Василий Мельниченко: Ни у одного главы поселения или района сегодня вы не найдете плана освоения территорий. Не то что долгосрочного развития

Василий Мельниченко: Ни у одного главы поселения или района сегодня вы не найдете плана освоения территорий. Не то что долгосрочного развития
Онкология. Блокировка банковских счетов. Рынок подержанных авто. Бензин. Работа для подростков. Промышленная политика
Рак: каждый имеет право на бесплатное обследование, лечение и реабилитацию по ОМС в крупных центрах
Алексей Рощин: Ранний детский труд поможет. Потому что хорошее образование приобрести трудно, а вот навыки пойдут на пользу
Как производят вентиляционное оборудование и системы отопления на заводе в Бронницах
Бензин снова дорожает. Это несмотря на соглашение между правительством и нефтяными компаниями
Покупка автомобиля на вторичном рынке. Пошаговая инструкция от специалиста по автоподбору
«Переводы между физлицами - самые подозрительные платежи на свете!» Что делать, если счет заблокирован? Советы специалиста по консалтингу
Почему канцерофобия страшнее самого рака? Главврач Центра им. Димы Рогачева - о ситуации с диагностикой и лечением онкологии
Обманутые дольщики. Мужчины 50+ без работы. Драка в Чемодановке. Проблемы ЕГЭ. Конфискация денег у госслужащих. Рубрика «Аграрная политика»
Как мужчинам после пятидесяти лет найти хорошую работу: почему служба занятости не может помочь?
Гости
Василий Мельниченко
глава общественного движения «Федеральный сельсовет»

Виталий Млечин: Россия готовится к самому важному этапу земельной реформы – так называют появление пакета поправок о зонировании земель. Документ определит, как использовать земли сельхозназначения. Он стал компромиссом в бесконечных спорах с аграриями. Зонирование будет определяться по факту земельного использования.

Ольга Арсланова: И вот несколько пунктов, которые сейчас уже известны. На сельхозземлях, например, построили предприятие или жилую зону – назначение земли потом меняется. А если же земли сельхозназначения были переведены в другую категорию, на них ничего не построено, то их придется в таком случае отдать под пашню. Ну, этот документ, разумеется, еще предстоит обсуждать и согласовывать, но некоторые моменты известны уже сейчас.

Виталий Млечин: Ну а что сегодня? Сегодня на кадастровый учет поставлено только 20% земель сельхозназначения, а правила землепользования утверждены только на 25% территорий муниципальных образований.

Ольга Арсланова: По данным главы Счетной палаты Алексея Кудрина, сегодня у нас в стране частных земель 8%; 35% земли не распределенной, то есть не определенной по собственности, не разграниченной; и в федеральной собственности 65% земли не используется. Вот такие данные.

Давайте обсудим возможные изменения и текущее положение дел с нашим гостем – председателем общественного движения «Федеральный сельсовет» Василием Мельниченко. Здравствуйте, Василий Александрович.

Виталий Млечин: Здравствуйте.

Василий Мельниченко: Здравствуйте, Ольга и Виталий.

Ольга Арсланова: Скажите, пожалуйста, по какому закону мы живем сейчас? То есть что с этими землями, особенно с брошенными сельхозугодиями, по закону можно делать сейчас?

Василий Мельниченко: Ну, можно и сейчас… Есть закон, по которому в течение трех лет, если не используется по назначению, можно через суд местным властям изымать земли сельскохозяйственного назначения. Это ничего не значит, что это хорошо или плохо.

Ольга Арсланова: То есть три года земля не используется…

Василий Мельниченко: Если у вас есть в собственности хозяйство или лично у кого-то земля и она три года не использовалась по назначению, то есть не косили, не сеяли, не пахали, не выращивали, ничего, зарастала она сорняками, то муниципалитет имеет право подать в суд, и за нарушение закона об использовании сельхозземель могут ее изъять в муниципальную собственность.

Ольга Арсланова: Простите, вот такой глупый, может быть, вопрос задам. А если она использовалась, но не по назначению? Ну, например, все скосили, домик какой-нибудь там поставили, времяночку и жили там, как на даче.

