Виктор Матизен: Если дать кинематографу свободно развиваться, у нас может образоваться рынок не хуже американского

Гости
Виктор Матизен
член правления Гильдии киноведов и кинокритиков России

Виталий Млечин: Ну а у нас теперь в нашем плане очень серьезная новость: кинотеатры выступили против политики Министерства культуры. Мультфильм «Гурвинек. Волшебная игра», ради которого отодвинули премьеру бельгийского конкурента, собрал в прокате вдвое меньше, чем прогнозировали специалисты, а все потому, что многие кинозалы объявили ему бойкот.

Анастасия Сорокина: «Гурвинека» в эти выходные показали 743 из 1 900 кинотеатров страны, в основном небольшие, однозальные. В расписании киносетей, которые входят в Ассоциацию владельцев кинотеатров (кстати говоря, присоединилось большое количество именно к бойкоту), «Гурвинека» нет. При этом до конфликта журнал «Бюллетень кинорокатчика» прогнозировал, что мультфильм соберет в первые выходные не менее 25 миллионов рублей, а в итоге получилось всего 14.

Виталий Млечин: Почему так? И как вообще политика нашего Министерства культуры влияет на то, что мы смотрим в кинотеатрах, обсудим в ближайшие полчаса. Присоединяйтесь, пожалуйста, телефоны наши работают, короткий номер для SMS-сообщений.

А в гостях у нас член правления Гильдии киноведов и кинокритиков России Виктор Матизен. Виктор Эдуардович, здравствуйте.

Виктор Матизен: Здравствуйте.

Анастасия Сорокина: Здравствуйте.

Виталий Млечин: Давайте попробуем разобраться, что же произошло. Вообще Министерство культуры уже давненько корректирует график в кинотеатрах, что когда должно выйти, в каком порядке. И почему именно сейчас возмутились владельцы кинотеатров?

Виктор Матизен: Ну почему именно сейчас, это случайность. А то, что оно стремится регулировать прокат, совершенно несомненно – не только прокат, но и производство фильмов, то есть влияя на их идеологическое содержание. Если фильм, если проект не нравится господину министру по идеологическим причинам, он его «заворачивает». Если компания покупает фильм, как это было в прошлом году со «Смертью Сталина», то вдруг ах! – нам не нравится, как так показан товарищ Сталин, понимаете, давайте мы его запретим. Да при этом: что вы, это ни в коем случае не цензура, это вот просто фильм нарушает законодательство Российской Федерации. Какое законодательство? Охраняющее Иосифа Виссарионовича Сталина персонально? Его гроб охраняющее?

То же самое в прокате: давайте потесним западное иностранное кино, которое может нести идеологически вредное содержание, и поставим наше, более правильное, такое, знаете, патриотическое, чтобы дать народу вообще понимать, кто тут вообще рулит этим делом. А с другой стороны, за всем этим стоит интерес прокатчиков, о котором почему-то никто ничего не говорит. Прокатчики могут давить на министра: «Пропустите наш фильм впереди того-то и того-то. У нас очень такой правильный фильм, надо показать его раньше, чем какой-нибудь зарубежный боевик. Давайте мы этот пододвинем, выгодное время, и поставим наш фильм». И кстати говоря, я не исключаю коррупционного момента в этом деле, потому что прокатчики люди богатые, они могут вообще и предложить какому-нибудь чиновнику в Министерстве культуры определенную «компенсацию» за его усилия по пропихиванию фильма.

Виталий Млечин: Ну вот смотрите, вот этот случай «Гурвинек» – пропихнули, все уже замечательно, подвинули мультфильм-конкурент, и провалилось все в прокате.

Виктор Матизен: Ну в данном случае совершенно очевидно, кстати говоря, это вообще удивительная и уникальная вещь, что наши люди, которые вообще привыкли беспрекословно подчиняться приказам и даже желаниям начальства, которое даже не говорит, а просто показывает, что оно этого желает, а они исполняют, и тут бац! – объявились какие-то самостоятельные люди, которые поспели объявить бойкот кому? Самому министру культуры. Да вы что, это вообще безобразие, это абсолютная распущенность гражданского общества, разве такое можно потерпеть? Их необходимо прижать.

Виталий Млечин: Вот, можно ли такое потерпеть – это следующий вопрос. Что за этим последует?

Виктор Матизен: Совершенно очевидно, что за этим последует. По-моему, давно уже замышляется, они хотят, чтобы чиновники регулировали прокат. Вот на какое время они поставят фильм, в то время он и будет идти, а который фильм неугоден, мы его потесним или вообще запретим его прокатывать.

