Ваш ребёнок курит?

Гости

Петр Кузнецов: Ваш ребенок курит? Новость…

Мария Карпова: Петя, у меня нет детей.

Петр Кузнецов: А, да?

Мария Карпова: Да.

Петр Кузнецов: Тогда все. Следующая тема какая у нас?

Мария Карпова: Все, домой!

Петр Кузнецов: Новость, которая на самом деле, если говорить о тех, у кого есть дети…

Мария Карпова: Да, это серьезно.

Петр Кузнецов: …она шокирует. Мама немножко так присаживается на пуфик в коридоре.

Мария Карпова: Вот так вот.

Петр Кузнецов: А отец что делает? Расчехляет ремень.

Мария Карпова: «Все, сын!» Или дочь.

Петр Кузнецов: «Иди сюда». Ну, потому что…

Мария Карпова: …плохо.

Петр Кузнецов: В общем, новость такая. И роль гонца в этом плане хотят теперь возложить на школу, чтобы это сообщал… Кто это говорит: «Ваш ребенок курит»? Это какой-то абстрактный Петр сейчас сказал? Нет.

Мария Карпова: Ну, учительница, наверное.

Петр Кузнецов: Звонок, да. Или какой-нибудь… Ну кто?

Мария Карпова: На собрании.

Петр Кузнецов: Классный руководитель, да?

Мария Карпова: Классный руководитель.

Петр Кузнецов: Может быть, директор. Просто Татьяна Голикова накануне предложила проверять детей в школе газоанализатором или смокелайзером.

Мария Карпова: Что это?

Петр Кузнецов: Посмотрим, что то такое. Я уже нашел, я подготовился. Это как алкотестер.

Мария Карпова: Ну, это алкотестер и есть. Ну, похож.

Петр Кузнецов: Ты выдуваешь туда. То есть вейп ты втягиваешь, а тут в обратную сторону. Непривычные движения для школьников – в другую сторону.

Мария Карпова: А до этого ребенок должен был покурить или что? Как?

Петр Кузнецов: Нет, ни в коем случае! Не нужно курить до этого! Вообще не нужно курить!

Мария Карпова: Ну хорошо. А если он неделю назад курил, он тоже что-то покажет?

Петр Кузнецов: Я не знаю, как он работает, сколько нужно.

Мария Карпова: Это интересно.

Петр Кузнецов: То есть он в этот же день должен покурить? И опять же как он на вейпы реагирует? Ну, вот эта штука. Я еще, кстати, посмотрел, сколько она стоит. Вот, пожалуйста. Средняя стоимость смокелайзера… Я еще даже подумал его купить нам с тобой, протестировать, посмотреть, след остался или нет.

Мария Карпова: Я давно просила, Петя.

Петр Кузнецов: Я-то никогда не курил. Смокелайзер – 41 000, 34 790, 41 118…

Мария Карпова: Ничего себе! Очень дорого, очень дорого, очень дорого.

Петр Кузнецов: И это только один. А потом, у нас всякие коронавирусные ограничения. Они в один и тот же будут дуть?

Мария Карпова: Ну нет, там съемные какие-то…

Петр Кузнецов: Съемные штуки, да. В общем, в принципе, вот так получается по ценам.

Мария Карпова: Мы хотим спросить у вас, дорогие зрители. Как вы считаете, нужно ли тестировать школьников на пагубные привычки? Пишите нам: «да» или «нет».

Петр Кузнецов: Мы сейчас не только о курении, а вообще. В школах, в школах это будет происходить по схеме, которая предложена властями. Пишите, пожалуйста, SMS на 5445: «да» или «нет». Вы за проверку школьников на вредные привычки? «Да» или «нет» – на номер 5445. Аргументы, как всегда, ждем в прямом эфире: 8-800-222-00-14.

«В каком возрасте вы закурили? Что думаете про курящих школьников?» – мы обратились к людям на улицах различных городов.

ОПРОС

Рязань

– В 11 лет. Просто с пацанами баловался в деревне. Так и перешло это все в серьезное такое. Если бы в мое сознание это положили, что нельзя курить, что это плохо, некрасиво и вредно, то, скорее всего, даже не курил бы.

– Я закурил в 21 год, в армии. Ну не знаю, как-то, может быть, от скуки, от чего-то. Закурил. И вот пока не могу избавиться от этой привычки. Когда ребенок идет 14 лет, курит в открытую сигарету – это, конечно, очень некрасиво. Это не красит ни его, ни родителей.

