Везде найдут. Силовики хотят получить доступ к геоданным абонентов

Везде найдут. Силовики хотят получить доступ к геоданным абонентов | Программы | ОТР

Сейчас они охраняются тайной связи

2021-02-04T21:00:00+03:00
Везде найдут. Силовики хотят получить доступ к геоданным абонентов
На МКС пора ставить крест? Деньги на свалку. Маньяк выходит на свободу. Страна под снегом. Как победить бедность
Сергей Лесков: Любой памятник - это некая точка единения нации. Если памятник служит возникновению напряжения в обществе, ему нет места на площади
Что такое бедность и как с ней бороться?
27 февраля - Всемирный день НКО
МКС переработала свой ресурс
Дорогая передача: Нам мешают парковки!
Свободен и особо опасен
ТЕМА ЧАСА: Страна под снегом
Чёрные дыры МКС
Новый техосмотр отложили
Гости
Роман Ромачев
генеральный директор агентства «Р-Техно»

Тамара Шорникова: Министерство цифрового развития разработало законопроект, который позволит силовым ведомствам без решения суда получать данные о геолокации абонентов. По словам замминистра связи Олега Иванова, это поможет разыскивать пропавших людей.

Иван Князев: Ежегодно в стране теряются десятки тысяч наших граждан, геоданные от операторов сотовой связи позволят сэкономить время поиска и сузить радиус. Ну вот сейчас информация о местоположении абонента защищена тайной связи, координаты не всегда оперативно передаются в органы, которые занимаются розыском, а счет идет на часы зачастую. Как вы считаете? Хотите сохранить в тайне, где бываете, или тут и скрывать-то нечего?

Тамара Шорникова: Да, ждем ваших мнений, ждем ваших ответов и звонков.

Сейчас поговорим с Романом Ромачевым, это генеральный директор агентства «Р-Техно». Здравствуйте.

Роман Ромачев: Добрый вечер.

Тамара Шорникова: Да. Роман Владимирович, почему сейчас остро встал вопрос? Я думаю, что люди теряются и ищутся ежегодно, и вот именно сейчас решили, что нужно рассекречивать геолокацию абонентов.

Роман Ромачев: Достаточно большое количество людей пропадает в последнее время, и вся проблема в том, что для того, чтобы запросить данные у оператора, где был последний выход сотовой связи, необходимо возбудить уголовное дело, то есть для этого как минимум должны пройти сутки. Это достаточно большой период времени, особенно если счет идет на минуты и касается жизни детей, вот и вся проблема. Ну а...

Иван Князев: Ну а побыстрее это делать никак нельзя?

Роман Ромачев: Ну...

Тамара Шорникова: Быстрее с этой информацией, учитывая ее чрезвычайность, нельзя как-то обращаться?

Роман Ромачев: К сожалению, законным способом быстрее никак нельзя. Ну и если данные...

Иван Князев: Восстанавливаем связь.

Вот что пишут наши телезрители из Смоленской области: «Я дважды в месяц заезжаю...» – нет, это еще про техосмотр SMS.

Тамара Шорникова: Да, пишут про ТО. Вот из Нижегородской области уже по этой теме: «Мало за нами следят?» – вопрошает телезритель. Саратовская область: «Честному человеку нечего бояться».

Иван Князев: Ну вот из Новгородской области человек нам пишет, что против такой инициативы, «не хочется, чтобы мою геолокацию кто-то видел, в каких целях ее будут использовать, это еще вопрос».

Тамара Шорникова: Да. И вот немного, значит, усугубим атмосферу: «Благими намерениями путь к чипированию выстлан», – считает наша телезритель.

Иван Князев: А в Ленинградской области вот такое мнение: «Связи нет даже на федеральных трассах, поэтому пропадешь там, сигнал просто никто не поймает».

Тамара Шорникова: Да. Роман Владимирович, слышите нас? Да, видим фотографию и слышим голос.

Роман Ромачев: Если вы сейчас упрощаете доступ к геолокации, соответственно, непонятно, кто и каким образом будет этим доступом пользоваться. Не секрет, что банки очень активно ищут своих должников, возможно, они также будут прибегать к этой функции. Поэтому если вы упростите доступ к этим данным одним, то не исключено, что и мошенники и недоброжелатели этими данными также будут пользоваться.

Поэтому здесь необходимо пойти, мне кажется, по другому пути. Возможно, если у родителей пропал ребенок, то их заявление о пропаже, возможно, как-то принимали действия операторы и предоставляли данные об их чаде даже оперативно и в режиме онлайн. Вопрос надо решать не только ведь с правоохранительными органами, а с теми компаниями сотовой связи, с которыми приходится коммуницировать родителям, если не дай бог пропал ребенок.

