Ваучер в пролёте?

Гости
Федор Борисов
ведущий эксперт Института экономики транспорта и транспортной политики НИУ ВШЭ
Кирилл Янков
заведующий лабораторией Института народнохозяйственного прогнозирования РАН, член Общественного совета при Минтрансе России

Ольга Арсланова: Ваучер в пролете или все же есть шанс? Федеральная антимонопольная служба считает, что авиапассажирам надо помочь и разрешить властям выкупать у людей ваучеры.

Петр Кузнецов: Авиакомпании начали выдавать их, напомним, вместо денег после массовой отмены рейсов из-за коронавируса. Глава ФАС Игорь Артемьев отметил, что Служба не поддерживает выдачу ваучеров, но признает, что текущая ситуация вряд ли позволит авиакомпаниям возвращать средства за билеты.

Ольга Арсланова: Да, просто этих средств нет. Но ранее антимонопольщики направляли письма в Минтранс, Ростуризм, Роспотребнадзор и рекомендовали создать какие-то условия, когда авиапассажиры имели бы выбор: получить деньги за отмененный рейс или сертификат на новый рейс. У человека должна быть альтернатива. Если же авиакомпания не может вернуть деньги, то ФАС предлагала передавать права на ваучеры, например, другим перевозчикам, либо разрешить менять авиабилеты на железнодорожные, т. е. сделать эту систему более гибкой.

Петр Кузнецов: В общем и целом, ФАС не то что не против того, чтобы ваучеры отменить, но просто чтобы у пассажиров был выбор. Чтобы он смог сам определить, перейти к той авиакомпании, взять деньгами или все-таки воспользоваться ваучером этой авиакомпании. У вас отменили рейс? Позвоните нам, напишите, расскажите, как это происходит. Выдали ли вам ваучер, что обещают, что по нему вы можете сделать, попытались ли вы его превратить в деньги? Расскажите в рамках этой темы.

Фёдор Борисов, ведущий научный сотрудник института экономики, транспорта и транспортной политики Высшей школы экономики, с нами на связи в качестве эксперта. Здравствуйте.

Ольга Арсланова: Здравствуйте. У многих авиапассажиров возникли вопросы к авиакомпаниям. Понятно, что сейчас кризис. Понятно, что оборотных средств не хватает, что у всех тяжелые времена. Но все-таки авиакомпании субсидируют, им дают большие деньги от государства. Почему же пассажиры не получают компенсации за отмененные рейсы? Насколько это законно – не платить людям?

Фёдор Борисов: Первый вопрос, касающийся тех денег, которые выделяют, я бы не назвал все-таки их большими. Потому что тот объем средств, который заявлен, 23 млрд., чтобы у нас было правильное понимание, в 2019 году это объем денег, который отрасль тратила примерно за неделю. Т. е. считать, что отрасль получила достаточный объем финансирования для того, чтобы покрыть те гигантские потери, которые она понесла, – конечно, это не так. И в общем те меры поддержки, которые оказываются, они тем не менее, при учете того, что они существенны по отношению к другим отраслям, но тем не менее, конечно, они существенно исправить ситуацию для авиакомпаний не смогут. Поэтому – да, действительно, авиакомпании оказались в очень трудном, неприятном положении.

Что касается законности, то судить об этом, наверное, в данном случае может Конституционный Суд. Потому что был принят закон, который позволяет правительству принимать решения по отсрочке платежей, подзаконных актов у этого закона пока нет, но вот эта правовая неопределенность создает возможность для авиакомпаний, скажем так, подвесить вопрос по возврату…

Ольга Арсланова: Да-да. Я почему спрашиваю. Потому что если идет банкротство компаний – да, это законная процедура, когда клиент, контрагент получает деньги последним, а зачастую не получает. Потому что нужно все остальные погасить долги, платежи и т. д. Но если компания формально не банкротится, а продолжает существовать, то она обязана выполнить свои обязательства перед клиентами.

