• Главная
  • Программы
  • ОТРажение
  • Валерий Петросян: Надо не деньги брать с металлургических гигантов, а наоборот – нужны льготы. Чтобы заводы поставили на все свои трубы современные очистные сооружения

Валерий Петросян: Надо не деньги брать с металлургических гигантов, а наоборот – нужны льготы. Чтобы заводы поставили на все свои трубы современные очистные сооружения

Гости
Валерий Петросян
эксперт ООН по химической безопасности, доктор химических наук, заслуженный профессор МГУ

Оксана Галькевич: У нас еще одна очень серьезная тема. Но вот вы знаете, вот если смотреть на статистику, впечатление такое, что она исправляется. Практически по всем направлениям у нас добавляется оптимизма. Экологическая ситуация тоже радует уже больше! В министерстве природы, например, на днях заявили, что у нас на много меньше теперь людей дышит загрязненным воздухом, почти на три с половиной миллиона, Костя, снизилось их численность. 

Константин Чуриков: Вот интересно, какая эта убыль? Естественная или противоестественная? А вот эксперты, не из министерства, конечно, говорят, что связано это с тем, что из списка для мониторинга исключили, ну, как минимум восемь городов. Кстати, это еще не все статистические странности, которые мы видим, но пока не можем объяснить.

Оксана Галькевич: Мы за этим обратимся сейчас к нашему эксперту, друзья. Потому, что в студии программы ОТРажение сегодня Валерий Самсонович Петросян, заслуженный профессор Московского государственного университета, вице-президента Российской академии естественных наук, доктор химических наук и также эксперт ООН по химической безопасности. Валерий Самсонович, здравствуйте!

Константин Чуриков: Здравствуйте!

Валерий Петросян: Добрый день!

Константин Чуриков: Ну, так куда делись эти почти четыре миллиона, там три с половиной миллиона человек.

Оксана Галькевич: Три и шесть.

Константин Чуриков: Они уехали в заповедники или, в общем, их не посчитали?

Валерий Петросян: С моей точки зрения проблема здесь заключается в том, что вообще говоря, рейтинги, которые ведутся в стране, они называются либо «Самые чистые города России» либо «Самые грязные города России». Но их обычно обозначают как Топ-10 самых чистых или Топ-10 самых грязных. Топ-10 обычно как бы все воспринимают с не очень большим интересом, а вот Топ-10 самых грязных они конечно воспринимаются всегда с тревогой и интересом населения, и это можно понять, угрожает их здоровью что-то или нет. Поэтому я посмотрел, конечно, данные и 17-го и 18-го года, которые дает Министерство природных ресурсов Российской Федерации, посмотрел другие источники, и ситуация здесь мало изменилась по сравнению с предыдущими годами. То есть, я, как эксперт ООН знаю ситуацию хорошо в мире, по химической безопасности эксперт ООН, и знаю, что в течение многих лет три российских города, Дзержинск, Норильск и Рудная Пристань, всегда входили в список самых грязных городов, Топ-10 самых грязных городов мира.

Константин Чуриков: Оксана Галькевич: Рудная пристань это где? 

Валерий Петросян: Рудная Пристань это Дальний Восток, где умудрились еще в советские годы построить три больших завода по производству высокотоксичных тяжелых металлов, кадмия, ртути и свинца. И, значит, понятно, что одного из этих заводов уже бы хватило на то, чтобы люди жили с проблемами. А потом построили второй и потом еще построили третий. То же самое было с Дзержинском, в котором в прежние годы еще производили много химического оружия, других токсичных химических веществ, а потом, когда обнаружили, что население города стало стремительно падать, и уровень заболевания населения стал стремительно расти, то ,значит, стали пытаться закрывать один за другим заводы, производящие эти токсичные вещества.

К счастью в 93-м году была подписана Парижская конвенция о запрещении химического оружия. И с тех пор далось добиться того, что и американцы и мы уничтожили по 48 тысяч тонн химического оружия, произведенного соответственно в США и в Советском Союзе. И теперь на восьми базах, которые были в Российской Федерации, это химическое оружие уже не хранится.

