Вернись, мигрант

Вернись, мигрант | Программы | ОТР

ТПП предлагает пускать в страну мигрантов вместе с семьями. Кому и почему без приезжих плохо?

2020-12-08T20:50:00+03:00
Вернись, мигрант
На МКС пора ставить крест? Деньги на свалку. Маньяк выходит на свободу. Страна под снегом. Как победить бедность
Сергей Лесков: Любой памятник - это некая точка единения нации. Если памятник служит возникновению напряжения в обществе, ему нет места на площади
Что такое бедность и как с ней бороться?
27 февраля - Всемирный день НКО
МКС переработала свой ресурс
Дорогая передача: Нам мешают парковки!
Свободен и особо опасен
ТЕМА ЧАСА: Страна под снегом
Чёрные дыры МКС
Новый техосмотр отложили
Гости
Наталия Власова
эксперт по трудовой миграции
Алексей Петропольский
руководитель Бюро по защите прав предпринимателей и инвесторов Московского отделения «ОПОРА РОССИИ»

Константин Чуриков: Сейчас такая неожиданная, а может быть, для кого-то и желанная новость. Торгово-промышленная палата беспокоится о нехватке трудовых мигрантов в России. Она попросила правительство разрешить им въезжать в нашу страну, причем с семьями, и даже отправила письмо на имя Михаила Мишустина, председателя правительства. В начале письма говорится о высококвалифицированных сотрудниках, но потом, уже ближе к концу письма, вообще, в принципе обо всех. Глава Торгово-промышленной палаты Сергей Катырин отметил, что сейчас российские компании, привлекающие иностранную рабочую силу, испытывают, в общем-то, дефицит кадров и надо с этим что-то делать.

Оксана Галькевич: Ну вот, друзья, мы, во-первых, хотим узнать ваше мнение, что с этим делать. Ну а еще хотим задать вам вопрос: как вы считаете, нужно ли пускать мигрантов в нашу страну с семьями? Ваши ответы «да» или «нет» присылайте на наш короткий номер, на наш SMS-портал, в конце этой беседы будем подводить итоги.

Константин Чуриков: То есть пускать оптом, не в розницу, а оптом.

Сейчас у нас на связи Алексей Петропольский, руководитель Бюро по защите прав предпринимателей и инвесторов Московского отделения «ОПОРЫ РОССИИ». Алексей Игоревич, здравствуйте.

Алексей Петропольский: Добрый вечер.

Константин Чуриков: Алексей Игоревич, как вы считаете, прямо вот эта проблема так сильно назрела? И какие сферы бизнеса страдают от нехватки иностранных рабочих рук?

Алексей Петропольский: Ну, проблема назрела особенно за последние, наверное, 4 года. С момента, как началась резкая девальвация рубля, многие гастарбайтеры, выходцы из СНГ начали выезжать спешно из России, потому что уровень зарплат стал сопоставимым с уровнем зарплат на своей родине. Сейчас ситуация усугубилась тем, что рейсов прямых из той же Киргизии, Узбекистана, Таджикистана нет, страны находятся на карантине. Вот не давеча чем сегодня вышла новость, что «Жилищник» в одном из районов Москвы зафрахтовал частный борт, для того чтобы вывезти из Киргизстана сотрудников, которые занимаются уборкой территорий.

Константин Чуриков: Алексей Игоревич, а можно вопрос? А почему, например, тот же «Жилищник» не зафрахтует, я не знаю, какой-нибудь автобус, который привезет мужиков из Костромской губернии в Москву?

Оксана Галькевич: Из Ивановской, Ярославской...

Константин Чуриков: Да, из Ивановской, где самые низкие зарплаты, кстати.

Оксана Галькевич: Да, кстати, откуда угодно.

