Вице-президент ТПП России: Предпринимателям не столько нужна господдержка, сколько стабильное законодательство

Вице-президент ТПП России: Предпринимателям не столько нужна господдержка, сколько стабильное законодательство
Лжебанкиры: как их вычислить по телефонному звонку? Рекомендации эксперта Дмитрия Ибрагимова
Сокращение бюджетных мест идет за счёт заочного образования. И это вполне правильно, потому что оно во многом было некачественным
Могут ли люди во власти работать честно?
Реальные цифры: траты на еду. Экономика и новые налоги. Аграрная политика: развитие села. Перелёт как роскошь. Ситуация в Грузии
Сергей Лесков: Компании вкладывают огромные деньги в социальную сферу не из гуманитарных соображений. Просто так оказалось выгодно
Академик РАН Иван Ушачёв - о комплексной программе развития села
Константин Калачёв: Для Грузии тема потерянных территорий всегда будет кровоточащей раной. Не говорите с грузинами о политике, если приехали в гости
Александр Фридлянд: Из года в год авиакомпании терпят миллиардные убытки из-за дорожающего авиакеросина. И это должно взорваться в цене авиабилета
Нацпроекты - это всего 8% экономики. А что будут делать остальные 92%? Смотреть, как бедные становятся беднее, а богатые богаче
Доходы от нефти мы не вкладываем в экономику, а кладём в кубышку на плохие времена. А они-то и настают, когда не занимаешься своей экономикой
Гости
Дмитрий Курочкин
вице-президент Торгово-промышленной палаты

26 мая - день Российского предпринимателя. Кто он – человек, отважившийся начать собственное дело в современной России? С какими трудностями сталкивается, каких поблажек ждет, чтобы не загнулся его бизнес? Как его поддерживает государство?

Виталий Млечин: Мы продолжаем. В это воскресенье, 26 мая в нашей стране будем отмечать День предпринимателя. Мы в преддверии праздника решили не только поздравить бизнесменов, но и вызвать всех вас на серьезный разговор. Расскажите, с какими трудностями вам приходится сталкиваться в работе, какой помощи ждете от государства, или наоборот, у вас есть какие-то предложения, – все принимается в ближайшие полчаса.

Тамара Шорникова: Да, несерьезное тоже можете рассказывать, мы ждем любых звонков и SMS в нашем прямом эфире.

Давайте сейчас немного статистики, предварим ею нашу беседу. Президент заявил, что количество россиян, занятых в малом и среднем бизнесе, нужно увеличить: цель на 2024 год – 25 миллионов человек. Теперь посмотрим, как мы идем к этой цели. В 2014 году 18 миллионов человек, занятых в сфере малого, среднего бизнеса и крупного наверняка. В кризис число предпринимателей сократилось, но к 2018 году удалось не только вернуться к прежним результатам, но и превзойти их, почти 20 миллионов человек по данным Федеральной налоговой службы, 20 миллионов человек, который занимались соответственно предпринимательской деятельностью в прошлом году. Однако в 2019 году снова падение, причем существенное, сразу на 4 миллиона. Будем разбираться в том числе и с проблемами в этом секторе во время этой получасовки, почему некоторые предприятия закрываются, или, может быть, не закрываются, а уходят в тень, например. В общем, будем искать те самые миллионы.

Давайте представим нашего гостя.

Виталий Млечин: Да, пора это сделать. К нам пришел вице-президент Торгово-промышленной палаты России Дмитрий Курочкин, – Дмитрий Николаевич, здравствуйте.

Дмитрий Курочкин: Добрый день.

Виталий Млечин: Как вы считаете, тот самый инвестиционный климат, обстановка в стране, не знаю, индекс привлекательной активности, какие-то такие умные слова – в действительности что у нас сейчас в стране? Насколько привлекателен образ бизнесмена сейчас? Насколько сложно ему приходится? В общем, дайте оценку, пожалуйста, давайте разбираться.

