Ваш двор чистый?

Гости
Александр Мурашкин
юрист по вопросам ЖКХ, председатель ТСЖ

Иван Князев: Ну а сейчас, как и обещали, вот о чем: чисто ли в вашем доме или дворе. «ЖКХ Контроль» составил свой рейтинг обращения граждан на горячую линию за первый квартал этого года. Выяснилось, что на неудовлетворительное состояние, содержание и ремонт домов приходится больше 15% жалоб, а на благоустройство территории более 6%.

Оксана Галькевич: В целом на качество услуг управляющих компаний приходится 15% всех жалоб граждан в сфере ЖКХ. При этом, первые постоянно плачутся, что их слишком зажимают. Управляющие компании выступили против двойного контроля за их работой. Предлагают поправки правительства в законопроект о госнадзоре. Хотим у вас спросить, уважаемые зрители, как работает ваша управляющая компания: хорошо или не очень хорошо, может быть, совсем плохо? Может быть, у вас дворы чистые, красивые, благоустроенные, а, может быть, наоборот: нечистые, неблагоустроенные и страшно зайти?

Иван Князев: Да, позвоните, расскажите нам. Сейчас представим эксперта. Сегодня по этой теме у нас Александр Мурашкин, юрист по вопросам ЖКХ, председатель ТСЖ. Здравствуйте, Александр Викторович. Александр Викторович, давайте сразу посмотрим видеоматериал. Вот спрашивали наших телезрителей: «Какие проблемы у вас во дворе?» Отвечали жители Курска, Омска и Астрахани.

ОПРОС

Иван Князев: Да, видимо, не везде. Кстати: «В Ярославской области двор чистый и благоустроенный», – пишет телезритель. Из Москвы сообщение: «Проезд Шокальского, дом 1, корпус 1 – мусор не убирали полтора месяца. Вопрос, где дворники». Из Ленинградской области: «Управленки кроме сбора денег с населения ничего не делают, им это неинтересно». А вот в Вологодской области опять: «Двор ухоженный, новый асфальт, скамейки, все красиво, управляющая компания порядочная».

Оксана Галькевич: Александр Викторович, от чего это зависит? Вот бывает такое, что... Исключительно только от качества управления в управляющей компании, простите, персонала либо еще от каких-то факторов?

Александр Мурашкин: Безусловно, в первую очередь, от качества управляющей компании. Поэтому просто способы контроля за деятельностью управляющей компанией, с моей точки зрения, совершенно неэффективны. Вот Жилищная инспекция приходит, проверяет, штрафует. Но эти штрафы, на самом деле, никакого серьезного ущерба экономического управляющей компании не приносят.

Иван Князев: Может, надо больше тогда штрафы сделать, чтобы они задумались?

Александр Мурашкин: Вы знаете, вообще этот способ, такой как штрафы, я считаю, что не очень эффективен. Вот, например, способ управления ТСЖ, когда люди фактически сами управляют, даже если ТСЖ нанимает некую эксплуатирующую организацию, которая ей оказывает основную массу услуг. У меня в доме, например, так устроено. Тогда ТСЖ, люди в лице ТСЖ, контролируют денежный поток.

Сейчас мы даже из того, чтобы было показано, понимаем, что неважно, какого качества услуги оказаны были, неважно, в каком состоянии находится и сам дом, и преддомовая территория, все равно люди обязаны платить управляющей компании. А вот когда деньги остаются в руках людей, например, в лице ТСЖ, уже управляющая компания чувствует ответственность. Если она не оказала должным образом услуги, ей просто не заплатят.

Иван Князев: Александр Викторович, понимаете, вот вы юрист по вопросам ЖКХ. Я не думаю, что в каждом многоквартирном доме живет свой юрист по вопросам ЖКХ, во-первых, чтобы создать ТСЖ, а другой момент – вообще что-то где-то контролировать и т.д. Когда вариантов нет, когда все же управляющая компания, как на нее воздействовать, если штрафы не помогают?

Александр Мурашкин: Смотрите, во-первых, у нас Жилищный кодекс предусматривает, что люди сами выбирают способ управления. Поэтому когда люди начинают рассказывать, что «у нас там плохая управляющая компания, мы не можем никак там на нее повлиять», это только отчасти так, ведь люди могут взять и эту управляющую компанию поменять. Провести общее собрание.

Иван Князев: Через пять лет и то, если всех соберешь.

