Василий Колташов: Нужно заморозить все коммунальные тарифы хотя бы на пять лет. И убрать НДС отовсюду, где можно. Вот это позволит уменьшить расходы населения

Василий Колташов: Нужно заморозить все коммунальные тарифы хотя бы на пять лет. И убрать НДС отовсюду, где можно. Вот это позволит уменьшить расходы населения | Программы | ОТР

Почти 60% граждан в нашей стране ничего не откладывают

2019-09-17T18:58:00+03:00
Василий Колташов: Нужно заморозить все коммунальные тарифы хотя бы на пять лет. И убрать НДС отовсюду, где можно. Вот это позволит уменьшить расходы населения
«Корона» пала: когда вернёмся к нормальной жизни? Китай победил абсолютную нищету, а когда мы? «Жаворонки» и «совы» на работе: кто лучше?
А поутру они проснутся. О новых правилах доставки пьяных в вытрезвители
Чтобы проспаться… Как сегодня работают вытрезвители в регионах. СЮЖЕТ
Неопределённость как норма жизни
Китай от бедности ушёл
Когда вернёмся к нормальной жизни?
Соломка для бизнеса
«Корона» пала?
ТЕМА ДНЯ: Жмём на газ!
«Жаворонки» работают лучше?
Гости
Василий Колташов
руководитель Центра политэкономических исследований Института Нового общества

Константин Чуриков: В наш неспокойный век, когда раз в десять лет, а то и чаще (говаривают, что скоро что-то такое будет), случается кризис, не лишним будет поговорить о сбережениях. Вот сколько накоплено на «черный» день? И накоплено ли?

Оксана Галькевич: Не накоплено, друзья, потому что копиться нечему. Недавний опрос, проведенный страховщиками и банкирами, показал, что у подавляющего большинства за душой у нас ни гроша в стране – 59% россиян ничего не нажили непосильным трудом.

Константин Чуриков: Но 41% все-таки что-то отложил – и не копеечку, а пожирнее. В среднем, как говорят исследователи, 140–219 тысяч рублей. Интересно, кто эти люди?

Оксана Галькевич: Ну, сейчас и спросим. Только еще вот одна часть этого исследования: с какой суммы в принципе можно хоть что-то откладывать в наших условиях? Так вот, как показал опрос, это минимум 35–45 тысяч на одного человека в семье. На одного.

Константин Чуриков: То есть если семья из четырех человек, то доход должен составлять 140–180 тысяч?

Оксана Галькевич: Космические деньги!

Константин Чуриков: В общем, неплохо, да. Сегодня днем один наш эксперт сказал, что склонность к накоплению мало зависит от уровня дохода, а вопрос скорее в образе жизни. Давайте сейчас процитируем Георгия Остапковича из Центра конъюнктурных исследований Высшей школы экономики.

Георгий Остапкович, директор Центра конъюнктурных исследований ВШЭ: «Можно начинать накопления и с 15 тысяч, откладывать что-то, а можно… Другой откладывает, только когда он 150–200 истратит, только тогда он начнет откладывать. Поэтому определить вот эту реперную точку, откуда начинают откладывать люди деньги – ну, наверное, это абсолютно нереально.

Это все зависит от того, какую человек себе потребительскую корзину определил. Он может определить минимальную корзину, которая, наверное… Ну, раз у нас люди живут на МРОТ, а он составляет 11 280, – значит, им удается как-то на 11 280. А другой – у него может потребительская корзина быть 150, может быть 200 тысяч. Все зависит от его, мягко говоря, запросов».

Оксана Галькевич: Друзья, расскажите нам, в соответствии с вашими запросами и возможностями, запускаем мы SMS-опрос: у вас сбережения есть или нет? Ваши ответы – «да» или «нет» – присылайте на наш SMS-портал, номер 5445. Все это совершенно бесплатно принимаем. И в конце этой получасовки подведем итоги.

