Вечный телевизор

Гости
Владимир Невейкин
предприниматель

Тамара Шорникова: Увеличить срок службы электроники и телевизоров, стиральных машин, холодильников, смартфонов до десяти лет – в правительстве обсуждают, как сделать технику и гаджеты более долговечными. Один из вариантов – внедрить в России еврорегламенты производства электроники, они обяжут производителей снабжать технику подробными инструкциями и выпускать все нужные комплектующие для замены неисправных деталей в течение всего долгого срока службы. Задача – сделать ремонт доступнее, чтобы как можно меньше техники отправлялось на свалку.

Иван Князев: Насколько это реально, особенно если речь идет о телефонах или ноутбуках, они быстро устаревают. Согласятся ли покупатели пользоваться одной моделью десять лет? Компании идут на уловки, чтобы мы чаще обновляли наши гаджеты, например, замедляют работу старых моделей перед выпуском новых, там много разных примеров.

Тамара Шорникова: Давайте послушаем мнение эксперта. А вас, телезрителей, хотим спросить, как долго вы пользуетесь любой техникой в вашем доме, теми же телефонами, например? Как часто меняете, есть ли такая возможность? И что с качеством современной техники?

Иван Князев: Холодильники часто ломаются? Телевизоры?

Тамара Шорникова: По сколько служат?

Владимир Невейкин, предприниматель.

Владимир Невейкин: Добрый день!

Тамара Шорникова: Да, по телефону, Владимир Павлович.

Владимир Невейкин: Да, вот сейчас я расскажу по телефону. Уже не первый раз озвучивается эта проблема, о том, что нужно делать долговременную технику. Кого только не обвиняют в этом: и производителей, которые как бы специально делают ее с коротким сроком службы, чтобы больше зарабатывать, и потребителей, которые часто меняют очень хорошую, но уже морально устаревшую технику. Но я думаю, что сам подход, чтобы заставить потребителей, а именно потребители формируют такой спрос, это они покупают все новую и новую технику, этому способствует реклама, их на это подвигает, но решение принимают они. И естественно, что социальные настроения, которые есть среди потребителей, их всегда, если у них есть возможность, заставляют покупать новую технику, не только с точки зрения функциональности, но с точки зрения социального статуса, с точки зрения эмоций, которые они получают при покупке. И ничего не говорит, что это тенденция будет как-то снижаться, что ее можно пропагандистскими, идеологическими или другими средствами как-то притормозить.

Поэтому здесь, в этой дилемме мусора, твердых бытовых отходов, тем более, пластика, электроники, и производства новых и новых моделей, на мой взгляд, наиболее рационально, конечно, направить усилия на переработку мусора. То есть находить новые технологии утилизации или создавать какие-либо вещи, которые гораздо легче утилизируются, то есть закладывать в них функциональность, как в пакетах, которые разлагаются, и так далее. То есть на вот этом уровне вкладывать новые функции в товар. А то что, например, если производителей заставить делать качественные, то есть, не качественные, а вещи для долгого использования, и даже ремонт обеспечивать.

Тамара Шорникова: Владимир Павлович, мне кажется, сейчас была такая оговорка по Фрейду: «Заставить производителей делать качественную технику». Невозможно себе представить такое, действительно. Я не в обиду, просто то, что пишут нам телезрители. Вы говорите, что мода очень сильно влияет, люди сами быстро меняют ту или иную технику, но это все-таки чаще всего про телефоны, действительно, и тот, кто может себе это позволить.

Вот какие смс приходят. Смоленская область: «Это сейчас из области фантастики – долго работающая техника. Бабушкин холодильник «Саратов» 1976 года выпуска и сейчас на ходу, а вот сейчас техника другая».

Вологодская область: «Мой холодильник советского производства исправно служит мне уже пятьдесят лет».

Рязанская область: «Новый холодильник уже третий поменяли, старый советский белорусский холодильник до сих пор работает».

А почему так? Почему та старая советская техника еще работает, а новая – модная, не модная – ты вынужден ее менять?