– Начал курить в 15 лет. Я считаю, что это выбор каждого. Хоть это и школьники, и они особо не осознают, что они делают, но в любом случае как-то оградить их от этого, скорее всего, не получится. Потому что дома можно от этого оградить, но в любом случае, если они придут в школу, они всегда могут найти, где купить сигареты и попробовать.

– Ой, очень рано начала курить – по детству, по глупости. Еще в детстве, больше 15 лет назад. За здоровье, конечно, страшно, за будущее страшно.

– В 24 года. До сих пор, да. Ну, хочу бросить, конечно.

Чебоксары

– Баловство просто лет в восемнадцать. Это просто пережитки времени. Надо не запрещать, а надо воспитывать.

– Пробовали в детстве, не без этого. Не попробуешь – не узнаешь. Ну, лет в пятнадцать, в шестнадцать. Но поняла, что это не мое.

– Курю лет с семнадцати. Ну, я не прямо постоянно курю, а так, периодически. Иногда бросаю, иногда нет. По настроению. От событий в жизни зависит.

Новый Оскол.

– Ну, лет в семнадцать, наверное, начал. Ну, положительно отношусь к инициативе проверять школьников на курение. Курить сейчас не модно, я бы так охарактеризовал это. Сам не курю, уже три года как бросил.

– Я сам жалею, что в столь юном возрасте начал курить. Но, к сожалению, это такая отрава, от которой уже никуда не убежишь. А если и убежишь, то надо быть очень сильным, каким я, к сожалению, не являюсь. Со скольки лет курю? Ну я не знаю, наверное, с двенадцати, с тринадцати.

– Я начал курить, но я в армии начал курить. Курил долго, потом бросил и уже лет тридцать как не курю. Обязательно тестирование должно быть, чтобы каждый родитель знал, что его отпрыски делают.

– Начал курить лет, наверное, в восемнадцать, а в тридцать бросил. До сих пор не курю. Сейчас такое состояние молодежи, что ее нужно больше держать на контроле.

Петр Кузнецов: Ну что, обсудим увиденное в частности, ну и в целом тему с Алексеем Коротом – это психиатр-нарколог, он с нами. Каротам. Прошу прощения. Алексей Владимирович, здравствуйте.

Мария Карпова: Алексей Владимирович, здравствуйте.

Алексей Каротам: Здравствуйте.

Мария Карпова: Вот прозвучало мнение, что это всего лишь была баловство у подростков. Но все-таки баловство или может вызвать серьезное привыкание? Алексей Владимирович?

Алексей Каротам: а?

Мария Карпова: Вы слышали, успели услышать мой вопрос?

Алексей Каротам: Нет, не успел услышать вопрос, помехи со связью были.

Мария Карпова: Да, были помехи.

Алексей Каротам: Я просто посмотрел внимательно то, что люди говорили. Очень все правильно говорят, но… Допустим, государство озадачилось контролировать, выяснять. А дальше-то что? Вот что потом государство с этим собирается делать?

Мария Карпова: Ну, родители, например… Позвонят родителям, как мы уже разыграли сценку вначале. Позвонят родителям и скажут: «Ваш ребенок курит». Родители как-то внушат чаду, что это плохо. И, наверное, не будет больше курить. Так это должно происходить в идеальном обществе?

Алексей Каротам: Это идеальная картинка, но она всегда далека от реалий. Потому что при отсутствии нормальной вменяемой политики в государстве о том, что такое здоровье, мы получаем то, что сейчас получили. Ведь про никотин очень много всего рассказывают, но умалчивается то, что у него главная мишень – это капилляры. Он вызывает длительный спазм капилляров, а это мелкие сосуды, которые питают все наши внутренние органы, мозг в том числе.

Петр Кузнецов: В этом плане влияние на организм в таком раннем возрасте сильнее?

Алексей Каротам: Да.

Петр Кузнецов: Бросить проще ребенку в таком возрасте или сложнее?

Алексей Каротам: Вы знаете, в чем дело? Здесь особенность в том, что детский организм растет. А детский – это и в 17, и в 18 лет. Понимаете, когда в это время начинают употреблять всяческие психоактивные, в том числе вейпы, то это бьет по развитию мозга. Длительная ишемия головного мозга ведет к тому, что мозг недополучает питательных веществ, он недополучает кислорода, то есть он меньше тратит сил на свое собственное развитие.

Мария Карпова: Алексей Владимирович, все мои курящие друзья меня убеждают, что вот эти электронные сигареты, вейпы – это вообще не вредно, это гораздо лучше, чем сигареты.