Константин Чуриков: Ну а в студии у нас – Василий Колташов, руководитель Центра политэкономических исследований Института нового общества. Василий Георгиевич, здравствуйте.

Оксана Галькевич: Здравствуйте, Василий Георгиевич.

Василий Колташов: Здравствуйте.

Константин Чуриков: По данным тех исследований, которые мы только что процитировали, в общем-то, большинство без накоплений. Почему не откладывается?

Василий Колташов: Ну, основная причина – это все-таки ипотека, если мы говорим о молодых семьях, потому что ипотека у нас достаточно дорогая, ставка процента относительно высокая опять же при довольно невысокой, если говорить о России в основном, цене недвижимости по сравнению с Европейским союзом, с еврозоной, где дешевый процент.

Константин Чуриков: Секундочку! Но ипотека же далеко не в каждой семье.

Оксана Галькевич: А почему вы сразу такую категорию взяли – молодые семьи?

Василий Колташов: Нет, я специально выделил, потому что здесь можно сказать что-то, кроме «нет денег».

Константин Чуриков: А, понятно.

Василий Колташов: Понимаете, здесь можно привести какую-то причину, которая является больше, чем бедность. Но дело не только в том, что нет денег. Дело в том, что нет плана у людей.

Константин Чуриков: У нас?

Василий Колташов: У людей лично нет плана.

Константин Чуриков: А должен быть?

Василий Колташов: Ну, а подо что копить? Понимаете, подо что копить? Если они живут от дня ко дню, заканчивая каждый год обычным застольем и не думая о том, что их жизнь как-то улучшится из-за того, что они куда-то переедут, например (то, на что можно копить), что они должны изо всех сил собрать какую-то, хоть небольшую сумму на первоначальный взнос при покупке недвижимости собственной, пусть и маленькой, чтобы отъехать от родителей, к примеру, если мы говорим о некоторых молодых семьях, потому что не все молодые семьи идут за кредитом и покупают недвижимость… Здесь очень много причин.

Оксана Галькевич: Подождите. Нет плана или нет перспектив? Вот это, мне кажется, важный момент.

Василий Колташов: Ну, скажем так, перспективы…

Оксана Галькевич: План – дело такое. Все мы планируем так или иначе свою жизнь.

Василий Колташов: Перспективы очень туманные. Если мерить их исключительно материальными возможностями, то все равно они тоже туманные. Хотя вроде бы рабочие места в крупных городах имеются в большем количестве, чем в городах маленьких, ну, по крайней мере лучшие рабочие места… Если вы хоть что-то скопили, то вы хотя бы переехали. Понимаете, да? Я говорю о том, на что копить. То есть вы живете в маленьком городке, и вы все тратите, и у вас нет никаких сбережений. В этом случае у вас нет никакого шанса даже переехать в более крупный центр, чтобы там найти работу, которая позволит вам жить намного лучше. То есть это то, что я называю «нет плана».

С другой стороны, есть все-таки еще такая мощнейшая инерция с 90-х, а может быть, даже еще с советской эпохи, когда люди не стремятся как-то радикально изменить свою жизнь. Они думают, что от их усилий зависит не так много. То есть они делают стандартные усилия: вот они выучились, вот они пошли работать, и все. Я не говорю здесь про открытие своего дела, для этого нужен капитал. Но, по крайней мере, какой-то профессиональный поворот, какое-то изменение места, где вы находитесь, – хотя бы на это копить.

Константин Чуриков: Но для этого опять-таки нужна эта «подушка безопасности». Смотрите. Самая высокая доля – 27% – это те, кто ответили, что нужно больше 45 тысяч на члена семьи. То есть, в принципе, если четыре человека, то получается – сколько? – 180 тысяч. Почему эта зарплата в 45 тысяч рублей кажется мечтой? Это такие большие деньги?

Василий Колташов: Да, для провинции это большие деньги.