Алексей Петропольский: Ну, вы знаете, это большая проблема ЖКХ, поскольку зарплаты, будем говорить прямо, они не рыночные, и работать в том объеме, в котором приходится, по уборке снега или территории, граждане России не всегда готовы. Но здесь надо понимать, что те, кто приезжают из той же Киргизии, они же не только убирают на государство, они сразу знакомятся по районам, начинают убирать квартиры, договариваются с офисами и, конечно, живут не на один оклад, а занимаются всем, от уборки территории до текущего ремонта, и в итоге зарабатывают... Я вам могу сказать, что в Москве сотрудник ЖКХ, даже выходец из Киргизстана может зарабатывать под 100 тысяч рублей.

Константин Чуриков: Опа.

Алексей Петропольский: Но он круглые сутки чем-то занят и постоянно проявляет инициативу.

Оксана Галькевич: Ну, Алексей Игоревич имеет в виду, что человек просто и сверхурочно работает, и самостоятельно где-то подработки какие-то берет...

Алексей Петропольский: Конечно.

Оксана Галькевич: Нет, ну подожди, вопрос только...

Алексей Петропольский: Официально ему будут платить 15–20 тысяч.

Оксана Галькевич: ЖКХ будет платить ему 15–20 тысяч?

Алексей Петропольский: Конечно, а все, что сверху, он будет уже искать шабашки, что называется, на районе.

Оксана Галькевич: Ну хорошо, а все-таки вопрос с нашими соотечественниками из других регионов, которые в принципе тоже могли бы делать то же самое, остается открытым. Не хватает предприимчивости, или чего не хватает?

Алексей Петропольский: Ну, не хватает, наверное, подчиненности, поскольку... Опять же, вот почему стараются брать азиатов? Потому что с ними проще решать проблемные ситуации: чуть что уволил, прав никаких, посадил на самолет, улетели. Поэтому...

Оксана Галькевич: А еще можно зарплату «попилить» этого сотрудника, правда?

Алексей Петропольский: Конечно.

Оксана Галькевич: Процентик с нее там какой-нибудь к себе в карман, а?

Алексей Петропольский: Некоторые ЖКХ, увы, грешат тем, что берут официально россиян, а по факту работают таджики и узбеки, которым на руки платят в 5 раз меньше, чем он получает официально, а деньги, которые платятся официально, делятся между сотрудниками. Кстати говоря, еще я бы здесь заметил, что почему говорят о прилете семьями? Почему этот вопрос так остро встал? Ну, если мы посмотрим статистику 2020 года, то демографическая ситуация даже с учетом мигрантов катастрофическая, нас стало на 300 тысяч меньше даже с учетом тех людей, кто стал вновь гражданами России и как бы исправил ситуацию...

Оксана Галькевич: Ну, это мы будем сегодня обсуждать, как раз о демографии будем говорить в конце нашего эфира.

Вы знаете, мне просто кажется, что вот эта вот коррупционная составляющая, о которой мы с вами сейчас успели тоже сказать, ведь очень важная. Собственно, это и объясняет, почему фрахтуются самолеты, а не автобусы в Ивановскую область, понимаете?

Константин Чуриков: Алексей Игоревич, пока вы тут с Оксаной беседовали, я зашел на наш главный государственный ресурс поиска работы, всем рекомендую, trudvsem.ru, это и лозунг, и название сайта. И смотрю, значит, в сфере ЖКХ в Москве, вот кто требуется. И знаете, я что-то вот держу в голове, что у нас средняя зарплата по столице, как считается, Росстат пишет, 90 с лишним тысяч рублей, смотрите, «Маляр, «Жилищник», 21 тысяча», «Инженер», тут побольше, 39 тысяч, но в принципе... Вот «Маляр 4-го разряда», смотрите, тоже «от 23 до 30 тысяч рублей», «Штукатур»... Это все «Жилищник» разных районов.

Так, собственно, вопрос: например, москвичи на эти зарплаты пойдут? Жители Ивановской области? Секунду, в Ивановской области, тоже Росстат сообщает, средняя зарплата 25 тысяч рублей. Или заранее схема придумана под то, чтобы из Бишкека прилетел борт?

Алексей Петропольский: Ну, здесь вопрос в том, что им можно и эти деньги не платить по большому счету. То есть можно взять даже на 30 тысяч рублей, а на руки выдавать 10, и дальше крутись как хочешь, вот район... У нас на районе много предприятий, я сам, лично знаю киргизов и узбеков, которым платим просто за то, чтобы они двор убирали, хотя параллельно еще платим ЖКХ официальные платежи, чтобы этот же двор убирала государственная компания.

