Вегетативная недостаточность - болезнь не смертельная, но она сильно ухудшает качество жизни

Вегетативная недостаточность - болезнь не смертельная, но она сильно ухудшает качество жизни
Дмитрий Гордеев: Местные бюджеты – это «тришкин кафтан»: очень большие публичные функции, а средств катастрофически не хватает
Саркис Дарбинян: Если мы хотим иметь конкурентные IT-сервисы, надо раз и навсегда отказаться от репрессивного правового регулирования этой отрасли
Погашение кредитов: какую часть семейного бюджета это отнимает?
Год в сапогах: военкоматы теперь займутся новобранцами и без официальной прописки
Таганрог остался без воды. О ситуации в городе - наш корреспондент Дмитрий Андреянов
«Матчи Евро-2020 у нас совершенно точно не отберут!»
Сокращение чиновников: станет ли в стране меньше бюрократии?
Какие пенсии в России? Достойная зарплата. Пентагон нацелился на Калининград. Лишние уроки. Тату детям не игрушка!
В ожидании индексации: какие пенсии сегодня получают в регионах и на что их хватает?
Пенсионный фонд России: сколько он тратит на свои нужды? Наш сюжет

Тамара Шорникова: А сейчас наша постоянная рубрика «Телемедицина». И в ней мы будем говорить о вегето-сосудистой дистонии. Самый популярный сегодня диагноз, который ставят многие врачи. Часто при этом такой диагноз может быть следствием, причиной, может сообщать о каких-то более серьезных заболеваниях. Давайте разбираться. Какие симптомы нужно точно знать, что нужно делать, если вы почувствовали себя как-то не так, как нужно. И будем это делать, конечно, со специалистом.

Виталий Млечин: Естественно. Если вам поставили, например, такой диагноз, то тоже позвоните, напишите и поделитесь теми симптомами, которые вынудили врачей поставить такой диагноз. Чем предлагают лечиться, тоже расскажите. И, разумеется, вы сможете задать вопрос нашему гостю, врачу неврологу-вегетологу, кандидату медицинских наук Елене Беленко. Елена Александровна, здравствуйте.

Елена Беленко: Здравствуйте.

Виталий Млечин: Открываешь Википедию на страничке «Вегето-сосудистая дистония», и в первом предложении написано, что диагноз устаревший, за рубежом его не ставят, а у нас зато очень часто можно услышать. И мне тоже, например, такой диагноз ставили. О чем это говорить? Сколько мне жить осталось?

Тамара Шорникова: То есть это как мигрень в романах старых.

Елена Беленко: Знаете, эта проблема очень сложная. И здесь действительно стоит развеять один из самых больших мифов. Очень любят говорить, что ВСД, такого диагноза и такой болезни нет. Но, действительно, такого диагноза нет. Но проблема такая есть. Называется она сейчас по-современному по-другому – «вегетативная дисфункция» либо «синдром вегетативной недостаточности», либо «соматоформная дисфункция вегетативной нервной системы». Почему отказались от термина «вегето-сосудистая дистония»? Потому что он некорректен. Потому что здесь ставится акцент на сосудистом компоненте болезни.

Хотя болезнь затрагивает не только лишь сосуды. Вегетативная система обеспечивает работу абсолютно всех внутренних органов, приспосабливаемость нашего организма к нагрузкам. Это работа сердца, работа сосудов, работа желудочно-кишечного тракта, работа мочеполовой системы. Нашу адаптацию к нагрузкам, к стрессам, к физическим нагрузкам. Поэтому здесь некорректно говорить, что здесь только сосудистый компонент, и в этом вся проблема.

Корректно говорить «вегетативная дисфункция» и «вегетативная недостаточность». Такой диагноз есть. Он официально в Международной классификации болезней существует. И проблема эта очень сложная, требует внимания врачей и лечения пациентов, которые с этой проблемой обращаются.

Виталий Млечин: Симптомы мы показали только что: потливость, озлоб, усиленное сердцебиение, головные боли, раздражительность. Так это у каждого есть. То есть каждому можно поставить такой диагноз, или все-таки…

Елена Беленко: Вы знаете, здесь нужно разбираться. Действительно, жалоб будет очень много. Почему? Потому что нервная система – это такая сеть внутри нашего организма. Представительство в головном мозге, гипоталамус, гипофиз, лимбическая система. Далее идут представительство в спинном мозге. Идет большая цепочка из узлов от шеи до самого копчика вниз. И уже от них идут веточки ко всем системам органов и к сосудам.