Константин Чуриков: В мире, в мировом масштабе. Вот наше место на карте, мы большая и огромная страна…

Василий Колташов: Но и в мировом масштабе это тоже немаленькие деньги. Что такое 45 тысяч? Ну поймите, что мы обычно сравниваем себя с Западной Европой – не меньше, чем с Германией и Францией, не меньше, чем с Соединенными Штатами и Канадой.

Константин Чуриков: А с кем нам себя сравнивать?

Василий Колташов: Ну, например, с Уругваем, с Аргентиной. То есть можно же сравнить себя с Вьетнамом – и вы увидите, что деньги получаются не такие уж и маленькие. Но это я, конечно, здесь с долей иронии определенной говорю, потому что, конечно, это деньги небольшие. Но и они не доступны для жителей российских регионов зачастую. Хотя средняя зарплата показывает, что вроде бы уже все близко.

Оксана Галькевич: Ну, если посчитать по европейским меркам (допустим, евро 71 рубль сейчас стоит, он туда-сюда как-то гуляет), это 633 евро в месяц – зарплата в 45 тысяч рублей.

Василий Колташов: Это очень неплохая зарплата для еврозоны даже.

Оксана Галькевич: Очень неплохая?

Василий Колташов: Очень неплохая. Я понимаю, что…

Константин Чуриков: В Португалии это, кажется, что-то около минимальной зарплаты.

Василий Колташов: Смотрите. Чтобы знать точно про Португалию, нужно там жить. Я пять с половиной лет прожил в Греции. И я хорошо знаю… Я примерно понимаю, что в Испании, в Португалии, в Греции и на юге Италии. И я понимаю, где врет Евростат, потому что Евростат врет совершенно спокойно.

Константин Чуриков: А, то есть не только наш?

Василий Колташов: Нет, нет! Не надо думать…

Константин Чуриков: Хорошо.

Василий Колташов: Либеральные профессоры Высшей школы экономики могут думать, что Евростат – это собрание святых.

Оксана Галькевич: Понятно.

Василий Колташов: Нет, там «рисуют» нормально. И особенно они «рисуют» в отношении стран более бедных. При этом их картинки отличаются от директив Еврокомиссии, которая требует понизить, например, среднюю зарплату по отрасли. Но дело не в этом. Дело в том, что уровень жизни упал не только у нас, а он упал во многих частях мира, и в Европе тоже.

Оксана Галькевич: Звонок давайте примем? У нас из Смоленской области Светлана до нас дозвонилась, наша телезрительница. Здравствуйте, Светлана.

Зритель: Здравствуйте, добрый вечер всем.

Оксана Галькевич: Добрый.

Зритель: Я бы вам хотела сказать, что пенсионеры нашей великой, огромной, богатой страны, как говорят по телевизору, живут на такую нищую пенсию, что о накоплении даже в голову не приходит мысль. Понимаете? Потому что если даже задаться целью что-то накопить – и вдруг ты заболел, извините, ногу сломал. Ну, невероятно жить на эту пенсию. Я не знаю, о чем думает наше правительство. То есть они считают, если люди молчат, то можно жить на эту пенсию? Люди крутятся как только могут. Я не знаю, как дальше жить. Мне очень тяжело! Я не знаю…

Оксана Галькевич: А как вы на самом деле живете? Вот расскажите. Вас поддерживает семья? Или вас выручают, может быть, родственники или огород? Как живете?

Зритель: Огорода у меня нет, потому что… Все думают, что огород. А пенсионерке как на огород ездить? А дорога? А семена? А здоровье? Это одно. А семья? Вы думаете, что детям у нас платят хорошо? Дети еле концы с концами сводят. Еле концы с концами сводят! И попросить у них – это, знаете, отобрать, как говорится, последнее.

Константин Чуриков: Светлана, наш эксперт Василий Колташов говорит, что все-таки нам самим нужно быть активнее, например, детям. Есть возможность найти более высокооплачиваемую работу у них?