Оксана Галькевич: Валерий Самсонович, Вы знаете, вот мы сейчас показывали карту городов, где люди дышат загрязненным воздухом, «Самый грязный воздух в 2017 году», мы ее составляли по данным Минприроды, и там из тех городов, которые Вы назвали, Норильск, Дзержинск и Рудная Пристань, только Норильск. Я внимательно посмотрела список, там нет Дзержинска и Рудная Пристань.

Константин Чуриков: У нас тема так и озаглавлена «Чудеса Минприроды».

Валерий Петросян: Ну, значит, нужно экспертам Минприроды смотреть на ситуацию по данным экомониторинга, и вообще говоря, оценивать ситуацию таким образом, чтобы действительно учитывать самые приоритетные токсиканты.

Константин Чуриков: Я еще хочу вот выдержку из доклада привести, прям процитировать доклад Минприроды: «Динамика численности населения, проживающего в городах с высоким и очень высоким уровнем загрязнения атмосферного воздуха, в целом по стране имеет положительную направленность». И вот еще в Минприроды, значит, в интервью «Коммерсанту» объяснили снижение вот это итогами Года экологии и улучшением мониторинга качества воздуха. Ну, вот по поводу мониторинга мы уже все сказали, а вот Год экологии он прям так повлиял?

Валерий Петросян: Да, Вы знаете, я должен Вам сказать, что по моим наблюдениям и по всей России, и в столицах, Москве и Петербурге, очень были достигнуты серьезные успехи. Именно в этот год экологии. Почему? Ну, просто потому, что средства массовой информации стали говорить в значительной мере в позитивном ключе. И стали говорить о том, что много вкладывается денег в улучшение качества атмосферы, улучшение качества продуктов питания.

Константин Чуриков: Валерий Самсонович, извините, но это смотря какие средства массовой информации. Потому, что мы как раз получали совсем другую картину из регионов, от зрителей и так далее.

Валерий Петросян: Я понимаю, но я не читаю региональную прессу. Я не читаю региональную прессу, я смотрю, значит, с одной стороны, официальные сводки, и с другой стороны я целый день, сидя за компьютером и готовя свои лекции для студентов МГУ, и готовя доклады на всевозможные международные и российские конференции, и занимаясь много проблемами химической безопасности, вот уже больше сорока лет, я естественно смотрю на любую информацию, появляющуюся со всех концов земного шара и со всех концов России, о том, где какие случаются ЧП, связанные именно с проблемами химической безопасности. Всегда, естественно, пытаюсь уже на своем уровне осознать, в чем была причина и сделать вывод, значит, адекватно ли ведут себя, значит, и административные органы и законодательные органы для того, чтобы предотвращать эти ЧП и, с другой стороны, если уж они случились, правильно и оперативно реагировать на них.

Оксана Галькевич: Валерий Самсонович, мы как раз и обратили внимание на эту статистику Минприроды, на эти данные в связи с недавним происшествием, Вы наверняка тоже о нем слышали, вот во вторник в крымском городе Армянске, концентрация сернистого газа в воздухе превысила допустимую норму. Это вещество провоцирует тяжелую аллергическую реакцию, и все это последствия выброса, который произошел на местном химическом заводе по производству диоксида титана. Еще в ночь на 24 августа это произошло.

Константин Чуриков: Вот наш корреспондент крымский, Олег Зайковский сообщает, что в Армянске и сегодня чувствуется удушливый запах серы, на машинах и металлических поверхностях появляется налет, похожий на ржавчину. Но вот власти не решились вводить в городе режим ЧС, просто раздали жителям марлевые повязки, детей эвакуировали, минимум две недели они будут находиться в крымских санаториях, то есть, учебный год откладывается. Уже вывезли четыре тысячи человек, это примерно пятая часть населения города. Вот на днях предприятие, где это ЧП произошло, официально закрыли. Но жители Армянска говорят, что завод пока полностью не остановлен, работает все так же. Коммунальные службы накануне вывели на улицы дополнительную технику, сейчас моют тротуары, дороги от этого химического налета, но и сегодня сообщили в МЧС,  концентрация сернистого газа в воздухе все еще до сих пор в разы выше предельно-допустимых значений.