Виталий Млечин: А можно разве частному кинотеатру указать что делать? Вот, скажем, я владелец кинотеатра, я вроде что хочу, то и показываю, нет?

Виктор Матизен: Формально ему ничего указать нельзя, он собственник и имеет полное право ставить то, что он хочет. Но если, допустим, наша Дума, которая с большим удовольствием принимает всякие ограничительные законы, внемлет, так сказать, совету Мединского, и они примут закон о том, чтобы зарубежные фильмы оттеснялись куда-нибудь по приказу министерства, почему бы нет? Примут такой указ, президент его подпишет и все, пожалуйста. Или примет указ, что если министр или его доверенное лицо не хочет, чтобы этот фильм появлялся на экранах, – ну все.

Анастасия Сорокина: То есть это цензура?

Виктор Матизен: Это абсолютная, более того, это беспардонная и наглая цензура. И при этом они всячески говорят, что никакой цензуры у нас нет, да вы что, ради бога, в Конституции написано, что цензуры нет, значит, ее нет.

Виталий Млечин: Раз в Конституции написано…

Анастасия Сорокина: Давайте выслушаем Вячеслава из Твери, он к нам дозвонился. Вячеслав, здравствуйте. Что вы думаете по этому поводу?

Зритель: Здравствуйте. Я прежде всего не согласен с вашим гостем: попробуйте прокатить какой-нибудь мультфильм, тем более советский, советский фильм или российский на кинематографических площадках Соединенных Штатов Америки. Из истории видно, что данные фильмы без каких-либо правок, в том числе коррекции, так называемой цензуры Соединенных Штатов Америки никогда не прокатывались, мы это знаем по тем фильмам, на которых и стал Голливуд, в том числе «Конек-горбунок» и все остальное. Убираются ключевые слова, которые связаны с патриотизмом. А ваш гость пропагандирует, что деньги не пахнут. Несмотря на то, что многие прокатные площадки в России питают тот же Минкульт и вправе вмешиваться в то, что у нас прокачивается так называемым нерезидентами, которые порой управляют нашей кинематографической промышленностью.

Виталий Млечин: Вячеслав, я правильно понимаю, что те фильмы и мультфильмы, которые вам не нравятся, нельзя показывать в кинотеатрах?

Зритель: Я думаю, что в любом случае ценз какой-то должен быть. Просто ваш гость, к сожалению, не говорит, что во многих странах кинематографические площадки выкупаются тем же Голливудом на десятилетия вперед и спонсируются в том числе на неравной конкурентной основе по тем отечественным фильмам, в том числе в Латинской Америке, в странах Африки, в том числе в Европе, неравные конкурентные права несмотря на то, что есть определенные законы в Соединенных Штатах, которые главенствуют в разных законах, о равной конкуренции, правах и возможностях…

Виталий Млечин: Вячеслав, а в чем проблема? Вам не нравятся голливудские фильмы – кто вас заставляет их смотреть? Смотрите отечественные, вроде показывают, нет проблем.

Зритель: Вы знаете, в последнее время и отечественные не радуют фильмы. Я просто хочу сказать, что если кинопрокатные площадки рассчитывают на самоокупаемость, самофинансирование за счет того, что они прокатывают, пусть и живут этими принципами, не сосут деньги из бюджета, в том числе тратя на те убыточные фильмы, которые у нас громогласно заявили, что они будут прибыльны, на самом деле имеют отрицательное сальдо.

Анастасия Сорокина: Понятна ваша позиция, Вячеслав, спасибо. У нас очень немного времени, ограничен прямой эфир.

Давайте сразу еще один выслушаем звонок, нам из Тверской же области дозвонилась Алла. Алла, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Анастасия Сорокина: Здравствуйте, мы вас слушаем.

Зритель: Вот вопрос такой. Когда перестанут показывать детям зарубежные мультфильмы, которые ничему не учат? Показывают раскрашенных девиц в интересных нарядах таких…

Анастасия Сорокина: Понятно.

Зритель: В общем, недостойные для наших детей. Неужели у нас нет наших хороших фильмов?

Виталий Млечин: А кто вас заставляет вашим детям показывать эти мультфильмы, скажите, пожалуйста, Алла?

Зритель: А?

Виталий Млечин: Кто вас лично заставляет вашим детям показывать американские мультфильмы?

Зритель: Нет, никто не заставляет, мы стараемся не показывать.

Виталий Млечин: Так.

Зритель: Но иногда дети хотят смотреть.

Виталий Млечин: Ну так если они хотят, чего бы не показать?