Василий Мельниченко: Вы знаете, тогда каким же образом вы докажете, что она не используется?

Ольга Арсланова: То есть так можно?

Василий Мельниченко: Если скосили, можно отчитаться, что сено…

Ольга Арсланова: А она же пользы никакой не приносит сельскохозяйственной.

Василий Мельниченко: А польза кому? Если она частная, то дело уже хозяина – польза или нет. Он платит налог на землю. То есть здесь уже осложнения.

Ольга Арсланова: Понятно.

Василий Мельниченко: Я думаю, что здесь вопрос только, чтобы она не зарастала сорняками.

Другой вопрос, если вы будете говорить о Краснодарском крае, Липецкой области, Воронежской, то этих проблем там вообще не существует, потому что там идет бой за каждый гектар земли. Это плодородные земли, которые имеют какую-то ценность, на них можно вырастить хорошую продукцию, которая даст хотя бы, будем говорить, какую-то прибыль.

И другое дело – это 32 региона Нечерноземья и вся Сибирь, Дальний Восток. А тут-то что мы про земли с вами будем говорить? Здесь земли практически никому не нужны. И будет забирать эту землю муниципалитет или нет… Ну, заберут они через суд землю. Какой муниципалитет хочет это забирать? Она же все равно не будет использоваться.

Ольга Арсланова: Так зачем тогда им это нужно?

Василий Мельниченко: Вы знаете, я думаю, мы сегодня в очень спокойном темпе должны это обсудить и говорить, потому что я хочу сообщить, что сегодня, 26 февраля, Всемирный день неторопливости или День спокойной жизни.

Ольга Арсланова: Значит, давайте, чтобы мы делали это спокойно и неторопливо, сначала посмотрим сюжет.

История следующая. «Хочешь быть фермером? Паши!» – это прямое указание Россельхознадзора, обязательное к исполнению. То есть крестьяне, которые владеют землей сельхозназначения, не имеют права давать ей простаивать и зарастать, если даже по задумке фермера это должно повысить в будущем ее плодородность. Нужно распахать как минимум – иначе штраф. И вот в Тверской области фермер, владелец семи полей, оказался должен таким образом Россельхознадзору примерно 150 тысяч рублей. Давайте посмотрим и узнаем подробности этой истории.

СЮЖЕТ

Ольга Арсланова: Люди, которые были в сомнениях – брать им землю, не брать (вроде недорогая, можно и попробовать), посмотрев такой сюжет, могут решить, что от греха подальше. Зачем она нужна?

Василий Мельниченко: Видите, вы же на самом деле показали вопреки ведь национальным проектам, где написано, что нас, фермеров, будут лелеять, поддерживать, создавать 126 тысяч новых фермерских хозяйств до 2024 года, выйти на пятую экономику мира с помощью этого, наладить экспорт сельхозпродукции. Но есть сельхознадзор, который говорит: «Да нам это ничего не надо. Мы всем дадим штраф».

Это еще цветочки, это начинается только. Вся Тверская область, вся Ленинградская область, вся Архангельская область, Республика Коми и все более 40–50 регионов, где растет борщевик, в этот год столкнутся с мощнейшими штрафами Россельхознадзора – и жители, и фермеры, и владельцы полей – на полях, где растет борщевик.

Более того, кто-то пробил мощнейшее лобби, сделали для фирм Bayer, Avgust и так дальше, европейских, которые нам дадут много-много химии. Мы будем искоренять теперь этот борщевик химией, платить все. У нас не должно быть теперь ни червячков, ни всяких жуков, ни бабочек, ни пчел. Все мы истравим, потому что так решили где-то в недрах Министерства сельского хозяйства. Россельхознадзор обязан всех теперь штрафовать. Ведь они же как говорят? «А мы в рамках закона». А кто закон принимал? Государственная Дума.