Соответственно, поэтому имеют право возникать множество самых разнообразных жалоб. И очень часто к нам приходят пациенты, у которых уже очень большая кипа с папочкой – обследования с головы до ног. Человек обследует, все ли у него в порядке с сердцем, с легкими, с желудком, с печенью, всевозможные анализы, МРТ, все просвечивают досконально. При этом структурных повреждений нету. То есть придраться в этих анализах абсолютно не к чему.

И, допустим, врачи, которые не очень глубоко в этой проблеме, действительно могут сказать: «Вы абсолютно здоровы. Вы что-то такое выдумали себе». Но это не так. Нужно смотреть не там. Действительно, структурных повреждений органов нету. Но есть нарушения в работе нервных центров. И именно в этом кроется основная проблема.

И нужно просто проводить целенаправленное обследование пациента. Именно обследование работы вегетативных нервных центров. И такие обследования есть.

Виталий Млечин: Что это за обследования? Расскажите.

Елена Беленко: Во-первых, обследование называется «анализ вариабельности ритма сердца». Записывается примерно как обычная кардиограмма. Я думаю, очень многим ее записывали. Но расшифровывается не комплекс, который идет от сердца, а волны между этими комплексами, которые как раз несут информацию о работе составляющих вегетатики (симпатический, парасимпатический и надсегментарный отдел). Впервые была разработана эта диагностика вообще космической медициной. Потому что очень важно было понять, насколько, казалось бы, здоровый человек может выдержать неземные перегрузки. И уже даже у человека, не имеющего жалоб, пройдя это обследование, можно увидеть какие-то начальные изменения и спрогнозировать, насколько будет адекватна адаптация в неземных условиях либо уже к чему человек подходит. И можно даже на начальном этапе начать человеку помогать.

Второе обследование называется «инфракрасная термография». Суть заключается в том, что снимается инфракрасное излучение с поверхности тела человека. Наша кожа – это проекция работы наших внутренних органов. Кожа над поверхностью нервных центров, которые идут вдоль позвоночника, будет также отражать их состояние, их работу. Будет изменяться кровоток на поверхностью этих проекций. Опять же, специалистам будет сразу понятно, к чему относятся те или иные изменения на термограммах.

Тамара Шорникова: Давайте почитаем СМС перед звонком. Если есть метеозависимость или метеочувствительность, это ВСД или нет?

Елена Беленко: Это один из частных признаков вегетативной недостаточности, когда имеется нарушение адаптации. Потому что изменение окружающей среды предъявляет нагрузку организму. Организм должен садаптироваться, чтобы сохранить постоянство внутренней среды организма. И за это отвечают вегетативные нервные центры. Если есть проблема, соответственно, человек будет это чувствовать. Здоровый человек не почувствует колебания температуры или атмосферного давления. А человек с вегетативной дисфункцией будет это на себе ощущать. Может ощущать по-разному: усталость, головокружение, какая-то разбитость, несосредоточенность, сердцебиение. То есть тут уже в зависимости от уровня поражения вегетативной цепочки.

Тамара Шорникова: А к какому специалисту такому человеку идти, чтобы корректировать давление или что-то другое?

Елена Беленко: Нужно обратиться к неврологу. Корректировать здесь будут не проявления болезни. Нужно лечить не следствия болезни, а саму ее суть. Нужно воздействовать на нервные центры, чтобы избавиться от проявлений уже непосредственно заболевания. Безусловно, можно идти по пути наименьшего сопротивления и бороться с симптомами. Но это будет лишь облегчать жизнь человека, не избавляя его на корню от его проблем. То есть болезнь может приглушаться, но она будет проявляться тогда, когда организму опять будет предъявлена какая-либо нагрузка. Это может быть эмоциональный стресс, это может быть перенесенная болезнь, это может быть какая-то физическая нагрузка, это может быть даже какая-то очень хорошая новость, которую человек просто не сможет переварить.

Тамара Шорникова: Желательно, чтобы все-таки было больше хороших новостей. А у нас сейчас звонок. Давайте его послушаем. Раиса, Московская область. Здравствуйте.

Виталий Млечин: Здравствуйте, Раиса. Вы в эфире.

Зритель: Здравствуйте. У меня такой вопрос. У меня немеют руки, особенно тогда, когда я только поднимаю кверху, держу ручку, ложку. Вниз опущу – легче. А вверх поднимаю – опять начинается онемение рук и кистей. Ходила к терапевту, записалась к неврологу – никак не получается. Все нет талонов, все нету и ничего нету. И чем лечить руки – не знаю.

Тамара Шорникова: Спасибо.