Александр Мурашкин: Там есть много разных тонкостей. Так в этом и основная проблема, что люди сами не хотят этим заниматься – собственным домом, а хотят, чтобы за них этим занимались чиновники.

Иван Князев: Профессионалы.

Александр Мурашкин: Нет, они хотят, чтобы чиновники. Профессионалы занимаются эксплуатацией, а вот следить за качеством этого управления, за качеством эксплуатации, люди сами не хотят, а хотят, чтобы за них делали чиновники.

Оксана Галькевич: Александр Викторович, то есть получается, что... Я просто сейчас пытаюсь экономическую какую-то понять составляющую, если у вас ТСЖ, то это сумма та же, которую вы платите, но же денег больше остается, и это эффективнее можно использовать. Если у вас управляющая компания, то сумма та же, но она еще и на зарплаты пойдет и на прочие-прочие расходы. Соответственно, денег меньше на то, чтобы ваш дом в порядке и двор содержать. Так?

Александр Мурашкин: Тут даже дело не в деньгах. Вот в Москве, например, собирается огромное количество денег на обслуживание многоквартирных домов. Их очень много, их достаточно для обслуживания, но эффективного контроля нет. То есть одно дело, когда я, как председатель, живу в этом доме, хожу каждый день и вижу, где у меня что произошло, где мне надо что-то покрасить, где мне надо посадить цветы, где что-то сломалось, нужно какой-то ремонт провести.

Оксана Галькевич: А управляющая компания, простите, если она каждый день на работу ходит? Вот я хожу каждый день на работу, тоже вижу, где покрасить, где помыть.

Александр Мурашкин: Но они же не жители этого дома, им все равно. У них есть какой-то регламент, а вот представитель жилищной инспекции, который уполномочен контролировать деятельность управляющей компании, не ходит каждый день и не проверяет. В лучшем случае это по жалобам жителей, опять же. Но как проходит проверка? Пришли, указали, оштрафовали, где-то что-то залепили каким-то образом там по дешевке, извиняюсь за выражение, сфотографировали, отправили в Жилищную инспекцию – все, предписание закрыто, мы устранили. Через две недели это отвалилось все, и все осталось...

Иван Князев: Обычно так и бывает.

Александр Мурашкин: Да, осталось все на том же месте.

Оксана Галькевич: Тамара из Кургана у нас в прямом эфире. Давайте с ней поговорим. Здравствуйте, Тамара.

Зритель: Здравствуйте. Будьте добры, я звоню из Кургана, и тема моя, хотела бы я поговорить по благоустройству двора. На наш многоквартирный дом пришла новая управляющая компания, без опыта, но с лицензией, и в течение буквально двух-трех месяцев администрация выделяет денежные средства господдержки федерального бюджета примерно в сумме 2,5 миллионов. Ну, никаких вот... ни проектно-сметной документации не предоставляется.

Но, самое главное, смущает то, что предполагается устройство автопарковки прямо под окнами нашего дома. В частности, под окнами моей квартиры. Причем, площадь этой автопарковки будет больше, чем площадь всего дома. Я обращалась письменно в администрацию, но мне пришла просто отписка. И я просила в этом письме предоставить все документы, чтобы я могла высказать на собрании по существу вопроса. Самое главное, наш двор сейчас просто в удручающем состоянии, мрачное зрелище представляет.

Иван Князев: Да, Тамар, можно несколько моментов прояснить, потому что, как мне показалось, тут все в кучу. Во-первых, новая управляющая компания пришла, парковка и какие-то деньги выделились. Непонятно, как вообще парковка может возникнуть на месте двора, например.

Александр Мурашкин: Ну, это уже вопрос не к управляющей компании, это вопрос к администрации, которая является собственником земельного участка, скорее всего, и она осуществляет планировку территории. Устроить там детскую площадку или парковку – это уже вопрос не к управляющей компании.

Иван Князев: Тамара, во дворе будет парковка или где-то рядом с домом?

Зритель: Нет, на придомовой территории, то есть вот под окнами прямо дома буквально. Самое главное, что у нас полностью разрушены отмостки у дома и крыльца как таковые не существуют. То есть меня это все смущает, как вот это все будет делаться, если необходимые работы абсолютно не предусмотрены, и ничего не делается. Но зато коммерческую парковку планируют.

Александр Мурашкин: Еще и коммерческую, за деньги.

Иван Князев: То есть землю кто-то арендовал.

Оксана Галькевич: Как прокомментируете? Надо помогать Тамаре. Спасибо.