Дмитрий Курочкин: Добрый день еще раз. Прежде всего нужно определиться, все-таки мы о климате или об образе будем говорить.

Виталий Млечин: Наша задача сейчас – осветить все аспекты.

Дмитрий Курочкин: Если говорить о предпринимательском климате и об инвестиционном, я бы, во-первых, разделил эти два понятия. Нужно разделять понятие, скажем так, удобства ведения бизнеса и выгодности ведения бизнеса. И вот здесь…

Виталий Млечин: А разве одно не следует из другого?

Дмитрий Курочкин: Безусловно, они связаны, но тем не менее не напрямую, потому что можно иметь достаточно удобные условия для ведения бизнеса, и тем не менее экономически тот или иной вид предпринимательской деятельности может быть невыгодным. И нужно отдать должное, конечно, наше правительство в последние годы очень многое сделало для того, чтобы наш и предпринимательский, и инвестиционный климат сделались гораздо более удобными, о чем свидетельствуют показатели того же «Doing Business», когда мы поднялись со 120-го места на 31-е.

Другое дело, что многие предприниматели, особенно это касается малого и среднего бизнеса, на себе, что называется, не всегда чувствуют это удобство. И когда говорят о многочисленных мерах поддержки, это все действительно соответствует, я могу об этом попозже более подробно поговорить. Но в то же время немало слышится упреков от предпринимателей о том, что им не нужны, может быть, столь подробно расписанные меры поддержки, сколько их бы устроила более предсказуемое и стабильное законодательство, чтобы оно не менялось чуть ли не каждую неделю. И вот это понятие предсказуемости чрезвычайно важно. Не столько, может быть, нужно вести речь о бесконечных формах поддержки, сколько о том, чтобы предприниматель, во-первых, понимал, что он работает в предсказуемых, стабильных условиях, во-вторых, что он защищен.

Виталий Млечин: Давайте попытаемся разобраться, что происходит в последнее время. Вот смотрите, статистику только что мы назвали, 2018 год 20 миллионов человек, занятых в малом и среднем бизнесе, а в 2019 году, который еще не закончился, почти 16, то есть падение на 4 миллиона человек. Это притом, что президент велел, наоборот, повышать количество занятых. Что случилось?

Дмитрий Курочкин: Ну мы видели из этих цифр, которые только что были на экране, что движение есть и вверх, и вниз. Эти цифры, конечно, можно перепроверять, уточнять; кто-то показывает нулевую отчетность, это, в общем-то, обычное явление. Но в любом случае следует признать, что количество людей, которые пытаются открыть свое дело, все-таки у нас не увеличивается, а иначе даже сокращается, если мы говорим по конкретным видам предпринимательской деятельности. И вот это не может не тревожить, и эти настроения мы чувствуем в вопросах, скажем, и школьников, студентов, гораздо больше в последние годы тех, кто хотел бы стать либо госслужащими, либо, как они пишут, топ-менеджерами госкорпораций…

Виталий Млечин: Да топ-менеджерами все хотели бы стать, конечно, мы же знаем, сколько они получают.

Дмитрий Курочкин: Да. Поэтому вот это, конечно, повторяю, нас не может не беспокоить, потому что нам абсолютно необходимы люди, самостоятельно мыслящие, которые готовы взять ответственность на себя, которые готовы открыть свое дело и тем самым преумножить, скажем так, общее богатство, потому что все-таки те материальные блага, которые мы имеем, вся экономика все-таки состоит из результатов усилий предпринимателей.

Виталий Млечин: Вы знаете, посыпались SMS, которых я ждал, честно говоря. Вот, например: «Если все станут предпринимателями, кто будет работать?» Или вот из Тамбовской области: «Надо праздник переименовать в День спекулянта». У нас в нашем обществе очень много людей считают, что бизнесмены – это обманщики, это люди, которые наживаются на простых людях, себе в карман всю выручку при этом кладут и обдирают. Что мы делаем не так? Почему, условно говоря, в соседней Европе совершенно другой образ у малого предпринимателя, а у нас вот так?