И у нас нескончаемое кольцо будет, кольцо, которое опутало нас, предпринимателей. И мы не верим им. И не достигнем мы никаких показателей национальных проектов по развитию предпринимательства, уровня, чтобы добраться до 30%. И уровень бедности вы не поднимете.

Плотников либо уедет в охранники сюда, в Москву, либо будет просто в очень бедных людях. Он зарабатывать не будет. Конечно, его заставят закрыться. Он очень плохой человек – он вопреки государственной политике работает, он хочет быть самостоятельным, он хочет сам принимать решения. А Россельхоз же для чего? А Роспотреб для чего? А все остальные? Тысячи… 90 тысяч регламентов и документов для чего? Чтобы мы не работали, чтобы мы ничего не делали. Я вообще не знаю, для чего мы живем.

Ольга Арсланова: Объясните, пожалуйста, а вот это поле, которое он не может освоить и которое где-то возле дороги стоит, – зачем он его покупал?

Василий Мельниченко: А как же? Оно же поле, оно же поле! Я тоже купил. У меня тоже 800 гектаров в собственности, которые я тоже не могу сразу так обработать, потому что необходимы деньги. А что, трудно государству принять, раз уж вы так заботитесь о жизни и ставите такие планки до 2024 года, а что, трудно в Тверской области… Тверская же область, правильно?

Ольга Арсланова: Да.

Василий Мельниченко: Что, трудно создать МТС и на начальном этапе нормально таким фермерам, как Плотников, другим, на начальном этапе помочь? Где ему взять немецкие эти фрезы, которыми можно это поле обработать? Помочь ему.

Он приходит в Россельхозбанк – и ему там льготный кредит. Ждут уже, за ним ездят и бегают: «Мы вам дадим. Выращивай давай, делай, богатей! И бери еще себе два-три своих соратника вместе в этом селе, деревне, и содержите это все, и становитесь». Хорошая производительность будет, повысим производительность, ликвидируем бедность. Все нормально! Можно выполнить национальный проект. Но тогда надо убирать, похоже, стопроцентно все Правительство, агентства все и всякие управления, которые нам не дают работать. В этом ключе.

27 лет… Вот все пусть обратят внимание – 27 лет Российская Федеративная Советская Республика уже просто как Россия. А мы за 27 лет даже порядка не навели в земле. Кадастр какой? А как делают теперь кадастр? Люди столько жалуются даже вам сюда, что кадастр со спутников делают каких-то, через дом может проходить граница.

Только позавчера обратились в Тульской области, Щелковский район. Вчера обратились, что забирают землю, потому что спутник неправильно кадастр сделал. У людей просто отбирают построенные дома уже даже. И вот как здесь: суд решил – и все забирайте. Звоним главе Щелковского района: «Приезжайте завтра с этими людьми, здесь разберемся, покажем по телевидению все, что было». Он сегодня уволился.

Ну, просто люди на местах не понимают, как над ними издеваются. Здесь хорошо, что хотя бы местная власть осознает, вот где Миша Плотников работает. Я ему большой привет передаю. Но я точно знаю, что он закроется, как закрылись 200 тысяч крестьянских (фермерских) хозяйств за последние десять лет. Мы до сих пор не сделали анализ, почему закрываются, почему люди, которые хотят работать, вынуждены закрываться, прекращать. Они же ведь вложили труд, деньги. Он же последнее вложил, а ему уже штрафы дали.

Виталий Млечин: Но вот это законодательство же не вчера появилось. Просто когда он покупал эти участки, он же мог бы изучить законодательство и брать не 7 гектаров, а, скажем, поменьше для начала – и не было бы проблем.

Василий Мельниченко: Вот тогда давайте дадим инструкцию. Дорогие друзья, предприниматели, коллеги, уважаемые начинающие фермера, прекращайте работу, потому что сегодняшнее законодательство не позволит вам работать! Мы-то как должны жить? Да, принимают такие законы. А когда у нас законы в интересах нас принимали? Нам все время какие-то только обещания дают.