Александр Мурашкин: Опять же, тут получается два вопроса. Что касается парковки, я уже сказал, что это нужно обращаться в администрацию, потому что в большинстве случаев администрация у нас является собственником участка, на котором расположен многоквартирный дом, и она определяет, каким образом этот земельный участок использовать.

Что касается ремонта, это возвращаюсь к вопросу о неэффективном контроле, когда... У нас сейчас по Жилищному кодексу пытался законодатель, но, с моей точки зрения, неэффективно, устроить контроль жителей, даже помимо ТСЖ. У нас в каждом многоквартирном доме должен быть выбран совет дома, председатель совета дома, которые как раз и занимаются в том числе контролем за деятельностью управляющей компании.

Но этот контроль бумажный, неэффективный. Еще раз говорю, самый эффективный контроль за подрядчиком – это деньги. Когда в твоих руках деньги, и ты подрядчику не заплатишь за плохо выполненную работу, – это эффективно. Когда ты просто скажешь: «Ты плохо сработал», но на оплате его работы это никак не скажется, это неэффективно.

Иван Князев: Понятно, вы сейчас все подводите к тому, что отказывайтесь от управляющих компаний, создавайте ТСЖ.

Оксана Галькевич: С другой стороны, простите, управляющая компания ведь тоже может не платить тем подрядчикам, которые плохо выполнили работу?

Александр Мурашкин: Но основной-то подрядчик – они.

Иван Князев: Они сами и есть.

Оксана Галькевич: То есть там... пчелы против меда.

Иван Князев: Просто мне знаете, что интересно. Вот вы говорите: «Общественный контроль», ну а если не финансово, как? Будешь ты приходить жаловаться постоянно, писать какие-то бумажки в Жилинспекцию, еще куда-то. Но не станет от этого лучше управляющая компания работать.

Александр Мурашкин: Не станет.

Иван Князев: А если бы, смотрите, как вы думаете, если бы был один механизм: одну-две-три жалобы написал, не поменяли тебе, газон не подстригли, асфальт не положили, и все – расторгнуть договор с управляющей компанией, до свидания! Не пять лет, не десять, как там договор предусматривает, а сразу же, на следующий день.

Александр Мурашкин: Безусловно. Но вы поймите, что для того, чтобы расторгнуть, нужно найти новую. Для этого нужно создать конкурентную среду. Нет у нас конкуренции, вы понимаете? Я по собственному опыту говорю, что все управляющие компании, которые существуют, они все филиал того же «Жилищника», если брать Москву, или какие-то приближенные к местным администрациям. Я просто сталкиваюсь там в Московской области. То есть там все управляющие компании, вот они есть. И появлению новых управляющих компаний, которые хорошо могут себя зарекомендовать, препятствуют те же администрации, потому что они им не подчиняются.

Иван Князев: Аффилированные они.

Александр Мурашкин: Нет рычагов давления каких-то независимых на управляющие компании. Администрации это не интересно, им интересно административный ресурс свой применять, где надо кого-то. «Вот мы сделали», там перед выборами что-нибудь покрасили, вот да, хорошо.

Иван Князев: Или вообще замкнутый круг, пишут: «Тот же «Жилищник»...»

Оксана Галькевич: Петр из Владимирской области. Петр, здравствуйте.

Зритель: Алло, здравствуйте. Тоже хотел рассказать про свою управляющую компанию.

Оксана Галькевич: Давайте.

Зритель: Уже надоело туда ходить. Постоянно ходим просим, у нас крыша вся... Надо делать капитальный ремонт крыши, фасад весь разваливается, ни дверей, ничего нет, ни с кодовым замком. У нас тоже многоквартирный дом. Приходим, они говорят: «У вас деньги, да, есть на счету». А делать ничего не делают, завтраками кормят.

Оксана Галькевич: А почему, такого объяснения ни разу вы не получили? Не знаю, может, этих денег не хватает, этой суммы? Не знаю, может еще какие-то проблемы? Материалов сейчас там...

Зритель: Нет, они говорят: «Мы сделаем», а сами не делают. Я уже всю зиму к ним ходил.

Иван Князев: После дождичка в четверг.

Зритель: Я уже им и видео предоставлял, на чердак залазил, где снега целый чердак. Говорю: «К весне все это тает, пойдет вся вода в квартиры, это плесень та же». У нас одни бабушки живут, у нас ни пандусов, ничего нет, ни детской площадки нет рядом – ничего, никакого благоустройства вообще абсолютно.

Иван Князев: Вот вам и народный контроль. А были бы штрафы.

