Вечно молодой, вечно трезвый. О возрастном цензе на продажу алкоголя

Вечно молодой, вечно трезвый. О возрастном цензе на продажу алкоголя
Надбавки к пенсиям. Россия и Белоруссия: объединение экономик? Рост цен на жильё. Школьное питание. Капризы погоды
Пенсии будут расти? Когда и на сколько поднимутся социальные выплаты?
Сергей Лесков: Хватит кормиться за счёт нефти и газа - переработанных останков всяких мамонтов и диплодоков. Это оскорбительно для страны!
Татьяна Кулакова: Хотя на городском транспорте и низкие тарифы, мы всё равно много платим за проезд – своими налогами
Владимир Жарихин: Лукашенко понимает, что Беларусь, может, и нужна Западу, но Лукашенко ему не нужен
Чем более запутана система для потребителя услуги, тем легче управленцу проводить решения, которые ему выгодны
Прежде всего должен быть утвержден сбалансированный рацион питания школьников. В этом вопросе нельзя ставить во главу угла деньги
Сергей Хестанов: Если не собирать усиленно налоги, а оставить деньги людям или бизнесу, они распорядятся ими с большей пользой для экономики
Личное мнение: Владимир Малахов
Цены на недвижимость в России растут вдвое быстрее, чем по всему миру
Гости
Михаил Смирнов
главный редактор портала «Алкоголь.ру»

Анастасия Сорокина: Вечно молодой, вечно трезвый. Именно такой хочет…

Александр Денисов: Выкинула ты из песни слова.

Анастасия Сорокина: Да, Саш. Иногда приходится. Вот такой хочет видеть… Потому что есть, из-за чего. Именно так описывает нашу молодежь, точнее, такой хочет видеть министр здравоохранения Вероника Скворцова. Она предлагает принять закон, запрещающий продажу спиртных напитков людям, не достигшим 21 года. По ее словам, эту инициативу поддерживает 70% жителей России. А вот кто решительно против – так это Минэкономразвития. Ведомство опасается того, что увеличится число продаж алкоголя из-под полы и будет развиваться такая теневая индустрия.

Александр Денисов: Ну, да. Самогонщики активизируются. Минздрав как обосновывает свой законопроект? Он ссылается на международный опыт. Высокий возрастной ценз предусмотрен законодательствами многих стран, в том числе в Америке, в Японии, Индонезии. Сейчас на ваших экранах графика. В Японии с 20 лет разрешают покупать алкоголь, в Германии с 18 крепкие, в Великобритании и в Турции с 18 лет, в Дании с 16 лет.

Сегодня мы поговорим на эту тему с нашим экспертом. На связи у нас Алексей Владимирович Коротам, психиатр. Действительно ли обоснованы такие опасения, что молодежь у нас списывается, поэтому нужно ввести обязательно возрастной ценз. Алексей Владимирович, добрый день.

Алексей Коротам: Добрый день.

Александр Денисов: Введен порог 21 год. Точнее, уже Вероника Скворцова сказала, что однозначно в этом году закон напишем, внесем, может быть, даже уже и примем. Там подразумевается, что молодежь сможет купить только крепкий алкоголь после 21 года. А в основном же они пьют пиво, какие-то яшки. Такие напитки.

Анастасия Сорокина: Дешевые и слабоалкогольные напитки.

Александр Денисов: Да. Водку, наверное, вряд ли они употребляют. Поэтому имеет ли смысл принимать закон в таком виде, ограничивая только крепкие напитки?

Алексей Коротам: Вы знаете, у нас действующая власть делает, в общем-то, правильные шаги, но только какие-то не целиковые, а половинчатые. Закон принимать нужно, но не в таком обрезанном виде. Его надо расширять. Потому что любой врач вам скажет, что если человек развивается в очень близком знакомстве с алкогольными напитками, он психически более уязвим. А наркологи, которые занимаются подростковой тематике, сейчас многие могут подтвердить, что алкоголизм молодеет. Если оставить все, как есть.

