Вейпы приравняли к сигаретам

Гости
Кирилл Туров
ресторатор и ресторанный блогер
Евгений Брюн
главный внештатный психиатр-нарколог Минздрава России

Дарья Шулик: Госдума Российской Федерации в третьем чтении приняла закон, приравнивающий электронные сигареты, кальяны, вейпы и системы нагревания табака к табачным изделиям. Их объединили под понятием «никотиносодержащая продукция».

Иван Гостев: На нее распространяются такие же ограничения и запреты, как и на курение, продажу и рекламу сигарет.

Что будет теперь с кальянными? И где все-таки смогут отвести душу курильщики? И самое главное – как вы считаете? Поддерживаете ли вы инициативу Госдумы о запрете вейпов и кальянов в общественных местах? Позвоните нам и напишите.

А мы сейчас пообщаемся на эту тему с нашим экспертом. У нас на связи Евгений Брюн, главный внештатный психиатр-нарколог Минздрава России. Евгений Алексеевич, здравствуйте.

Дарья Шулик: Здравствуйте, Евгений Алексеевич.

Кирилл Туров: Добрый день.

Иван Гостев: Отлично! Мы вас не только слышим, но и видим.

Вот первый вопрос, который бы хотелось вам задать… Отлично! Мы видим, как вы нам рады. Мы вам тоже очень рады.

Дарья Шулик: Мы тоже вам рады.

Иван Гостев: Вот какой вопрос…

Дарья Шулик: Так, у нас небольшой сбой.

Иван Гостев: Прошу прощения, у нас какие-то технические сложности. Сейчас мы по телефону свяжемся с Евгением Алексеевичем. А пока призываем вас звонить и писать. Как вы считаете?

Дарья Шулик: В частности, расскажите, как вы вообще относитесь к курению, к вейпам.

Ваня, кстати, ты куришь?

Иван Гостев: Я не курю, честно скажу.

Дарья Шулик: Вот! Я и Иван – мы не курим.

Иван Гостев: И страдаю, когда соседи курят на лестничной клетке. Я от этого очень страдаю. Поэтому, если вдруг мой сосед сейчас слышит: пожалуйста, не кури! Бросай – здоровым будешь!

Дарья Шулик: Не курите! Но все-таки не все не курят. У нас достаточно большой процент курильщиков, в том числе, к сожалению, на мой взгляд, к большому сожалению, людей, которые употребляют и вейпы, и всякие другие нехорошие вещи.

Иван Гостев: Вот интересно, что они говорят. Люди как бы оправдывают вейпы, кальяны, и они говорят: «Ну, это же не сигареты, это безопасно. Что там такого?»

Дарья Шулик: Слушай, а я, наоборот, читала, что вейпы – это еще хуже, чем сигареты.

Иван Гостев: Еще хуже.

Дарья Шулик: Причем гораздо быстрее это приводит к негативным последствиям. И врачи на самом деле трубят об этом уже достаточно давно, особенно о том, что вейпы стали употреблять подростки. Это прямо совсем нехорошая вещь.

Иван Гостев: Ну, это действительно такая тревожная тенденция. И сейчас можно увидеть эти палатки в торговых центрах, где рекламируют вейпы, практически во всех торговых центрах.

Дарья Шулик: Ну что же, а у нас на связи Евгений Александрович Брюн. Евгений Александрович, здравствуйте… Алексеевич. Я прошу прощения.

Евгений Брюн: Добрый день.

Иван Гостев: Евгений Алексеевич, отлично, мы наконец с вами связались.

Вот какой вопрос. Защитники вейпов, кальянов, электронных сигарет говорят, что это, в общем, безвредно, что это совсем не то, что сигареты. Как вы считаете? Как-то развейте или подтвердите это мнение о безвредности вейпов.

Дарья Шулик: Можно ли вообще так сказать?

Евгений Брюн: Тут все достаточно просто: любые продукты горения повреждают легкие, повреждают носоглотку. При снижении количества кислорода…

Дарья Шулик: Евгений Алексеевич?