Дмитрий Курочкин: Ну причины, по-моему, совершенно очевидны: потому что многие поколения наших людей выросли при другой системе, когда действительно любая предпринимательская деятельность не только не допускалась, но и преследовалась по закону, действительно называлась тем словом, которое вы только что употребили. Но опять-таки надо понимать, что практически в любом обществе, будь то Европа, Азия, Америка, количество активно действующих предпринимателей относительно невелико. И более того, есть даже специальные исследования, результаты которых говорят о том, что таким видом деятельности способно заниматься 5%, максимум, может быть, 10% населения любой страны, независимо от того, какой социально-экономический строй.

Поэтому вот проблема образа предпринимателя – это действительно очень серьезная тема, потому что, к сожалению, немало явлений, в том числе которые постоянно возникают в средствах массовой информации, дают пищу для того, чтобы предъявлять определенные претензии к предпринимателям, но далеко не всегда они справедливы. И самое главное, что, повторяю, любой человек, в том числе и предприниматель, должен иметь в конце концов и, если хотите, право на ошибку, потому что предпринимательская деятельность по своему духу, по своему смыслу – это деятельность, связанная с постоянным риском. Поэтому здесь и ошибки, и какие-то просчеты неизбежны.

Но какие из этого можно делать выводы? Подавляющее большинство все-таки наших предпринимателей, во всяком случае мы имеем дело, скажем так, с добропорядочными предпринимателями, которые входят в членские организации, в деловые объединения, – это люди, которые нацелены на получение результата не только в виде финансовой, скажем, выручки, в виде прибыли для себя лично, для своего предприятия, но и которые искренне стремятся добиться блага для страны.

Тамара Шорникова: Давайте добавим, как раз заговорили про образ предпринимателя. Наши редакторы подготовили небольшой материал, давайте, собственно, поймем сейчас, чем занимаются современные российские предприниматели, в каких сферах они работают. Итак, российские предприниматели в большинстве своем выбирают сферу торговли и услуг. Начинать свое дело бизнесмены предпочитают с открытия магазина, салона красоты или кофейни, пекарни. При этом интерес к предпринимательству у молодого поколения растет, но крайне медленно: по данным Федерального агентства по делам молодежи, всего 4% граждан до 30 лет занимаются сегодня бизнесом в России.

Виталий Млечин: Многие эксперты не исключают, что связано это с многочисленными нововведениями для предпринимателей, которые появляются ежегодно. Например, только в этом году НДС вырос до 20%, на два процентных пункта. Для индивидуальных предпринимателей без работников подняли взносы на пенсионное и медицинское страхование, ряду предпринимателей с 1 января необходимо стало сдавать декларацию о воздействии на окружающую среду. Кроме того, в ближайшее время планируют ввести обязательную маркировку для обуви, одежды, парфюмерной продукции, фототехники.

К июлю предприниматели, работающие в торговле, в сфере общепита, оказывающие какие-либо услуги, должны были обзавестись онлайн-касса, но Госдума на этой неделе приняла закон об отсрочке до 2021 года. Мы эту тему обсуждали в этой студии, пришли к выводу, что просто предприниматели все не успели, да и самое главное, что далеко не все предприниматели видят в этом необходимость, судя по звонкам и сообщениям.

Тамара Шорникова: Хорошо, что их услышали, конечно. Между тем этот год принес бизнесу и ряд облегчений: к примеру, при отправке документов в налоговую через Интернет больше не нужно платить за госрегистрацию. Компании перестали платить за движимое имущество, а банковские вклады и счета малого бизнеса государство обеспечивает страховкой, речь идет в том числе и о микропредприятиях. Если Центробанк отзовет у банка лицензию, компания сможет быстро вернуть деньги в пределах почти 1.5 миллионов рублей, если точнее 1 миллион 400 тысяч.

Виталий Млечин: Что тут перевешивает, те послабления, о которых мы говорили только что, или те соответственно усложнения, о которых мы говорили чуть раньше?

