Виктор Мураховский: Вот сейчас на нас нацелены как минимум три баллистических ракеты США с ядерными боевыми частями. Мы так 73 года живём

Виктор Мураховский: Вот сейчас на нас нацелены как минимум три баллистических ракеты США с ядерными боевыми частями. Мы так 73 года живём
Надбавки к пенсиям. Россия и Белоруссия: объединение экономик? Рост цен на жильё. Школьное питание. Капризы погоды
Пенсии будут расти? Когда и на сколько поднимутся социальные выплаты?
Сергей Лесков: Хватит кормиться за счёт нефти и газа - переработанных останков всяких мамонтов и диплодоков. Это оскорбительно для страны!
Татьяна Кулакова: Хотя на городском транспорте и низкие тарифы, мы всё равно много платим за проезд – своими налогами
Владимир Жарихин: Лукашенко понимает, что Беларусь, может, и нужна Западу, но Лукашенко ему не нужен
Чем более запутана система для потребителя услуги, тем легче управленцу проводить решения, которые ему выгодны
Прежде всего должен быть утвержден сбалансированный рацион питания школьников. В этом вопросе нельзя ставить во главу угла деньги
Сергей Хестанов: Если не собирать усиленно налоги, а оставить деньги людям или бизнесу, они распорядятся ими с большей пользой для экономики
Личное мнение: Владимир Малахов
Цены на недвижимость в России растут вдвое быстрее, чем по всему миру
Гости
Виктор Мураховский
главный редактор журнала «Арсенал Отечества»

Рубрика «Личное мнение». Годовщина бомбардировки Хиросимы. 73 года назад впервые в истории - в боевых целях -- было применено атомное оружие. Как изменился мир с тех пор? Почему сегодня снова нависла ядерная угроза?.. Владимир Путин накануне предупредил Америку: Россия приступит к разработке ракет средней и малой дальности, если это сделает США... Личным мнением по этому поводу выступит военный эксперт Виктор Мураховский.

Марина Калинина: Здравствуйте! Мы продолжаем программу «Отражение», это вечерний эфир. По-прежнему с вами Константин Чуриков…

Константин Чуриков: …и Марина Калинина. Через полчаса…

Марина Калинина: Через полчаса…

Константин Чуриков: Давай я расскажу.

Марина Калинина: Расскажи.

Константин Чуриков: …о том, как все осторожнее становится риторика насчет российского экономического чуда. Более того, эксперты Столыпинского института накануне предсказали нашей экономике уже в этом году техническую рецессию – то есть спад вместо рывка. Вот почему так получается? Почему мы растем, но не вверх, а вниз? Вот об этом – через полчасика.

Марина Калинина: Ну а прямо сейчас вспомним о том, что сегодня у нас Всемирный день борьбы за запрещение ядерного оружия. Ровно 73 года назад впервые в боевых целях была сброшена атомная бомба – это была Хиросима. И президент Владимир Путин предупредил, что Россия может приступить к разработке ракет средней и малой дальности, в случае если США приступят к аналогичным разработкам со своей стороны.

Константин Чуриков: Вот об этом – прямо сейчас.

Марина Калинина: Об этом поговорим, обо всех комментариях поговорим с нашим гостем.

Константин Чуриков: Это рубрика «Личное мнение». А в студии у нас – главный редактор журнала «Арсенал Отечества» Виктор Мураховский. Здравствуйте, Виктор Иванович.

Виктор Мураховский: Добрый вечер.

Марина Калинина: Здравствуйте.

Константин Чуриков: Виктор Иванович, ну смотрите. Вот символично, да? Сегодня такая дата. Вспоминали сегодня и в новостях мы Хиросиму. Через несколько дней будем Нагасаки вспоминать. А кажется, что мы как-то, в общем, за эти 73 года не слишком преуспели в том, чтобы обеспечить мир стабильностью, во всяком случае защитой некой от ядерных угроз. Скажите, пожалуйста, вот этот шаг нашего руководства, ответ на шаг Америки – это что?

Виктор Мураховский: Ну, пока никаких шагов наше руководство не предпринимало. Я не знаю…

Константин Чуриков: Нет, ну подождите. Предупреждение…

Марина Калинина: Ну, заявление же есть?