Оксана Галькевич: Вот сейчас спросим. Спасибо. Так что делать в такой ситуации?

Александр Мурашкин: Ну, еще раз говорю, штрафы – это очень небольшие суммы, которые не влияют... И потом они разовые, а если финансовые рычаги в руках тех, кто контролирует. Не штрафные рычаги, а именно финансовые. Вот данный конкретный случай.

Оксана Галькевич: Вы так сжали кулаки, что эти рычаги уже выглядят не совсем финансовыми.

Иван Князев: Всем домом не платить.

Александр Мурашкин: Вы понимаете, что приходит, они его кормят завтраками. А если бы он пришел, сказал: «Надо сделать, иначе вы не получите денег», тогда был бы другой вопрос.

Иван Князев: А что значит «они не получат денег»? Они что? Люди перестанут им платить или что? Тогда те пойдут в суд.

Александр Мурашкин: Вот с моей точки зрения система должна быть устроена наподобие тех же, я говорю, ТСЖ, когда ТСЖ аккумулирует денежные средства. Жители продолжают платить, но как бы сами себе. Ведь ТСЖ что такое? Это способ самоорганизации жителей. Вот они собрали, и у них это лежит в общей кубышке, и они имеют прямые рычаги влияния на управляющую компанию и говорят: «Мы вам не заплатим, потому что вы оказываете некачественные услуги или не оказываете». И в суд будет идти бесполезно, потому что будет документально установлено, что они не выполнили то-то, то-то, то-то, то-то. Вот и все.

А тут получается, мы заходим с другого конца. Жители могут пойти там, посудиться, еще что-то, но уже заплатив свои деньги и с неизвестным результатом.

Оксана Галькевич: Александр Викторович, а вот вопросы благоустройства и дороги, если коснуться этого. Ямы какие-то во дворе на асфальте, особенно после зимы – это тоже требовать с управляющей компании? Какие-то ремонтные работы чтобы проводили, потом нужно поправить...

Александр Мурашкин: Смотрите, у нас управляющая компания, она не только управляет многоквартирным домом, но и придомовой территорией. Если это дворовый проезд, который относится к придомовой территории, то, безусловно, это тоже отнесено к сфере деятельности управляющей компании.

Оксана Галькевич: А есть какие-то обязательные и необязательные работы? Например, люди нам пишут, Приморский край, что «уже цветочки пора бы хорошие посадить, а у нас этим занимаются сами жильцы». То есть вот это можно предъявить: «Что же вы там цветочками не занимаетесь?» или это все-таки некая избыточная уже статья, она может быть, а может не быть.

Александр Мурашкин: Ну, конечно, надо смотреть, исходя из чего был сформирован вот этот платеж, который платят жители. Если входит в смету расходов управляющей компании в том числе содержание придомовой территории, и там есть такая строка как озеленение, то, безусловно, они должны производить это все.

Оксана Галькевич: Еще один звонок у нас прозвучал в эфире. Павел из Московской области. Павел, здравствуйте.

Зритель: Добрый день.

Оксана Галькевич: Добрый.

Зритель: Я вот слышу, что юрист говорит.

Оксана Галькевич: Да, и мы вас слушаем вместе с юристом.

Зритель: Да, все, я уже вас слышу, понял.

Тут ситуация такая, вы понимаете, у нас юрист говорит, что граждане должны жаловаться. Вряд ли, когда на жалобы простых граждан будет обращать внимание. Почему. На собственном опыте я в 2012 году принял меры по своему городу Хотьково, собрал собрание жителей, собрал подписи и в Администрацию Президента довел снимки, фотографии бардака всего. И в итоге были выделены деньги, было предписание Гостехнадзору Сергиева Посада проверить мои данные и в течение десяти дней дать ответ в Администрацию Президента.

В результате были выделены миллионы на благоустройство, контроль с моей стороны. Но я понимал, что все равно что-то будет не так. И мне пришлось на хитрости идти. Вплоть до того, что я заявки на шествие по всему бардаку с приглашением депутатов организовывал по всем правилам. Но в итоге все сделано. И депутаты только когда слышали вот то, что у такого-то жителя с моей стороны крыша течет там или потолок течет, они бежали в этот дом, в квартиру и принимали меры.

Иван Князев: Так еще бы, если с Администрации Президента потом позвонят.