Константин Чуриков: Вот это и удивительно.

Давайте сейчас послушаем наших зрителей, много звонков, целая прямо очередь. Олег из Волгограда, здравствуйте.

Оксана Галькевич: Здравствуйте, Олег.

Зритель: Добрый вечер. Рад, что до вас дозвонился.

По теме хочу сказать. Нет, нам никто не нужен, всех жалко, это понятно. По поводу зарплат: сегодня бравировал президент вот этих мигрантов, который сюда работяг присылает, бравировал, себя в грудь бил, что 80 тысяч зарплата, 50 (дневной эфир), что, мол, типа он сейчас, ну как сказать, будет злорадствовать, что русские люди не хотят работать, ну и вообще россияне такие бездельники и лентяи. Вот сейчас прекрасно открывали Avito и видели все, какие зарплаты, 20 тысяч. Я с Волгограда, у нас тут тоже как бы 20–22... То есть чего дурака валять, Avito открыл, посмотрел, какие зарплаты. Вот он...

Оксана Галькевич: Но Avito... Подождите, Олег, мы смотрели ресурс trudvsem.ru, собственно, там должно быть официальное какое-то оформление, а Avito – это немножко другой ресурс...

Константин Чуриков: Но тут тоже работа есть.

Оксана Галькевич: ...там люди людям работу предлагают.

Скажите, речь идет о том, чтобы все-таки как-то менять место жительства и ехать на работу в другой регион. Вот вы говорите, что «у нас в Волгограде 20 тысяч», – вы готовы поехать, я не знаю, в Москву, в Петербург, в Краснодар, в другой какой-то город или регион, чтобы получать там больше?

Зритель: Если зарплата будет достойная, почему нет? Я жить там буду.

Оксана Галькевич: Ага.

Константин Чуриков: Так, а достойная – это сколько?

Зритель: Ну, хотя бы 100–150 тысяч рублей, я считаю так.

Оксана Галькевич: Ого.

Зритель: А что тут такого? Вот смотрите...

Оксана Галькевич: Нет, ничего, просто...

Константин Чуриков: Олег, а расскажите, пожалуйста, вы вообще до этого кем работали? То есть какая у вас специализация?

Зритель: Я строитель, я строитель.

Константин Чуриков: Строитель.

Оксана Галькевич: Ага.

Константин Чуриков: Понятно, спасибо большое.

Еще Михаил из Свердловской области.

Оксана Галькевич: Да. Вот Самарская область, кстати, пишет: «Хватит нам мигрантов, самим есть нечего». Марий Эл пишет: «Пусть москвичи научатся жить без прислуги, белоручки».

Константин Чуриков: А почему ты на меня посмотрела?

Оксана Галькевич: Я вот в камеру смотрю.

Константин Чуриков: Я не виноват, что родился в Москве.

Оксана Галькевич: Здравствуйте.

Константин Чуриков: Здравствуйте.

Оксана Галькевич: Михаил?

Зритель: Алло?

Константин Чуриков: Здравствуйте.

Оксана Галькевич: Да, здравствуйте.

Зритель: Добрый вечер.

Константин Чуриков: Добрый.

Зритель: В принципе я не имею ничего против миграции, но она должна быть организована, то есть они должны ехать, не просто приехать, а ехать на какую-то уже конкретную работу. Пускай за ними посылают борт, хоть автобус, пожалуйста.

Второе. Наши люди, конечно, меньше склонны работать в других регионах, скорее всего, ближе к дому, потому что... Ну не склонны они мигрировать...

Константин Чуриков: Ну понятно, семья, дети, многое держит.

Оксана Галькевич: Нет, ну подождите, может быть, проще было бы найти работу и у себя где-то дома, поблизости, понимаете, необязательно...

Зритель: Да полно работы, ничего страшного в этом нет, и наши люди не хуже работают...