Фёдор Борисов: С точки зрения действовавшей все эти годы правовой конструкции и с учетом того, что закон в принципе не может иметь обратной силы, – да, компании должны возвращать деньги. С другой стороны, повторюсь, у нас принят федеральный закон, который наделяет правительство возможностью изменить этот порядок и рассмотреть иные формы компенсации. Подзаконных актов со стороны правительства пока не было. Поэтому сейчас, повторюсь, ситуация находится в некотором правовом вакууме.

Кроме того, сама законность этой конструкции с точки зрения, скажем, конституционная законность. Наверное, этот вопрос для высоких судебных инстанций.

Сейчас мы имеем ту ситуацию, которую имеем. Да, авиакомпании предлагают ваучеры вместо денег. Это, безусловно, достаточно неприятно. Компании подходят по-разному. Некоторые компании дают возможность пассажиру перенести билет. Это, в общем, некая компромиссная история, когда компания говорит: «У меня сейчас нет денег, но ты можешь полететь по этому маршруту в любой момент, как только его откроют». Это, в общем, на мой взгляд, достаточно разумный компромисс.

Но в мировой практике то, что мы видим, и если мы возьмем Европу, то там было очень сильное давление на регуляторов, на власти, с точки зрения того, чтобы разрешить тоже вот эту систему ваучеров. Но европейский законодатель не согласился с аргументами авиаотрасли и обязал авиакомпании безусловно компенсировать возврат билетов деньгами.

Петр Кузнецов: Да. Кстати, справедливости ради нужно отметить, что это не только в авиаотрасли эти ваучеры введены на этот период. Потому что и в других, да в той же сфере культуры. В общем, все то, что у нас связано с отмененными мероприятиями, скажем так. Т. е. это инструмент такой общий. И, наверное, если решение будет приниматься, то оно будет приниматься в общем для всех тех, кто этими ваучерами пользуется. Если уж и здесь можно в деньги превращать, то и, соответственно, с теми же самыми билетами на отмененные мероприятия то же самое будет. Видимо, это будет общее решение.

Фёдор Борисов: Я думаю, что самое главное в этом решении – учесть все-таки интересы самой слабой, наименее защищенной части: потребителя. Основная угроза какая? Т. е., опять-таки, понятна ситуация авиакомпаний. У них действительно нет оборотных средств сейчас. Более того, давайте все будем очень честными и давайте быть готовыми к тому, что даже уже это лето может стать периодом достаточно активных банкротств среди перевозчиков. Потому что можно было пересидеть трудное время, пока ты не летаешь: можно было не платить. Не платить за самолеты, не платить аэропортам. Но как только ты начинаешь летать, платить надо. А когда у тебя вся выручка, по сути дела, генерируется, начиная с марта и заканчивая по июль, и те месяцы, когда ты генерируешь выручку, ты не получил ничего, то платить тоже не из чего. И кредитоваться тоже не очень понятно, под что. Потому что банки отлично понимают сложное положение компаний. Кто-то сможет договориться, кто-то не сможет договориться.

Т. е. ситуация очень неприятная. И, безусловно, просто сказать компаниям: «Быстро все отдайте», – это… Это надо искать компромиссные формы.

Петр Кузнецов: На самом деле тут при таком сценарии-то 2 варианта. Или оставить ваучеры, но это недовольство клиентов. Или же все-таки где-то находить деньги в бюджете отдельно и покрывать их ими.

Фёдор Борисов: В общем, с учетом того, что сама ситуация в отрасли, с одной стороны, следствие пандемии, но с другой стороны, она является все-таки непосредственно следствием регуляторных решений, т. е. те ограничения, которые предпринимались, они принимались властями, – то, в общем, наверное, вполне резонно, если государство проявит достаточно серьезную активность именно в этом вопросе, в вопросе компенсаций. Здесь и механизм может быть проще. Потому что подключение средств компенсации вот этих билетов, которые вернулись, здесь он относительно понятен, да? Понятно, как его можно реализовать. Суммы там тоже, в общем, наверное, для государственного бюджета не гигантские.