Зритель: А на жалобу вот этой бабушки не обращали никакого внимания десятилетия. Поэтому есть разница, кто обращает внимание. Никогда на жалобу простого гражданина обращать внимание не будут. И поэтому все то, что говорит юрист: «Вот, надо там от граждан инициативу». Инициатива граждан никогда не будет принята таким образом, чтобы качественно сделать работу.

А вот штрафовать конкретных исполнителей, как у вас в передаче сказали, что сделают, а через десять дней опять все отвалится – вот за это надо наказывать. И если огромные суммы уходят на этот бардак, то уголовную ответственность надо вводить, вот тогда, может быть, что-то будет.

Иван Князев: Понятно.

Зритель: А так будут просто жаловаться миллионы и десятки миллионов.

Иван Князев: Спасибо. Так все бестолку. Да, спасибо большое, Павел.

Оксана Галькевич: Александр Викторович, как прокомментируете?

Александр Мурашкин: Конечно, отчасти товарищ прав. Но только отчасти. Невозможно все вопросы в стране, и в том числе вопросы ЖКХ, решать через Администрацию Президента. Для того, чтобы это работало, нужно выстраивать какую-то систему, да? И, с моей точки зрения, система со штрафами, с двойным контролем, с тройным контролем, она неэффективна. Если вспомнить Советский союз, там вообще все было государственное. Все эти ЖЭКи были, и все равно это не работали, потому что жители не имели никакого влияния на эту систему. Был там начальник ЖЭКа.

Иван Князев: Фильм «Афоня» все помнят.

Александр Мурашкин: Слушайте, даже «Следствие ведут знатоки» была целая серия про начальника ЖЭКа, который там квартиры туда-сюда ремонтировал и все. То есть неэффективен государственный контроль. Собственник сам должен контролировать содержание своего имущества, тогда это будет...

Оксана Галькевич: А что у нас собственник у нас такой пассивный тогда?

Александр Мурашкин: Пассивный – это основная беда. Вот даже по своему ТСЖ знаю и по всем другим ТСЖ. Общее собрание собрать – это очень сложно. Тут тоже отчасти, с моей точки зрения, государство должно пытаться воспитывать жителей. Понятно, что жители все привыкли, что «зачем мы тут собрание какое-то, все это ерунда, вот я позвоню в Жилинспекцию или напишу в Жилинспекцию, придет дядя и накажет того там человека, и все решит». Сам не хочет этим заниматься. И, с моей точки зрения, это долгая кропотливая работа – выращивать граждан страны, ответственно подходящих к собственному имуществу.

Иван Князев: Сейчас даже послабления какие-то делают, если я не ошибаюсь. Можно собрание в онлайн проводить.

Александр Мурашкин: Ну, знаете, как это послабление? Вот вы представьте какой-нибудь старый дом, в котором живут пенсионеры. Какой онлайн, вы что?

Иван Князев: Ну, не для пенсионеров, не послабление даже, но какая-то мотивация, чтобы жители более активные были.

Оксана Галькевич: Слушайте, с другой стороны, я вот так вот думаю: если у нас квартплата такая прям грандиозная, почему еще нужно, чтобы я куда-то ходила, понимаете, кого-то там, чего-то там штурмовала. Вот есть там, я не знаю, ТЖ председатель, есть управляющая компания. Позвонил, они должны делать. Люди платят по десять, а то и больше тысяч рублей за квартиру.

Александр Мурашкин: Все правильно.

Оксана Галькевич: Вот еще надо бегать, понимаешь, с шилом в одном месте упрашивать.

Александр Мурашкин: Нет, не бегать, нужно выстроить систему. Система с ТСЖ правильная. То есть когда люди из своего состава выбрали вот такого активного собственника, который, например, из Хотьково звонил, это же активный человек, он может заниматься этими вопросами от лица всех остальных жителей?

Оксана Галькевич: Давайте ему делегируем, этому активному гражданину, пусть он займется.

Александр Мурашкин: Пожалуйста. А у нас сейчас государство идет, наоборот, по пути усложнения создания ТСЖ и контроля.

Иван Князев: Спасибо.

Оксана Галькевич: Спасибо. Александр Мурашкин, юрист по вопросам ЖКХ, председатель ТСЖ был у нас на связи. Был у нас сегодня в студии, не просто на связи. Спасибо вам большое.

Иван Князев: В общем, будьте активнее, граждане.

Оксана Галькевич: Мы с Иваном Князевым заканчиваем нашу дневную смену, но вечером в этой студии будут наши коллеги, и вот какие темы они обсудят.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)
За работой управляющих компаний нужен двойной контроль? И не вернуться ли к традиции субботников?