Оксана Галькевич: У вас какая сфера деятельности? Вы в какой сфере заняты?

Зритель: Я строитель, причем принципиальная моя позиция, что я на работу беру наших парней, просто...

Оксана Галькевич: Ага.

Константин Чуриков: Так.

Зритель: Ну очень трудно им, без работы сидят, бывает, на ветеранских каких-нибудь 3 тысячах...

Константин Чуриков: Михаил, а как давно вы, скажем так, проявляете эту свою активную позицию?

Зритель: А как переоделся, в 1998 году галстучек снял и начал работать ручками, так и... Ой, сколько народу у меня переработало, сколько научил работать, ужас.

Константин Чуриков: Ну вот сейчас мигрантов меньше стало или столько же, сколько было, столько и осталось?

Зритель: Сейчас меньше стало мигрантов, видимо, потому, что все-таки доехать им сложнее.

Константин Чуриков: Так. И вам выгоднее?

Зритель: Ну, выгоднее не выгоднее, но, в общем, мы особо-то с ними не пересекаемся по работе.

Константин Чуриков: Странно, сфера одна, а вы не пересекаетесь.

Оксана Галькевич: Но они поляну-то вам освободили уже, Михаил, ну скажите.

Зритель: Они кладут кирпичи, допустим, а я крышу делаю.

Константин Чуриков: А-а-а...

Зритель: Но иногда бывает, что они тоже прямую конференцию составляют.

Оксана Галькевич: Ага.

Константин Чуриков: Конкуренцию, да. Спасибо.

Оксана Галькевич: Михаил, а вот еще интересно, вы сказали, в 1998 году сняли галстучек, – а чем занимались до 1998 года?

Зритель: Ну, в галстучке чем занимаются? Инженерят, скорее всего.

Оксана Галькевич: А-а-а, то есть вы инженер, были инженером, а стали строителем?

Зритель: Ну, я инженер-строитель, а сейчас инженер-плотник.

Оксана Галькевич: Инженер-плотник, отлично. Спасибо, спасибо большое.

Константин Чуриков: Поняли, спасибо, спасибо.

Алексей Игоревич, как вы думаете, какая вообще политика должна быть, вот разные предложения от зрителей звучат, у государства в отношении иностранной рабочей силы? Кто должен быть вот этим субъектом, который будет формулировать какие-то правила, какие-то задачи? Частный бизнес, я не знаю, граждане, Министерство труда, кто?

Алексей Петропольский: Ну, мое мнение, что государство должно выбрать определенную четкую политику, чтобы к нам ехали умы. В Россию должны возвращаться мозги, чтобы любому человеку с высшим образованием, с идеями, с деньгами была открыта возможность заехать в Россию, вплоть до того, что упрощенно получить гражданство, создавать здесь рабочие места, создавать здесь бизнес. Нам нужны умные люди, которые будут поднимать экономику.

Нам не нужны мигранты, мигрантов... Работа разнорабочая должна просто стоить определенных денег, за которые будет не стыдно работать русскому человеку или россиянину, собственно, это было бы стимулом, чтобы просто закрыть границы для необразованных и развивать экономику за счет мозгов. Тем более в России для этого есть все, и хорошие налоги, и территория огромная, и по сути наше местоположение дает возможность нам развивать экономику.

Оксана Галькевич: Алексей Игоревич, но для этого ведь нужно какое-то планирование. Знаете, был такой в свое время предмет, я не знаю, преподается он сейчас в вузах или нет, «Научная организация труда». Вот она в рамках государства тоже ведь должна быть, эта научная организация труда, планирование трудовых ресурсов по разным сферам занятости, куда, сколько, кого надо, связанное с миграционной политикой, с внутренней политикой. Ведь этим надо заниматься, понимаете, а сейчас выглядит так, что действительно проще самолет отправить в Бишкек или куда-то еще, ну проще, правда.