Владимир Невейкин: Если вы меня спрашиваете, то я отвечу так, что все зависит от того, что на старой технике, на старых стиральных машинах, на старых телевизорах, невозможно добиться того качества, которое обеспечивает новая техника, новые телевизоры. Например, если стирать холщовые мешки, то да, на «Вятке» их, наверное, можно стирать. А если это, например, какие-то очень дорогие и хорошие вещи, я не думаю, что это будет разумно, с точки зрения потребителей, ради этого портить свой гардероб. Поэтому здесь такая комплексная проблема, это не вопрос только одной техники. Техника устаревает во многом – и социально, и функционально, и с появлением, скажем, новых и новых способов обработки одежды, ее изготовления.

Иван Князев: Техника технике, действительно, все-таки рознь. Холодильник – это одно, он морозит и морозит как пятьдесят лет назад, а телевизоры-то уже, действительно, плоские стали.

Тамара Шорникова: Послушаем телезрителя. Игорь, Липецк.

Зритель: Здравствуйте. Уважаемая студия, хотел бы сказать. В 1984 году в магазине «Березка» мы купили телевизор «Панасоник» японской сборки. Он до сих пор работает, плоский экран, но он, конечно, не плоский, а с кинескопом, но плоский экран. Восемьдесят четыре по диагонали, он до сих пор работает, ни одной поломки не было. Я купил уже две плазмы. Через год проходит гарантия, полтора года – телевизор ломается. Это кошмар какой-то. Зачем вот это надо?

Иван Князев: Спасибо вам.

Тамара Шорникова: Да, понятно, спасибо большое, да.

Владимир Павлович, понятно, что за всех производителей вы ответить не можете, но, тем не менее, приблизительно одинаковые вещи сравнивают. Действительно, многие пишут, что как будто подгадывают под окончание гарантии, через месяц-два после того, как вышел гарантийный срок, начинает что-то сыпаться и так далее. Можно, как мы говорили в самом начале, все-таки заставить делать качественные вещи, если будет вот такой техрегламент?

Владимир Невейкин: Я думаю, то, что хочет потребитель, не может заставить производителя делать качественные вещи, и поэтому здесь, как обычно, есть категория общего и категория частного. Мы всегда найдем отдельные примеры, где человек говорит: «Я купил «Запорожец» в 1965 году, до сих пор на нем езжу, подвеска великолепная, дороги улучшились», но это частный пример. В основном, люди покупают все новые и новые вещи, если мы говорим об общем.

Например, если я построю завод и начну делать такие вещи, которые двадцать лет работают, то мне, как производителю, это будет значительно легче делать и производить, чем каждый год запускать новые и новые товары. Если кто понимает в производстве, любые новые товары – это новая оснастка, новые пресс-формы, новые комплектующие, новые поставщики. Это абсолютная головная боль. Поэтому производители, если бы у них была такая возможность, и рынок бы на это откликался, и это давало конкурентные преимущества, с большим удовольствием производили бы по двадцать лет одни и те же вещи, доведя их качество просто до идеального.

Иван Князев: Да, но просто кто захочет смотреть какой-нибудь «Нетфликс» на телевизоре «Березка»?

Владимир Невейкин: Да!

Иван Князев: Тоже интересный момент.

Тамара Шорникова: Хорошо. А сколько будут стоить ваши, условно, телевизоры, если они будут по двадцать лет работать? Вы же будете меньше их продавать.

Владимир Невейкин: Вопрос не в том, что меньше или больше продавать, вопрос в том, что производитель предлагает новые варианты. И у нас же не один производитель. Если бы у нас был единственный телевизионный завод, у которого был бы план, как в Советском Союзе, и он бы выпускал одни и те же телевизоры в расчете один телевизор на двадцать лет на одну семью, то это одно дело. А у нас свободный рынок, выходит много. Вот один вышел, например, с концепцией «делать качественные вещи на двадцать лет», а второй вышел с концепцией «каждые два года предлагать нечто новое – новые гаджеты, новые фичи для них, какие-то новые услуги, контент новый», и он выигрывает, он просто разорит того производителя, который выбрал другую стратегию развития. Это конкуренция. И здесь, раз выигрывают такие подходы, то в последнюю очередь здесь вопрос о, скажем так, расширении рынка.

Иван Князев: Понятно. Спасибо вам. Владимир Невейкин, предприниматель, был с нами на связи.

Что же, тут уже каждый сам для себя решает – либо что-то новое, хорошее, функциональное, либо старое, но надежное.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)