Зритель: В Смоленске больше 30 тысяч не заработаешь, только если не в администрации. Да, там хорошо живут. Вот высшие чины живут хорошо, поэтому у нас и по телевизору все хорошо.

Константин Чуриков: Ну, видите, вы позвонили, вы в телевизоре, все рассказали.

Оксана Галькевич: Телевизоры разные бывают. Спасибо большое, спасибо.

Константин Чуриков: Спасибо большое, Светлана.

Видите, ваш коллега Георгий Остапкович сказал, что на самом деле все зависит от каких-то привычек, от образа жизни. Мы получаем ответ, что на самом деле просто копить не с чего. Тем не менее в нашей стране с этими финансовыми результатами любят рассказывать о финансовой грамотности. А что, действительно эта штука как-то помогает в условиях, не знаю, МРОТ или какой-то очень средней, ниже средней пенсии?

Василий Колташов: Я не знаю насчет финансовой грамотности. Надо спросить у тех, кто пишет экономические учебники. Я считаю, что они прямо провоцируют безграмотность, потому что с такими учебниками ожидать, что будет высокая экономическая грамотность, что люди будут понимать, где им нельзя занимать, а где им все-таки нужно стараться откладывать…

К сожалению, действительно, очень сложно людям сберегать, что-то откладывать, потому что они получают очень маленькую зарплату зачастую. И 30 тысяч рублей – это еще неплохой уровень. То есть то, что было названо для Смоленска, 30 тысяч рублей – это немало, потому что во многих регионах и 15, и 20 тысяч рублей. И чем дальше от городов, средних российских центров, тем ниже будет заработная плата.

Оксана Галькевич: Где-то и 20 тысяч рублей за счастье, знаете. И таких мест в нашей стране тоже много.

Василий Колташов: И 15. Платят и 6, и 8 тысяч рублей, прямо нарушая установленное законом положение о том, что нельзя платить ниже прожиточного минимума, то есть ниже минимальной заработной платы. Но это все платится.

Оксана Галькевич: Понимаете, вот здесь такой вопрос. Получается, что у людей, у населения Российской Федерации возможности копить практически нет, у достаточно большой части, но у нас государство очень любит копить. Прямо копит и копит, копит и копит! Эти «подушки» растут и растут, растут и растут! Когда мы почувствуем, что это копится не ради каких-то, я не знаю, иллюзорных целей? У государства есть, видимо, какая-то цель, но мы о ней тоже не знаем, ради чего эти деньги копятся, да?

Василий Колташов: Да понятно – зачем. Когда порвется «подушка»…

Оксана Галькевич: А вот когда она уже каким-то хотя бы, знаете, дождем прольется на людей?

Константин Чуриков: Хотя бы грибным.

Василий Колташов: Вот на это я ответить вам не могу, потому что никакой уверенности…

Оксана Галькевич: Хорошо, а какая цель у государства? Это же не просто так.

Василий Колташов: Целей несколько. Во-первых, существует призрак 98-го года, ну, кризиса 98–99-го годов, что может случиться дефолт. Призрак этот диктует одну простую формулу: у вас должны быть резервы финансовые. А в современных условиях еще и в значительной мере золотые резервы, поэтому Центральный банк наращивает золотой запас Российской Федерации. И золото в перспективе будет обеспечивать, являться гарантией при торговых сделках, проводимых в национальных валютах.

То есть на самом деле не так уж и надо раскрывать эту «кубышку» для того, чтобы поднять уровень жизни. То есть вопрос не в этом. Хотя, конечно, часть этих средств можно было бы пустить на закупку промышленного оборудования какого-нибудь, которого у нас нет.

Оксана Галькевич: На что-нибудь пустить в конце концов?

Василий Колташов: На что-нибудь пустить.

Оксана Галькевич: Нет, ну подождите. Недавно прозвучали такие данные, что у нас чуть ли не впервые в истории нет чистого долга вообще, потому что наши накопления, наша «подушка» больше всех наших заимствований, всех наших долгов, необходимых выплат. Мы молодцы! Но если мы такие богатые, чего же мы такие бедные?

