Вася Ложкин: В плане физической нагрузки работа художника мало чем отличается от работы сантехника

Вася Ложкин: В плане физической нагрузки работа художника мало чем отличается от работы сантехника
Статья 228: показательное наказание? Почему статья УК о наказании за сбыть наркотиков нуждается в пересмотре? Мнение правозащитника и экс-начальника криминальной милиции
Сергей Лесков: Чрезмерная численность силовых структур приводит к тому, что они начинают работать сами на себя
Реальный выбор: минивэн. Тест-драйв Geely Atlas. Советы автоэксперта
Помогите Киселёвску! Экологические проблемы маленьких городов обсуждаем с руководителем российского отделения «Гринпис» Иваном Блоковым
Смягчение статьи за сбыт наркотиков. Нехватка мест в детских садах. Массовая гибель пчёл. Экологическая катастрофа в Кисилёвске. Советы по выбору автомобиля и тест-драйв Geely Atlas. И темы недели с Сергеем Лесковым
В Центральной России массово гибнут пчелы
На решение проблемы нехватки мест в детских садах выделят дополнительные деньги
Смягчать ли наказание по «наркотической» статье и как не стать жертвой подброса наркотиков. Реальные примеры
Дом построили, а дорогу к нему - нет. Как быть? Дроны над дачами. Дискриминация по возрасту. Теневая экономика. Новые правила вывоза детей.
Дома построили, а дороги к ним нет? Как добиться возможности нормально подъехать к собственному подъезду?
Гости
Вася Ложкин
художник

Анна Тарубарова: Здравствуйте. Меня зовут Анна Тарубарова, и как всегда по понедельникам у меня к вам «Дело на миллион». Сегодня, уважаемые зрители, поговорим о том, как заработать тем, кто умеет рисовать. Разобраться в этом нам поможет наш гость – художник Вася Ложкин. Здравствуйте, Вася.

Вася Ложкин: Здравствуйте, здравствуйте, дорогие телезрители, жители нашей прекрасной родины, всем привет.

Анна Тарубарова: Мы съездили в магазин, где продаются не только ваши картины. Давайте посмотрим сюжет.

СЮЖЕТ

Анна Тарубарова: «В повседневной жизни любовь можно выражать по-разному, но нужно помнить, что в мире искусства любовь всегда выражается деньгами», – это цитата американского арт-консультанта Алана Бамбергера. Уважаемые зрители, а как считаете вы, может ли искусство прокормить так, чтобы хватало не только на хлеб, но и с маслом? Обращаемся к художникам, которые смотрят нас в регионах, поделитесь своим опытом в прямом эфире, – пишите, звоните, номер для бесплатных сообщений 5445.

Вася, а вот в какой момент возникает фигура арт-консультанта, того самого Михаила Афанасьева, который вот ваш друг и товарищ?

Вася Ложкин: Ну я бы не сказал, вы его как-то так представили «арт-консультант». На самом деле он скорее занимается просто организацией выставок, сувениры всякие делает, книги издает. Вообще он издатель, он книгоиздатель, издает художественные книги. Он сам академик, член Академии художеств. Разным музеям, разным художникам, заодно в том числе мне. Просто мы с ним познакомились, подружились и…

Анна Тарубарова: А как вы познакомились? Вы как друг друга нашли? Вы искали человека, который будет помогать?

Вася Ложкин: Он мне написал в Интернете сообщение, что, мол, давай издадим книжку. А мне много кто это предлагал, я как-то так скептически к этому отнесся, даже проигнорировал его, в общем-то. Потом он мне опять, потом я к нему приехал, встретились, поговорили, обсудили все и решили издать книжку, сделать выставку. И все вроде как-то так дружба наша началась.

Анна Тарубарова: А вы до этого не думали о том, как расширять свое творчество? То есть вот вы выкладывали в Интернет свои картины, вам было этого достаточно, или ощущали, что вот у художника есть каталоги, надо бы?

Вася Ложкин: Нет, сейчас… Тогда Интернет был гораздо шире, чем сейчас, сейчас Интернет очень узкий… Ну как сказать, Интернета очень много, в нем ничего не найдешь. Раньше Интернет был…

Анна Тарубарова: То есть он шире и глубже, наверное, да, наоборот?

Вася Ложкин: Да, он как-то размазался скорее. Раньше была такая штука, как ЖЖ, где все люди сидели. А сейчас что-либо в Интернете представить очень сложно, затеряешься во всем вот этом обилии информации. Сейчас очень много информации, прямо огромное количество.

