От забора до сдачи воды на анализ должно пройти не больше трех часов

Гости
Виктор Данилов-Данильян
директор Института водных проблем РАН, член-корреспондент РАН

Пить или не пить? Качество питьевой воды на бумаге и в жизни. В десятках регионов страны выявлены серьезные проблемы. В Якутии всего 7 населённых пунктов, где воду более-менее очищают. Урал, где водохранилища зеленеют и покрываются пеной... Этот список можно продолжать. Когда всё изменится, и изменится ли?

Оксана Галькевич: У нас сегодня, вы знаете, значительная часть эфира – это вот обсуждение каких-то масштабных задач, которые ставит государство: мы с этого сейчас начинаем, потом в финале у нас будет обсуждение национальных проектов. Ну а сейчас вот о чем. К 2024 году у нас вся страна должна быть обеспечена качественной питьевой водой. У нас есть такой федеральный проект, он называется «Чистая вода», и вот там заложены все целевые показатели, отдельно по городам показатели, отдельно по сельским территориям. Там, вы знаете, правда, есть один любопытный нюанс, мы на него обратили внимание, когда вот сегодня готовились к эфиру…

Константин Чуриков: Он заключается в том, что вот этот федеральный проект предполагает работы по улучшению качества питьевой воды только там, где есть централизованное водоснабжение, а оно, как мы знаем, далеко не у всей страны вообще имеется. Давайте посмотрим сейчас, вы видите карту нашу. В Тыве, например, меньше чем в четверти населенных пунктов есть водопроводы; в Бурятии, в Вологодской области меньше чем в половине.

Оксана Галькевич: Вы знаете, дальше если вчитываешься в детали этого проекта «Чистая вода», то видишь, что проект вроде как и масштабный, действительно он очень важный, до 2024 года на него будет выделено 245 миллиардов рублей. Но денег этих хватит, вы знаете, только на малую часть наших потребностей. Например, хотят построить и реконструировать 400 крупных объектов водоснабжения, а надо бы нашим городским поселениям, нашим округам городским по всей стране больше 25 тысяч.

Константин Чуриков: Ну и, соответственно, финансирование тогда уже было бы другое, раза в 4 больше. Уважаемые зрители, какую воду вы пьете? Что у вас из-под крана течет? Давайте даже попробуем проголосовать: у вас вода какая, чистая или грязная? Это вот варианты ответа, которые надо написать в SMS на номер 5445, в конце этой получасовки подведем итоги. И нам еще, кстати, можно звонить в студию, все указано внизу экрана.

Оксана Галькевич: Да, выходите на связь.

Ну а мы представим гостя, нашего эксперта в студии, с кем будем сейчас обсуждать в прямом эфире эту проблему: у нас сегодня в «Отражении» Виктор Иванович Данилов-Данильян, научный руководитель Института водных проблем Российской академии наук, член-корреспондент РАН. Виктор Иванович, здравствуйте.

Константин Чуриков: Здравствуйте.

Виктор Данилов-Данильян: Здравствуйте.

Константин Чуриков: Глобально если…

Оксана Галькевич: Кость, я просто хотела вот с чего начать. Простите, Виктор Иванович, мы вот привели такие цифры, в рамках этой программы «Чистая вода» оценили на первых подступах работы, которые могут быть произведены до 2024 года, 400 крупных объектов, а нужно опять же по оценкам этой программы, это не я придумала, не мы с Константином сочинили, нужно бы больше 25 тысяч. Это какая же ситуация серьезная в этой сфере?

Виктор Данилов-Данильян: Ситуация очень серьезная.

Оксана Галькевич: Как долго мы копили эти проблемы и почему?

Виктор Данилов-Данильян: Мы копили их всю жизнь, можно считать, потому что вполне благополучной ситуации у нас не было никогда. У нас недостаточное качество питьевой воды в системах централизованного водоснабжения было во все времена существования этих систем. Само собой разумеется, что средства, для того чтобы решить эту проблему полностью, нужны огромные, несопоставимые с теми, которые вы сейчас назвали.

Вот качество воды, которую потребитель получает из крана в своей квартире, зависит прежде всего от трех факторов. Первый – это качество воды в водном источнике, в природном водном источнике. Он может быть поверхностный (река, водохранилище, озеро), а может быть подземным, это первое. Второе: вода, которая забрана из природного участка, из природного источника, поступает на станцию водоподготовки. Станция водоподготовки обладает той или иной технологией, адекватной той воде, которую забрали и которая поступила на станцию, но во многих случаях и неадекватной, это второй момент. И третий момент – это разводящая водопроводная сеть. Даже если вы взяли чистую воду или вы ее довели до совершенно нормального, хорошего качества на станции водоподготовки, она может быть испорчена из-за того, что водопроводная сеть находится в состоянии мягко говоря плачевном.