Оксана Галькевич: Что вот об этом случае Вы можете сказать, о том, насколько правильно реагировали, власти, чрезвычайные службы?

Валерий Петросян: Да. Да, я слышал эту информацию в течение вот последних фактически десяти дней. И опять же заинтересовался ею не потому, что я армянин, а город – Армянск. А потому, что я – человек Мира, эксперт ООН по химической безопасности. Это для меня еще один случай неграмотного обращения с отходами тех предприятий, которые функционировали в этом городе. О чем идет речь. Речь идет, главным образом о том, что в городе существует большой завод, который называется «Крымский Титан», и это удачное название, потому, что он не просто Титан, потому, что большой, а он еще Титан, потому, что производит среди многих продуктов диоксид Титана. Очень распространенное сегодня в народном хозяйстве вещество, которое в частности, используют даже в детских присыпках, когда хотят бороться с какими-то опрелостями, нагноениями или, что-то, значит, с какими-то проблемами с кожей у детей. Почему его используют? Ну, потому, что оно, вообще-то говоря, убивает все бактерии, которые вызывают вот эти нехорошие явления на детской коже.

Константин Чуриков: Хочется включить зрителей в нашу беседу. По всей стране сейчас нас смотрят, расскажите, пожалуйста, у вас какой воздух? Наверное, у кого-то рядом свалка, у кого-то рядом предприятие, Сибирь, прежде всего. Потому, что сибирские города очень плотно фигурируют как раз в этих отчетах.

Оксана Галькевич: Ну вот, на нашей карте их много.

Константин Чуриков: Много смс-ок, 5445. нам пишут что, «После каждого дождя, на каждой посудине в огороде остается красный осадок», это Тверская область. «Ежедневные», как нам пишут, «газовки» в Красноармейском районе Волгограда, дышать нечем». Спрашивают из Приморья, почему-то интересуются про Вологодскую область, «А Череповец разве не входит в этот список»?

Валерий Петросян: Входит. В Топ-10 самых загрязненных городов России входит и Череповец. И не только потому, что там расположен крупнейший, один из крупнейших металлургических комбинатов, принадлежащий компании «Северсталь», но еще и потому, что там есть предприятия химической промышленности, которые тоже загрязняют окружающую среду своими отходами. Дело в том, что люди забывают, что отходы сегодня,  которые стали отходами человеческой жизнедеятельности, которые стали сегодня в России, да и вообще в мире, пожалуй, проблемой химической безопасности номер один, наряду с проблемой химической безопасности продуктов питания, но это отдельный разговор, если когда-то будет интересно, я могу рассказать, потому, что я делал доклад на эту тему и на последнем саммите в Рио-де-Жанейро, и на Всемирной выставке в Милане, посвященной целиком качеству продуктов питания. А вот то ,что касается отходов, очень важно понимать, что отходы бывают не только твердые, коммунальные, но бывают еще и жидкие отходы и газообразные отходы.

Константин Чуриков: Мы даже примерно понимаем, о чем Вы сейчас говорите. Давайте  сейчас Ларису из Липецка пригласим в эфир, зрительница дозвонилась, Лариса, здравствуйте!

Оксана Галькевич: Здравствуйте, Лариса!

Зрительница: Але, здравствуйте! Я бы хотела, я живу в городе Липецке, у нас огромный металлургический комбинат, который прекрасно наверное все знают, но помимо того ,что он выпускает много металла, он еще выпускает очень много вредных веществ, которые мы каждое утро зреем, дышим. Поэтому наш Липецк, как Вам сказать, страдает. Сердечнососудистыми заболеваниями, заболеваниями суставов. На металлургическом комбинате три агрегата полимерных покрытий. Это – формальдегиды. Это повышенные формальдегиды, это сердце, это сосуды. У нас идет смертность молодых людей, молодых людей до пятидесяти лет. Вы просто себе представить себе не можете! Но это же нигде не фиксируется, они же умирают от сердца!