Но, с другой стороны, нужно опять-таки понимать: сегодня любые расходы для бюджета – это очень серьезная, очень большая проблема. Потому что мы находимся в условиях сокращающегося бюджета. Т. е. сейчас все отрасли говорят: дайте денег. Потому что всем нужна поддержка. А средств на поддержку существенно меньше, чем было до этого.

Поэтому ситуация для всех сегодня очень сложная, очень неприятная. Надо искать какие-то выходы из нее. Они не будут всем замечательными и приятными. Т. е. они в любом случае будут… это будет сумма компромиссов, в которых кто-то потеряет… вернее, все. Либо все, либо кто-то больше, кто-то меньше, – но все что-то потеряют. Вопрос, скажем так, добиться наименьших потерь и наиболее эффективных способов компенсации.

Петр Кузнецов: Спасибо вам за ваш комментарий. Это Фёдор Борисов, ведущий научный сотрудник института экономики транспорта и транспортной политики Высшей школы экономики.

Ольга Арсланова: Несколько сообщений. «Авиакомпании могут рассчитаться акциями, например, как при капитализме», – предлагает вариант решения проблемы зритель. «Деньги за ваучеры израсходуются. Лучше продлить срок». И вот история: «Брала билеты в Минск на рейс «Белавиа». Сначала отвечали, обещали вернуть деньги. А теперь уже и не отвечают. Вылететь должна была 29 мая в санаторий». Ну, видимо, ничего так и не получила.

Петр Кузнецов: И знаешь, какое решение? Мне кажется, что нужно начинать с того, что нужно называть эту бумажку не ваучером. Потому что у народа не слишком хорошие, мягко говоря, ассоциации с ваучерами 90-х. Вот если бы он назывался, например, «полетный сертификат». Конечно, всю проблему это не решает, но начинать нужно с малого. А это такая тонкая вещь, очень правильная, мне кажется.

Ольга Арсланова: Народная память. Нам пишут: «Ваучер в пролете – стародавняя традиция, к ней не привыкать».

Петр Кузнецов: Да. Ну что, послушаем Минводы. Александр с нами на связи.

Ольга Арсланова: Здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте. У меня такая ситуация. Я приобретал билет еще в декабре месяце на 22 апреля. В связи с коронавирусом позвонили мне, сказали: «Рейс отменен, но с сохранением места». Я потом перезванивал, переносил позже, позже. Потому что сроки и пандемии переносились позже и позже.

Петр Кузнецов: Да.

Зритель: Поэтому срок, конечно, был не оформлен, ну, когда я именно вылетаю. Когда уже потом начали открывать, коронавирус как бы облегчил эту ситуацию…

Петр Кузнецов: Начал отступать, да.

Зритель: Отступать, да. Я не смог дозвониться до авиакомпании. Это авиакомпания «НордСтар» Норильских авиалиний.

Петр Кузнецов: Тоже отступили?

Зритель: Вот, они тоже отступили. Но до такой степени, что я писал дважды в личный кабинет, т. е. связывался, жалобу. И мне никто ни на жалобу не ответил, ни на ваучер, ни на звонки тем более, вообще не поднимают трубку.

Петр Кузнецов: А ведь вы просто хотели выяснить, что дальше, да? Вот за вами место сохранили…

Зритель: Да, да. Я хотел выяснить, что дальше, когда на когда будут места, скажем так. И мне пришлось воспользоваться другой авиакомпанией и взять за 35 тыс. билет.

Петр Кузнецов: Подождите, а этот сертификат-то, ну, этот ваучер у вас сохранился?

Зритель: А мне ваучера никто не дал. Мне на компании сказали: «Позвоните, и мы вам предоставим место до 31 декабря».

Петр Кузнецов: А-а, но деньги вы заплатили уже в декабре за…

Зритель: Конечно. Да.

Петр Кузнецов: А вы с ними что, попрощались мысленно уже или что? Или вы просто…

Зритель: Нет, не попрощался. Сейчас вот вернусь из отпуска и буду с ними бодаться.

Петр Кузнецов: Ага.