Виталий Млечин: Диагноз, конечно, по телевизору опасно ставить, но, тем не менее, может быть, какие-то есть универсальные советы.

Тамара Шорникова: Или подсказать, к какому лучше специалисту обратиться.

Елена Беленко: Безусловно, нужен невролог. И здесь нужно обращать внимание на состояние шейного отдела позвоночника и уже разбираться. Потому что от уровня шеи у нас идут нервы к рукам. Поэтому обязательно к неврологу.

Тамара Шорникова: Тоже популярная история: «Моей дочери с 6 лет поставили вегето-сосудистую дистонию. Лечения никакого». Врач сказал: «Ждите, когда дочка подрастет – все само собой пройдет». Я помню, что в детстве такие же проблемы были, и частый ответ – действительно возрастное. Это правда?

Елена Беленко: Может быть, в ряде случаев действительно так, потому что организм действительно растет, закрепляется, закаляется и так далее. Но в ряде случаев, если эта проблема уже запущена… Почему у детей возникает эта проблема? Может быть, были какие-то затруднения в родах. Тогда произошли уже функциональные изменения в нервных центрах. Возможно, что-то было перенесено за время беременности матерью. И это тоже уже будет не проблема, которая решится с возрастом. Поэтому здесь нужно всегда смотреть и изучать. В ряде случаев возможно, а, возможно, наоборот, требует пристального внимания и, опять же, лечения у невролога и восстановления нормальной работы нервных центров.

Виталий Млечин: А это можно вылечить? Это все поддается лечению, или как повезет?

Елена Беленко: Так как структурных повреждений нервных центров нету при этой болезни, это только лишь функциональные отклонения, соответственно, это абсолютно обратимая вещь. Во-первых, у нас есть такое понятие, как нейропластичность. Очень большие ресурсы у мозга, у нервных центров для восстановления. Поэтому нужно только знать подход. И все можно, безусловно.

Виталий Млечин: А вот эти обследования, о которых вы говорили, их в поликлинике можно сделать? Я не то, чтобы сильно разбираюсь в медицине, но я о таком никогда не слышал. Я подозреваю, что не только я. Это делают в поликлинике, или это только в каких-то специализированных центрах?

Елена Беленко: К сожалению, в поликлиниках не делают. Делают на научных кафедрах и делают в специализированном центре. Например, клинический центр вегетативной неврологии проводит такие обследования. Потому что это специализация этих врачей.

Тамара Шорникова: Понятно. То есть в обычной поликлинике тебе скорее всего просто дадут таблетку от давления.

Елена Беленко: Симптоматическое лечение. Для облегчения состояния.

Тамара Шорникова: Есть очень много СМС. «Нужно обратиться не к врачу, а идти на стадион». Соответственно, закаливание, спорт и так далее. Безусловно, это хороший путь. Всегда нужно заниматься спортом, всегда нужно поддерживать себя в форме. Но есть ли какие-то симптомы, с которыми лучше подождать и все-таки пойти к врачу? Потому что можно сделать теми же физическими нагрузками хуже.

Елена Беленко: Дело в том, что это один из распространенных мифов, что нужно взять себя в руки, преодолеть себя, изменить свой образ жизни до неузнаваемости, перестать питаться так, как ты питаешься, перейти на правильное питание, растительную пищу.

Тамара Шорникова: Заниматься спортом и быть позитивным.

Елена Беленко: Заниматься спортом, мыслить позитивно. Но если проблема есть, она никуда не денется, и спортом ее из организма не выгонишь. Поэтому даже наоборот, когда имеются такие отклонения, даже физические нагрузки будут усугублять вегетативную дисфункцию. И человек будет чувствовать себя хуже. К нам тоже приходили такие пациенты, которые: «Я занимаюсь спортом регулярно. И тут вдруг на тренировке со мной случилось такое. Это повторяется и повторяется». Потому что нервная система вас уже не адаптирует к физическим нагрузкам. И действительно так будет только хуже. Поэтому сначала налаживаем работу нервной системы, а потом поддерживаем ее правильным питанием и спортивным образом жизни.

Виталий Млечин: А как вы налаживаете систему? Таблетки прописываете, или как?

Елена Беленко: Опять же, таблетки только корректируют внешние проявления болезни. Нам нужно воздействовать на функцию нервной клетки. Здесь есть ряд подходов. В общем-то, один из подходов – это физиотерапевтическое лечение. Но оно будет целенаправленным, после проведения целенаправленной диагностики, про которую я уже рассказала. Методы могут быть тоже самые различные.