Анастасия Сорокина: А вот история под названием «18 лет – это возраст совершеннолетия», представляете себе свадьбу, молодые люди женятся, им 20-21 год – они что, будут Кока-колой или соком запивать это праздничное мероприятие? То есть возрастной вопрос корректен в этом смысле, что такая принципиальная разница от 18 до 21?

Александр Денисов: Комсомольская свадьба – нормальное явление. Помните, было такое понятие – комсомольская свадьба.

Алексей Коротам: Я это прекрасно помню. Паспорта то у нас выдаются с 14 лет. Поэтому вот эти все разговоры о «рано или поздно с 18 служить, а с 21 только употреблять»… Чем позже человеческий организм познакомится с алкоголем, тем здоровее он будет. Точка. Обсуждать здесь нечего. Обратиться к физиологии, посмотреть, что такое C2H5OH, как этот яд действует на организм. И все станет на свои места.

Анастасия Сорокина: Может быть, это в школах надо с того возраста начинать, а не когда уже человек самостоятелен и может обойти все эти законодательные запреты?

Алексей Коротам: Все специалисты, которые занимаются этой тематике, сводятся к одному, сходятся в одном мнении, что правительство, слава богу, обратило на эту тему внимание, но, опять же, делает не те шаги, которые нужны, а чуть-чуть, понемножку. Слава тебе, Господи, будет законопроект. Да, его можно будет потом дорабатывать. Но эта мера правильная, если мы хотим а) сохранить население б) в здоровом теле. И чтобы было развитие страны.

Александр Денисов: Алексей Владимирович, оставайтесь, пожалуйста, с нами на связи. Сейчас пообщаемся со зрителем. Мы продолжим беседу.

Анастасия Сорокина: Владимир из Ростовской области дозвонился до нас. Здравствуйте, Владимир.

Зритель: Здравствуйте. У нас принимают такие ограничения. Например, говорят: «21». Но у нас идут в армию, дают в 18 лет оружие. Вы понимаете? Когда человек занятый, он где-то работает, ему смысла нет. Хотя, например, как можно? Мой опыт. Я рано начал выпивать. Но это к добру не приводит, если честно сказать. Мне уже за 60, я пенсионер.

Александр Денисов: А с какого возраста вы начали выпивать?

Зритель: С 13 лет.

Александр Денисов: И что вы пили в 13 лет?

Зритель: Вино, водку.

Александр Денисов: А как это происходило? Во дворе приятели?

Зритель: Приятели, старшие ребята предлагали. У нас там выбор такой был. Там получалось так, что у нас некоторые начали колоться. Но я вообще ни таблетки никогда в жизни не глотал, ни это. И я почему дожил. Все друзья, которые начали колоться, все умерли, понимаете?

Александр Денисов: А как на вас отразилось? С 13 лет вы пьете. Какой-то вред вы ощущаете сейчас, или нет?

Зритель: Когда говорят, что это генетическая предрасположенность. Мне бог дал такое здоровье. Я проработал всю жизнь. У меня не было ни одного больничного. Но это не говорит о том… Вот ребятам молодым сказать: если будут пить, они должны знать, что к 40 годам они загнутся. Понимаете? Мне просто бог такое здоровье дал.

Анастасия Сорокина: Понятно. Спасибо вам за звонок.

Александр Денисов: Алексей Владимирович, вот такое мнение, что «с 13 лет пью – и ничего страшного, здоровье как у быка».

Алексей Коротам: Это не подтверждает ничего, кроме того, что у этого человека богатырское здоровье, и слава тебе, господи, что он до этих лет дожил в здравии. Я еще раз подчеркну. Все, кто занимаются этой тематикой, сходятся к одному: чем раньше начинает употреблять, тем быстрее этот яд разрушает нервную систему. Здесь есть такая иллюзия, что если «я выпил рюмку, две, три – то все, я алкоголик». Нет, алкоголь действует гораздо медленнее, но не менее разрушителен от этого.