Зритель: Вот такая ситуация. И вообще…

Петр Кузнецов: Александр, а если вам ваучер дадут и примут решение, что на самом деле нельзя его в деньги превращать, вас это устроит? Вы воспользуетесь им, чтобы выполнить…

Зритель: Ну, мне как бы без разницы. Пусть он называется ваучером, пусть он называется хоть как. Чтобы я мог ею воспользоваться. Либо я, либо имел право передать кому-то, например, сестре, брату, свату. Т. е. если я сам не лечу. Потому что ведь как бывает? Я в этом году поехал, полетел и прилетел. А если тот человек, который вот очень редко летает…

Петр Кузнецов: Понятно, да.

Зритель: …ему сказали: «Вы можете воспользоваться в течение года». А он не полетит в течение года.

Петр Кузнецов: Главное, чтобы это был равнозначный тур.

Зритель: Конечно.

Петр Кузнецов: Т. е. адекватный тем деньгам, которые вы за него уже заплатили в декабре еще прошлого года.

Зритель: Конечно, конечно.

Петр Кузнецов: Спасибо большое, Александр.

Ольга Арсланова: Давайте послушаем Московскую область. С нами Светлана. Добрый день.

Зритель: Здравствуйте.

Петр Кузнецов: Здравствуйте.

Зритель: Мы купили с 1 по 10 была запланирована поездка в Стамбул…

Петр Кузнецов: Июля?

Зритель: …на Кишинев. Июля. Вот. 1 числа был вылет с пересадкой в Кишиневе и потом в Стамбул. Потом мы случайно – случайно, потому что в Тикет.Ру, где мы брали билеты, вообще не отвечали, совсем, не брали трубку, два дня они не брали трубку… Мы случайно узнали, что там отменен рейс. Т. е. мы вылетаем – рейса нет, когда будет – никто не знает. А Молдавия закрыла выход для России по коронавирусу. В город мы выйти не могли. Естественно, мы первого не полетели. Стали просить возврата билетов. Нам показали дулю письменно, что не ждите или обращайтесь в Молдаванские вот эти линии. Там вообще бесполезно. Нам говорят… А-а, и обратно дулю. Хоть обратно вернем, все-таки 17 тыс. Никаких возвратов, никаких предложений. Предложение одно: «Мы можем поменять вам дату». Дату чего? Прилета домой, если мы остались дома? Понимаете?

Никаких перспектив, я так понимаю, мы не будем иметь. Хотелось бы просто ваш совет: как грамотно сейчас поступать в этот момент? Что нам делать? Хоть какую-то. Ну, грамотно как-то. Мы не знаем, куда обращаться. В Тикет – молчит.

Ольга Арсланова: Да. Хорошо, давайте спрашивать у специалистов.

Петр Кузнецов: Сейчас поможем, как сможем.

Ольга Арсланова: С нами на связи Кирилл Янков, член Общественного совета при Минтрансе России. Кирилл Владимирович, здравствуйте.

Петр Кузнецов: Здравствуйте.

Кирилл Янков: Добрый день.

Ольга Арсланова: Сейчас очень распространенная ситуация: рейс отменяют из-за коронавируса. Или не отменяют, но ситуация неопределенная. Авиакомпании предлагают полететь в другое время. Людям это часто неудобно. Но на этом основании им отказывают в выплатах и предлагают в лучшем случае ваучер оформить. Условия по этому ваучеру тоже не везде понятны. Это не 100% оплаты следующего полета, а где-то там до четверти. Вот расскажите, пожалуйста, в правовом поле как можно действовать, чтобы все возможности авиапассажир свои использовал, свои права отстоял?

Кирилл Янков: Пока ситуация такая. Пока действует общий закон, который гласит, что если рейс отменен, авиакомпания обязана возвратить полную стоимость билета. Причем любого: и невозвратного тоже. А если билет возвратный, но с удержаниями при возврате, то полную стоимость возвратить без удержаний.