Очень хорошие методы – это комбинированная лазеротерапия, терапевтический лазер, который применяется как внутривенно, то есть глубоко идет воздействие, и непосредственно на проекцию нервного центра.

Виталий Млечин: Что при этом происходит?

Елена Беленко: При этом происходит очень много всего. Начинается перестройка в работе нервного центра. Ведь что там внутри? Это мы так говорим – «Вегетативная дисфункция, нарушилась работа нервного центра». Внутри нервной клетки очень большая лаборатория, которая вырабатывает вещества, которые либо ее возбуждают, либо ее наоборот затормаживают. Когда имеется вегетативная дисфункция, здесь либо избыточное возбуждение, либо торможение. С этим нужно разбираться и уже понимать, какой процесс нужно обращать вспять.

Тамара Шорникова: Хочется все-таки понимать для обычных людей пути и методы решения в конкретном направлении – куда идти. Потому что, естественно, такое количество симптомов, которые мы перечислили, действительно, о них могут сказать «Да, у меня есть» очень большое количество жителей нашей страны. Я так понимаю, если они все отправятся завтра на кафедру, вряд ли их там всех примут.

Елена Беленко: Почему? Примут. Приходите.

Тамара Шорникова: Как попасть обычному человеку на кафедру в специализированное учреждение на прием? Как это происходит? И что делать всем остальным? Потому что я боюсь, что поток слишком велик для одной кафедры.

Елена Беленко: У нас кадры растут. И будем надеяться, что будет все доступнее и доступнее эта помощь. Так как проблема очень сложная и здесь разные школы, даже разные подходы могут быть к пониманию этой проблемы… Чтоб вы понимали, до с конца XIX века до 1950-х годов три большие школы нейрофизиологов трудились на эту тему, чтобы понять, что это за проблема и как к ней подойти, как ее решить. Поэтому здесь нет какой-то волшебной таблетки, чтобы человек пришел, «дайте мне волшебную таблетку» - и все пройдет.

Виталий Млечин: А жаль.

Елена Беленко: Я бы тоже очень хотела, чтобы была такая таблетка. Но, к сожалению, здесь проблема сложнее, и она требует времени, решения и разбирательства индивидуально с каждым пациентом. Поэтому здесь тоже такое поверхностное отношение к этой болезни: «Это у всех. Не обращай на это внимания». Этот подход поверхностный, и он не поможет человеку. Потому что человек страдает. Болезни, казалось бы, нету на поверхности, нету на обследованиях, и ничего не угрожает жизни человека. Но качество жизни человека страдает просто колоссально.

Виталий Млечин: Послушаем Елену из Москвы. Елена, здравствуйте, вы в эфире.

Зритель: Добрый день. У меня такой вопрос. У меня сын осенью пошел седлать прививку от гриппа. Меряли температуру, была температура 37,4. Врач сказал, что подлечитесь и приходите еще. В общем, у него постоянная температура даже до сих пор. У него 37,1-37,5, не более. Постоянная температура. И врач сказал, что это вегето-сосудистая дистония. Прав ли он, и можно ли нам делать прививки?

Виталий Млечин: Какой интересный вопрос. Спасибо большое.

Елена Беленко: Действительно, расстройство терморегуляции, особенно такая невысокая температура до 38 градусов, она еще называется «субфебрильная температура», такая стойкая, постоянная, которая изматывает человека именно своей постоянностью, казалось бы, без причины – это действительно частный случай проявления вегетативной дисфункции.

Виталий Млечин: И это действительно может продолжаться месяцами?

Елена Беленко: Это может продолжаться…

Виталий Млечин: Всю жизнь можно прожить с такой температурой?

Елена Беленко: Жизнь длинная, большая. За всю жизнь не скажу. Может действительно сохраняться очень долго и влиять на качество жизни человека. Здесь, конечно, не нужно делать какие-то еще прививки, потому что это будет дополнительная нагрузка на организм в целом. Поэтому нужно решить основной вопрос, и дальше уже двигаться по следующим.

Тамара Шорникова: Тут тоже интересный вопрос из СМС-ки, хочется прочитать. В ней, правда, много непонятных слов, но мы попытаемся расшифровывать: «Вегетативная дисфункция – это синдром дезадаптации организма, то есть что-то с ним произошло, видимо, какой-то стресс, поэтому необходимо прием адептогенов», то есть, видимо, что-то стимулирующее, налаживающее организм. Расшифруйте и объясните. Может, нашли ту самую волшебную таблетку.