Вы знаете, выход есть, и выход нормальный есть. И вроде бы национальные проекты хорошо прописаны, отличные цели написаны там, отлично все. Ну так давайте работать. Ни у одного главы администрации сельских поселений и районов вы не найдете плана освоения территорий, не то чтобы дальнейшего какого-то развития. Никто не знает, сколько какой земли, как с ней работать, потенциал земельный не используется.

Чем собираются экспортный потенциал увеличивать? И Патрушев, и все остальные ныне озабочены – президент поставил задачу. И надо, чтобы выполнить… Опора на фермеров, на землю. Земельный ресурс должен работать, мы должны это сделать. А мы же все расписали, мы же все это написали, как должно быть. Но только скажите, пожалуйста, до кого докричаться? Как нам этого добиться, чтобы прочитали? Мы разработали безубыточные модели крестьянских (фермерских) хозяйств. Вы поймите, накормить хорошими продуктами питания, очень качественными, безопасным продовольствием смогут только миллионы фермеров. Мы этого должны с вами добиваться уже сегодня.

Ольга Арсланова: Давайте послушаем наших зрителей. Иван из Нижнего Новгорода. Здравствуйте, Иван, вы в эфире.

Виталий Млечин: Здравствуйте, Иван.

Зритель: Алло.

Ольга Арсланова: Да, говорите, пожалуйста.

Зритель: Здравствуйте, дорогие ведущие. Здравствуйте, Василий. Я всей душой к вам и с большим поклоном, к земледельцу. Я чего хочу сказать? Я вырос в деревне. Раньше приходили большие трактора, распахивали землю, пахали. Сейчас все это заросло. К чему я веду разговор-то? Надо бы нашим господам распахать эти сельхозугодия. Глядишь, мы бы держали скотину, чтобы мешок комбикорма не 400 рублей был…

Ольга Арсланова: Иван, вам же говорят: «Пожалуйста, пашите сами. А если не хотите – вот вам штраф». Кто за вас на вашей земле будет пахать?

Зритель: А у меня нет земли-то. Я к чему говорю? Чтобы улучшить жизнь людей. Я пенсионер.

Ольга Арсланова: Ну понятно. Так люди сами, получается, должны это обеспечить.

И давайте еще Москву послушаем. Вот неожиданно Москва у нас на связи. Елена, здравствуйте. Ваше мнение?

Зритель: Добрый день. Мое мнение такое. Вот у нас 50 соток земли. Лет 5 или 7 назад, я уже вам сейчас не скажу, мы начали свое личное хозяйство с того, что купили 10 кур. Сейчас у нас уже штук 20 коз, наверное, дойное стадо, ну и много всякой прочей птицы и так далее. Мы развиваемся, расширяемся. У нас наша продукция пользуется очень хорошим спросом. У нас предложение не успевает за нашим спросом. Это во-первых. Вот с этого и надо начинать. Вы можете стать фермером только тогда, когда у вас есть спрос на вашу продукцию.

Вот у нас встал вопрос по поводу земли. Мы сейчас уже два года пытаемся приобрести участок, ну, хотя бы 50 гектаров. Мы не можем этого сделать, потому что, во-первых, как-то неправильно нарезаны участки, они все какие-то кривые, косые, гектар тому принадлежит, гектар другому принадлежит, но их никто не использует.

Ольга Арсланова: Ну, это же Московская область, правильно?

Зритель: Да, Московская область. Их никто не использует. Но мы не только Московскую область смотрим, а мы смотрим и Калужскую область, и все области, которые рядом с нами находятся. Мы не можем найти, кому эта земля принадлежит. Мы два года пишем письма в Правительство…

Василий Мельниченко: Мы о том и говорим, что плохо сделан кадастр.

Василий Мельниченко: Мы пытаемся, вот два года ведем переписку с Правительством. Мы не можем легально приобрести себе земельный участок, чтобы у нас потом его еще не отобрали.

Ольга Арсланова: Вот так вот. Хотя работать вы готовы, правильно?

Зритель: Конечно, конечно!

Ольга Арсланова: Готовы осваивать эти земли, они у вас не будут заросшими.