Анна Тарубарова: Расскажите, как вы издали первую книжку.

Вася Ложкин: Ну как? Мы сели, собрали картинки, которые были на тот момент, выбрали самые красивые, обсуждали все это дело. Потом, так как у них издательство, они это сверстали, показал мне верстку, утвердили все это дело. Потом напечатали я не знаю каким там тиражом, но сейчас уже все продано. Большой был тираж, на самом деле первая книжка очень хорошо разошлась. Как-то так.

Анна Тарубарова: После этого вы ощутили подъем творчества и интерес со стороны публики?

Вася Ложкин: Ну наверное, да. Честно сказать, когда первая выставка была… Тут видите какой момент, у меня же не было до этого таких крупных выставок …

Анна Тарубарова: В ЦДХ первая выставка.

Вася Ложкин: В ЦДХ, да, хотя это не в первый раз я в ЦДХ попал, но тем не менее такая персональная выставка первая у нас была. И я никогда не общался со зрителями картин вот так вот непосредственно. То есть через Интернет, как правило, какие-то сообщения писали, комментарии, еще что-то, а тут вот пришли люди сами: они пришли, стали с тобой разговаривать, их показалось очень много, они казались все разными. Как-то вот так все было, было здорово. Конечно, это было даже удивительно… Я не скажу, что какой-то подъем, но, наверное, да, конечно, выставка все-таки какой-то статус прибавляет художнику, тем более это было в центре Москвы считай, очень много людей было на выставке, очень много.

Анна Тарубарова: Ну давайте мы еще вернемся в Москву, а сейчас предлагаю посмотреть, как обстоят дела в регионах. Некоторые добиваются такого успеха, что спустя годы выкупают собственные картины у почитателей своего таланта. С нами на связи Ростов-на-Дону, давайте поприветствуем заслуженного художника России Николая Полюшенко. Николай, здравствуйте.

Николай Полюшенко: Добрый день.

Анна Тарубарова: Николай, хотим узнать у вас, насколько зависит успех художника от географии. Трудно чего-то добиться, если ты творишь не в столице?

Николай Полюшенко: Ну сегодня, наверное, нет, не зависит от географии, потому что художник может находиться в любой точке планеты и поддерживать связь со всем миром. Я для себя не считаю, лично в моем случае география не мешает мне находиться в Ростове и общаться со всем миром.

Анна Тарубарова: А как вы поступали? Как сделали так, чтобы ваши картины захотели покупать и не только ростовчане?

Николай Полюшенко: Вы знаете, на самом деле я не хочу, чтобы мои картины приобретали, я занимаюсь самоколлекционированием. Моя коллекция насчитывает уже более 1 тысячи работ. На сегодняшний день я выкупаю свои картины, которые у меня приобретали в 1990-х гг.

Анна Тарубарова: Но в 1990-е гг. вы были заинтересованы в том, чтобы их приобретали.

Николай Полюшенко: Это была необходимость, потому что, так как я вступал в Союз художников СССР, были другие правила творчества, это были государственные закупки, это были творческие отдачи. Естественно, я формируюсь эволюционно.

Анна Тарубарова: Ага. Но вы, скорее всего, исключение, чем правило. Вот расскажите о ваших коллегах, как им сегодня добиться успеха и все-таки жить на зарплату художника, если так можно сказать.

Николай Полюшенко: Ну для того чтобы заниматься своим делом, вы прекрасно понимаете, что работы могут быть разного и качества, и уровня с точки зрения профессионализма художника. Поэтому… Но какого бы качества они ни были, художнику нужно самому решить, будет ли он жить за счет своего труда, и он должен быть готов к тому, что его труд ему ничего не принесет. Если художник к этому не готов, тогда у него ничего не получится.

Анна Тарубарова: Кто устанавливал у вас стоимость картины, цену картины, и был ли у вас арт-консультант, вот такой товарищ, как у Васи Ложкина, который помогал ему…

Николай Полюшенко: Вы знаете, я считаю, что на сегодняшний день у художника товарищей нет, так как нет рынка и нет профессионалов, которые могли бы действительно помогать художнику реально развиваться. Потому что на художнике, может быть, хотят заработать, но на самом деле, лично в моем примере, я самореализуюсь, веду все свои переговоры самостоятельно на протяжении 30 лет. Практика показала, что это делать нужно самостоятельно.