Виктор Мураховский: Ну, это заявление, а не конкретные какие-то..

Константин Чуриков: Значит, Путин поручил Минобороны и Службе внешней разведки…

Виктор Мураховский: Подождите, подождите!

Марина Калинина: Давайте разбираться.

Виктор Мураховский: Это заявление. Это не говорит о том, что мы что-то реальное немедленно запустили в производство.

Константин Чуриков: Это я понял.

Виктор Мураховский: Заявлений с обеих сторон за эти прошедшие годы с тех пор, как США сказали: «Мы выйдем из Договора о ракетах средней и меньшей дальности», – было столько, что Монблан покажется маленькой кучкой или горочкой по сравнению с этим. Мы говорим о реальных и практических действиях. Пока ни у одной из сторон реальных развернутых систем, ранее запрещенных Договором о ракетах средней и меньшей дальности, нет. На этом ставим точку.

Константин Чуриков: Можно относиться к этой информации, к этой выдержке заседания Совбеза вчерашнего, что это как некое определенное предупреждение туда?

Виктор Мураховский: Да, конечно. Да, конечно. Понятно, что у нас есть ряд систем, которые мы можем достаточно быстро развернуть в тех сферах, которые были ранее запрещены этим договором.

Константин Чуриков: Хорошо. А с какой целью Соединенные Штаты вышли из этого договора? Какие цели они преследуют?

Виктор Мураховский: Они абсолютно открыто заявляли и достаточно откровенно, прежде всего, конечно, в профессиональных военных кругах. Еще с 2017 года они говорили о том, что их очень беспокоят возможности Китая в области ракет средней и меньшей дальности.

Китай, обладая самым большим в мире арсеналом таких средств, с помощью этих средств пытается выдавить в том числе США из района Южно-Китайского моря и получить над группировкой США в этом регионе абсолютное превосходство. Он сделал насыпные острова, цепь таких островов, на которых разместил в том числе и ракеты средней дальности. Американские военные много лет говорят: «Ай-ай-ай! Это ситуация нехорошая, у нас таких средств нет, мы им особенно ничего противопоставить не можем, поэтому это нас беспокоит. Дайте нам, – уже беря за грудки свое политическое руководство, – дайте нам ракеты средней дальности».

Константин Чуриков: Извините за неполиткорректный вопрос… Марина, извини.

Марина Калинина: Давай-давай.

Константин Чуриков: А вот эти насыпные острова и вот эти ракеты китайские – они беспокоят только Америку? Или нас они тоже беспокоят?

Виктор Мураховский: Они и Японию беспокоят, Австралию и других союзников США в регионе беспокоят.

Константин Чуриков: А нас – нет?

Виктор Мураховский: Нас – нет.

Марина Калинина: А вот такое перебрасывание заявлениями вообще о чем говорит сейчас? Почему сейчас?

Виктор Мураховский: Ну, сейчас… Видимо, Трамп, президент Трамп, я имею в виду, такой более решительный человек, чем предыдущий президент Обама. Он частенько идет навстречу требованиям американских военных и крайних радикалов, я бы так сказал, из родной Республиканской партии, типа Болтона и иже с ним.

Мы видим, что если судить не по заявлениям президента Трампа, которыми он часто бросается: «Россия – прекрасный наш партнер, и с ним надо дружить», «Китай – еще лучший партнер, с ним вообще надо чуть ли не обниматься», – а реально все сводится к санкциям в отношении России, в отношении Китая, кстати говоря, к развертыванию каких-то дополнительных военных сил, к заявлениям: «Мы сейчас из Сирии уйдем», – а в реальности не уходят. То же самое касается Афганистана и так далее.

То есть, если судить по реальным действиям, Трамп сегодня – самый радикальный в военной части и в развитии военных возможностей США президент за последние несколько десятилетий.

Марина Калинина: Я смотрю, вы какие-то графики с собой принесли. Что это такое?

Виктор Мураховский: А это я на всякий случай себе подсказки принес – графики модернизации и создания ядерных боевых частей американских стратегического и тактического назначения. Есть такой документ «План развития ядерного потенциала США на перспективу». Здесь до 2045 года план расписан.