Василий Колташов: Ответов очень много на этот вопрос. Ну, во-первых, у нас не развито внутреннее производство и не развито внутреннее потребление, никто не пытается подстегивать их одновременно. Внутреннее производство пытаются стимулировать через импортозамещение и наращивание экспорта, и здесь есть результаты. Но здесь успехи как-то не очень распространяются на обычных граждан. Обычные граждане как были в бедности, так и остаются. Для обычных граждан хорошо было бы создавать больше хороших мест.

Например, нужно, чтобы в регионах государство создавало больше хороших бюджетных рабочих мест. Потому что учитель в школе в Москве получает не меньше 50 тысяч на ставку, а где-нибудь в российской глубинке, в каком-нибудь городе Нечерноземья – 20 тысяч на две ставки. Почувствуйте разницу.

Константин Чуриков: Я бы еще спросил наших зрителей: а на что конкретно копите? Вот нам пенсионеры из Нижегородской области пишут, что пытаются накопить на маленькую баньку уже несколько лет, но не получается, «алкоголь не употребляем». Мы не сомневались. Владимирская область – на похороны зритель копит. «Не могу накопить даже на зубопротезирование», – Самарская область. Нижний Новгород, еще одна пенсионерка: «Пока год коплю на осенние туфли».

Давайте еще послушаем Татьяну из Воронежа. Татьяна, здравствуйте.

Оксана Галькевич: Здравствуйте, Татьяна.

Зритель: Здравствуйте. Меня зовут Татьяна, мне 55 лет. Я попала под пенсионную реформу. К сожалению, я еще не пенсионер. Работу найти в Воронеже… Город промышленный, предприятия ни одного нет. Я не могу найти работу по специальности – экономист с высшим образованием. И я вынуждена работать вахтером на 11 тысяч. Когда пытаешься найти какую-то более высокооплачиваемую работу, возраст является преградой. То есть невозможно…

Накоплений нет. Если что-то нужно приобрести, то приходится брать кредит. И помогают в таком случае родители-пенсионеры, хотя у них тоже небольшая пенсия. Вот такая ситуация.

Константин Чуриков: Вы уже брали кредит, да? Сколько вы должны, если брали?

Зритель: Я брала кредит, но я уже выплатила. И со страхом думаю, если мне придется брать следующий. Очень трудно выплачивать! Из 11 тысяч 5 тысяч – квартплата. То есть жить очень трудно! Ни о каких накоплениях даже не думаю. Я на море не была уже очень много лет, с 83-го года, нет возможности. Вот такая ситуация.

Константин Чуриков: Да, печальная ситуация.

Оксана Галькевич: Спасибо, Татьяна.

Константин Чуриков: Спасибо за ваш звонок.

Оксана Галькевич: Вы знаете, нам пишут зрители, что… Ну, очень многие пишут, что, конечно, копить практически нет никакой возможности. Но нам еще пишут: «Слушайте, у нас такая инфляция, такие изощренные, какие-то двойные налоги. Как можно вообще что-то планировать в нашей жизни?»

Василий Колташов: С налогами серьезная проблема, потому что в значительной мере люди отдают деньги, которые они заработали, государству. Это факт. Тринадцатипроцентный налог, который распространяется на всех. У нас нет необлагаемого налогами минимума, который хорошо было бы установить хотя бы на отметке в 50 тысяч рублей.

Константин Чуриков: Так уже вроде бы звучали такие предложения с самого верха.

Оксана Галькевич: Даже 50? Вы прямо так радикально!

Василий Колташов: Нет, подождите. Ну а что тут радикального? Представьте себе двух родителей, которые зарабатывать по 50 тысяч рублей.

Константин Чуриков: И у них двое детей.

