Василий Кириченко: Сесть за руль такси сегодня может даже человек, только вчера сошедший с поезда

Гости
Василий Кириченко
водитель такси, помощник руководителя профсоюза «Такси»

Рубрика «Профессии». Сегодня в гостях у ведущей рубрики Тамары Шорниковой - водитель такси, помощник руководителя профсоюза «Такси» Василий Кириченко.

 

Тамара Шорникова: "Наши люди в булочную на такси не ездят", – рассказывал в популярном фильме "Бриллиантовая рука". А куда чаще всего ездят на такси наши пассажиры, настоящие, из кино? Сейчас узнаем. Это рубрика "Профессии". Сегодня у нас в гостях водитель такси. Здравствуйте, Василий.

Василий Кириченко: Здравствуйте.

Тамара Шорникова: Василий Кириченко. Кстати, помимо того, что отлично водит, он также еще отстаивает права своих коллег в профсоюзе. Поэтому, водители, звоните к нам в прямой эфир и рассказывайте, как вам работается. Пассажиры, звоните и рассказывайте, и пишите, кстати, тоже, как часто пользуетесь такси, довольны ли сервисом. Отвечать на ваши вопросы начнем сразу после сюжета. Мы подсмотрели, как Василий работает. Давайте посмотрим.

СЮЖЕТ

Тамара Шорникова: У вас такие случаи, кстати, были, когда вот-вот вылет уже или, не дай бог, беременная пассажирка вовсе рискует не успеть в роддом?

Василий Кириченко: Ну, беременных не было, слава богу, не приходилось роды принимать. А с аэропортами – это частая ситуация, скажем так. И очень часто приходится даже где-то иногда нарушать правила дорожного движения. Ну, как правило, такие клиенты, ну, пассажиры, скажем так, они компенсируют чаевыми достаточно хорошими. Конкретно у меня был случай. Наверное, этот человек сейчас, может быть, вспомнит. Где-то год назад была очень большая пробка в субботу, причем неожиданная, видимо, и для них. И они опаздывали на самолет в Токио.

Тамара Шорникова: Серьезный перелет.

Василий Кириченко: В общем, на Каменном мосту мы встали намертво. Пришлось… не буду говорить, что сделать, а то сотрудники ГАИ увидят. В общем, нарушили немножко, конечно, но успели. Мне было приятно, что людям, так сказать, доставил меньше финансовых затрат.

Тамара Шорникова: Бензин, поняли, обсуждают сейчас активно. А какие еще темы волнуют? Чаще всего о чем говорят ваши пассажиры?

Василий Кириченко: Да смотря какая ситуация. Вот сейчас непосредственно происходят выборы, были выборы, волновали. Ну, Украина, конечно, тоже не сходит, так сказать, с темы для разговоров.

Тамара Шорникова: Чемпионат мира сейчас обсуждают? Делают ставки, кто кубок заберет?

Василий Кириченко: Сейчас только-только, так скажем, болельщики стали появляться. А вообще это удивительно. В Москве, скажем так, для такого удивительного города болельщиков не так много, вот таких, которые любят футбол. Наверное, поэтому и стадионы не всегда заполняются на каких-то больших матчах даже сборной. Если бы в провинции почаще проводили, наверное, больше бы приходило. У нас в Волгограде, допустим… Не помню, какая сборная приезжала, но был полный стадион.

Тамара Шорникова: Как-то готовились, кстати, к чемпионату? Может быть, курсы английского? Новые расценки?

Василий Кириченко: Ну, про новые расценки – это больная тема. Никто об этом ничего не говорил. Никаких новых расценок нет. И вообще непонятно, как они формируются на сегодняшний день. Формируют их агрегаторы на сегодня, потому что они монополизировали рынок, с чем в первую очередь большинство профессиональных водителей не согласны.

Тамара Шорникова: А с чем именно? С той самой минимальной ценой?

Василий Кириченко: Ну, в том числе. Потому что изначально… Мы немножко ушли от футбола, да?

Тамара Шорникова: Но мы затронули важную тему – денежную.

Василий Кириченко: Да, да, да. Дело в том, что изначально агрегаторы зашли на рынок, скажем так, приманив конфеткой сладкой всех – как пассажиров, так и водителей, то бишь их таксопарки, где они работали, пообещав: "Мы опустим цену для пассажиров". То есть вроде все замечательно.