Алексей Каротам: Ну, это заблуждение. Это крючок маркетологов, чтобы только люди продолжали покупать и покупать. Вы же сейчас привели цены. Цены очень даже высокие, даже для Москвы с заработками московских людей. Но это маркетинг. Это наносит такой же вред, как и курение, потому что идет воздействие на капилляры. Капля никотина убивает лошадь. Тогда хомяка должна разрывать на куски. Этого не происходит.

Петр Кузнецов: Ну да, известная такая шутка. Алексей Владимирович, детскому организму вот это… У него же существует некий запрос. Ему зачем эта потребность в наркотиках разного рода? Почему она возникает?

Алексей Каротам: Ну, здесь подражание. Дети все подражают, стараются подражать взрослым. Почему есть такая точка зрения: «Оградите детей от табачного дыма!»? Не просто оградить, а…

Петр Кузнецов: Это понятно. Он смотрит, пробует. Дальше у него возникает привыкание. И вот это привыкание сильнее? Это те же эмоции, то же удовольствие он получат, если, например, со взрослыми сравнивать?

Алексей Каротам: Подсознательно это соска. На подсознательном уровне это соска. Когда человек нервничает, он курит много, он себя так успокаивает. На самом деле физиологически происходит спазм капилляров, мозг недополучает кислорода. И в этой ситуации он по-другому начинает реагировать – он как бы засыпает.

Мария Карпова: Алексей Владимирович, есть разные инструменты. Например, на той же пачке сигарет пишут страшные вещи, какие-то картинки страшные возможных заболеваний. А что, на детей это не действует? Там нужны какие-то другие способы внушения?

Алексей Каротам: Страшные картинки – это просто страшные картинки. Вы посмотрите, что дети смотрят в Интернете. Они смотрят там гораздо страшнее картинки, и их это не пугает. Они туда ходят вновь, вновь и вновь, на эти все странички. Запретный под сладок. Психология подрастающего поколения такая: чем больше запрещаем, тем больше хочется попробовать.

Мария Карпова: Так а что делать? Ну, хотя бы два…

Алексей Каротам: Разъяснять.

Мария Карпова: Разъяснять?

Алексей Каротам: Разъяснять, объяснять, да.

Петр Кузнецов: То есть больше социально-психологическое тестирование такое в школах должно быть, если мы говорим о тестах?

Алексей Каротам: Конечно, конечно. Понимаете, в чем дело? При отсутствии вменяемой политики у государства все те полумеры, которые оно делает, вызывают просто вопрос у людей, которые занимаются этой проблемой: а дальше что?

Петр Кузнецов: Социально-психологическое тестирование. Вопросы, вопросы. Эти вопросы помогут школьников тестировать в том числе.

Мария Карпова: Спасибо.

Петр Кузнецов: Психиатр-нарколог Алексей Каротам с нами на связи.

А у нас звонок от телезрителя.

Мария Карпова: Сергей дозвонился из Пермского края.

Петр Кузнецов: Сергей, давно ждете, мы знаем. Спасибо, что дождались. Пожалуйста.

Зритель: Вы знаете, бесполезно и незачем, конечно, тестировать в школе на курение. На наркотики, конечно, обязательно надо. Это уже однозначно, мне кажется. Мировая практика доказала.

Но я вам хочу один пример привести. Вы сказали, моя позиция такая же: надо начинать с раннего детства. Я увидел мамочку молодую с маленьким ребенком лет четырех, и мама просто сказала: «Вот посмотри на это лицо», – такое жизненное, лет семьдесят, а на самом деле тридцать. Ребенок посмотрел, ужаснулся. И он сделал выводы, поверьте. То есть вот с какого времени надо детям, с детского садика внушать и показывать.

А когда уже начинается «запретный плод сладок», когда ребенок начинает уже расти, то там, действительно, вступает в действие его детская натура, юношеская: «Я все равно попробую». А вот когда ребенка… Вы все, родители, знаете, что самый вменяемый человек маленький именно в этом возрасте. Если папа и мама сказали, что это плохо, и показал, то у него нет… Вот это критическое мышление еще пока не развито.

И в заключение скажу о том, почему дети не бросают курить. Был такой академик Углов, светлая память ему, умнейший человек, по алкоголю и по табаку в Советском Союзе.

Петр Кузнецов: Так?

Зритель: Я был на его лекции в Питере.

Петр Кузнецов: Покороче только.