Марина Калинина: И каков план? Ну, просто интересно.

Виктор Мураховский: Ну, они собираются модернизировать существующие ядерные боевые части для баллистических межконтинентальных ракет наземного базирования, развернутых на подводных лодках, крылатых ракет воздушного базирования, а также авиабомб – как стратегических, так и тактических.

Константин Чуриков: Спасибо зрителям, поправляют. Да, конечно, 74 года назад была сброшена бомба. Все это понятно.

Знаете, что нам пишут зрители? «Не боюсь войны, боюсь жить на 9 тысяч в месяц», – пишет нам Михаил из Краснодарского края. Ну, мы сегодня не про внутреннюю политику сейчас говорим.

Уважаемые зрители, а что касается войны, ядерной угрозы – опасения у вас есть или нет? Позвоните. В низу экрана указан наш телефон. Есть еще SMS-портал, тоже можно написать.

Виктор Иванович, а если вернуться к истокам вообще этого договора о ликвидации ракет средней и меньшей дальности, то это был 87-й год, Горбачев и Рейган…

Виктор Мураховский: Переговоры еще раньше начались, а заключили в 87-м году.

Константин Чуриков: Да, переговоры еще раньше начались. Скажите, пожалуйста, ну, в фантастическом мире, если бы сегодня или завтра, послезавтра стало такое возможным, это было бы хорошо для нас или плохо? Или бы это означало, что одна из сторон что-то недоговаривает и что-то все равно делает?

Виктор Мураховский: Не понял немножко вопрос.

Константин Чуриков: Я имею в виду договор, официальный договор о ликвидации этих ракет. Это было бы хорошо для нас? Или это означало бы, что у противников, у оппонентов какая-то карта и что-то нехорошее он задумал?

Виктор Мураховский: Вы имеете в виду – сейчас продлить, заключить?

Константин Чуриков: Да-да-да. Или заново заключить.

Марина Калинина: Пересмотреть.

Виктор Мураховский: А, я понял.

Константин Чуриков: С точки зрения хитрости дипломатической.

Виктор Мураховский: С моей точки зрения, с моей позиции, никакого влияния сейчас это не оказывает абсолютно, прежде всего с военно-технической точки зрения. Дело в том, что договор запретил или ограничил очень узкий класс вооружений, то есть баллистические ракеты и крылатые ракеты исключительно сухопутного базирования. Он никак не ограничивает такие же средства, которые размещены на морских носителях и на воздушных носителях.

Если мы возьмем в совокупности весь арсенал крылатых ракет средней дальности, который сейчас имеется на кораблях Соединенных Штатов, Франции и Великобритании, который они продемонстрировали, совместно ударив по объектам в Сирии недавно… Вы в курсе, да? С кораблей и самолетов именно США, Великобритании и Франции были запущены именно крылатые ракеты средней дальности.

Константин Чуриков: Средняя – это от 1 000 до 5 500?

Виктор Мураховский: Это от 500 до 5 500, ограничивает договор. Только сейчас совокупный арсенал, по оценкам экспертов, насчитывает 4–5 тысячи единиц. Этого с избытком…

Марина Калинина: Это много или мало? Хватит?

Виктор Мураховский: Это много, конечно. Этого с избытком хватит, например, для массированного удара по территории и объектам Российской Федерации.

Есть ли при этом ракеты, которые базируются на земле? Ну абсолютно никакой роли не играет! Американский эсминец может стоять в территориальных водах Эстонии, вблизи границ Российской Федерации, и у него 96 ракет средней дальности. Подлетное время для Петербурга составляет 10 минут оттуда. Ну и? Какая нам разница – есть договор, нет договора.

Константин Чуриков: Это не исключает потенциальную угрозу и опасность.

Виктор Мураховский: Да. Вот мы сейчас живем, например… На нас с вами нацелены как минимум три межконтинентальных баллистических ракеты США с ядерными боевыми частями, то есть на меня, на вас.

Марина Калинина: А наши куда нацелены?

Виктор Мураховский: Ну давайте мы пока про американские.