Тамара Шорникова: Ну, действительно, поездки стали дешевле.

Василий Кириченко: Да, да, да. Таксопаркам они сказали: "Мы запускаем партнерскую программу. Мы будем сами нести затраты по обеспечению заказами ваших водителей". Водителям говорят: "А вы не переживайте, что будет низкая цена, мы вам будем делать доплату". В итоге все, конечно, туда побежали. Ну и клиентам, пассажирам это вроде бы тоже здорово. В итоге со временем, когда они сформировали, так сказать, пул автомобилей, когда у них все здорово пошло, диспетчерские стали, так сказать, уходить. Ну, это, наверное, веяние времени, то есть это нормально. Мы, в общем-то, водители не против.

Тамара Шорникова: Ну, один клик удобнее, нежели звонок.

Василий Кириченко: Да, да, да. И в целом водители не против агрегаторов, как бы удобно работать. Но постепенно один из агрегаторов, такой как "Яндекс", который на самом деле… Даже я не знаю, как называть правильно, потому что "Яндекс" – это корпорация, а "Яндекс.Такси" – это обман. То есть "Яндекс.Такси" не существует.

Тамара Шорникова: Это коммуникативная прослойка между покупателем услуг, пассажиром, и водителем.

Василий Кириченко: Да, это так и есть. То есть это, в общем-то, кнопочка на телефоне, программа, которая предоставляет возможность вам заказать автомобиль. И что дальше произошло? Эти агрегаторы, сформировав, так сказать, вот этот пул, они сказали: "Мы вам больше не будем платить большую доплату, давайте будем меньше доплачивать вам". Причем это они решают уже в одностороннем порядке. "Мы поднимаем вам комиссию за заказы", – водителям. Водители возмутились: "Как так? Мы не хотим". Они говорят: "Да и не надо, не работайте на нас, пожалуйста". Это те, которые пассажирам, что их возят прежние водители на прежних машинах, то есть достаточно качественную услугу оказывают. Мы сейчас не говорим про те времена, когда исключительно "бомбилы" стояли в аэропортах и брали неизвестно какие деньги. То есть это тоже бардак, и он никому не интересен. Они говорят, агрегаторы говорят: "Ну и уходите. Мы никого не держим".

Тамара Шорникова: То есть, видимо, спрос большой на работу?

Василий Кириченко: Да. "Вы к нам никакого, в общем-то, отношения не имеете, вы у нас не проведены как сотрудники. Ищите работу в другом месте". Отсюда водители стали, естественно, кто профессионально этим занимался, они стали уходить просто из этого сектора.

Тамара Шорникова: Ну, насколько просели зарплаты из-за вот таких достаточно низких цен на перевозки?

Василий Кириченко: Ну, давайте так, чтобы вы понимали. Зашли они с комиссией в районе 9%. А сегодня комиссия составляет от 24%, наверное, приблизительно в эконом-секторе почти до 30%. То есть с каждого заказа водитель теряет, то есть у него просто-напросто забирают.

Я вам один пример приведу. И пополнили этих водителей за счет того, что нет правил установленных, нет в первую очередь самого главного – лицензирования водителей. То есть за руль сегодня может сесть абсолютно любой сошедший с поезда. Я не знаю, вот просто сошел с поезда – и в течение суток ты садишься за руль лицензированного автомобиля даже и возишь, так сказать, пассажиров, начинаешь возить. Возникает резонный вопрос: а кто возит-то? У нас же как в России? Пока петух не клюнет…

Тамара Шорникова: Подождите. Чтобы устроиться на работу, в любом случае нужны водительские права, нужно удостоверение. Наверняка как-то должны проверить на наличие навыков.

Василий Кириченко: Формально все это нужно. Формально.

Тамара Шорникова: А реально?

Василий Кириченко: А реально можно даже без водительского удостоверения начать возить.

Тамара Шорникова: Это как?

Василий Кириченко: Ну, скажем так, за вас кто-то сдал экзамен в том же "Яндексе". Да, формально ты приходишь в "Яндекс.Такси", проходишь некий там экзамен.

Тамара Шорникова: Давайте "агрегаторы", потому что у нас не одна компания, их несколько.