Зритель: Вопрос был: почему нельзя бросить? Он говорит, что в крови вырабатываются… значит, есть такие макрофаги – клетки, которые поглощают продукты распада алкоголя и сигарет. И он говорил, что когда ты бросаешь курить или пить, то им нечего «кушать», грубо говоря. Они начинают «есть» стенки сосудов. Вот отсюда дискомфорт.

Мария Карпова: Ну, это уже биология.

Петр Кузнецов: У нас психиатр-нарколог нас напугал. Спасибо большое. Да, понятно. Спасибо большое. Это телезритель Сергей.

Мария Карпова: «Какой арест? Какие работы? Нужен личный пример и домашняя обстановка».

Петр Кузнецов: «Я курю с семи лет и не жалею. 90% населения…»

Мария Карпова: Там плохое слово!

Петр Кузнецов: Да. «Я сильная, быстро бросила и пить, и курить», – это Владимирская область. «Дед не курил, папа не курит и внук (25 лет) не курит», – телезритель из Свердловской области.

Напоминаем, голосование у нас продолжается: нужно ли проверять школьников на вредные привычки? Все просто: «да» или «нет» на номер 5445.

* * *

Петр Кузнецов: «Какие молодцы, что…» Извини.

Мария Карпова: Да-да-да, пожалуйста.

Петр Кузнецов: Я думаю, что нам надо все-таки договариваться, а то мы все время с тобой…

Мария Карпова: Давай договоримся, что всегда я начинаю, да?

Петр Кузнецов: Давай, да, хорошо. «Какие молодцы, что ввели рубрику «Зарядка»!».

Мария Карпова: Вот!

Петр Кузнецов: А я тебе говорил.

Мария Карпова: А ты не хотел делать. Не обманывай.

Петр Кузнецов: Что ты хотела сказать?

Мария Карпова: Весь час мы вас спрашивали: нужно ли проверять школьников на вредные привычки? И продолжаем спрашивать, еще есть время проголосовать: «да» или «нет» на короткий номер 5445.

И вот что я интересного узнала? Более половины школьников начинают курить, подражая сверстникам или старшим товарищам. Ну, об этом нам говорил специалист еще в начале программы. И печальный, самый печальный факт: мы, то есть Россия, на первом месте по уровню подросткового курения.

Петр Кузнецов: Может быть, поэтому, да?

Мы задавали вопрос на улицах разных городов родителям: «Ваша реакция, – теперь их глазами на всю эту ситуацию посмотрим, не самую приятную, – если узнаете, что ваш ребенок курит?»

ОПРОС

Рязань

– Ну, я насторожусь, понаблюдаю и поговорю с ней, что произошло. То есть не буду ругаться. Мне кажется, ругань только провоцирует какой-то негатив, еще больше усугубит ситуацию.

– Нормально. Он исследует этот мир. Он находится в обществе людей, которые его окружают. Он пробует и принимает для себя решение – нужно это ему или не нужно. Если мой ребенок придет ко мне и скажет о том, что он курит, или я узнаю об этом, то я обязательно спрошу его, зачем он это сделал, проговорю с ним, мы с ним это проработаем.

– Поговорю с ним. Просто я думаю, что многие через это проходили. Я сама через это проходила. Мама просто нашла у меня пачку сигарет в куртке и положила мне на кровать, чтобы я сама ей рассказала, откуда это у меня, и как-то попыталась оправдаться. То есть ругани какой-то не было. Я думаю, что я так же сделаю.

Чебоксары

– У меня была такая ситуация. Моему сыну десять лет. Я пришла домой и поняла, что от него пахнет дымом. Я просто спросила у него: «Тебе понравилось?» Он сказал: «Нет». И в этот момент я вижу, как он расслабился. Он понял, что в безопасности и мама не наругает его. Поэтому я считаю, что с детьми нужно разговаривать, понимать их и слышать. А для чего? Какая пустота? Какую потребность ребенок в данный момент заполняет?

– Крайне негативная! Я бы наставление сделал. Может быть, даже побил бы, скорее всего.

– Положительно, потому что сама курила. Даже если будешь запрещать, они все равно будут делать свое. А если не запрещать, то сами поймут.

– Ну, не очень приятно было бы, конечно. В первую очередь, наверное, показала бы самые такие худшие примеры, чтобы он понял и испугался. Лучше действовать как-то пожестче, чем… Не знаю, если я с ним буду сюсюкаться, то вряд ли что-то получится.

Новый Оскол

– Я думаю, что негативная, естественно. Ну, попытаюсь как-то внушить, поговорить, естественно, без применения физической силы.