Если рейс не отменен, а пассажир не смог лететь из-за коронавируса, к сожалению, здесь ситуация хуже. В данном случае закон не обязывает авиакомпанию возвратить стоимость невозвратного билета либо вернуть стоимость возвратного полностью. Возврат производится в соответствии с условиями возврата для данной категории билета.

На наш взгляд, все равно небесполезно обращаться в суд, потому что в Гражданском кодексе есть статья о кардинальном изменении обстоятельств. Можно попробовать на нее сослаться. Пока не знаем, были ли такие судебные дела. Но возможно, что это перспективно. Пока это вот та правовая норма, которая действует сейчас.

К сожалению, действительно недавно Государственная Дума приняла закон, который позволяет правительству устанавливать особые условия для периодов угрозы чрезвычайной ситуации. И на портале, на котором публикуются проекты нормативных актов, уже неделю назад появился проект постановления правительства. К сожалению, очень грустный проект для пассажиров. Я прямо скажу, что если этот проект примут, значит, у нас правительство идет на поводу у авиакомпаний. Этот проект позволяет действительно авиакомпаниям вместо стоимости билета предложить пассажиру ваучер, а если пассажиры хотят деньги, то через 3 года им следует ожидать, т. е. в 2023 году.

Правда, сразу скажу, что, во-первых, как сказал мой коллега Борисов немного раньше, можно посмотреть в Конституционном Суде вопрос о конституционности этого закона, который задним числом предоставляет правительству такие права. И во-вторых, в любом случае не отменяется норма Гражданского кодекса о том, что авиакомпания обязана будет заплатить процент за пользование деньгами пассажиров по ставке рефинансирования Центрального банка.

Вот сейчас такая правовая ситуация. В любом случае идти в суд небесполезно. Помните, что пока ваучер вы можете брать только добровольно. Напомню, что по закону о защите прав потребителей можно обращаться в суд по месту вашего жительства, а не только в суд по месту нахождения авиакомпании. Это очень важная норма. Вы можете в мировой суд по месту жительства подавать это заявление после того, как предъявите претензию авиакомпании и она отвергнет вашу претензию либо она не ответит. Только все надо фиксировать документально, что вы отправили претензию. Потом идти подавать заявление в суд.

И что я могу рекомендовать по поводу ваучера. Если вы действительно летаете и если эта авиакомпания надежная… я не буду сейчас называть названия авиакомпаний, чтобы не рекламировать…

Ольга Арсланова: Хорошо, сами определятся.

Кирилл Янков: …но понятно, что компании с государственным участием, и, наверное, с ними ничего не случится, и, наверное, вы по ваучеру их улетите. А есть авиакомпании не такие крупные, над которыми действительно есть угроза банкротства. И в этом случае вы можете согласиться на ваучер, но вы через год захотите его использовать и вы узнаете, что авиакомпания эта уже обанкротилась. И в этом случае даже непонятно, можно ли этот ваучер предъявить как претензию при конкурсном производстве и распродаже имущества банкрота. Таких прецедентов пока не было.

Петр Кузнецов: Все-таки непонятно, почему до сих пор нет определенности в этой, правда, очень важной ситуации, в этом вопросе. Т. е. и авиакомпании молчат, и у государства нет какой-то четкой позиции по этому событию. Такое ощущение, что мы чего-то ждем. Я не знаю, может, открытия границ, которое теперь перенесено на 1 августа? Вряд ли это открытие что-то решит.

Кирилл Янков: Да, оно вряд ли что-то решит. Открытия границ они не ждут. Они ждут выхода вот этого постановления правительства, которое официально разрешит им за полеты, не состоявшиеся в марте и апреле, вернуть деньги через 3 года. Вот чего ждут авиакомпании. Это было на сайте, есть такой сайт regulation.gov.ru, где публикуются проекты нормативных актов правительства. И вот там все могут прочитать, если оно еще там висит. Как проект.