Василий Кириченко: Да, да. Ну, дело в том, что… Почему я называю "Яндекс.Такси" в основном? Это, в принципе, все агрегаторы. Просто "Яндекс" на сегодня объединился с Uber, и у них 70% рынка, может быть, даже больше. А все остальные, в общем-то, вынуждены подчиняться ему же.

Тамара Шорникова: Хорошо. Вот в агрегатор пришел устраиваться кандидат на должность водителя такси. Хорошо, допустим, как-то удалось это сделать с подставными документами. Но первый – и, соответственно: "Здравствуйте, товарищ, предъявите ваши документы".

Василий Кириченко: Мне однажды инспектор задал вопрос: "А у вас водительские права есть?" Я говорю: "А бывает, что нет?" Я был так же удивлен, как и вы. А он мне ответил, что через одного.

Тамара Шорникова: Эти и другие острые проблемы обсудим сразу после звонка. Вячеслав из Кемеровской области к нам дозвонился, давайте послушаем, что хочет… Так, нет, не спросит Вячеслав – связь оборвалась, пока разговаривали с вами.

Итак, хорошо. Проблемы есть, и проблемы очевидные. Я так понимаю, что их (и не только их) будет обсуждать и отстаивать как-то права профсоюз, в котором вы участвуете. Вот какие сферы рабочие сегодня нуждаются в обсуждении? Какие права водителей такси нуждаются в защите, на ваш взгляд?

Василий Кириченко: Дело в том, что мы все время пытаемся пойти на диалог, в том числе с агрегаторами, с представителями власти Москвы, но власти то ли недопонимают эту проблему почему-то… Потому что в сфере автобусных перевозок наведем порядок относительный, ну, вернее, нормально. Там водитель – как положено. Чтобы на автобус устроиться на работу, не может кто угодно сесть за автобус.

Тамара Шорникова: Во-первых, ежедневная медицинская проверка, осмотр техники.

Василий Кириченко: Да, да, да. Недавний случай на Славянском бульваре, печальный. То есть сразу всю, так сказать, историю про водителя, про владельца этого автобуса – все было поднято и все было понятно. На сегодняшний день в сфере такси такого нет. И мы пытаемся донести как до власти, так и до агрегаторов. Руководитель, в частности… Как вы говорите: "Не стоит называть одного и того же". Ну, опять же напрашивается руководитель "Яндекс.Такси" Тигран Оганесович Худавердян – он не считает нужным вообще разговаривать с кем-либо, потому что абсолютная безнаказанность, видимо, какое-то такое финансовое всевластие.

Тамара Шорникова: Ну, понятно, что мнение заинтересованное и вас эта тема волнует. Давайте послушаем, что волнует Сергея, телезрителя из Ставрополя. Сергей, здравствуйте.

Зритель: Добрый день.

Тамара Шорникова: Слушаем вас.

Зритель: Вы знаете, очень увлеченно смотрю вашу программу. Вот хотел бы поделиться мнением. 12 лет работал таксистом. Слава богу, бросил. На сегодняшний день… Сразу хочу оговориться, что в советское время таксист – это была уважаемая профессия. И устроиться в такси, скажем, в 70-е и 80-е годы было очень трудно. В нынешнее время в такси в большинстве своем, процентов на 80, люди идут от безысходности. Ну, после 40 где? Охрана, такси. Все, больше некуда устроиться мужчине. Так вот, хочу сказать об агрегаторах. Не знаю, как в Москве, а вот в Ставрополе у нас, например, за последние 10–12 лет расценки только уменьшались. Вот как была минималка 60 рублей 12 лет назад, так она и сейчас. Ну, грубо говоря, аккумулятор тогда стоит 750 рублей, а сейчас – 5 тысяч. За бензин и за горючее вообще не могу сказать. Самая неблагодарная и самая опасная работа – такси. Вот за 12 лет под общим наркозом два часа лежал, было на меня нападение. Двух друзей похоронил, убили. Было громкое дело несколько лет назад – заминировали машину, она чудом не взорвалась. Поэтому всем хочу сказать, особенно агрегаторам… Ну, эти мажорам вообще бесполезно что-либо говорить. Понимаете? Особенно жалко девчонок, которые сейчас в массе своей идут в такси. Десять раз подумайте, прежде чем идти на эту самую опасную, по моему мнению, работу. Вот такое мое мнение.