Зритель: Да, да. И не просто так. Мы выставляем дом на продажу, потому что мы хотим купить трактор. У нас 50 соток земли, и мы их своим мотоблоком вскопать не можем, как на предыдущем участке. Это даже смешно.

Ольга Арсланова: Елена, спасибо за вашу историю. Пожалуйста, желающие есть, даже готовы обрабатывать и жить этим.

Василий Мельниченко: Ну, не очень много, конечно, желающих.

Ольга Арсланова: Тем не менее.

Василий Мельниченко: Да. Если мы берем общую площадь России…

Ольга Арсланова: Куда ни плюнь – везде проблемы.

Василий Мельниченко: Да, везде. Ну, проблемы есть. Мы не можем жить без проблем.

Вы знаете, до сих пор министерствами не разработаны типовые модели крестьянских (фермерских) хозяйств. Не доработана, земельная реформа не завершена. И вот это проблема, что земля есть… И мы сегодня ее с вами обсуждаем. Мы как раз этим занялись, вот «Федеральный сельсовет». Все регионы практически включились в эту работу, это каждого из нас касается – жителя села, жителя деревни, жителя малых городов. Как видите, даже Московская область тоже хотела. А здесь ведь рынок. Правильно Елена сказала, что здесь вырастил – все купили. Здоровую пищу все хотят кушать. Нам труднее в глубинке.

Поэтому необходимо действительно хорошо поддерживать крестьянские (фермерские) хозяйства, создавать кооперативы, кооперативные производства. Но для этого государство должно пойти на жертвы и немножко свою, будем говорить, спесь сбить, ну, понты свои государственные маленько сбить, чтобы для людей это сделать.

Вы знаете, я бы посоветовал прямо сейчас, чтобы это получилось, освободить все малые формы хозяйствования на селе и в малых городах вообще от всяких видов налогов. Мы платим 70 миллиардов, все село платит 70 миллиардов в бюджет. Для России это вообще не деньги на самом деле. Поэтому это – первый вариант.

И второе. Конечно, эту отчетность дурацкую, где всех штрафуют… Правильно, как Миша говорит: «Я тут отчитываюсь, то ли так это, то ли не так, даже не знаю». Вот это тоже надо убрать с малых хозяйств, пускай они просто занимаются, производят продукцию. Доступ к земельным ресурсам должен быть точно так же свободен, как и доступ к финансовым ресурсам, как и доступ к энергетическим ресурсам. Михаил еще не пробовал электричество подключать. Михаил еще не попробовал, если он цех какой-то построит, газ подключить.

Ольга Арсланова: Это повод встретиться в наших следующих программах и обсудить, с какими проблемами он столкнется.

Василий Мельниченко: Конечно. Давайте будем говорить, как это надо все делать. Мы можем с вами просветить всю Россию, в первую очередь наше Правительство, как надо делать, чтобы было удобно людям жить на земле.

Ольга Арсланова: Вот!

Василий Мельниченко: Потому что когда Миша уйдет, когда уйдут другие фермеры, когда всем крестьянам, допустим, им в бюджет заложат деньги и купят билеты до Москвы, они все уедут, то на земли без народа придут народы без земли. Мы обязаны сберечь свою Россию для себя, сберечь себя для России, а Россию сберечь для себя. Это наша забота. И мы считаем, что была бы самая важная и главная программа – это укоренение народа на земле. Если вы не хотите, чтобы лекарство было вашей едой, берегите крестьян – и тогда еда будет для вас лекарством.

Ольга Арсланова: Спасибо вам большое.

Виталий Млечин: Спасибо.

Ольга Арсланова: У нас в гостях был Василий Мельниченко, председатель общественного движения «Федеральный сельсовет». Мы говорили о землях сельхозназначения.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (1)
сергей
лишний раз убеждаюсь. наши чиновники мягко говоря не грамотны в сельском хозяйстве они даже не слыщали о троеполье и так далие вместо того чтобы помоч с трактором они убивают труженика

Выпуски программы

  • Полные выпуски
  • Все видео