Алексей Петропольский: Ну нет, мое мнение, мы уже пошли по капиталистическому пути, мы должны по нему двигаться и дальше. Но бюрократия, которая у нас сегодня существует, особенно в области мигрантов, в области любого законодательства, получения здесь вида на жительство или не дай бог паспорта, она не дает возможности бизнесу нанимать людей из-за границы. Ну просто элементарно, чтобы получить визу высококвалифицированного специалиста, надо получить квоту; чтобы получить квоту, нужно отстоять в куче очередей и показать, что ты ее заслужил; там появляются коррупционные составляющие, которые решить невозможно никоим образом.

А если ты решил взять разнорабочих из СНГ, которые без образования, то здесь милости просим, завози, каждые 3 месяца не забывай просто, чтобы они границу переходили и обратно возвращались. Поэтому в корне нужно менять в первую очередь законодательство, а все остальное подстроится, и уровень зарплат разнорабочих, он действительно должен быть выше, тогда россияне будут об этом задумываться и переезжать не глядя.

Константин Чуриков: Ну, собственно, с этого и начал свое письмо председателю правительства Сергей Катырин, что нужно упростить правила въезда для высококвалифицированных иностранных специалистов. Спасибо вам большое. Алексей Петропольский, руководитель Бюро по защите прав предпринимателей и инвесторов Московского отделения «ОПОРЫ РОССИИ».

Оксана Галькевич: Да. У нас есть звонки. Ну конечно, разнорабочим нужно поднимать зарплаты, но 100–150, как вот наш зритель из Волгограда сказал, там все равно вряд ли будет ну просто потому, что сколько же тогда должны остальные...

Константин Чуриков: Я за то, чтобы все жили хорошо.

Оксана Галькевич: Всем по 150?

Константин Чуриков: Каждому.

Оксана Галькевич: Каждому.

Константин Чуриков: У нас сейчас звонок, Леонид из Краснодарского края. Здравствуйте.

Оксана Галькевич: Здравствуйте, Леонид.

Зритель: Да, добрый вечер.

Константин Чуриков: Добрый.

Зритель: Полностью согласен вот... Слышите меня, да?

Оксана Галькевич: Да-да, слышим и слушаем внимательно.

Зритель: Полностью согласен с экспертом, который вот только что выражал свое мнение, что касается оплаты труда мигрантов въезжающих. Оплата их очень низкая, их труда, и все это взаимосвязано и выражается в оплате труда местного населения. То есть это касается чего? – того, что приезжим мигрантам можно платить минимум, а проводить максимум, вы понимаете, о чем я говорю.

Константин Чуриков: Ну понятно, да. То есть делать на них, в общем-то, на этих людях, скажем так, тяжелого труда деньги, да?

Оксана Галькевич: Деньги, да.

Константин Чуриков: Поняли. Спасибо.

Наталья Власова, эксперт по трудовой миграции. Наталья Ивановна, здравствуйте.

Оксана Галькевич: Здравствуйте, Наталья Ивановна.

Наталья Власова: Добрый вечер.

Константин Чуриков: Наталья Ивановна, знаете, о чем мы вот подумали? То есть всегда, естественно, вопросы миграции, трудоустройства мигрантов так или иначе связаны с трудоустройством наших граждан. Если говорить о высококвалифицированных специалистах, может быть, нам сначала создать условия для своих высококвалифицированных, чтобы они там, не знаю, на Запад не уезжали, а уж потом привлекать из-за рубежа? А то у нас получится, что наши там куда-то уедут, а мы будем искать по всему миру этих высококвалифицированных.

Оксана Галькевич: А может, параллельно делать и то, и то?

Константин Чуриков: Или параллельно, да. Как вы считаете?

Наталья Власова: Я думаю, что это нужно делать параллельно. Но вопрос не столько в высококвалифицированных работниках, сколько вообще в квалифицированной рабочей силе. У нас в России с развалом Советского Союза практически прекратили существование ПТУ, которые готовили рабочих, и у нас огромный дефицит работников массовых рабочих профессий, который заполняют мигранты. Они берутся за любую работу, они работают по 12 часов в день, они работают с одним выходным, а то и вообще без выходных.