Анастасия Сорокина: Например, пишут из Самарской области, что под запрет должны попасть не только крепкие напитки, но и энергетики, например. Большое количество продуктов, которые также пагубно влияют на здоровье. Может быть, нам вообще просто пересмотреть то, что в доступе сейчас в магазинах и что разрушает молодое поколение?

Алексей Коротам: Про это речь и идет, что государство делает шаги, но они не совсем полные, не совсем широкие. Постоянно оставляют лазейки для тех или иных шагов. Ведь, знаете, есть такое выражение: «Свинья грязь всегда найдет». Поэтому надо же думать более широко обо всех слоях населения. Чтобы закон регулировал… Чтобы он имел силу на все слои населения.

Александр Денисов: Алексей Владимирович, короткий последний вопрос. Ученые выяснили, что безопасных доз алкоголя вообще не существует. Рюмка тоже может нанести вред.

Алексей Коротам: Есть такое выражение – «английские ученые доказали». Наши физиологи проводили исследования еще при советской власти и вполне четко доказали, что да, C2H5OH разрушает организм. Есть некий запас прочности у нашего организма. Поэтому мы заболеваем алкоголизмом, если с фанатизмом подойти, не сразу, не за месяц, не за год, а это надо приложить усилия.

Анастасия Сорокина: Спасибо.

Алексей Коротам: Поэтому все разговоры не стоят ничего, что безопасная или опасная доза. C2H5OH – это яд, который разрушает организм.

Александр Денисов: Спасибо большое. На связи был Алексей Владимирович Коротам, психиатр. А сейчас с нами выходит на связь Михаил Юрьевич Смирнов. Главный редактор портала «Алкоголь.ру». Как раз узнаем у Михаила Юрьевича, как алкогольное лобби пропустило такой удар. Михаил Юрьевич.

Михаил Смирнов: Здравствуйте.

Анастасия Сорокина: Мы обсуждаем историю под названием «Увеличение возраста продажи алкоголя (21 год)». И как раз сказали о том, что Минэкономразвития категорически против. А как вообще алкогольная индустрия рассматривает эту инициативу?

Михаил Смирнов: Понимаете, нужно делить алкогольную индустрию на два. У нас половина продаваемого алкоголя сейчас в стране подпольная. Грубо говоря, около 300 млрд рублей зарабатывают подпольщики. Чуть поменьше. Отсюда и следствие. Если закон примут, он будет действовать ровно для тех, кто официально соблюдает законы, платит налоги.

Александр Денисов: Михаил Юрьевич, простите, пожалуйста. Можете отключить звук на своем телевизоре, чтобы он не мешал вам общаться с вами?

Михаил Смирнов: Хорошо. На самом деле это закон, который выполняться не будет, а подтолкнет подпольный рынок. Это абсолютно точно. По поводу алкогольной мафии хочу сказать. Еще никто никогда не назвал фамилию. Алкогольная мафия – это такая бука, которая живет в шкафу. Не существует ее. И вот все – давайте алкогольная мафия. А как только начинается здравый смысл, потому что этот закон нарушает все – Конституцию, законы, здравый смысл. Но медики же привыкли как? Аппендицит болит – значит надо отрезать. И если мы сейчас создадим закон, который заставит с 21 года покупать, то его будут соблюдать. Как вам сказать? Медикам что, заняться нечего? Больниц много? Врачи много получают? Нет, лезут в законодательство, не понимая ничего.

Анастасия Сорокина: А кому тогда интересна эта история, если проблем достаточно много? Почему сейчас опять она всплывает? В августе обсуждение было – отклонили предложение. И опять новая волна, опять настаивают на этом решении.

Михаил Смирнов: Послушайте, они выполняют указания президента, что, дескать, надо бороться. Но борются они, совершенно не зная ни отрасли, ни ситуации. «В принципе давайте запретим». Это все похоже на борьбу с перхотью с помощью топора. «Давайте отрубим – и все будут соблюдать».

Александр Денисов: Михаил Юрьевич, а вы упорно хотите все-таки молодежи продавать алкоголь, да?