Василий Колташов: А у них дети. И еще пенсионеры под боком. Ну как? Это не богатое существование. А двадцатипроцентный НДС? Тоже платится со всех покупок. То есть вообще, если граждане у нас платят НДС, а они платят 20%, то есть они платят со своих доходов, которые, по сути, одновременно являются их расходами. Копить-то не на что у большинства. Получается, что они заплатили 13% и 20%. Сюда не включаются социальные отчисления, налог на имущество физических лиц, автомобиль еще есть. То есть получается совсем хмуро.

Очень много денег отдают государству, очень много. И единственный способ как-то более или менее эффективно вертеться – это их не отдавать. То есть если вы немножко зарабатываете, то постараться эти налоги не платить. Это я говорю про тех 40%, которые что-то накопили.

Оксана Галькевич: Люди, которые в тени, да?

Василий Колташов: Они вовсе необязательно уплатили все налоги, вовсе необязательно, поэтому у них что-то и есть.

Константин Чуриков: Давайте сейчас обратимся к небольшому опросу, который устроили наши корреспонденты в Иркутске, Самаре и Владикавказе. Спрашивали, какая людям нужна зарплата, чтобы можно было хоть что-то откладывать.

ОПРОС

Константин Чуриков: Ну, это все-таки мечты какие-то, да? Смотрите, что зрители пишут…

Оксана Галькевич: Потолок. Сто – это потолок.

Константин Чуриков: Да. Белгородская область: «Какие накопления? Боишься заболеть простудой, чтобы копейку не потратить». Тамбов: «Летом экономлю, чтобы заплатить за ЖКХ зимой, и чуть-чуть на «гробовые». 63 года, пенсионерка».

Оксана Галькевич: Ну, многие пишут, что ЖКХ – это, конечно, серьезное обременение. И здесь, в общем, тоже мы не видим какого-то баланса. Мы видим, что в этом году дважды нам прибавили в этой сфере. Я уж не говорю о налогах, которые нам под елочку положили.

То есть как-то, вы знаете… Вы сказали о том, что мы отдаем очень много государству. Но ведь государство, собственно говоря, эти вопросы, сколько мы ему отдаем, держит в своем ведении. Это прерогатива государства – решать, сколько с нас взять. И мы не видим стремления, так скажем, полегче сделать эту ношу.

Василий Колташов: Ну, если не считать, наверное…

Оксана Галькевич: Полегче сделать кошелек, видимо, а ношу – нет.

Василий Колташов: …введение этого минимального размера оплаты труда, равного прожиточному минимуму, как бы он ни был занижен. Пожалуй, это главное, что мы можем выделить из того, что мы видим. Все остальное мы не видим. К сожалению, в счетах за квартиру есть тоже НДС.

Оксана Галькевич: А, вот так вот? Слушайте, как это интересно получается!

Василий Колташов: НДС мы платим везде. И поэтому, конечно, было бы хорошо, чтобы были заморожены все тарифы, потому что, на мой взгляд, управляющие компании не соответствуют качеству услуг и тем деньгам, которые они получают. Заморожены все счета, то есть вся стоимость электрической энергии… Все, что мы платим, все должно быть заморожено хотя бы на пять лет. Это позволит людям уменьшить расходы.

Потом убрать оттуда НДС, конечно, отовсюду, где можно убрать НДС, потому что, к сожалению, семьи и так перегружены. Ну и дальше отменять налоги и повышать минимальную ставку оплаты труда, понимаете, потому что тот уровень, который есть, он невысок. Но проблема-то в том, что и эта задача не решена, меньше этой суммы платят.

Константин Чуриков: Хороший вопрос…

Оксана Галькевич: Прости, Костя.

Константин Чуриков: Давай.

Оксана Галькевич: Василий Георгиевич, а вы как экономист считаете, что перечисленные вами меры наша экономика потянет?