Поэтому, чтобы нам уменьшить потребность в неквалифицированной мигрантской рабочей силе, надо прежде всего развивать систему профессионально-технического образования, чтобы эти рабочие профессии у нас в стране стали престижными. В настоящее время они не котируются. Вы посмотрите, что телевидение нам показывает, что в средствах массовой информации, – они не котируются, а котируются рестораны, богатые люди, шикарные машины и шикарные дома.

Константин Чуриков: Наталья Ивановна, а телевидение показывает периодически конкурс профессионального мастерства WorldSkills, правда, телевидение не рассказывает, сколько зарабатывает победитель этого конкурса.

Наталья Власова: Конкурс проходит, это все замечательно, но после конкурса что остается? Раньше были рабочие династии, как-то пропагандировали, наставничество было, людей рабочих профессий награждали, показывали, рассказывали об их труде и так далее. Сейчас этого ничего нет, это какие-то зачатки появляются, но их очень мало. Поэтому мне кажется, прежде всего внимание нужно обратить на профессиональную подготовку рабочих массовых рабочих профессий в России.

Теперь что касается квалифицированных рабочих и высококвалифицированных работников. Да, у нас Минтруд ежегодно составляет перечень квалифицированных работников, которым предоставляется возможность после года работы в Российской Федерации подать документы на российское гражданство. И со следующего года этот перечень увеличился до 130 специальностей и профессий, если в прошлом году было их 75, то с 1 января 2021 года таких профессий будет 135. Это тоже хорошо, что приезжают квалифицированные работники.

Что касается высококвалифицированных работников, то особых проблем с их привлечением у нас в России нет. Нужно, конечно, создавать условия для того, чтобы наши высококвалифицированные специалисты не уезжали за рубеж. Почему они уезжают? Потому что там выше зарплаты, лучше условия труда, они получают, им создают благоприятные условия для работы. А у нас зачастую выпускник, умный парень или девушка заканчивает вуз по востребованной профессии и специальности и не может нормально устроиться на работу, ему не создают необходимых условий, поэтому у нас и отмечается отъезд за рубеж. Если бы все было прекрасно у нас в стране, никто бы за рубеж и не уезжал, они бы оставались и работали здесь.

Оксана Галькевич: Наталья Ивановна, все-таки вот по рабочим, по высококвалифицированным специалистам примерно все-таки, более-менее понятна ситуация. А если говорить о сфере ЖКХ, вот с которой мы начали, от которой оттолкнулись, это ведь действительно не самый квалифицированный, мягко говоря, труд, и проблемы с привлечением людей к этим работам были всегда, в том числе и в описанный вами советский период, были сложности и дворника найти, и уборщицу, уборщика найти. Что здесь-то будем делать?

Наталья Власова: Ну, здесь, во-первых, надо механизировать многие работы в ЖКХ. Та же уборка снега, у нас есть машины, но их очень мало, и дворники по существу продолжают работать вручную. Вот это нужно прежде всего, думать о механизации этого процесса.

Константин Чуриков: Наталья Ивановна, а как вы думаете, вот почему в этом предложении прозвучало еще не просто, чтобы они сами приезжали, а обязательно с семьями?

Наталья Власова: Ну, семьи для того, наверное, чтобы улучшить нашу демографическую ситуацию. Но нельзя забывать и о том, что очень много в Россию возвращается соотечественников, то есть тех россиян, которые жили в России много лет, потом по призыву комсомола поехали на освоение целины, строительство БАМ и так далее, вернее не БАМ, а освоение целины, в другие союзные республики.

И когда произошел распад Советского Союза, то им выдали паспорта этих государств. После распада Союза для них создавались порой просто невыносимые условия, их гнали оттуда, говорили: «Уезжайте, вы нам здесь не нужны», – и так далее. Многие приехали, вы помните, наверное, в 1990-е гг. был очень большой приток, приехало около 10 миллионов наших соотечественников из бывших союзных республик, и многие из них, десятки тысяч, до сих пор еще не получили российского гражданства.