И мои советы молодым художникам – это изучать юридические науки, хорошо чувствовать себя психофизически, не пить, не курить обязательно, и тогда художник сможет как-то контролировать ситуацию, но не надеяться, что есть какие-то силы, – их на сегодняшний день нет, вы видите, и рынка нет, и нет профессионалов среди искусствоведов, которые могли бы поддержать художника и вывести его на какой-то уровень.

Анна Тарубарова: А жить-то на что? Вы говорите, что вы самореализуетесь, значит, у вас есть какая-то галерея, вы проводите выставки?

Николай Полюшенко: Да, у меня сейчас есть частная галерея. Я считаю, что она одна из лучших в Европе галерей, по-своему это памятник истории и архитектуры. Чем она интересна? Она интересна не просто картинами, наличием картин, а она интересна тем, что у меня представлены здесь тематические вещи, то есть для общественности, для общественного сознания, для молодежи, для всех возрастов. Это одна из тем, которая мне очень нравится, – тема «Антон Павлович Чехов», тема «Солженицын», тема «Шолохов», тема «Храмы России». И также путешествуя по другим странам, Чехов посетил более 24 стран, и вот мне, бедолаге, приходится во все эти страны отправляться за впечатлениями по пути следования Антона Павловича. Кстати, хочу обратить особое внимание, что через год исполняется 160 лет со дня рождения Антона Павловича Чехова…

Анна Тарубарова: Видимо, вы как раз готовите какой-то проект по этой теме. Желаем вам успехов в этой работе.

Николай Полюшенко: Да.

Анна Тарубарова: Я думаю, что вы совсем не бедолага, раз смогли найти свою нишу. Давайте поблагодарим Николая Полюшенко, заслуженного художника России, на связи с нами был Ростов-на-Дону.

Николай Полюшенко: Спасибо.

Анна Тарубарова: Спасибо.

Вася Ложкин: Ну вот я хочу сказать…

Анна Тарубарова: Да, что-то есть ответить вам по поводу рынка??

Вася Ложкин: Он абсолютно прав, что… Насчет рынка я ничего не знаю, честно говоря, но что касается не пить и не курить, тут он прав: чтобы чего-то вообще достичь… Тут два момента, он правильно абсолютно сказал, уважаемый художник Николай, что надо делать то, что… Надо быть готовым к тому, что тебе за это не будут платить, то есть надо, грубо говоря, любить то, чем ты занимаешься. Это необязательно связано с профессией художника, а вообще с любой профессией, наверное.

И во-вторых, надо много работать. То есть если… Почему-то многие думают, что работа художника – это что-то такое богемное, типа спать до полдня, проводить какие-то вечеринки, устраивать, я не знаю, оргии, а время от времени выдавать какие-то гениальные вещи. На самом деле все это происходит совсем не так. Это прямо такая работа-работа, она мало чем отличается в плане физических нагрузок от работы, не знаю, сантехника, например, или каменщика. То есть здесь надо много прилагать сил.

Анна Тарубарова: То есть вы ходите как на работу в мастерскую? – встали и к 9 пошли?

Вася Ложкин: Конечно.

Анна Тарубарова: А если вдохновения нет?

Вася Ложкин: Ну если нет вдохновения, то можно убраться в мастерской, можно там покрыть картины лаком, запаковать их, что-то там сделать другое. Много работы на самом деле. И прав опять-таки он, что надо быть юридически грамотным человеком, хотя бы базовые какие-то вещи знать, для того чтобы с кем-то общаться. То есть на самом деле много работы, много. И работа художника заключается не только в придумывании и нарисовании чего-либо, здесь с подрамниками что-то, кто-то холсты сам натягивает, грунтует их.

Анна Тарубарова: В общем, смена деятельности, физический труд помогает.

Вася Ложкин: Да.

Анна Тарубарова: Давайте примем звонок из Москвы, Нина нам дозвонилась, она делает аппликации и всем дарит. Алло?

Зритель: Алло, здравствуйте.

Анна Тарубарова: Здравствуйте, Нина. Какой у вас вопрос?

Зритель: У меня вопрос такой, что я делаю картины-аппликации из подручного материала и всем дарю, всем очень нравится. Несколько раз пыталась через Интернет продавать хотя бы за копейки, по 300 рублей. Картины размером примерно 50 на 80 сантиметров.

Анна Тарубарова: Большие.

Зритель: Большие. Но вот я не знаю, как хотя бы… Я на пенсии уже 17 лет, хотелось бы немножко подработать. Я не понимаю, как можно хотя бы за 300, за 200 рублей продавать. Потому что все очень удивляются, что красиво получается.