Иван Гостев: Пропадает у нас, к сожалению, связь. Сейчас надеемся, что ее наладим.

Евгений Брюн: Алло.

Дарья Шулик: Да-да, Евгений Алексеевич, мы вас слушаем.

Иван Гостев: Евгений Алексеевич, пропали на секундочку. Слушаем вас. Алло. Евгений Алексеевич, вы с нами? Сейчас восстанавливаем связь.

А у нас есть звонок. Пока давайте послушаем, что думают наши телезрители. Евгений из Московской области к нам дозвонился.

Дарья Шулик: Здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Иван Гостев: Здравствуйте. Слушаем вас.

Дарья Шулик: Задавайте ваш вопрос или выскажите нам свое мнение по этой теме.

Зритель: Я могу высказать мнение такое. Вейпы зря приравняли к сигаретам, потому что… Я не считаю, что они никотиносодержащие. Да, есть жидкость в них, но к никотину она никакого отношения не имеет.

Дарья Шулик: А вы сами что-то из того, что мы выше перечислили, употребляете? Поэтому вы так защищаете?

Иван Гостев: Ну, видимо, вейп, да?

Зритель: Ну, вообще, да, я пользуюсь вейпом, у меня вейп дома есть.

Дарья Шулик: А сколько вам лет?

Зритель: Мне? 27.

Дарья Шулик: 27 лет.

Иван Гостев: Сейчас как раз и спросим. Телезритель у нас говорит: «Невредно это, пользуюсь и другим советую», – я так понимаю.

С Евгением Алексеевичем мы наладили связь? Сейчас попробуем связаться снова. Евгений Алексеевич, как вы прокомментируете?

Евгений Брюн: Ну, на самом деле тут с комментариями все очень плохо. Человек усердствует в рекламе никотиносодержащей продукции. И я думаю, что это какая-то этическая ошибка вообще у этого человека.

Вред курения, вред никотиносодержащей продукции давно доказан. Уже много лет и десятилетий как доказано. Я уже не вспоминаю Чехова с его лекцией о вреде курения. Тут все понятно на самом деле. Почему некоторые люди усердствуют в том, чтобы пропагандировать и употреблять эту продукцию – честно говоря, не всегда даже понятно.

Дарья Шулик: Ну, может, они не понимают опасность употребления этой продукции? Скорее всего, поэтому они так за нее ратуют.

Евгений Брюн: Или, знаете, такое молодежное протестное поведение: «Вот я такой. Я не такой, как все».

Дарья Шулик: Но тут же еще, знаете, есть такой элемент, если можно так сказать, моды. Это тренд какой-то идет – молодежь сейчас с этими вейпами ходит, чтобы не отличаться от своих сверстников.

Евгений Брюн: Детская бравада. Надо сказать, кстати, что вейпов стало меньше в городе. Какое-то время назад было: идешь по городу – и только клубы пара летят. Сейчас стало меньше. Я надеюсь, мода проходит. А с принятием этого закона, я думаю, потребление вейпов, электронных этих сигарет еще больше уменьшится.

Дарья Шулик: Евгений Алексеевич, а скажите, пожалуйста… Есть такое понятие «пассивный курильщик». А вот если находишься рядом с человеком, который курит этот самый вейп, ты тоже получаешь свою дозу, скажем так, нехороших веществ?

Евгений Брюн: Конечно. В этом паре, который исходит от человека, курящего вейп, находится и никотин, и растворители. Ведь основная опасность в этих электронных всяких приборах именно в растворителях, которые повреждают мембраны легких, мембраны любой клетки, куда они доходят. А к чему это приводит, особенно в период пандемии COVID-19? Разрушается мембрана легких, вирус садится – и заболевание проходит более тяжело, с большими негативными последствиями.