И вот нужно здесь решать этот вопрос прежде всего, чтобы они себя чувствовали достойными гражданами нашей страны. Можно провести амнистию специальную для соотечественников и всем соотечественникам, которые въехали в Россию, например, до 1 января 2020 года, в течение 3–4 месяцев оформить российское гражданство, потому что зачастую эта процедура настолько забюрократизирована, что они, бедные, мучаются до сих пор, более 20 лет. Затем, чтобы решить проблему с трудовой миграцией, нужно помнить о том, что у нас в России находится более 2 миллионов, это по официальным данным, нелегальных трудовых мигрантов, а на самом деле их численность, конечно, значительно больше.

И нужно тоже провести в отношении этих мигрантов миграционную амнистию, они уже живут здесь много лет, они уже адаптировались к российским условиям, у них здесь уже контакты с соседями, со многими россиянами и так далее, и они хотят остаться в России. Но они не могут, потому что они находятся на нелегальном положении. Поэтому нужно предоставить им возможность документировать их и при их желании остаться в России предоставить им такую возможность, предоставить им или вид на жительство, или российское гражданство. Таким образом мы тоже сможем решить эту проблему, и эти люди будут у нас защищены, потому что порой просто их эксплуатируют, их труд, и они совершенно беззащитны.

Константин Чуриков: Да.

Оксана Галькевич: Ага.

Константин Чуриков: Да, Наталья Ивановна, но потом еще возникнет целый ряд проблем. Сейчас вот буквально через несколько минут будем говорить о такой вечной проблеме, как пенсии, вот дальше будет сложно, например, с этими людьми, 2 миллиона, еще сколько-то получат гражданство, потом тоже нагрузка на пенсионную систему.

Давайте Алину из Марий Эл послушаем. Алина, здравствуйте.

Оксана Галькевич: Здравствуйте, Алина.

Зритель: Добрый вечер.

Константин Чуриков: Добрый.

Зритель: Очень рада, что дозвонилась, благодарю, что предоставили слово.

Звоню из маленького городка, и вот тему, которую вы сейчас озвучиваете и обсуждаете, весьма и весьма злободневная. Каждый день, каждый вечер из Йошкар-Олы отходят автобусы, которые едут в Москву, где на борту едут молодые люди, мужчины уже в возрасте, женщины в возрасте, в Москву на работу, грубо говоря на заработки.

Оксана Галькевич: Ага.

Зритель: И было бы очень тоже неплохо, если бы вот этих молодых людей семьями приняла бы Москва, обеспечила бы садиками, да, школами ребенка и всеми другими моментами, вплоть до того, что вы уже озвучили, пенсионными моментами. Было бы совершенно неплохо, вот. И почему едут-то, почему? Потому что здесь у нас нет работы даже той, которая озвучивается, обслуга, дворники, коммунальная система, даже этой работы здесь у нас нет, поэтому едем мы.

Константин Чуриков: Алина, и обратно автобусы в Йошкар-Олу приезжают пустые?

Оксана Галькевич: Ну, видимо, вахтовым методом люди работают, да?

Константин Чуриков: Или как?

Зритель: Их привозят уже отработавших, как говорят, смена вахты, вот такое понятие есть.

Константин Чуриков: Понятно.

Оксана Галькевич: Ага.

Зритель: У нас смена вахты происходит, 2 недели, у кого-то через месяц это происходит. Вопрос: почему мы своих сначала не обеспечим? Потом уже соседей ближайших бы.

Константин Чуриков: Да, спасибо.

Оксана Галькевич: Это правильный вопрос.

Константин Чуриков: Наталья Ивановна начала говорить, как должно быть, а вот почему...

Оксана Галькевич: Ленобласть нам пишет: «Возьмите пенсионеров дворниками, так не берут же», – Петербург уточняет. Ростовская область: «Девяностые годы нашего мужика-работягу унизили, опустили, лишили работы, а теперь мы за помощью к мигрантам бросились». Самарская область: «Люди едут работать в наш регион и в другие места, на Камчатку, например, за 60 тысяч рублей.

Константин Чуриков: Наталья Ивановна, не знаю, к вам вопрос, не к вам, но смотрите, если вся страна поедет работать в Москву, это как? Это будет умно или не умно? Как вообще это планировать, вот это расселение людей, чтобы работы и там и сям хватало, чтобы она оплачивалась достойно и в провинции, и в городе федерального значения?