Константин Чуриков: Давайте мы пока это оставим, Марина Валерьевна.

Марина Калинина: Мне очень страшно!

Виктор Мураховский: Вы от этого бессонницей мучаетесь? Вы собираетесь завтра эвакуироваться из Москвы куда-нибудь в Сибирь?

Марина Калинина: Ну, я не знала, что на нас столько ракет нацелено.

Виктор Мураховский: Вот я вам сообщаю.

Марина Калинина: Может, я сегодня спать и не буду совсем.

Константин Чуриков: Нет, ну подождите…

Виктор Мураховский: Но завтра вы уже будете спать спокойно.

Константин Чуриков: Подождите. Можно я сообщу? Сегодня ВЦИОМ опубликовал свежее исследование: 52% россиян боятся ядерной войны. Понимаете? Даже спросили, знают ли люди, где ближайшее бомбоубежище. И только 15% знают, где оно находится, ближайшее к дому.

Виктор Мураховский: Ну, если речь идет об обмене ядерными ударами стратегическими средствами, всем арсеналом, то здесь уже бомбоубежища скорее продлят агонию, они не спасут. Это раз.

Во-вторых, мы 73 года живем в такой обстановке – с нацеленными друг на друга ядерными боевыми частями стратегических ядерных средств. За это время никакой мировой войны не случилось. И я более чем уверен – в обозримой перспективе не случится.

Марина Калинина: Ну, вы меня успокоили, а то прямо как-то страшно…

Константин Чуриков: А вот это оружие, о котором президент рассказывал в послании Федеральному Собранию в прошлом году? Вот эта ракета на ядерном топливе, которая сама летит…

Виктор Мураховский: Я понял. Это «Буревестник» – крылатая ракета с ядерной энергетической установкой. И «Посейдон» – это подводный беспилотный, скажем так, самодвижущийся аппарат тоже с ядерной энергетической установкой. Это средства ответного удара так называемого Судного дня. То есть они применяются в том случае, если по территории России уже нанесен ядерный удар. Это средства ответного удара.

Константин Чуриков: Как тогда президент сказал: «Они просто сдохнут, а мы попадем в рай».

Виктор Мураховский: Ну естественно. То есть это гарантированное средство, невзирая ни на какое развитие систем противоракетной обороны США, национальная территория или театр военных действий, размещенные на кораблях или на самолетах лазеры, которые они в своих программах ПРО на перспективу планируют. Это ничего не поможет. Это никак не может противодействовать этим нашим средствам ответного удара. Поэтому мы живем в мире 73 года. И дальше еще столько же как минимум, я надеюсь, проживем.

Константин Чуриков: Давайте сейчас послушаем звонок.

Марина Калинина: У нас есть звонок из Ростовской области, Владимир нам дозвонился. Владимир, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте. Хочу поддержать вашего гостя Виктора Мураховского. Ядерной войны, я полагаю, не будет. Просто победителя в ней не будет. Вот и все. Правители, так скажем, любой страны пугают страшилкой своих жителей для того, чтобы влиять на народ. Вот и все. Американцы пугают своих людей нашими ракетами, а наши правители пугают нас американскими.

Константин Чуриков: Владимир, а как это помогает влиять на своих людей, как вы думаете?

Зритель: Ну как влиять? Естественно, поддерживать, так скажем, наши настроения, негативное отношение к проклятым империалистам, так скажем, как в советское время выражались.

Константин Чуриков: Ну, с точки зрения пропаганды, понятно. Хорошо, спасибо.

Давайте сейчас еще послушаем Виталия из Твери, тоже хочет высказаться наш зритель. Виталий, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Марина Калинина: Слушаем вас. Говорите, пожалуйста.

Зритель: Алло. Здравствуйте.

Марина Калинина: Да, говорите, Виталий.

Константин Чуриков: Добрый вечер.

Зритель: Добрый вечер. У меня вопрос господину Мураховскому. Скажите, пожалуйста… Еще до прихода к власти Михаила Горбачева было известно, что по системе внедрения разработок и технологий в вооружения американцы нам намного уступали. Когда пришел Горбачев, Советский Союз распался экономически, потому что американцы понимали, что войну с СССР не выиграть. Сейчас Путин говорит о новых видах вооружений. По системе разработок, именно внедрение технологий в вооружения, какой на сегодняшний день баланс сил? Насколько мне известно, у американцев шансов нет. Спасибо.