Иван Гостев: Евгений Алексеевич, скажите, пожалуйста… Все знают о никотиновой зависимости – тяжело бросить, непросто это дается многим людям. А как обстоят дела с вейповой зависимостью? И вообще есть ли такое понятие?

Евгений Брюн: Да, конечно. Надо сказать, что никотин – это наркотик из группы галлюциногенов. Помните, была вспышка всяких жвачек, где никотина было до 250 миллиграмм на одну жвачку? И мы видели психозы, которые возникают после потребления никотина. То же самое количество можно получить за короткое время и через сигареты – и опять-таки это будут психозы. Не только физическое страдание от всей этой никотиносодержащей продукции, но и острые психические расстройства, которые тяжело лечатся.

Дарья Шулик: Евгений Алексеевич, спасибо. Я напомню, это был Евгений Алексеевич Брюн, главный внештатный психиатр-нарколог Минздрава России.

А у нас есть звонок, нам дозвонилась Оксана из Бурятии. Здравствуйте, Оксана.

Иван Гостев: Оксана, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Иван Гостев: Вы курите?

Зритель: Нет, я не курю.

Иван Гостев: Как считаете, стоит ли приравнять вейпы, электронные сигареты, кальяны к сигаретам?

Зритель: Да, я совершенно согласна. Я считаю, что на государственном уровне давно нужно было обратить внимание на это и вести как можно большую борьбу с курением. Вейпы – это тоже очень опасно, потому что психологическая зависимость остается в голове у человека, даже если он, может быть, просто держит карандаш в губах, типа он курит. Ну, как это делают дети, когда повторяют за взрослыми.

У нас очень много курильщиков, очень много! Сейчас даже пятые классы курят. Раньше такого не было. Я учитель математики, и я хорошо эту проблему знаю. У нас курит очень много медиков, и это тоже очень опасно. Поэтому то, что сейчас пропагандируют вот эти вейпы… Я всегда была против. И я сейчас очень рада за то, что все-таки на это обратили внимание, по крайней мере поставили запрет на них.

Дарья Шулик: Спасибо, Оксана.

Иван Гостев: Да, спасибо большое.

А мы сейчас подключаем к беседе нашего следующего эксперта – Кирилла Турова.

Дарья Шулик: Мы его уже, правда, подключали. Вот он снова с нами.

Иван Гостев: Кирилл Игоревич сейчас появится снова в эфире, да? Отлично!

Дарья Шулик: Кирилл Игоревич, здравствуйте.

Иван Гостев: Кирилл Игоревич, ну что? Притворились для начала Брюном, а теперь уже в собственном виде. Отлично!

Кирилл Игоревич, вы как ресторатор, как ресторанный блогер как считаете, как относитесь к закону? Ведь получается, что просто огромное падение доходов.

Дарья Шулик: Целый бизнес придется закрывать.

Иван Гостев: В ресторанах эти кальяны теперь станут недоступны. И отдельные целые кальянные сети. Как вы считаете?

Кирилл Туров: Посмотрите. У нас сегодня ресторанная отрасль (я думаю, что это не секрет ни для кого) находится в очень сложной экономической ситуации. Для многих ресторанов, для многих кафе кальяны являются таким спасательным кругом, который помогает им в это непростое время выживать. Поэтому я считаю, что как минимум этот закон несвоевременный. Его можно было бы, наверное, чуть попозже ввести, если есть такое большое желание.

Ну, скажем, только в Москве кальянных – 850 проектов (и это не считая продажу в ресторанах), поэтому, по нашим расчетам, только в Москве без работы останется порядка 6–7 тысяч человек. Если же мы говорим о России в целом, то это уже несколько десятков тысяч людей. Это тысячи разоренных бизнесов. И мне кажется, что это, еще раз говорю, несвоевременно. Можно было бы об этом подумать чуть позже. Я думаю, что есть более важные вопросы.