Тамара Шорникова: Да, Сергей, спасибо вам за него.

Были ли у вас случаи в рабочей практике, когда… я знаю, что страшно не было, но, возможно, было тревожно, все-таки опасались?

Василий Кириченко: Ну конечно. Это происходит, в общем, достаточно регулярно. Тут уже, как говорится, личное чувство страха – либо оно есть, либо его нет. Но на самом деле, конечно, здесь это имеет место быть. Ну, то есть бывают люди и подвыпившие, ну а бывают откровенно криминальные. И так как доступность такси сейчас стала фактически для всех слоев населения… С чего вы начали программу? Вы сказали: "Наши люди в булочную на такси не ездят". Все-таки такси раньше – это была сфера комфорт-услуг. А на сегодняшний день, знаете, среди водителей такое мнение бытует: "Нет денег на метро, давай поедем на такси". То есть на самом деле абсолютно все могут себе позволить это. Я говорю, что это как и хорошо, так и несет свои минусы.

Тамара Шорникова: У вас есть примеры? Что было? И как выходили из ситуации?

Василий Кириченко: Ну, в основном как? Бывают и нападения. У меня, в частности, было однажды, можно сказать, нападение в одном из поселков возле аэропорта Шереметьево. Ну, абсолютно неадекватный человек. Они не выходили долго из дома. Один таксист уехал вообще, водитель такси уехал, встретил меня. Я ехал уже на повторный, так сказать, вызов. Подъехал, он посчитал меня тем, начал пытаться машину избить, ну, кидался ногами. Но комплектация позволяет решить такие вопросы… то есть комплекция, точнее. Ну и плюс с ним был нормальный человек, так скажем, друг его адекватный.

Тамара Шорникова: Смог урезонить?

Василий Кириченко: Урезонил его, да. В общем, ехал не он, а его друг.

Тамара Шорникова: Есть ли у вас и у ваших коллег сейчас способы, как защитить себя, в том числе свою жизнь?

Василий Кириченко: Нет. На самом деле абсолютно беззащитные – как в физическом плане, так и со стороны опять же какой-то социальной защищенности.

Тамара Шорникова: Возможно, антирейтинг пассажиров? Потому что есть, мы знаем, абсолютные рейтинги для водителей

Василий Кириченко: Ну, опять, понимаете, диктуют условия агрегаторы. Водители ставят оценки, не знаю, какие-то… Ой, пардон! Пассажиры имеют такую возможность. А у водителей такой возможности нет. Ну нет никакой защиты на самом деле, в том числе и социальной защиты, которая законом установлена, потому что как таковой профессии на сегодняшний день, если впрямую говорить, ее не существует на рынке. В любом случае водитель заключил трудовое соглашение со своим работодателем, это в лучшем случае. Потому что там такая система сейчас выстроена, такая система работы, что водитель может… вернее, должен, получается, на сегодняшний день работать минимум от 12 часов и больше, чтобы не уйти в минус, если он на аренде.

Тамара Шорникова: Не уйти в минус? Вы называете, что зарплата 60 – это очень хорошо

Василий Кириченко: Зарплата – это не наше название. Заработок.

Тамара Шорникова: Так, хорошо, заработок. При этом сегодня открыли с редактором, смотрели вакансии, было любопытно. Всегда мониторим рынок. 80, 100, больше видели. Кто честнее – вы в данном случае или работодатели, которые предлагают такую зарплату?

Василий Кириченко: Ну, хорошо. Я вам задам вопрос: а как вы заманите иначе вот тех, кто сядет за эти копейки работать? Потому что профессиональные водители ушли с этого рынка практически. То есть на сегодня в эконом-секторе вы не найдете профессиональных водителей. Там, так сказать, временщики, которым просто подработать нужно, то есть они вышли. И это дает возможность делать агрегаторы. То есть вам ничего не нужно для того, чтобы сесть за руль и перевозить пассажиров. Вот непонятно, почему так. То есть любой, абсолютно любой, неважно, какое у него прошлое, чем этот человек болеет, никто этого не проверяет. Просто почему-то пассажиры, когда вызывают такси, они лишь видят цену и быструю подачу, так сказать. А то, кто там за рулем, как он повезет вообще? Может быть, он впервые вообще по Москве едет. Может, он три часа назад за руль сел. Может быть, у него открытая форма туберкулеза. Это вы в рулетку играете просто-напросто. На самом деле так обстоят дела.