Вот я должен сказать, что сумма, которая была названа вами применительно к программе «Чистая вода», примерно на порядок меньше той, которая нужна просто для того, чтобы привести в порядок водопроводные сети, уже не говоря о станциях водоподготовки, туда, кстати, нужно не так много денег, и уже не говоря о том, чтобы привести в порядок качество воды в водных источниках.

Константин Чуриков: У нас длина испорченных водопроводных труб, водопровода в целом – это почти как 8 экваторов, там больше 320 тысяч километров.

Виктор Данилов-Данильян: Совершенно верно, да.

Константин Чуриков: Скажите, пожалуйста, а какие должны быть сегодня трубы? У нас же вроде как, мы так вообще трубопроводная страна, у нас нефть идет по трубам, у нас газ…

Оксана Галькевич: Газа и нефти в основном.

Константин Чуриков: А можно как-то воду по правильной трубе пустить, чтобы нам было хорошо?

Виктор Данилов-Данильян: Ну, естественно, что если это трубы стальные, то нужно, чтобы сталь была легированная, чтобы она не ржавела. Но широко применяются и пластмассовые трубы. Возможность применения пластмассовых труб в общем-то зависит, в частности, от того, под каким давлением подается вода: в 100-этажный дом по пластмассовой трубе, пожалуй, воду не будут подавать, может и не выдержать. А так вообще-то пластмассовые трубы находят все большее и большее применение, они не коррозируют во всяком случае. Хотя в принципе пластмасса плохого качества сама отдает тому, что по ней течет, например, в воду вредные вещества, это тоже бывает. Так что тут все зависит от того, какие средства вы хотите потратить.

Вы прекрасно знаете, что если у вас в доме отключали воду водопроводную или горячую воду, все равно водопроводную, для того чтобы у кого-то починить раковину, сток или что-нибудь, через 2 часа ее включают назад, то вода течет бурая. Это что значит? Это значит, что трубы ржавые, что они всю эту ржавчину, пока она не текла непрерывно, выделили, и ее нужно смыть, вот она сколько-то там минут, 10, иногда 15, иногда даже полчаса смывает все, что накопилось в трубе. Это, конечно, ни в какие ворота не лезет, для XXI века это не водопровод, это безобразие.

Оксана Галькевич: Виктор Иванович, а вот такой вопрос. Вот вы сказали, что несколько причин некачественной воды может быть.

Виктор Данилов-Данильян: Да.

Оксана Галькевич: Так вот хотелось бы понять, комплексно в нашей стране на каком месте причина? Это вторичные загрязнения в сетях воды? Может быть, это устаревшие технологии очистки? Или это некачественная вода в источниках, где забирается вода?

Виктор Данилов-Данильян: На самом деле и то, и другое, и третье. Вот что касается качества воды в природных источниках, по данным, которые готовились где-то лет 15 тому назад, у нас только 1% источников, из которых берется вода для питья, имел воду высшей категории качества, то есть не нуждающейся в водоподготовке, 1%. И это было 15 лет назад, с тех пор качество воды у нас не улучшилось в среднем по стране. Несмотря на то, что в каждом отчете, государственном докладе о состоянии окружающей природной среды или о состоянии водных ресурсов вы можете прочесть, что поступление загрязняющих веществ сократилось на столько-то, за 15 лет примерно на 40%, но качество воды при этом практически не меняется. Оно где-то становится чуть лучше, где-то становится чуть хуже, но если вы попробуете вычислить эту среднюю температуру в больнице, то вы увидите, что она вообще не меняется, долгие годы уже не меняется. Поэтому сейчас 1% наверняка не стал больше, он 1% наверняка и остался, может быть, даже поменьше стал.

Константин Чуриков: Из Дагестана нам пишут зрители: «Пить или не пить – только коньяк», – но это шутят, конечно, но, в общем, с водой в Дагестане проблемы, мы помним, там даже когда-то были не так давно митинги. Удмуртия: «Кипяченая вода из-под крана – вкус отвратительный, покупаю «Кристальную» (воду, воду «Кристальную») 19 литров за 115 рублей».