Елена Беленко: Если бы все было так просто. Адаптогены, антидепрессанты, противотревожные препараты – это все препараты, которые борются с проявлениями, с последствиями основной проблемы. Нарушены функции работы нервной клетки, нервного центра, нервной системы в целом. Поэтому адаптогены и все остальное – это то, что может удержать эту под контролем.

Виталий Млечин: Но не решать ее?

Елена Беленко: Не решать ее на корню. Она может затихать на какое-то время даже. У нас были пациенты, которые рассказывают, что достаточное долгое время им помогала лекарственная терапия. И они могли на 2-5 лет забыть о своей болезни. Дальше происходит какое-либо событие, какой-то сильный стресс в жизни человека, какая-то перенесенная инфекция, вирус, которые будут проявлять то, что осталось в нервном центре. Его болезнь будет опять выходить на поверхность.

Виталий Млечин: Знаете, у нас совсем немного времени осталось. Хочется понять: если ничего не делать, не лечить, а сказать себе, что «у тебя все в порядке, это не болезнь», и просто жить – это, кроме того, что это влияет на качество жизни, на эмоции, это может привести к преждевременным каким-то более серьезным болезням? Или, скажем, умирают от этого раньше или нет?

Елена Беленко: Во-первых, качество жизни действительно колоссально страдает. И с этим долго жить счастливо не получится. Поэтому лучше проблему решить. По поводу того, что будет дальше более серьезно, считается, что от проблем с адаптацией также страдает и работа сердца, работа сосудов. Поэтому все сердечно-сосудистые проблемы со временем будут… Они не на пустом месте возникают. Поэтому, конечно, они могут возникать и провоцировать более серьезные проблемы, которые уже будут не только лишь на качество жизни влиять.

Тамара Шорникова: И точно последний контрольный: если все-таки действительно сложно определить, трудно попасть к нужному специалисту или не все признают наличие таких симптомов, не все связывают это с конкретной дисфункцией, есть ли какие-то простые профилактические методы, которые можно посоветовать нашим телезрителям?

Виталий Млечин: Не нервничать.

Елена Беленко: Лучше всего предупредить, чем лечить, безусловно. Во-первых, нужно немножко бережнее относиться к себе. Переключать свою деятельность. Если человек работает все время с цифрами, никуда не переключается, не отключается, стоит все-таки переключиться на какую-то творческую деятельность, с творчества, наоборот, на физическую нагрузку. Опять же, физическая нагрузка – это не имеется в виду профессиональный спорт. Здесь достаточно разгрузить себя хотя бы ежедневной ходьбой. После напряженного дня пройдитесь вокруг дома, подышите свежим воздухом, разгрузите свою нервную систему. Это уже будет очень большой плюс для ее здоровья.

Тамара Шорникова: Спасибо вам.

Виталий Млечин: Спасибо. У нас в гостях была врач невролог-вегетолог, кандидат медицинских наук Елена Беленко. Мы говорили о вегето-сосудистой дистонии. По-моему, несколько рецептов все-таки мы сформулировали, как с ней бороться. Вернемся через 2 минуты.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (5)
гость
Спасибо за отличную статью! Проблема , действительно есть, и сейчас многие даже из-за рубежа едут к нам лечиться, т.к. правда, что там это не лечат - особенно в Америке вообще ужасная медицина - рынок медикаментов очень там закрыт для препаратов из Европы. Мы долго жили в Америке - лечение там это - либо антибиотики, либо стероиды, ну а всё остальное - это антидепрессанты - они это обожают! а то, что не помогает - их это не волнует!
Владимир Кузнецов, Волгоград
Напиши, гость, это Трампу! Давай о деле! Симптомов этой выдуманной болезни нет и это следует из статьи. Перечень общий и нет конкретного показателя (анализа), свидетельствующего о заболевании. Если это название есть за границей, то это еще не значит, что российские неврологи о нем знают. Не знают и знать не хотят. Что многие едут из-за рубежа от чего-то лечиться в Россию - это полный абсурд. Еще и Америку приплел! Ужасная американская медицина? Да, российская медицина лучше американской, это точно, гость! Туфту написал. Ты откуда?
Елена
У меня такая проблема, с ног валюсь... НО! В русском языке нет слова "нету", по-русски не говорится "за жизнь"!! Как я могу доверять специалистам с такой без грамотной речью?!
Sada
У меня. И панические атаки. В основном поздней осенью-зимой. Противное состояние(((
Дед Пихто
Такого диагноза как вегетососудистая дистония не существует и никогда не было. Так что расслабьтесь.

Выпуски программы

  • Все видео
  • Полные выпуски