Зритель: А что, у нас нет наших фильмов?

Виталий Млечин: Есть.

Зритель: Кто заинтересован? Кому нужны деньги за это? Зачем платить деньги за такие фильмы, когда чудесных наших много мультиков?

Виталий Млечин: Понятно, значит, только наши. Спасибо.

Анастасия Сорокина: Понятна ваша позиция, Алла. Спасибо вам за звонок.

Хочу спросить вас, Виктор Эдуардович. Наткнулась на цитату как раз Мединского по поводу того, что он заявлял, что будет «делать все в интересах российского кино, но не в интересах Голливуда». Он также говорил, что не намерен «заниматься культурным мазохизмом, оказывать поддержку тем идеям, тем авторам, тем проектам, которые работают против нашей страны». Вот что же здесь плохого в том, чтобы как раз поднять российский рынок киноиндустрии? Действительно культурные ценности вечные, на которых росла я, росло целое поколение, которые мы сейчас нашим детям показать не можем, оно просто уже неинтересно. Надо создавать какие-то новые проекты. Что же плохого в том, чтобы показывать именно их в кинотеатрах?

Виктор Матизен: Министр совершенно очевидно считает, что в России имеется большая прослойка людей, художников, которые занимаются антигосударственной деятельностью, он в этом глубоко убежден, это внутренние враги, с ними надо бороться. Если они будут делать фильмы, в которых будут «протаскиваться» какие-то их вредные идеи – идеи свободы, идеи либерализма, либерализм вообще есть страшное пугало, – что они будут неправильно освещать нашу историю, то есть не так, как ее хотел бы освещать господин министр и его присные, то эти фильмы необходимо запрещать. И упаси бог показывать зарубежные фильмы, у авторов которых свой взгляд на мировую и в том числе российскую историю, ни в коем случае.

Виталий Млечин: Наши зрители солидаризируются, кстати, с такой точкой зрения. Из Астраханской области нам пишут: «Давно пора запретить американщину». Из Иркутской: «Цензура должна быть обязательной. Нельзя пускать в прокат фильмы, оскорбляющие личности наших исторических деятелей, вождей и героев». Запрос есть.

Виктор Матизен: Да, разумеется, запрос есть и довольно большой, потому что 70 лет жили при совершенно жесткой, железной советской цензуре, воспитали целое поколение людей, которые вообще не мыслят никакого свободного общества, никакой свободной конвертации идей, их распространения. Естественно, «держать и не пущать», это целое поколение «держиморд», к которому принадлежит господин Мединский, что тут удивительного?

Виталий Млечин: Вы знаете, нам очень важно обсудить еще тот аспект, что вообще мы сейчас смотрим на экранах, через вот такую деталь. Наши отечественные производители заверяют, что они не могут конкурировать с Голливудом самостоятельно, поэтому им нужна помощь государства. А что не так с нашими производителями? Почему Голливуд может выпускать хорошее кино, а мы без помощи государства никак не можем?

Виктор Матизен: Ну это сакраментальная жалоба. Да, они действительно не могут конкурировать с Голливудом.

Виталий Млечин: А почему? На спецэффекты не хватает, на каких-то актеров высокооплачиваемых? В чем дело, почему деньги так нужны?

Виктор Матизен: На спецэффекты хватает. По-моему, дело как раз в государственном давлении на кинематограф. Если дать ему свободно развиваться, то у нас может образоваться рынок не хуже, чем в Америке. Чем вообще мы как страна, не знаю, хуже американцев? Почему они создали свой Голливуд, который показывает кино по всему миру, его смотрят с большим удовольствием, воспринимают, – почему мы на это не способны?

Ответ тут один: государство давит на кинематограф, оно мешает ему быть приемлемым для всего мира. Мы хотим насаживать в него свою собственную идеологию, которой на самом деле нет, это вообще не идеология, а просто… Мне даже слов не хватает ее деликатно охарактеризовать. И естественно, этот контент совершенно неприемлем для остального мира. Мы этого делать не умеем и не научимся, пока не будет свободного рынка, свободы конкуренции идей на нашем внутреннем кинорынке.

Виталий Млечин: Ну а мы почему-то противопоставляем все время, как будто наше кино плохое, скажем, хорошее американское. Голливудское кино тоже может быть плохое, просто они количеством вроде берут.

Виктор Матизен: Да-да, разумеется, там очень много достаточно слабых картин. Собственно говоря, я небольшой поклонник вообще голливудского кинематографа. Я очень люблю независимое американское кино, а вовсе не голливудское. Оно достаточно такое стандартное, но оно, как правило, все-таки несет гуманистические идеи.