Оксана Галькевич: У нас звонок, вы знаете, из Сибири, из Омской области. Нам почему-то всегда представляется, что Сибирь – это такая территория чистой природы, чистой воды. Вот давайте послушаем…

Виктор Данилов-Данильян: Там, где нет людей, да. Но там, где они есть со своей промышленностью, со своим сельским хозяйством и жилищно-коммунальным хозяйством, уже нет.

Константин Чуриков: Максим, здравствуйте.

Оксана Галькевич: Максим, здравствуйте, говорите, пожалуйста.

Зритель: Здравствуйте-здравствуйте. Хочу сказать вам большое спасибо за вашу передачу, очень нравится, постоянно смотрим. Звоню из Омской области, поселок Черлак, поселок городского типа, мы стоим на реке Иртыш. Вот пьем воду, очень такой щепетильный вопрос. У нас около 13 тысяч население, вода бежит не то чтобы даже техническая, то есть ее даже анализ не надо проводить, вода бежит грязная, ужасная. Песок, грязь… не выдерживает в домах, забиваются, и ничего сделать не можем. Платим за нее как за чистую воду, ее даже технической признать через суд не можем, никаких управ, чего бы народ ни делал, ничего не получается, что делать, никто не знает.

Оксана Галькевич: Вот.

Константин Чуриков: Понятно. Спасибо за ваш звонок. Вот какая должна быть экспертиза воды? Человек говорит, что суд даже ничего не признает. Ну с судебной системой это отдельный разговор…

Виктор Данилов-Данильян: Конечно.

Константин Чуриков: Давайте с точки зрения экспертиз: как, куда нести, в каком количестве эту воду?

Виктор Данилов-Данильян: Существует немало коммерческих организаций, которые аккредитованы, которые обладают всеми правами проводить экспертизу, и эта экспертиза должна, поскольку они аккредитованы, аттестованы и так далее, признаваться судом, которые выполняют эту работу. Ну вот я не хочу называть, потому что не имею права рекламировать в вашей передаче никого, но такие организации есть, среди них есть с моей точки зрения очень компетентные, то есть такие, которым я, скажем, доверяю на 100%. Но там есть определенные правила сдачи воды на исследование: от забора до сдачи должно пройти не больше 3-х часов, само собой разумеется…

Константин Чуриков: Это как с анализом.

Виктор Данилов-Данильян: Да, привозить нужно не менее 3-х литров и так далее. Все эти правила должны быть выполнены, после этого вы получаете документ, который имеет юридическую силу. За это надо деньги платить.

Оксана Галькевич: Виктор Иванович, а справочную информацию где-то люди могут получить, найти названия качественных исполнителей, процедуры?

Виктор Данилов-Данильян: Далеко не всегда, но в принципе санэпидстанции такую информацию выдавать должны.

Оксана Галькевич: Должны.

Константин Чуриков: А расскажите нам, в чьих руках вот эта проблемная отрасль, проблемное хозяйство? Вот эти водоканалы – это только государство ими владеет? Трубы? Откуда люди? – от частных, государственных лиц?

Виктор Данилов-Данильян: Нет, водоканалы бывают разных форм собственности.

Константин Чуриков: Так.

Виктор Данилов-Данильян: Они бывают уже и частной собственности, и муниципальной собственности, и фактически государственной собственности, скажем, тот же Мосводоканал, у нас же Москва является субъектом федерации, это государственный уровень управления, а не муниципальный, само собой разумеется, то же относится и к Санкт-Петербургу. Так что здесь достаточно большое разнообразие уже наблюдается. Но в принципе надо сказать, что за исключением нескольких, буквально нескольких водоканалов в нашей стране, которые осуществляют качественную водоподготовку, это Мосводоканал и водоканал Санкт-Петербурга, например, но не только они, еще можно назвать 3 или 4 организации, не более того, остальные, конечно, на высоком уровне качества все-таки не работают.

Константин Чуриков: Просто вспоминаем этот проект под названием «Чистая вода» в рамках нацпроекта «Экология», вот эти деньги там космические выделяются. То есть это получается, этими деньгами будут распоряжаться, они попадут не только к государству самому, к государственным структурам, но и, в общем, частникам, которые, может быть, не модернизируют системы очистки, – им тоже что-то перепадет или как?

Виктор Данилов-Данильян: Вы знаете, у нас ведь отношения между государством и частным бизнесом отрегулированы на самом деле очень плохо. И если речь идет о том, чтобы частный бизнес решал задачи, в которых заинтересовано государство, то государство очень часто не знает, как ему поступить, как эту самую поддержку обеспечить. Потому что просто так взяли да поддержали частную организацию, которая работает на рынке и относится к частному сектору, государство права не имеет, для этого у него должны быть юридические основания. Вот с этими юридическими основаниями у нас далеко не все в порядке, и чем мельче проблема… А вы сами понимаете, что водоканал в небольшом городе – это не очень-то с точки зрения государства как целого большая проблема. Так вот чем мельче проблема, тем труднее ее решить с этой точки зрения, в этом аспекте. Так что тут регулировать и регулировать еще надо, и законодателям есть над чем поломать голову.