Михаил Смирнов: Да в том-то и дело, что вы запретить это не можете. Но самое главное, правильный метод борьбы с пьянством и алкоголизмом в стране – это нужно объяснять людям реальную опасность, реальное достоинство. Алкоголь есть, но он существует и будет существовать, пока есть цивилизация. Вот это нужно понять. То, что там примут решение – это классическая борьба с пьянством в Соединенных Штатах, в Финляндии и так далее. Чем это кончилось? Развитие подпольного рынка, бандитами, самогоноварением. И это лишний раз поможет подпольщикам. Это бессмысленные вещи.

Анастасия Сорокина: А, вот, с вашей точки зрения, какое бы действенное было решение в борьбе с подростковым употреблением алкоголя?

Михаил Смирнов: Запреты не действуют, не действовали и действовать не будут. Единственная вещь, которой не хотят заниматься медики и прочие борцы с алкоголем – это воспитывать людей, объяснять, что пить не стоит, но если будете, существует правило эксплуатации любого предмета. У автомобиля тоже есть правила эксплуатации. Даже у часов. Но надо говорить, рассказывать. В винодельческих странах люди начинают разбираться в алкогольных напитках. А у нас говорят «выпил – и почки отвалились». Вы же не верите в это дело, и никто не верит. А первые пробы алкоголя обычно происходят в 14 лет. Попробовали алкоголь. Но чтобы, если они попробовали и не стали дальше алкоголиками и не начали водку пить – это другой вопрос. Но этим никто не занимается. Все предпочитают простые элементарные решения: давайте зарежем – и он болеть не будет. Вот и все.

Александр Денисов: Михаил Юрьевич, получается, что у алкогольного лобби не хватило ресурсов противостоять этому законопроекту. Очевидно же, что он вам не выгоден и не смогли…

Михаил Смирнов: Да нет такого алкогольного лобби. Я еще раз повторяю. Вы хоть назовите состав. Мафию называют, да? Хоть назовите состав алкогольного лобби. Нет его.

Александр Денисов: Крупные производители же заинтересованы, чтобы у них покупали их продукцию. Очевидно, что они пытаются влиять на законопроекты.

Михаил Смирнов: Крупные производители производят ровно столько алкоголя, сколько покупают на самом деле. А поскольку у них достаточно большие объемы… Мы сейчас очистку рынка не берем. То они в принципе в прибыли. Вы знаете, сколько получает крупный производитель с бутылки водки? 4.50. А государство забирает с бутылки водки, еще непроданной, 140 рублей. Пока вы покупаете в магазине за 250 рублей, 140 рублей вы отдаете государству. А производитель получает 4.50 с бутылки. А подпольный рынок у нас от 40 до 50%. Государство ничего не получает. И самое главное – государство не контролирует качество. По поводу запретов – выйдите вечером и вы найдете магазин, в котором можно купить подпольную водку ночью. Вы найдете это дело. Запретить это невозможно. Понимаете? Это уже было. В 2014 году Николай II запрещал. Михаил Сергеевич с Егором Кузьмичом Лигачевым тоже позапрещали. Чем это кончилось? Развитием подпольного рынка. Сейчас примут этот закон. Министерство отчитается, что оно борется.

Александр Денисов: Спасибо большое, Михаил Юрьевич. Мы поняли.

Анастасия Сорокина: Спасибо вам за мнение. На связи был Михаил Юрьевич Смирнов, главный редактор портала «Алкоголь.ру». Наши зрители тоже возмущаются в большей степени по поводу этой инициативы и пишут, что «не в алкоголе все проблемы». Краснодарский край говорит о том, что низкий уровень жизни влияет на алкоголизацию, а не запреты. И вот из Кировской области мало надежд возлагают на этот закон, говорят, что даже если и примут, то контроль будет ненадлежащего качества.

Александр Денисов: Да. Переходим к следующей теме после новостей.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)

Выпуски программы

  • Все видео
  • Полные выпуски