Василий Колташов: Наша экономика потянет. Другое дело, что эти меры не являются сами по себе гарантией экономического роста. Это просто набор частных мер, которые уменьшат нагрузку, ну, суммарно уменьшат нагрузку на домашние хозяйства. Конечно, их покупательная способность в результате если не вырастет, то, по крайней мере, перестанет падать, потому что она снижается.

Константин Чуриков: Тверская область спрашивает: «А какая сумма начинает считаться сбережением? Для кого-то 10 тысяч – деньги, а для кого-то и 100 тысяч – копейки».

На что должно… Вот смотрите. Мы же говорим на самом деле, по сути, мы говорим о таком соображаемом среднем классе, да? Вот представитель среднего класса, предположим, не самого высокого слоя среднего класса (а он тоже по слоям разбит), он что должен себе позволить на ту некую финансовую «подушку», которая у него есть? Вот есть какие-то критерии?

Василий Колташов: Настоящий средний, настоящий, не «средний класс в кредит», а настоящий, он должен все необходимое себе позволять на основе сбережений, без кредита. Без кредита покупать дом. Без кредита покупать машину. Представляете себе, да?

Оксана Галькевич: Нет, не представляем.

Василий Колташов: Нет. Потому что кредита не существовало, когда существовал классический средний класс еще в XIX веке. Такого кредита распространенного не было очень широко, ну, если не считать лавку мяснику, ломбард, еще что-то. То есть это все должны быть свои деньги.

Константин Чуриков: То есть то, что нам описывал Бальзак – это было не массово в то время, да?

Василий Колташов: В смысле? Нет конечно. Массовой была клоака Парижа. Вот это было массово.

Оксана Галькевич: Вы знаете, тогда получается, что мечта об этом самом среднем классе – это была бы хорошая русская мечта. Знаете, есть американская мечта…

Константин Чуриков: Идея национальная.

Оксана Галькевич: Да, национальная идея. Вот есть американская мечта. А это была бы прекрасная русская мечта – чтобы люди могли себе позволить, как можно больше наших людей в нашей стране могли себе позволить машину без кредита, дом без кредита, квартиру без кредита. Вот зажили бы, честное слово!

Василий Колташов: Зажили бы. Но для этого должна быть другая экономическая политика. И это уже частными мерами не обеспечишь.

Оксана Галькевич: Это я вам как почетная ипотечница Российской Федерации говорю.

Василий Колташов: Для этого нужно, чтобы росла обрабатывающая промышленность и вместе с этим росла социальная политика государства и вообще его роль в управлении экономикой. Не дерегулирование, а наоборот – усиление государства и усиление его контроля.

Вот почему не получилось добиться того, чтобы работодатели платили хотя бы минимальную ставку оплату труда? Они же проигнорировали в регионах, очень много где проигнорировали. Потому что не хватило силы государства, не хватило влияния.

Константин Чуриков: Да, не хватило.

Василий Колташов: И таких проблем очень много. Да и само государство, по правде говоря, не очень стремится.

Оксана Галькевич: Может, желания не хватило?

Василий Колташов: Ой, желания точно не хватило.

Оксана Галькевич: Вот! Не силы не хватило, не стремления, а желания.

Константин Чуриков: А вот у людей не хватило возможности накопить. На вопрос «У вас есть сбережения?» ответили положительно только 12% нашей аудитории, а 88% говорят, что нет.

Оксана Галькевич: Спасибо. В студии «Отражения» сегодня был Василий Колташов, руководитель Центра политэкономических исследований Института нового общества. А мы с вами, друзья, еще не прощаемся, продолжаем наш прямой эфир.

Константин Чуриков: Конечно нет. Все только началось.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (2)
Владимир
а на какие тогда шишы новые миллиардеры появятся?гарант ведет непримеримую борьбу за их количество.
Антон
Нужно не только заморозить но и списать долги за коммуналку,пусть даже правительство убъётся в истерике ну ничего уже не поможет, у людей денег нетууу.
Почти 60% граждан в нашей стране ничего не откладывают