Оксана Галькевич: Очень много сообщений. Вы знаете, немало в том числе и хвалебных отзывов. Вот, например, Ставропольский край пишет: «У нас вода чистая». Нижегородская область: «Вкусная и чистая». Ангарск пишет: «У нас прекрасная вода», – это Иркутская область. Пермский край тоже доволен качеством водоснабжения. Правда, не везде так, Курская область, кстати, тоже.

Константин Чуриков: Иркутская область пишет, видимо, с добавками вода, видимо, с добавкой хрена, пишет нам зритель.

Виктор Данилов-Данильян: Ну вот.

Оксана Галькевич: Давайте спросим нашу зрительницу Нину из Ростовской области, она до нас дозвонилась, какую воду они пьют, какая у них вода течет из крана. Нина, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте. Вы знаете, в нашем городе Новошахтинске вода идет техническая, это писали в нашей областной газете, а платим мы как за питьевую, стоит 80 рублей с копейками. Вот сейчас, в данный момент вообще никакой нет воды: началось лето, теперь могут отключать с утра и где-то аж вечером часов в 8 врубят эту воду, даже технической теперь не будет.

Оксана Галькевич: Это Сальск, я правильно услышала? Это город Сальск?

Виктор Данилов-Данильян: Новошахтинск.

Оксана Галькевич: А, Новошахтинск.

Зритель: Нет-нет, это Новошахтинск. Вот такая у нас проблема, до сих пор никак не могут решить. 3 года тому назад у нас вообще был коллапс, чрезвычайную обстановку объявляли, 8 суток у нас не было воды, понимаете?

Константин Чуриков: И как вы спасались? Подождите, 8 суток вообще никакой воды?

Оксана Галькевич: Видимо, подвозили воду.

Зритель: Вообще никакой не было, потом только где-то суток через 4 стали нам воду подвозить МЧС, мы ходили все, представляете, на этажи на пятые таскали эту воду, сколько ты ее туда принесешь? Ну как это так, пить техническую воду, а брать, понимаете, как за питьевую 80 рублей с копейками? Это очень дорого для технической воды.

Оксана Галькевич: Это очень дорого, конечно.

Константин Чуриков: Да, спасибо за ваш звонок.

Оксана Галькевич: Спасибо.

Константин Чуриков: Скажите, а как вообще нам защититься, людям, гражданам, от государства, которое мало чего полезного делает в этой области, от бизнеса, который, может быть, ничего не делает? Может быть, нам к родникам ходить? Какие у нас есть способы?

Оксана Галькевич: К родникам опасно, Костя.

Виктор Данилов-Данильян: Нет, значит…

Константин Чуриков: Лед зимой топить?

Виктор Данилов-Данильян: Одно дело защититься, это не мой вопрос, это юридический вопрос, как надо защищаться от государства. А вот что делать в условиях, когда у вас действительно водоснабжение налажено очень плохо… Это очень серьезный вопрос. Что касается родников, тут нужно подходить с очень большой осторожностью. В той же самой Москве и ближнем Подмосковье, так назовем, родников, в которых была бы качественная питьевая вода, почти нет, хотя в большинство этих родников стоят очереди по выходным дням…

Оксана Галькевич: Да-да.

Виктор Данилов-Данильян: Стоит по 30-40, я даже 100 один раз насчитал автомобиль, которые мешают движения, но вода там, как правило, некачественная. Население об этом не знает или не верит этой информации, кое-где даже таблички соответствующие висят, и все равно набирает эту воду, мучается, стоит в очередях. Но там, где заведомо некачественная вода, конечно, надо пользоваться хотя бы домашними фильтрами, хотя бы. Ну что поделаешь, другого выхода нет.

Оксана Галькевич: Виктор Иванович, давайте сейчас посмотрим небольшой сюжет, который подготовили наши корреспонденты. Там ситуация показана в нескольких регионах нашей страны. А после вернемся к обсуждению нашей темы в студию.

Константин Чуриков: Репортаж Ксении Игнатовой.

