами уже возникло разногласие.

Александр Денисов: Послушаем зрителя.

Анастасия Сорокина: Ивановская область на связи. Анатолий, здравствуйте.

Зритель: Добрый вечер.

Анастасия Сорокина: Добрый вечер.

Зритель: У меня как у человека, который начал свою трудовую деятельность в 77-м году в Сибири… Я видел карьерный рост, который наблюдался на тех стройках, на которых мне приходилось работать, и в учреждениях. Знаете, вот нынешние начинания этих бывших младореформаторов (я имею в виду конкурс этот) как-то вызывают у меня большой скепсис. Почему-то, знаете, он у меня отождествляется с ЕГЭ в школе. Как на этих тестах можно выбрать лидеров? А я немножко смотрел.

У меня укрепилось мое сомнение, когда «лидеры России, в свое время победившие в каком-то конкурсе, собрались идти на Эльбрус. Ну, большей дурости я не видел. Я не мог предполагать даже, чтобы эти люди, не имея подготовки, пойдут на Эльбрус. Там нужно как минимум сначала «двойку» пройти, категорию, «тройку», «четверку», а потом подниматься. Это, скорее всего, «пятерка». Ну, категории сложности. Я думаю: «Боже мой! Если такие люди будут в управлении, то неизвестно, что со страной будет. Не дай бог!» Вот то, что я хотел сказать вам.

Александр Денисов: Спасибо вам, Анатолий, спасибо.

Анастасия Сорокина: Спасибо.

Александр Денисов: Сейчас ответим. Валерий Валентинович?

Валерий Оськин: Если бы только Эльбрус. Там были уже и прыжки в воду с каких-то обрывов, и под танк ложились.

Ну, во-первых, если люди захотели пойти на Эльбрус, то я бы не взял на себя смелость, как Анатолий, выйти и сказать: «Не ходите на Эльбрус! Вот я так решил. Там надо подготовиться». А может быть, эти люди подготовлены были? Ведь их пошло немного.

Александр Денисов: Ну, Анатолий сделал оговорочку, что на «двойку» еще можно идти, а на «пятерку»…

Валерий Оськин: Поэтому не известно мне. Люди захотели – они пошли. Если это прошло под «Лидерами России» – ну, хорошо. В итоге, насколько я знаю, вернулись все. И это испытание, это мощное испытание для людей.

Все ли испытания нужны? Ну, мы видим, что зачастую под видом развития командной работы людей заставляют совершать такие совершенно жуткие поступки во многих компаниях, корпорациях. Они иногда связаны с травмами. Не всегда это нужно.

Александр Денисов: Ну да. Валерий Валентинович, а давайте как раз с вами поспорим на эту тему. Мы все видим китайцев, которые дружно речевки скандируют, а потом идут совершать трудовой подвиг. Они его и совершают, особенно в таких обстоятельствах. А вы говорите, что зомбирование – плохо. Вот вам пример. Назовем это «зомбирование по доброй воле». Ну что, все вместе. Что плохого? Давайте так же возьмемся и…

Валерий Оськин: Цели, цели. Вот если мы поставим цель, что зомбировать… Ну, все равно это другая технология.

Александр Денисов: Ну понятно, да.

Валерий Оськин: То есть нацелить людей на совместную деятельность здесь. Вот здесь это ближе будет, да?

Александр Денисов: Да.

Валерий Оськин: Китайцы это умеют.

Александр Денисов: Внушить идею.

Анастасия Сорокина: Внушить идею. Ну, внушить идею – да. А людей призвать к идее… Вот для этого и нужны лидеры, чтобы они умели людей призывать, звать за собой. Мы же еще когда-то учили про Данко. И мы помним, чем это кончилось. Так эти лидеры для этого и нужны. Они должны понимать цели, разделять их и уметь вести за собой людей. Вот, в общем-то, роль лидеров.

А когда мы говорим о лидере, который прыгает с обрыва, то я не скажу, что тот, кто не прыгнул с обрыва, не лидер. Но если он такой более решительный, то это говорит и о его физической подготовке, и о его решительности. Там много оценок. И нельзя их просто так рубануть: вот это плохо, а это хорошо. Но перебора тоже не должно быть.