Наталья Власова: Вы знаете, еще в советское время я застала это, была схема развития и размещения производительных сил Советского Союза, где предусматривалось более равномерное размещение производства по территории России, составлялись балансы трудовых ресурсов, то есть сколько жителей в Советском Союзе и какая потребность в работниках, куда лучше распределить этих работников, ведь в то время было распределение выпускников высших учебных заведений, техникумов и так далее, то есть было какое-то плановое начало. Когда Советский Союз развалился, то от этой плановой экономики мы ушли.

И сейчас действительно почему все едут в Москву, в Ленинградскую область, Московскую область, на Урал еще едут? – потому что там есть рабочие места, там сфера приложения труда довольно большая. А отъедьте от Москвы 200–300 километров, и там работать негде. Поэтому нужно развивать, создавать рабочие места в других регионах России, а не только вот в этих территориях, которые я перечислила. Но к сожалению, пока этого не происходит у нас.

Нужно привлекать инвестиции, может быть, инвестиции тех же мигрантов, необязательно из государств СНГ, там, в общем-то, не очень обеспеченные люди живут, но мигранты есть из других государств. Например, сейчас Минэкономразвития готовит законопроект о том, что мигранты, которые внесли в развитие российской экономики определенную сумму денег, они могут получать российское гражданство или вид на жительство. Можно еще какие-то преференции предусмотреть, ну чтобы эти рабочие места создавались по всей России.

Оксана Галькевич: Да, спасибо большое.

Константин Чуриков: Да, спасибо большое.

Оксана Галькевич: Наталья Власова, эксперт по трудовой миграции.

У нас еще один звонок, уже заканчивая эту тему. Давайте выслушаем Елену из Ростова-на-Дону. Елена, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

У меня такой ответ на ваш вопрос – нам не нужны мигранты. В основном они идут работать, единицы вернее идут работать на трудную работу, а основная часть приезжих мигрантов занимается торговлей. Они занимаются торговлей, налоги они не платят, русский учить не хотят и живут обособленно, никак не вливаются, как сказать, в нашу...

Константин Чуриков: ...среду, понятно.

Оксана Галькевич: Не адаптируются, понятно, к нашей жизни. Спасибо.

Константин Чуриков: Да. Елена, а как вы думаете, короткий вопрос, ну хорошо, значит, мигранты занимаются торговлей. Почему граждане России не занимаются торговлей? Или что, или прямо не пускают мигранты в эту сферу нас?

Зритель: Они... Здесь есть коррупционная составляющая. Они работают без документов, они не платят налоги, работают просто, что называется, под черным флагом.

Константин Чуриков: Да, понятно.

Оксана Галькевич: Бывает и такое, да. Спасибо, это Елена из Ростова-на-Дону. Нам нужно подвести итоги еще, Костя, нашего опроса.

Константин Чуриков: Ну, итоги очевидны.

Оксана Галькевич: Мы спрашивали, пусть ли в Россию мигрантов вместе с семьями, и только 2% считают, что это нужно сделать, большинство подавляющее считает, что нет.

Константин Чуриков: Да, 2% – это 66 человек из 2 335 проголосовавших, вот так вот, на минуточку, за 20 минут.

Мы продолжим через несколько минут, подумаем вместе, почему такие пенсии в России, ну чего нам так не везет.

Оксана Галькевич: В очередной раз подумаем.

Константин Чуриков: Подумаем, что-нибудь придумаем.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (3)
Непутин
Когда нет государства, а вместо него бизнес, идеология заключается в прибыли, а не в развитии страны. Так мы рождаемость не повысим, так мы тут Азию построим.
Любовь
Мигрантов и так много. А если ещё и с семьями, то это будет вообще пипец. Неграмотные чурки с выводком необузданных детей. Справимся и без мигрантов.
Алик
Высококвалифицированные мигранты в Россию не придут.! Придут только жители из средней Азии...
ТПП предлагает пускать в страну мигрантов вместе с семьями. Кому и почему без приезжих плохо?