СЮЖЕТ

Константин Чуриков: Вот если не выполнить нацпроект «Экология», не выполнится и нацпроект «Здоровье». Мы вот все говорим о питьевой воде, а вот с точки зрения купания, человеку еще мыться надо, чем чаще, тем лучше, – для купания эта техническая вода как, полезна, подходит?

Виктор Данилов-Данильян: Ну опять-таки смотря какая. Вот в штате Флорида, как говорят по-русски, в Соединенных Штатах Америки из водопровода для хозяйственных целей воду берут, то есть мыть посуду, купаться и так далее, но пить… По всей Флориде воду только развозят, только развозят в канистрах 10-литровых, другие бывают емкости, но из водопровода воду не пьют. Так что это зависит от того, с какой водой мы имеем дело.

Оксана Галькевич: Виктор Иванович, я правильно понимаю, что вот эта программа «Чистая вода» будет разбираться только с теми населенными пунктами, где централизованное водоснабжение есть? А ведь у нас большая часть страны вообще без водопровода живет.

Виктор Данилов-Данильян: Да, вы совершенно правы.

Оксана Галькевич: Какая часть страны? Насколько большая?

Виктор Данилов-Данильян: Вот это трудно сказать.

Оксана Галькевич: Трудно, да?

Виктор Данилов-Данильян: Я этой информацией не владею. Но вот, например… Вообще с информацией довольно трудно. Какое количество людей, пользующихся системами централизованного водоснабжения, получают качественную воду, а какая часть нет? Вот на этот вопрос тоже толком ответ найти нельзя, потому что официальные данные сейчас, что порядка 14%, экспертные данные – 30-35%.

Константин Чуриков: Сейчас, вот скоро подведем итоги нашего SMS-опроса, что-то там уже видно на экранах, в общем, все запущено.

Давайте послушаем Михаила из Москвы. Здравствуйте, Михаил.

Зритель: Добрый вечер.

Константин Чуриков: Из столицы нам звоните, значит, все хорошо, да?

Зритель: Нет, я живу в районе Куркино, у нас вода отвратительная. Я наливал воду в пластиковую бутылку, она такого рыжего цвета… Я ходил на прием к главе администрации, к Тараканову, с этой бутылкой. Он меня послушал, посмотрел, сказал: «Делайте экспертизу». Послали в управляющую компанию, туда приходил. Они улыбаются и говорят: «Было отключение и не сделали технический слив воды». Но вода-то такая не только в один день, она постоянно. У нас здесь недалеко от Куркино есть «Леруа» в Химках, когда приходишь туда и спрашиваешь, что нужен фильтр очистки воды: «Где живете?» – «В Куркино». – «О, друзья, вам очень сложно подобрать такие фильтры, вы живете в таком районе, где вода на букву «г»…

Константин Чуриков: Не на букву «в», а на другую букву.

Оксана Галькевич: Понятно.

Константин Чуриков: А у вас еще рядом там, между прочим, и Химкинское водохранилище, кажется, да? Рядышком находится.

Зритель: Я-то хотел задать вопрос такого плана и характера, чтобы это не осталось просто на словах. Я могу вам оставить адрес, приезжайте в гости, посмотрим вместе, какая она, чтобы не быть голословным.

Константин Чуриков: С удовольствием. Оставляйте нашим корреспондентам, нашим редакторам телефон.

Оксана Галькевич: Спасибо, спасибо большое.

Константин Чуриков: Просто я подумал, алфавит А, Б, В, Г… Вода, потом…

Оксана Галькевич: Костя, без упражнений, пожалуйста, вот этих.

Давай подведем итоги нашего опроса. Мы спрашивали телезрителей в самом начале, какая у вас вода, чистая или грязная. Какие у нас получились результаты? «Грязная вода» нам написали 63% телезрителей, «чистая» 37%. То есть вот такие настроения, довольны не довольны.

Виктор Данилов-Данильян: Ну здесь понятное дело, что люди, у которых вода плохая, они активнее слушают эту передачу, они активнее обратную связь обеспечивают и так далее.

Константин Чуриков: А остальные просто смотрели.

Виктор Данилов-Данильян: А остальные просто наслаждаются.

Константин Чуриков: Спасибо. У нас в студии был Виктор Данилов-Данильян, научный руководитель Института водных проблем и член-корреспондент РАН. Спасибо.

Оксана Галькевич: Ну а мы с вами не прощаемся, друзья, продолжаем наш прямой эфир. Дальше будем говорить о семейных доходах, о деньгах, о том, сколько достаточно семье в месяц…

Константин Чуриков: Нормально – это сколько? Напишите нам, пожалуйста.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)

Выпуски программы

  • Полные выпуски
  • Все видео