Тамара Шорникова: Да. Роман Владимирович, сейчас опять-таки о скорости. Вот нам пишут в SMS, что, мол, трое суток должно пройти после пропажи человека, чтобы у тебя приняли заявление в полиции, что, мол, да, человек пропал, начинаем как-то розыскную работу. Может быть, с этой процедуры начать, раз действительно так важно время?

Роман Ромачев: Ну да, я повторюсь, что это один из вариантов поиска, то есть обратиться в правоохранительные органы. Но вот до этих суток, пока не возбудили уголовное дело, до этого времени необходимо как-то коммуницировать с теми носителями информации, которые знают, где был человек, а это в первую очередь операторы сотовой связи, если у человека был мобильный телефон, то они точно знают в радиусе 10–30 метров, где последний был сеанс связи.

Поэтому для того, чтобы люди, минуя правоохранительную систему, могли коммуницировать и получать данные о местоположении своих родственников, своих детей, возможно, как-то необходимо наладить именно вот эту коммуникацию, то есть, может быть, по каким-то свидетельствам о рождении либо документам, подтверждающим родство, операторы сотовой связи предоставляли бы эту информацию. Тогда, возможно, можно было бы обойтись и без полиции, то есть если ребенок, скажем, нашелся в течение часа-двух благодаря этому, возможно, и не стоит возбуждать уголовное дело.

Иван Князев: Давайте послушаем наших телезрителей, что они думают. У нас сейчас Сергей на связи, Белгородская область. Сергей, здравствуйте.

Зритель: Добрый вечер.

Иван Князев: Слушаем вас.

Зритель: Добрый вечер.

Значит, у меня вот такое мнение, что тотальную, как бы сказать, возможность геолокации, то есть всех абонентов без каких-либо решений, ну после суда, этого допускать нельзя. Можно проще пойти. Если человек пропал все-таки, вот, необязательно это должно быть судебное решение, скажем, суд должен вынести, скажем, такое постановление. Достаточно, может быть, постановления следователя о предоставлении, значит, возможности геолокации пропавшего человека.

Иван Князев: Ага.

Зритель: Здесь мы, значит, других как бы вот абонентов, скажем, от нечестных сотрудников, может быть, или от каких-то других посягательств защищаем. То есть тотально это делать, я думаю, не стоит, а упростить систему вполне возможно.

Тамара Шорникова: Да, понятно.

Иван Князев: Да, ваше мнение понятно.

Роман Владимирович, чисто технически, если, например, я, обычный человек, не хочу, чтобы за мной следили, я как могу от этого отказаться? Что мне нужно на телефоне включить? Или все-таки все равно проследят?

Роман Ромачев: Если вы носите с собой сотовый телефон, то вы никак не можете отключить, потому что геолокация идет благодаря базовым станциям сотовой связи, то есть несколько базовых станций передают биллинг оператору, соответственно, оператор фиксирует вашу точку с точностью где-то порядка 30 метров. Поэтому вы, даже отключив геолокацию, функцию в телефоне, вы тем самым не отключаете передачу данных о себе сотовому оператору, поскольку оператор фиксирует ваше местоположение по базовым станциям.

Иван Князев: Ну то есть единственный способ – это, наверное, батарейку просто вытащить?

Тамара Шорникова: Или с кнопочным ходить, да, или тоже?

Иван Князев: А кнопочный тоже сигнал дает, конечно же.

Тамара Шорникова: А, тоже биллинг, да.

Иван Князев: Да, Роман Владимирович?

Тамара Шорникова: Да, видимо, это был такой, знаешь, риторический вопрос.

Иван Князев: Риторический вопрос. Спасибо вам большое. Роман Ромачев, генеральный директор агентства «Р-Техно», был с нами на связи. Вот несколько SMS.

Тамара Шорникова: «Я за геолокацию, – пишет наш телезритель из Кемеровской области, – это большая помощь для розыска пропавших, угрозыска и помощи скрывающуюся алиментщиков», – вот еще кого нужно искать.

Иван Князев: «Боитесь за геолокацию? – откажитесь от телефона! – считает наш телезритель в чате на сайте ОТР. – Честному человеку нечего бояться». «Нельзя разрешать», – это из Московской области. Из Ленинградской области мнение вот такое: «Да кому мы нужны, господи?»

Тамара Шорникова: А Москва вот говорит: «Вы говорите про инструменты, а вот в чьи руки попадет этот инструмент...»

Иван Князев: Еще большой вопрос.

Тамара Шорникова: Могут быть злоупотребления.

Иван Князев: Скоро продолжим, уважаемые друзья, оставайтесь с нами.

Тамара Шорникова: Будем говорить про реальные доходы, про «земских учителей» и про воду, что мы пьем.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)
Сейчас они охраняются тайной связи