Дмитрий Курочкин: Картина на самом деле непростая, достаточно противоречивая: государство одной рукой помогает, другой забирает. И получается, вот то, с чего мы начинали, что не всегда возможно предсказать те условия, в которых предприниматель может работать, а для него это важнейшее условие, для того чтобы планировать свою деятельность на 5–10 лет вперед. И повторяю, вот эта стабильность и предсказуемость крайне важны.

Мы в Торгово-промышленной палате России вместе, конечно, с нашими коллегами из других деловых объединений эти темы постоянно не просто поднимаем, привлекаем внимание, но последовательно добиваемся решения. Предположим, если говорить об уровне налоговой нагрузки, он и так достаточно высок, но есть еще проблема так называемых неналоговых платежей, по которым мы уже неоднократно говорили об этом, было поручение президента. К сожалению, до сих пор оно не выполнено. То же самое можно говорить о системе госзакупок, об условиях, существующих для малых и средних предприятий. И вот здесь есть определенные, скажем, такие послабления, движение вперед, во всяком случае уже по целому ряду направлений определенные улучшения наметились.

Но еще раз повторяю: если в одной сфере где-то мы видим облегчение нагрузки, то это компенсируется в какой-то степени для государства, а для предпринимателя создает, наоборот, новые проблемы где-то с другой, достаточно неожиданной стороны, об этом можно говорить очень долго. Единственное, я бы хотел подчеркнуть, что вот, естественно, те проблемы, о которых вы только что говорили, они хорошо знакомы, у нас идет постоянный диалог с государством в лице и министерств, и ведомств, в лице наших профильных комитетов Госдумы, Совета Федерации, то есть не только с исполнительной, но и с законодательной властью, и многое делается.

Очень много специфики у различных отраслей, очень сильно отличаются условия ведения бизнеса в наших регионах, это просто… Иногда даже не верится. То есть я достаточно часто езжу по нашим регионам, даже в соседних регионах иногда ситуация отличается просто как небо и земля.

Виталий Млечин: Из Хабаровского края SMS-сообщение: «Был 7 лет честным предпринимателем. Постоянный стресс, изменение аренды, налогов, законодательства. В итоге все закрыл и стал жить счастливо». И из соседнего Приморского края: «Налоги, расходы на топливо, материалы. Многие ушли в тень». Вот те люди, которые действительно не выдерживают, те предприниматели, они действительно закрываются или все-таки продолжают работать, но в тени, не платя налоги? И самое главное, даже если они закрываются, то что они потом делают? Ведь все-таки надо как-то деньги зарабатывать.

Дмитрий Курочкин: Да. Вы обратили внимание, что предприниматель, который жил 7 лет в условиях постоянного стресса, сейчас живет счастливо? Значит, что-то он за эти 7 лет все-таки заработал, что-то было помимо стресса в его жизни, что позволяет ему сегодня получать удовольствие от жизни.

На самом деле эта тема, скажем так, закрытия и открытия новых предприятий возникает постоянно, она говорит именно о той нестабильности условий, которая существует. Когда вот сегодня мы слышали, что большая часть предпринимателей ассоциируются со сферами прежде всего торговли, то есть они не задействованы в сфере материального производства, должен все-таки этот термин, это представление такое опровергнуть, потому что мы как раз в Торгово-промышленной палате очень многое делаем для того, чтобы развивать производственный, скажем, инновационный бизнес, развивать технологическое предпринимательство вместе с нашими коллегами из других деловых объединений.

Я вот, кстати, захватил даже, только что мы подготовили очередной, третий уже сборник «ТПП: без отрыва от производства», где обобщили опыт огромного количества проектов во многих регионах России по самым разным отраслям экономики, где совместными (подчеркиваю, совместными) усилиями государства и бизнеса удалось достичь впечатляющих условий, где государство как раз предпринимает серьезные шаги, для того чтобы сделать именно производство у нас выгодным. К сожалению, до недавнего времени действительно у нас вся система законодательства была построена таким образом, что развивать производство, материальное производство было крайне рискованно и просто невыгодно, это видно по тому, как растут, например, у нас обрабатывающая промышленность, добывающая, торговля и так далее.