Анна Тарубарова: Понятно. Вася, что можете посоветовать?

Вася Ложкин: Ну во-первых, я думаю, что надо не стесняться какую-то сразу заоблачную цену… Нет, заоблачную не надо, но в смысле…

Анна Тарубарова: 300 рублей – какая уж тут заоблачная?

Вася Ложкин: Нет, я имею в виду, что надо ставить не 300 рублей, а 3 000 рублей, допустим. Если человеку понравилось… Даже вот просто посмотреть, сколько стоят сувениры, зайти в сувенирный магазин, посмотреть, сколько они стоят, прицениться, или зайти на вернисаж, где художники или какие-то люди продают свои сувениры, поделки, примерно такую же цену себе и выставить.

Ну что могу посоветовать? Есть такой сайт, называется, по-моему, «Ярмарка мастеров», там как раз все рукодельники выкладывают свое… Там люди что-то вышивают, делают какие-то костюмы даже театральные, еще какие-то там, расписывают ложки, матрешки. В общем, специальный сайт есть типа «Авито», только для вот такого рукоделия, люди как-то стараются там собрать…

Анна Тарубарова: А как же налоги, встает вопрос?

Вася Ложкин: Ой, налоги… Ну налоги… Можно стать, сделаться… Я думаю, что если человек продаст какую-то аппликацию за 3 тысячи рублей или за 5 тысяч, я не думаю, что к нему придет какой-то налоговый инспектор что-то требовать. А вообще можно стать индивидуальным предпринимателем, например, как я.

Анна Тарубарова: А что у вас в трудовой книжке написано?

Вася Ложкин: В трудовой книжке у меня написано «художник», потому что я еще до этого устроился работать художником в газету.

Анна Тарубарова: Давайте, я вот хочу прочитать целое прямо письмо от Николая из Челябинска. «Я рисую хорошо, моим друзьям нравится. Иногда пишу на заказ пейзажи. Привозил в галереи – не берут, ибо я безымянный. Как мне установить связь с миром искусства?»

Вася Ложкин: Ну вот я ей богу не знаю. Понимаете, тут как вам сказать… Тут надо…

Анна Тарубарова: Может, вступить в союз надо, билет членский показать?

Вася Ложкин: Я не знаю, я не член никакого союза, поэтому… Да и к искусству я отношусь, так сказать, косвенно, если только я использую те же материалы, что используют художники, но назвать ли это искусством, это уже другой вопрос, это вопрос к искусствоведам. А как достучаться до зрителя? Ей богу не знаю, тут каждый сам для себя должен решать. Наверное, попробовать стоит, например, пойти на тот же самый… Я не знаю, как в Челябинске, но наверняка… Из Челябинска человек?

Анна Тарубарова: Да-да.

Вася Ложкин: Наверняка там тоже есть какая-нибудь улица, где художники сидят и продают свои картины.

Анна Тарубарова: Челябинский Арбат такой, да?

Вася Ложкин: Типа да. Вот в Ярославле по крайней мере до недавнего времени был, там сидели художники возле ротонды и свои картины продавали, просто вот так вот они разложили. В Москве, я знаю, есть вернисаж, например, в Измайлово, возле ЦДХ «Музеон», где продают свои картины. Просто попробуйте кому-нибудь продать, куда-то прийти, где… Потому что не все художники работают с галереями, некоторые работают, многие работают без всяких галерей, как-то стараются… И опять-таки Интернет, в соцсети, «ВКонтакте» какой-нибудь, Instagram, вот это все.

Анна Тарубарова: Скажите, пожалуйста, а вот сегодня все обсуждают что? – картину Куинджи, которую похитили, вот эта можно сказать юмористическая история со счастливым концом.

Вася Ложкин: Да.

Анна Тарубарова: Картина стоила 1 миллион долларов, застрахована она на 12 миллионов рублей. Как вы защищаете свои картины? Вы их страхуете каким-то образом?

Вася Ложкин: Нет, ну как? Слушайте, я не Куинджи и не Третьяковская галерея, стоят они у меня не миллионы долларов, что там защищать?

Анна Тарубарова: Но тем не менее.

Вася Ложкин: И потом… Ей богу, это не такая уж денежная история, чем я занимаюсь. Мне хватает на жизнь, что называется, это такой обычный средний заработок: мне хватает, чтобы купить одежду, лекарства, еду и так далее, то есть это не какие-то там излишества. Поэтому что там защищать? От кого защищать и как? От того, что украдут что-то?