Анастасия Сорокина: Ну вот сейчас история связана с неголливудским проектом, собственно, российский проект, он российско-чешско-бельгийский. Может быть, у нас сейчас есть действительно возможность какие-то создать совместные проекты? Вообще какое есть развитие и как, может быть, привить хороший вкус, чтобы делать правильный выбор у тех, кто идет в кинотеатр?

Виктор Матизен: Вы знаете, это очень долгий разговор, потому что о проблемах воспитания художественного вкуса зрителей говорят уже 50 лет, однако массовый вкус остается массовым вкусом. Нельзя требовать от человека, который проводит иногда до 12 часов за тяжелым физическим трудом, чтобы он имел те же самые художественные потребности, которые, допустим, имеет человек, имеющий два высших образования, это невозможно. Поэтому массовый вкус есть массовый вкус. Если мы хотим, чтобы массовый вкус удовлетворялся, мы должны снимать такое кино, которое снимает Голливуд, только, естественно, по-своему.

Анастасия Сорокина: А это возможно?

Виктор Матизен: Возможно, я считаю, что это вполне возможно. Надо просто искать реальные потребности аудитории. Надо понимать, на что откликается молодежь и так далее. И разумеется, надо соблюдать при этом законодательство Российской Федерации.

Виталий Млечин: Ну кстати, молодежь откликается на патриотическое кино? Скажем, этот фильм «Т-34», если я не ошибаюсь, он же собрал огромное количество денег в прокате.

Виктор Матизен: «Движение вверх» собрал действительно рекордное количество этих самых… Ну что же тут скажешь? Да, собрал, хотя история, в общем, достаточно фальшивая в этом фильме с точки зрения знатока. Но там что? – наши победили, ребята, ура, да здравствует! Однако, допустим, фильм «Танки» в прокате провалился, хотя куда уж более патриотическое кино, то есть тут раз на раз не приходится. Если хорошо сделанное кино, которое вызывает чувство гордости за свою страну, то это неплохо, и точно так же неплохо, когда тебе становится стыдно за свою страну, глядя на фильм. Это совершенно равноправные чувства. Нам должно быть иногда стыдно за свою страну, мы должны испытывать разные чувства. Главное, что оба эти чувства патриотические.

Виталий Млечин: То есть вообще если фильм вызывает какие-то чувства, то это уже неплохо.

Анастасия Сорокина: Это уже хорошо.

Виктор Матизен: Да, это уже здорово. Гораздо хуже, когда он вообще не вызывает ничего, кроме желания отвернуться от экрана или похохотать в самых драматических местах, что бывает достаточно часто.

Анастасия Сорокина: У нас очень много вопросов. К нам сейчас дозвонилась из Санкт-Петербурга Юлия. Юлия, здравствуйте, мы вас слушаем.

Зритель: Добрый день. Я вот что хотела сказать. Когда-то Голливуд учился у нас, когда он только-только начинался… Алло?

Анастасия Сорокина: Да, мы вас слушаем.

Виталий Млечин: Мы слушаем вас, да. А правда Голливуд у нас учился?

Зритель: Добрый день. Я что хотела сказать? Когда-то Голливуд учился у нас, у нашей чудной школы, и они с тех пор растут и растут, они профессионалы. Ну посмотрите, какие зрелищные у них фильмы. Вот когда наше кино дорастет… К сожалению, мы остановились. Вот когда наше кино дорастет до уровня Голливуда, вот тогда можно будет говорить о пропаганде. Сейчас, к великому сожалению, к стыду к нашему, при той плеяде актеров, при тех шикарнейших режиссерах, которые у нас есть, мы все равно не дотягиваем до Голливуда.

Виталий Млечин: А чего вам не хватает? В чем ваша претензия к российскому кино?

Зритель: Сценарии, актеры. Игра актеров нынешнего поколения совершенно неахтишная, абсолютно.

Анастасия Сорокина: Понятна, Юлия, ваша позиция. Давайте…

Виктор Матизен: А можно поправить? Голливуд не учился у советского кино. Голливуд был создан российскими евреями, уехавшими в Америку, которые нашли там благодатную почву для развития кино. А при советской власти никакого свободного развития кино не было и быть не могло. Советские фильмы пользовались успехом в стране только потому, что на 30 лет у нас вообще был запрещен прокат иностранного кино, как при Сталине. И я так полагаю, что товарищ Мединский с большим удовольствием сделал бы то же самое, что сделал товарищ Сталин.