То есть вот этот дисбаланс всегда был, и сегодня крайне важно, повторяю, развивать предпринимательство, связанное с развитием производства, и в этом плане мы сотрудничаем и с Фондом развития промышленности, и с Российским экспортным центром, и я считаю, добиваемся определенных результатов, которые дают надежду с оптимизмом смотреть в будущее.

Тамара Шорникова: Давайте послушаем телефонные звонки.

Виталий Млечин: У нас звонок из Алтайского края, Александр с нами на связи. Александр, здравствуйте.

Зритель: Алло, здравствуйте.

Виталий Млечин: Вы бизнесмен?

Зритель: Да. Во-первых, я был предпринимателем, была даже «ооошка», не «чепушка», пришлось закрыться. Значит, заниматься бизнесом в России, мелким особенно, невозможно практически: такое налогообложение высокое, такие высокие цены на станочное оборудование, и тем более его только импортное можно купить. Я занимался столярным производством. Два года судился с налоговой инспекцией города Заринска, в конечном итоге я суд выиграл, но предприятие пришлось закрыть.

Занимался, так сказать, в сфере конкретного производства, не торговли, я думаю, что это нужно для страны, заниматься производством. Торговля есть торговля, торговля продает то, что было кем-то произведено, желательно, чтобы это произведено у нас в России. Значит, при существующем налогообложении я бы хотел посмотреть, как бы в таких условиях работали госпредприятия, их сейчас нет, понимаете? А я бы хотел посмотреть, тогда бы, может быть, задумалось правительство над таким налогообложением, что выжить-то невозможно практически. Тем более сейчас еще людей заставляет работать до 65 лет Пенсионный фонд – и что с него возьмешь, с работника в 65 лет?

Тамара Шорникова: Александр, подскажите, вы можете рассказать нам об условиях, при создании которых от государства вы бы решились на второй круг, снова открыть предприятие, заниматься собственным производством?

Зритель: Да, решился бы, если бы сделали налогообложение, допустим, от доходов предпринимателя. Сейчас же получается только 50% с зарплаты надо отдать. Если человек у нас на Алтае, зарплаты низкие, если я человеку начислил зарплату 20 тысяч, столько получилось, надо, чтобы он выработал на 30 тысяч, потому что 50% забирается налогов только с зарплаты. Помимо этого еще остальные все налоги. Плюс, значит, покупательская способность у населения низкая, выше продукцию поднять нельзя по цене, ниже она становится нерентабельной. Надо поднимать, значит, благосостояние всего населения, только тогда, может быть, как-то сдвинется производство.

Ну а вообще я считаю, что малый бизнес и средний бизнес, особенно в сфере производства, не продажа, может быть, не услуги даже, надо вообще от налогов практически освободить. Значит, у нас производство в городе Заринске, столько было предприятий всяких разных в застойное время, их сейчас нет. Я работал на предприятии, на котором работала тысяча человека, был микрорайон, который жил за счет этого предприятия. Сейчас от этого предприятия один фундамент остался.

Виталий Млечин: Понятно. Александр…

Зритель: И ничего нового…

Виталий Млечин: Александр, расскажите, пожалуйста, вот вы закрыли свое предприятие, что будете делать теперь? Кем будете работать?

Зритель: Я сейчас на пенсии.

Виталий Млечин: А, то есть вы просто решили на отдых?

Зритель: Есть по возможности, цех остался, по возможности как самозанятый немножко что-то делаю, потому что на ту пенсию, которую мне платят, прожить невозможно, плюс уходит на лекарства каждый месяц 4 тысячи, а у меня пенсия 13 тысяч, понимаете? Плюс коммунальные, плюс бытовая жизнь и все остальное. Значит, у меня было четыре арбитражных суда с налоговой инспекцией города Заринска в свое время. В конце концов, конечно, я его выиграл, но предприятие закрыть пришлось!