Тамара Шорникова: Как дела, спросим сейчас у Александра. К нам дозвонился еще один телезритель, давайте узнаем его вопрос. Александр, слушаем вас, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Василий Кириченко: Здравствуйте.

Тамара Шорникова: Вы пассажир или водитель? Давайте сразу…

Зритель: Я и пассажир, и водитель. У меня был опыт работы в такси. А на данный момент я пользуюсь услугами такси, в такси уже не работаю.

Тамара Шорникова: Спросить хотели или поделиться каким-то опытом?

Зритель: И поделиться, и спросить. Ну, поделиться о том, что на данный момент Uber, "Яндекс" и остальные, скажем так, такси…

Василий Кириченко: Агрегаторы.

Зритель: Да, агрегаторы. Они в основном используются в крупных городах. В мелких городах это не очень распространено, и там такси местного пользования, где фиксированные цены. На данный момент фиксированные цены в маленьких городах приравняются к большим городам. И расстояние, на которые такси ездят, они довольно-таки большие, а цены маленькие. И не выгодно в крупных городах этим пользоваться. Средняя цена по городу Екатеринбургу, откуда я родом, ну, от 100–150 рублей. Это можно проехать от начала до конца города, ну, в обычное, вечернее время, например.

Василий Кириченко: А по времени сколько?

Тамара Шорникова: А по времени сколько занимает такая поездка?

Зритель: По времени это занимает минут 20, если дороги свободные, нигде никто не стоит. Минут 20–30.

Василий Кириченко: 120, да?

Зритель: За 100–150 рублей можно доехать.

Тамара Шорникова: То есть как пассажир вы рады, наверное, а как водитель были бы не очень, да?

Василий Кириченко: Посчитайте заработок водителя.

Зритель: Да, имею опыт работы в такси. Я думаю, это очень низкие цены. А если взять ночные вызовы, то у них коэффициенты… Наверное, расскажете тоже, что коэффициенты есть – понижающие, повышающие коэффициенты, в зависимости от дороги.

Василий Кириченко: Тоже вводят в заблуждение.

Зритель: От 80 до 100 рублей можно проехать. Это, мне кажется, достаточно низкие цены. А сколько бензина? Сколько износ автомобиля занимает?

Тамара Шорникова: Да, поняли вас, Александр, спасибо. Действительно, введение тех fix price, что называется, фиксированной цены очень обрадовало пассажиров, меня в том числе, потому что, сколько бы ты ни проехал, ты заплатишь конкретную цену, и тебе не нужно волноваться, если ты застрял где-то в пробке. Вас, я думаю…

Василий Кириченко: Поэтому абсолютно невыгодно выходить работать в то время, когда пробки в Москве, потому что в час вы заработаете в лучшем случае 200–300 рублей. Это к слову о заработке. Вы говорите: "Кто говорит правду?"

Тамара Шорникова: Ну и кратко… Обсудили темы, которые в салоне активно муссируются. А душу-то часто изливают? И кто словоохотливее – мужчины или женщины?

Василий Кириченко: Да тут все одинаково, то есть мужчины и женщины, так сказать, делятся иногда своими проблемами. Всякие проблемы, даже "молодой человек бросил". И таким делятся. Ну, в принципе, незнакомые люди. А кому еще расскажешь?

Тамара Шорникова: Советы даете?

Василий Кириченко: Ну, просят – дадим. Куда же денешься? В общем, поддерживаем беседу, если необходимо.

Тамара Шорникова: Спасибо вам большое. Мы сегодня поддерживали беседу с водителем такси. Это была рубрика "Профессии", разговаривали о том, как сегодня живется и как работается водителям такси. Мы увидимся с вами через неделю. Спасибо вам, Василий Кириченко, за интересный разговор.

Василий Кириченко: Спасибо.

Рубрика «Профессии»: водитель такси
  • Все выпуски
  • Полные выпуски
  • Яркие фрагменты
  • Интервью
  • Сюжеты