И я считаю, что есть одно такое важное противоречие. Если внимательно ознакомиться с законом, то можно увидеть, что курение кальянов на летних верандах не запрещено. Поэтому если же мы посмотрим на этот закон, с точки зрения ограничения пропаганды курения, то мы увидим с вами… Я думаю, что здравый смысл нам говорит о том, что на улице гораздо больше детей будут видеть курящих кальяны людей. Следовательно, я думаю, в следующем году на летних верандах, если ничего не поменяется в законе, курить будет гораздо больше людей – что негативнее скажется на том, что сегодня есть.

Если бы, наверное, я занимался этим законом, то я бы сказал: «Вы можете курить внутри как раз ресторанов, внутри кальянных, где-то в отдельных местах со специальной вытяжкой», – но, наверное, запретил бы курение как раз на летних верандах, где ходит вокруг много детей, смотрят на взрослых дядь, которые курят кальяны.

Дарья Шулик: Кирилл Игоревич, я тут немножко с вами поспорю, потому что вы сказали, что курить внутри, в ресторанах. О’кей, в специальных местах – ладно. Но нам приходит очень много сообщений о том, что приходишь в кафе или ресторан – и этот жуткий запах (ну, для кого-то жуткий) кальяна! И это очень многих раздражает, наоборот. Может быть, все-таки, действительно, ладно, когда отдельно, полностью заведение вот только этому посвящено. А вот в ресторанах – все жалуются на эти запахи неприятные.

Кирилл Туров: Я думаю, что в ресторанах не все жалуются, конечно.

Дарья Шулик: Ну, много пишут. Вы знаете, сообщений много.

Иван Гостев: Жалуются те, кто не курят, да?

Дарья Шулик: Жалуются, конечно, те, кто не курят ни кальяны, ни вейпы.

Кирилл Туров: Жалуются те, кто не курят. Но всегда же можно ходить в рестораны, в которых нельзя курить. Далеко не все рестораны предоставляют возможность покурить кальян. На самом деле большинство ресторанов сегодня – подавляющее большинство – не разрешают внутри курить даже электронные сигареты, все эти новомодные IQOS и тому подобные.

Поэтому я делаю акцент на том, что лучше бы разрешать курить в отдельных помещениях внутри ресторанов, специально оборудованных системой дополнительной вентиляцией, вытяжками и так далее. Ну, это не главное.

Безусловно, борьба с курением, с никотиновой зависимостью – это правильная вещь. Но я говорю, что у каждой медали есть несколько сторон. Вот одна из сторон, которую мы сегодня видим, – это негативные экономические последствия. Безусловно, они с каким-то периодом времени преодолеются. Просто рестораторам, действительно, сегодня тяжело. И это будет еще одним ударом, конечно же, это негативно скажется. И закроется много ресторанных проектов, которые использовали кальян как такой спасательный круг, который помогал им увеличить средний чек.

Иван Гостев: Такие будут последствия, на ваш взгляд?

Кирилл Туров: Да.

Дарья Шулик: Спасибо, Кирилл Игоревич.

Иван Гостев: Спасибо большое. Мы общались с Кириллом Туровым, ресторатором и ресторанным блогером.

А вот что пишут нам наши телезрители. Ленинградская область: «Я бросил курить – дышать стало легче». Воронежская область: «Я против курения в любом виде. Сама не курю и другим не советую». А Рязанская область высказывает беспокойство: «Начинают с вейпов, а заканчивают обычными сигаретами».

Дарья Шулик: Краснодарский край жалуется: «На пляже толпа туристов курит. Отдыхать невозможно!» Вот видите – мешают курильщики.

Иван Гостев: А мне понравилось сообщение из Астраханской области, пишут: «Ведущие, вы молодцы, не курите». Нас наконец похвалили.

Дарья Шулик: Спасибо.

Иван Гостев: «Я тоже не курю. А насчет вейпов и электронных сигарет – правильно, что их приравняли. На сто процентов в этом уверен».

А мы переходим к следующей теме.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)
Где теперь можно курить кальян и электронные сигареты?