Тамара Шорникова: Да, понятно, Александр, спасибо.

Виталий Млечин: Понятно, Александр, спасибо большое. Нам надо еще обязательно Ольгу из Челябинска послушать, а то времени очень мало у нас осталось. Ольга, здравствуйте.

Зритель: Добрый день. У меня вопрос к гостю вашей программы.

Виталий Млечин: Давайте.

Зритель: Я более 20 лет, 22 года, точнее сказать, являлась предпринимателем. Вот мне хочется узнать, о какой поддержке предпринимателям сказал ваш гость. Никогда… Любого спроси предпринимателя, о какой поддержке, какую поддержку оказывает государство…

Виталий Млечин: А какая вам нужна поддержка? Чего бы вы хотели?

Зритель: Повышение налогов, налогов, налогов.

Виталий Млечин: Чего бы вы хотели, какой поддержки?

Зритель: Да мне не нужно поддержки, лишь бы налоги были, как сказать, реальные! Ужесточение, ухудшение экономической ситуации, а налоги выше; ухудшение экономической ситуации, налоги выше… Только Медведеву…

Тамара Шорникова: Ольга, понятно, спасибо.

Виталий Млечин: Спасибо.

Тамара Шорникова: Собственно, налоги – это 99.9% SMS.

Дмитрий Курочкин: Безусловно, все эти темы по налогообложению… Мы постоянно с Федеральной налоговой службой в контакте находимся, проводим налоговые форумы ежегодно, на которых вся вот эта тематика самым подробнейшим образом обсуждается. И самое главное, что принимаются решения, такой вот уже безнадежной, безрадостной картины, конечно, нет, определенные улучшения наблюдаются.

Но как я уже сказал, в разных регионах действительно ситуация очень сложная, и тем не менее я должен все-таки, частично согласившись с нашими телезрителями и с Алтайского края, и из Челябинской области, все-таки сказать, что в том же Заринске буквально в июне будет открываться новое производство. Я не так давно был в Алтайском крае, был поражен: мы проводили форум в сфере информационных технологий, который собрал все крупнейшие наши не только российские, но и зарубежные компании, где огромное количество специалистов и большое количество предпринимателей, которые работают в этой сфере несмотря на все риски и прочее. То же самое можно сказать и о Челябинской области.

Но в чем, конечно же, можно согласиться, что если мы говорим о тех же мерах поддержки, можно привести десятки, сотни, даже тысячи примеров такой успешной поддержки, но у нас же миллионы предпринимателей, мы же слышали цифры. Поэтому, конечно, в процентном отношении, может быть, помощь доходит далеко не до всех, но важны тенденции все-таки.

Тамара Шорникова: И буквально полминутки осталось…

Виталий Млечин: Да, просто если в том же Заринске открывается новое предприятие, а до этого там предприятия закрывались, так, может быть, проще было не закрывать их, чтобы потом открыть новые?

Дмитрий Курочкин: Нет, почему? Жизнь не стоит на месте, постоянно развиваются новые отрасли. Это совершенно нормальное состояние, когда часть предприятий может закрываться, если они не приносят прибыли, если там устаревшие технологии и так далее. Открываются совершенно новые направления, новые и для страны, и для данного конкретного региона. Повторяю, мы могли бы привести большое количество обратных примеров, когда действительно… Мы, путешествуя по стране, выезжая в командировки, постоянно делаем маленькие открытия, видя, как много у нас малых, средних предприятий, которые добиваются очень серьезных результатов.

Виталий Млечин: Будем надеяться, что их будет становиться все больше и больше.

Большое вам спасибо. У нас в гостях был вице-президент Торгово-промышленной палаты России Дмитрий Курочкин. Прямо сейчас расскажем, о чем пойдет речь сегодня в вечернем блоке программы «Отражение».

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)

Выпуски программы

  • Полные выпуски
  • Все видео