И самое главное, что мы должны цель понимать, опять же вернувшись к нашему разговору, который мы с вами ведем. Если цель – повысить качество управления, то давайте мы это качество за вложенные средства постараемся как можно больше распространить. Правильно? Если мы хотим, чтобы качество стало еще лучше…

Александр Денисов: А их там настраивают так: «Ребята, у нас цель – наладить качество госуправления. Помним все время про это»? Там говорят про это?

Валерий Оськин: Это было с самого начала, была эта задача, которая была поставлена перед конкурсом. Но там было госуправление. А вот эту задачу сейчас надо расширить. Она должна расшириться и на экономику, и на обычную деятельность. Тем более что там много хороших подготовленных людей.

Здесь другое важно. Здесь есть такая зацепочка. С чем идет человек? Он идет себя продвинуть? Он идет добраться до государственного хлебного места? Или он реально хочет улучшить ситуацию в стране? Вот это большая задача. И я вижу, что на первом конкурсе социальные задачи, социальные цели и не рассматривались. В прошлом году уже появилось это.

Александр Денисов: А вы это как заметили? По ощущениям? С ребятами общались?

Валерий Оськин: Ну, я пообщался с эйчарами. Но список компетенций изменился, который у вас в руках. Не было социальной ответственности, а здесь есть уже. Сейчас еще добавились положительные дела, реальные положительные дела, которые обязаны в ходе конкурса какие-то общественные дела делать. Кто-то помогает детям в трудной ситуации, кто-то продвигает какие-то знания людям.

Поскольку мы взялись изучать это, мы внимательно смотрим за этими конкурсами, видим и недостатки их. А их перечислять… Да и не надо. Хотя, как и в любой деятельности, они есть. Но есть и хорошие качества. Меня радует, что этот процесс развивается. Я вижу, как можно было бы его еще лучше развить. Ну, я думаю, придет это время.

Анастасия Сорокина: Валерий Валентинович, коснулись и Китая, и исследований. Центр финансовой стабильности и развития Китайского университета Хайнаня предсказывал, что будет кризис в России и что одна из причин этого кризиса – это низкое качество управления. А что это вообще за исследования такие? У нас такие не проводятся? Скажем так, у нас много идет разговоров о том, что нам нужны специалисты именно те, которых не хватает? Мы наконец поняли, что у нас нехватка? Вообще идет какая-то, скажем так, масса исследований в этом направлении? Или все это скорее просто действительно конкурс, который больше относится к шоу?

Валерий Оськин: Пока слушал вас, пытался вспомнить хоть один детский сад, где не говорят о том, что у нас плохое качество государственного управления.

Александр Денисов: Да. Вот я и хотел сказать, что много ума не надо, чтобы предсказать кризис в России. Ха-ха-ха!

Валерий Оськин: Об этом говорят везде. Исследований полно, в том числе исследований государственной сферы управления. Везде у нас есть проблема с управлением. Но мы-то видим с вами по результатам, нам исследования не нужны.

Александр Денисов: Пусть предскажут успех, Валерий Валентинович. Вот это интересно.

Валерий Оськин: Успех надо не предсказывать, его надо делать. А вот для этого нужно качественное управление.

Александр Денисов: Спасибо большое. Будем делать тогда вместе успех, вместе с вами. Приходите, подведем итоги этого конкурса.

Валерий Оськин: С удовольствием!

Александр Денисов: В студии у нас был Валерий Оськин, руководитель Центра объективных мнений «Социальные лифты». Все-таки они существуют.

Анастасия Сорокина: Спасибо.

Александр Денисов: Спасибо. Вернемся после новостей.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (1)
Арсен
Эти все лидеры России, как дрессированные зверьки. Лидеров делает только опыт, а не приход карьеристов с улицы или с помощью богатых родственников или личного богатства. У нас идёт ускоренный рост лидеров, как бройлерных цыплят, некоторые так и выглядят.

Выпуски программы

  • Все видео
  • Полные выпуски