Константин Чуриков: Ну да, а фиксируется ну уже старенькая бабушка, там умерла.

Зрительница: Какая старенькая бабушка?! Какая бабушка старенькая, пятьдесят лет! На металлургическом комбинате…

Константин Чуриков: Это я говорю, как фиксируется. Я говорю, как раз о сводках и отчетах. Лариса, ну мы же с Вами понимаем прекрасно ,что для государства это предприятие – драйвер. Для Липецкой области это, наверное, одно из немногих предприятий, которое позволяет региону выживать, его не закроют. Скажите, а у Вас есть какая-нибудь информация о том, что власти ведут переговоры с руководством предприятия, с его владельцами о том, чтобы снизить…

Зрительница: Да нет, вряд ли, я думаю. Вряд ли ведут переговоры. Помимо этого металлургического комбината Вы сами прекрасно знаете Липецкую область, это – экономическая зона.

Константин Чуриков: Да, Лариса, мы вас поняли.

Оксана Галькевич: Спасибо! Валерий Самсонович, а вот в свое время, ведь это все предприятия, которые создавались в определенный период индустриализации в Советском Союзе.

Валерий Петросян: Конечно.

Оксана Галькевич: И строились определенный образом, вот город, в котором живут люди, вот предприятие. Теперь это стало для нас проблемой? Города разрослись? Сделать с этим мы ничего не можем или все-таки есть какие-то решения?

Валерий Петросян: Вы понимаете, какая вещь. Значит, люди старшего возраста прекрасно помнят, что когда в довоенные годы, я имею в виду конец двадцатых годов даже. То есть, это всего через десять – двенадцать лет после вообще Великой октябрьской революции, был очень сильный голод в России, и в Советском Союзе в целом уже, двадцать седьмой – двадцать девятый год, то стало понятно, что нужно развивать отечественную промышленность, для того ,чтобы выходить из состояния вот этого экономического кризиса, когда все приходилось закупать за рубежом, и ничего не возможно было зарубеж продать. И поэтому появились лозунги, я до сих пор держу в качестве подарка, от покойного министра высшего образования СССР, Геннадия Алексеевича Ягодина, такой плакатик красный, на котором, значит, нарисованы трубы металлургического комбината и написано – «Дым труб – дыхание Советской России». Значит, о чем шел разговор, речь шла как раз о том, что строились мощные комбинаты, не только в Липецке, но и в Новокузнецке, Магнитогорске, в Челябинске ну и в других…

Оксана Галькевич: Магнитка, это Магнитогорск.

Валерий Петросян: Да, да! И других городах России потому, что нужно было совершить рывок в создании железа, чугуна, стали. Значит, в Германии развивался фашизм, нужно было делать танки, пушки, самолеты и так далее.

Константин Чуриков: Валерий Самсонович, давайте сейчас в наш сегодняшний день перенесемся, посмотрим еще на один город, где «совершают рывок», репортаж Татьяны Григорьянц о Красноярске.

«СЮЖЕТ»

Оксана Галькевич: Валерий Самсонович, вот у меня в связи с этим вопрос. Красноярск, Липецк, который нам позвонил, вот те самые предприятия крупные, которые сейчас оказались рядом с крупными населенными пунктами, в нынешней действительности, современной реальности, что мы можем сделать, чтобы и предприятие не погибло, и люди жили и, ну, не имели вот этих проблем со здоровьем?

Валерий Петросян: Сделать можно только одно. Нужно обязать владельцев этих металлургических предприятий, они, как правило, люди совсем не бедные, входят в список «Форбса», под первыми номерами, я имею в виду и Липецкий комбинат и Череповецкий комбинат, и все остальные, все таки с тем, чтобы нужно думать о здоровье людей, работающих на этих предприятиях, которые обеспечивают вот эти гигантские доходы. Как?