Анастасия Сорокина: Давайте посмотрим, у нас есть сейчас материал, подготовленный нашими корреспондентами, о том, что вообще сейчас смотрят наши граждане в кинотеатрах.

Виталий Млечин: Да, мы должны рассказать, что происходит в Уфе. Государственный кинотеатр «Родина» понес убытки из-за переноса проката бельгийского мультфильма «Королевский корги», как раз того самого, которого подвинули ради нашего мультфильма. Его премьера должна была состояться 10 марта, к этому дню в кинотеатре запланировали целую развлекательную программу, шоу для детей с участием настоящих корги. Для этого руководство кинотеатра договорилось с питомником; также должны были пройти игры, фотосессии. Но премьеру пришлось перенести на 21 марта.

Рида Утяшева: 10 марта мы ждали полный зал зрителей, вообще мы ждали, что на этот мультик будет много зрителей. Говорю, мы заказали специальные баннеры, специальные рекламные материалы. Единственное, что мы все-таки это переносим, мы не хотим отказываться от этого мероприятия, но там уже числа другие стоят. То есть сами понимаете, что планы были совсем другие.

Анастасия Сорокина: В итоге кинотеатр «Родина» потерял приблизительно 100 тысяч рублей, именно столько прокатчики рассчитывали заработать в день премьеры.

Виталий Млечин: То есть получается, что теряют все.

Виктор Матизен: Теряют все, но мы, как говорили еще в советское время, на идеологии не экономим. Пожалуйста, мы будем все равно силой впихивать в людей наш товар.

Анастасия Сорокина: У нас есть еще звонок, нам в прямой эфир дозваниваются зрители. Давайте узнаем, какое у них мнение по поводу этого вопроса.

Виталий Млечин: Да, мы слушаем вас, говорите, пожалуйста.

Анастасия Сорокина: Здравствуйте, Дмитрий.

Виталий Млечин: Дмитрий из Амурской области.

Зритель: Здравствуйте, уважаемые ведущие. Я отношусь отрицательно к современным американским мультфильмам и фильмам в основном. Дети смотрят настоящие мультики, у них ценности изменили. Я вот знаю, у меня жена работает в детском саду, дети не смотрят сейчас советские мультфильмы, смотрят про ужастики, им нравятся вампиры, убийцы, в общем. Игры у них сейчас вот такие, они убивают друг друга, они играют преступников и бандитов, сейчас в принципе полицейским или милиционером немодно быть. Я тоже считаю, что можно потратить миллиарды на кинотеатры, можно потратить миллиарды на фильмы, но когда дети вырастают на этих фильмах, что из них вырастет, если они будут смотреть…

Виталий Млечин: А современное российское кино и мультфильмы вам нравятся?

Зритель: Очень мало фильмов. Они тоже пустые, пустые мультфильмы. Мало и содержательных фильмов.

Виталий Млечин: Спасибо, спасибо вам большое.

Почему мало? Почему мы мало снимаем кино, мало рисуем мультфильмов? Чего нам не хватает?

Виктор Матизен: Почему? У нас же есть превосходные мультфильмы, которые имели большой успех в России и продавались за рубеж, те же самые сказки про богатырей и так далее. Почему? Превосходное анимационное кино у нас. У нас превосходное кино для интеллигентного зрителя. Уже появляются фильмы, которые собирают большие деньги в кинотеатрах, наши картины, то же самое «Движение вверх», притом что мне оно не очень нравится.

Анастасия Сорокина: Ну кстати, не будем забывать, что это ваша позиция, каждый может выбирать так, как он считает нужным.

Виктор Матизен: Да, естественно.

Анастасия Сорокина: У нас в гостях действительно человек компетентный, поэтому мы сейчас получаем огромное количество звонков и сообщений от зрителей, которым нравится кино, нравится то, что создается в России. Поэтому каждый волен выбирать ту позицию, которую считает, мы озвучиваем все. И сейчас, кстати говоря, из Северной Осетии буквально вторят этой мысли: «Любителям запретов совет – пусть дети смотрят все. Обсуждайте с детьми, это как прививка, что такое хорошо и что такое плохо».

Виталий Млечин: На этом нам пора заканчивать. Член правления Гильдии киноведов и кинокритиков России Виктор Матизен был у нас в гостях.

А мы прямо сейчас расскажем, что будем обсуждать сегодня вечером в вечерней части программы «Отражение».


Подписаться на ОТР в Яндекс Дзене

Комментарии

  • Все выпуски
  • Полные выпуски
  • Яркие фрагменты
  • Интервью
  • Сюжеты