Анна Тарубарова: От браконьеров от искусства.

Вася Ложкин: А, ну есть такое. Но когда люди на том же Арбате продают что-то, какие-то принты раскрашенные или еще что-то такое…

Анна Тарубарова: Вам не жалко, в общем.

Вася Ложкин: Мне не жалко. Я считаю так: допустим, человек взял мою картинку, или, допустим, он ее нарисовал и пошел ее продавать на тот же Арбат или вот в Измайлово на вернисаже, он заработал там каких-то денег, – ну и ладно, значит… Я не обеднел, и он себе что-то заработал. Он вместо того чтобы пойти кого-нибудь зарезать, ограбить или украсть, как вот этот из Третьяковки, он что-то там руками сделал.

Анна Тарубарова: Да, красота, можно сказать, спасает мир.

Вася Ложкин: Да-да.

Анна Тарубарова: Давайте примем звонок из Твери, Александр нам дозвонился. Александр?

Зритель: Здравствуйте.

Анна Тарубарова: Добрый день. Здравствуйте.

Вася Ложкин: Здравствуйте.

Зритель: Вот я сам художник из Твери. С 1990-х гг., даже когда были лихие девяностые, картины как-то покупали. Сейчас с развитием Интернета народ уткнулся в смартфоны и меньше смотрит на картины. И вот я уже с 2014 года прекратил продавать свои картины (я на улице продавал), и как бы я теперь рисую для себя, как говорил предыдущий товарищ, не на деньги…

Анна Тарубарова: Самореализация.

Зритель: А просто для души, вот. И выкладываю свои картинки, бывает, в Интернете. Раньше были какие-то профессиональные секреты, никому не скажу. Сейчас видно, что это уже особо не нужно, и я стал выкладывать даже, как я пишу картины, в Интернете. И народу нравится, но почему-то… И уже пенсия, мне уже не нужно особо зарабатывать, понимаете? Пенсия, правда, небольшая. И как бы не жалко стало выкладывать вот эти свои секреты, фишки. Я считаю, что Ложкин тоже правильно делает, что он не злится, это наоборот его раскручивают люди, продавая его копии, копии его картин.

Вася Ложкин: Ну да, в общем-то.

Анна Тарубарова: Понятно.

Зритель: Вот вроде бы и все. Но просто хочется сказать, что мне повезло, что я тысячи картин успел продать за эти 25 лет.

Анна Тарубарова: Здорово.

Зритель: С 2014 года я все прекратил, потому что это все как-то резко встало. Вот я говорю про уличных художников, нераскрученных.

Анна Тарубарова: Мы вас поняли, спасибо, Александр.

Вася Ложкин: А потом еще, знаете, действительно есть такая штука… Понимаете, картина – это же такая вещь, это не предмет первой необходимости, без которого прожить никак нельзя. Поэтому когда человек начинает экономить на чем-то, то, конечно, в первую очередь он экономит на покупке картины, потому что это уже какое-то все-таки излишество. А во-вторых, художники да, действительно… Вот сейчас у нас в Ярославле, например, они сидели на улице Кирова, а сейчас их нет.

Анна Тарубарова: Куда делись?

Вася Ложкин: Я не знаю, то ли их прогнали куда-то, то ли что…

Анна Тарубарова: В Интернет ушли.

Вася Ложкин: Ну не знаю. Многие уходят знаете куда? Не в Интернет, а, например, занимаются росписью стен…

Анна Тарубарова: В дизайнеры.

Вася Ложкин: В дизайнеры, да. Если на том же «Авито» посмотреть, очень много объявлений, занимаются росписью стен. То есть это либо помещения типа парикмахерских или еще что-нибудь такое, салоны красоты, либо дома…

Анна Тарубарова: Тоже творческая работа как вариант.

Вася Ложкин: Да. Крутиться-вертеться приходится.

Анна Тарубарова: Вася, у нас, к сожалению, время истекло. Хочу закончить сообщением из Сахалинской области: «Василий Ложкин создал целое направление, бренд в художественной карикатуре. У него очень яркий, остроумный стиль творчества. Успехов вам!»

Вася Ложкин: Спасибо!

Анна Тарубарова: О том, как зарабатывать умением рисовать, сегодня нам рассказал художник Вася Ложкин. До встречи через неделю, до свидания.

Вася Ложкин: До свидания.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)

Выпуски программы

  • Все выпуски
  • Полные выпуски