– Курит у меня старший сын. Ничего не делала, правда. Да, сначала была возмущена, но потом думаю: я курила, надо и ему пробовать.

– Общаться будем. В целях профилактики, может быть, отведем куда-нибудь, на секцию какую-нибудь, пусть там позанимается, продышится.

Петр Кузнецов: Разные подходы.

Мария Карпова: Петя, ты как молодой отец…

Петр Кузнецов: Да, я сейчас об этом думал, кстати, на самом деле.

Мария Карпова: …что бы ты сказал?

Петр Кузнецов: Честно, не заготовка. Сейчас. Значит, я узнал, не дай бог, что Даня мой курит.

Мария Карпова: Ты почему-то обязательно представил, что ты будешь стоять. Ну хорошо.

Петр Кузнецов: «Данечка, можно тебя на секундочку? Иди, пожалуйста, сюда. Не бойся, не бойся. Все хорошо. Садись, пожалуйста, со мной». А, он здесь сидит, да?

Мария Карпова: Вот ты не знаешь. Возможно…

Петр Кузнецов: «Даня, папа курит у тебя? Нет. И никогда не курил. Мама курила когда-нибудь? Тоже никогда. Ты маму с сигаретой видел когда-нибудь? Так какого же ты!..» Ну не знаю! Слушай…

Мария Карпова: Не сдержался бы, конечно же, накричал бы, наругал бы?

Петр Кузнецов: Нет, нет, не накричал. Дальше я бы…

Мария Карпова: Накричал бы.

Петр Кузнецов: Я бы подготовился к этому разговору. Хотя это неожиданно же.

Мария Карпова: Конечно. Может быть, он сам бы признался.

Петр Кузнецов: А знаешь, почему я не готов? Потому что этого не случится. Вот так я тебе скажу.

Мария Карпова: Галина из Томской области дозвонилась.

Петр Кузнецов: Можно я вернусь?

Мария Карпова: Пожалуйста.

Петр Кузнецов: Даня, сиди здесь, никуда не уходи.

Мария Карпова: Галина, Томская область. Здравствуйте.

Петр Кузнецов: Галина, здравствуйте, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Петр Кузнецов: Добро пожаловать в эфир! Слушаем вас.

Зритель: Мне интересен ваш вопрос. Я бы, наверное, конечно, проголосовала за то, чтобы, наверное, проверять школьников. Но ваш гость правильно сказал: что с этим дальше делать? Ну, вот мы выявили, что школьник курит. Выяснить, наверное, в первую очередь нужно причину, почему вообще молодежь курит.

Когда у нас стали возвращать разные кружки и вообще спорт в России, дети стали туда идти более охотно, то есть когда стали развивать это все. Мне кажется, что как раз занятые дети меньше тянутся к куреву. Курево, как и когда дети начинают выпивать очень рано – это все-таки, я считаю, психологический момент. То есть вот эти бесконечно занятые наши родители…

Мария Карпова: Галина, а у вас есть дети?

Зритель: Да.

Петр Кузнецов: Галина, просто я предположу, что вы как будто бы ответственность с родителей складываете, снимаете.

Мария Карпова: Перекладываете.

Петр Кузнецов: Да. Родители виноваты в том, что это случилось?

Зритель: Нет, так я об этом и говорю. Сказали: что дальше с этим делать? Искать причину. Как раз я и говорю, почему ребятишки начинают курить. Ну, это мое мнение.

Петр Кузнецов: Да, конечно.

Зритель: Наверное, все-таки это как раз отсутствие близости, возможно, с родителями, вот нехватка внимания, любви. И они пытаются где-то там это восполнить, но только…

Петр Кузнецов: И быть своим, быть как все.

Мария Карпова: Спасибо, Галина.

Петр Кузнецов: Спасибо большое.

Мария Карпова: Чтобы не курили, надо заранее с детьми разговаривать, лет с трех воспитывать.

Петр Кузнецов: Так, пора подводить итоги опроса.

Мария Карпова: Да.

Петр Кузнецов: Проверять ли школьников на вредные привычки? «Да» – ответили 77% проголосовавших, «нет» – 23%.

Мария Карпова: Я думала, что больше ответят «да», честно говоря, потому что я тоже склоняюсь к тому, чтобы проверять.

Петр Кузнецов: «Да» будет еще больше. Ну вот. Что имеем, то имеем.

Спасибо большое. Это первый час «ОТРажения». Спасибо, что его с нами провели.

Мария Карпова: Мы скоро вернемся.

Петр Кузнецов: Оставайтесь с нами.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)