Константин Чуриков: Смотрите, ну обязать то у нас могут, у нас даже к бизнесу приходят уже за деньгами, в инвест-проекты вкладывать.

Валерий Петросян: Нет, надо поступать не так. Надо поступать не так. Надо не деньги с них брать, как Горбачев пытался брать деньги с союзных республик, которые отказывались производить соответствующее количество овощей и Горбачев говорил – «Ну давайте тогда будете платить деньгами». Но деньги люди не могли есть. Поэтому здесь нужно обеспечить опять не переток денег, из одних, так сказать, анналов в другие, а нужно обеспечить экологически дружественные выбросы из труб всех этих предприятий. То есть, нужны наоборот, льготы государства владельцам предприятий с тем, чтобы они поставили на все трубы, на все выбрасываемые газы, поставили современные мощные очистные сооружения.

Оксана Галькевич: Экологическая модернизация такая.

Валерий Петросян: Совершенно верно! Нужна коренная экологическая модернизация, значит, вот этих металлургических комбинатов, алюминиевых комбинатов, в Братске и везде, значит, в других местах. Потому, что количества такого концерогена первого класса опасности, как бензо(а)пирен, оно растет с каждым днем. Везде. В частности там, где много автомобилей появляется. И следовательно, необходимо обеспечить такие очистные сооружения, чтобы этот бензо(а)пирен сгорал до диоксида углерода и воды. И чтобы выбрасываемые, повторяю, газы они не были опасными для здоровья населения, тем более, не вызывали онкологию о которой сегодня беспокоятся все, включая президента России.

Константин Чуриков: В таком случае, мне кажется, согласитесь Вы со мной или нет, тут важно уже выбрать форму этого обращения. Потому, что если это императив, я требую, сделайте это, наверное, сделают. А если это какое-то  невнятное такое послание в пустоту, что, да, нам нужно, значит, заботиться, быть ответственными, но понимаете, руководят этими предприятиями, скажем честно, олигархи. И когда есть выбор купить яхту или не купить, наверное, он купит яхту.

Оксана Галькевич: А не поставит новый фильтр на свое предприятие, увы!

Константин Чуриков: Да.

Валерий Петросян: Если руководство страны, скажет олигархам не в абстрактной форме, что дайте деньги, а мы, значит, решим, как их расходовать, а если оно скажет – обеспечьте на конце трубы концентрацию бензо(а)пирена ниже предельно допустимой концентрации, не обеспечите, закроем предприятие. Вот тогда будет конкретный разговор.

Оксана Галькевич: Спасибо большое! Очень интересный у нас был разговор, очень много, на самом деле, сообщений. И вы знаете, со всех уголков нашей страны, и Алтайский край нам даже пишет, что у них есть проблемы с экологией, хотя, казалось бы, курортный регион.

Константин Чуриков: Омская область: «Минприроды не работает, в Омске травят людей!».

Оксана Галькевич: Челябинск, Иркутская область, ну, в общем..

Константин Чуриков: Вся география, практически..

Валерий Петросян: Да, да, это все регионы, которые входят в Топ-10. В Иркутской области городок небольшой Зима, а в Челябинской области сам Челябинск и не только он, Омск, безусловно, один из таких «грязных». То есть, это все города, в которых количество выбросов превышают 330 тысяч тонн в год.

Константин Чуриков: Спасибо!

У нас в студии был Валерий Петросян, эксперт ООН по химической безопасности, заслуженный профессор МГУ, вице-президента Российской академии наук. Большое спасибо!

Оксана Галькевич: Валерий Самсонович, большое спасибо!

Валерий Петросян: Пожалуйста! Всего доброго!

Оксана Галькевич: Мы не прощаемся с вами, друзья, вернемся к вам, через некоторое время.

Константин Чуриков: Да прямо сейчас вернемся.


Подписаться на ОТР в Яндекс Дзене

Комментарии

  • Все выпуски
  • Полные выпуски
  • Яркие фрагменты
  • Интервью
  • Сюжеты