Ольга Арсланова: Но ситуация сложная. Люди хотят вернуть свои деньги, и это правильно. С другой стороны, если компании эти деньги вернут, это будет просто очередная социальная помощь населению, а после этого ни компании больше не будет, ни полетов, ни самолетов, ни отрасли, возможно, в целом. Здесь каким может быть оптимальное поведение авиапассажира? Иногда приходится забывать о своих интересах, понимая, что твои деньги просто, их нет уже, они отсутствуют у компании.

Кирилл Янков: Да, авиакомпании в трудном положении. И, конечно, мы им сочувствуем. Но не надо забывать, что авиакомпании получили существенную финансовую помощь от правительства. Несколько десятков, по-моему, больше 40 млрд. руб. было выделено специально для помощи авиакомпаниям. Отдельная помощь была выделена аэропортам, которые другие юридические лица. Они тоже пострадали. Вот, на самом деле, можно спросить. Авиакомпании получили финансовую помощь от правительства, а теперь еще хотят на 3 года получить безвозмездный кредит от пассажиров, которые не смогли улететь. Насколько это правильно? И вообще, правительство, когда выделяло средства авиакомпаниям, оно рассчитывало, что все-таки авиакомпании с не улетевшими пассажирами расплатятся? Или на это расчета не было, и пассажиры тоже должны часть вот этой ситуации с коронавирусом, финансовую, взять на себя и 3 года ждать своих денег? Это вопрос.

Петр Кузнецов: Но вряд ли мы, конечно, все-таки узнаем, сколько именно та или компания денег получила и сколько именно ушло, и на покрытие каких убытков ушли эти деньги, полученные от государства.

Кирилл Янков: Сколько в такую компанию ушло, мы узнаем. Уже данные такие даже публиковались. А вот как эти деньги авиакомпаниями были израсходованы…

Петр Кузнецов: Да…

Кирилл Янков: …боюсь, мы этого не узнаем.

Ольга Арсланова: Но авиакомпании, смотрите, все-таки подстраховались хорошо. Тот же «Аэрофлот» просто предлагает перенос дат. Предлагает ваучеры. Предлагает свои гарантии. Предлагает подождать 3 года. И это звучит законно.

Кирилл Янков: Да, да. Ну, скажу, что если это предлагает «Аэрофлот» и вы знаете, что вам все равно дальше придется летать, ну, действительно, взять ваучер – это достаточно, может быть, правильная тактика в данном случае.

Ольга Арсланова: Как вам кажется, сколько авиакомпаний не смогут вернуться на рынок? Ждет ли нас череда банкротств, а вслед за этим, разумеется, и рост цен на услуги авиаперевозчиков?

Кирилл Янков: Скажем так. Сейчас именно услуги пассажирам предлагают несколько десятков авиакомпаний. Есть еще много других авиакомпаний, которые выполняют чисто корпоративные перевозки. А вот на рынке авиаперевозок где-то 30-40, например, компаний. Плюс есть некоторые, которые только местные перевозки на АН-2, их тут не считаем. 30-40 авиакомпаний. Я предполагаю, что количество авиакомпаний может сократиться до 1,5-2 десятков после этого кризиса. Думаю, что крупнейшие игроки выживут. По крайней мере, из первой четверки, из первой пятерки, как я ее считаю, эти авиакомпании будут. И конкуренция сохранится. Для пассажира важно, и вообще для экономики важно, чтобы сохранялась конкуренция на основных направлениях хотя бы между двумя-тремя крупными авиакомпаниями.

Ольга Арсланова: Спасибо. Кирилл Янков был у нас в эфире. Мы говорили о состоянии авиаотрасли и о ваучерах, которые сейчас компании предлагают своим пассажирам вместо денег.

Петр Кузнецов: Нам пишут телезрители, Ульяновская область: «Грамотнее всего не суетиться все-таки, отсидеться дома до лучших времен». Мордовия согласна: «Неугомонные туристы, отдохните дома, пожалейте хотя бы свой народ».

Мы обсуждали ваучеры, с которыми пока еще неизвестно, что в итоге будет сделано, какие у них будут функции. Будем следить, обсуждать.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)
О состоянии авиации и проблемах пассажиров, чьи рейсы не состоялись из-за пандемии