Марина Калинина: Спасибо большое. Как вы считаете?

Виктор Мураховский: Ну, хороший вопрос. Зритель ваш совершенно точно спросил про положение в Советском Союзе. Надо понимать, что военно-промышленный комплекс Советского Союза – это был очень развитый организм. Многие ключевые предприятия находились при этом в союзных республиках. После распада СССР многие ключевые предприятия остались в других республиках, кооперация разрушилась. Во многом система создания вооружений, их испытаний и постановки в войска из-за этого испытывала значительные трудности. Понадобилось, по крайней мере два, с лишним десятилетия, чтобы исправить это положение.

Ну, простейший недавний пример. Например, мы поддерживали кооперацию до последнего времени, до 2014 года, по поставкам для наших кораблей газотурбинных энергетических установок, для наших фрегатов. Украина разорвала все отношения. Это было единственное предприятие Советского Союза – на Украине в городе Николаеве, которое поставляло такие агрегаты. И пришлось нам замораживать строительство, а затем проводить достройку трех фрегатов совместно с Индией. Так и по некоторым другим вопросам.

Тяжелая и трудная эта программа импортозамещения – она тем не менее успешно продвигается. Сейчас мы вышли, скажем так, по стратегическим системам наступательного вооружения… А это тоже было во многом не наше. «Воевода» – это на Украине делалось в советское время. Мы вышли на тот уровень, когда мы можем самостоятельно это делать, не завися ни от каких зарубежных поставщиков.

Константин Чуриков: Смотрите, много вопросов от зрителей. Во-первых, спрашивает Вадим про биологическое оружие.

Виктор Мураховский: Ну, биологическое оружие вообще, как и химическое, – это запрещенное оружие международными конвенциями. И я вообще с большим скепсисом отношусь к этому элементу, именно как к оружию. Оно не избирательное, поэтому тот, кто применяет биологическое оружие, рискует сам под эту эпидемию попасть.

Константин Чуриков: Челябинск спрашивает: «Что произойдет, если Россия, – прямо цитирую зрителя, – перестанет играть мышцами и демонстрировать свою военную мощь?»

Виктор Мураховский: Ну, я не знаю, что понимается под демонстрацией военной мощи и игрой мышцами. Если под этим парады понимаются, типа на 9 мая или Главный военно-морской парад, то это не таких больших денег стоит. Тем более после этого Главного военно-морского парада провели масштабные учения «Океанский щит – 2019» с участием всех кораблей, которые участвовали в параде.

Вопрос, скажем так, без определенных границ, да? Что такое «играть мышцами»? Что такое «демонстрировать свою военную мощь»? Что под этим понимать?

Марина Калинина: Вопрос из Ленинградской области: «Есть ли в России вооружения, которые ни при каких условиях не продаются в другие страны?»

Виктор Мураховский: Конечно. Например, комплекс С-400. То, что мы продаем за границу – Китаю, Индии, Турции недавно продали – это изделия С-400, которые соответствуют паспорту экспортного облика. Это не аналог системы С-400, которые в количестве 58 дивизионов поставлены в Вооруженные силы Российской Федерации.

Константин Чуриков: Как вы думаете, в какой момент и почему нас перестали слышать? Ведь когда начинают уже военные рассказывать о военной мощи, наверное, где-то недоработали дипломаты, где-то кто-то недоработал. Вот из-за чего разрушился этот диалог в широком смысле?

Виктор Мураховский: Это, наверное, вопрос все-таки не ко мне. Я не политолог, я военный специалист.

Константин Чуриков: Ну, как гражданин.

Виктор Мураховский: Я знаю, что военные друг друга слышат очень хорошо, потому что там за каждым словом, за спиной стоит военная мощь. Например, российские и американские военные отлично слышат друг друга в Сирии, ни одного инцидента между ними не было.

Константин Чуриков: А где плохо слышат сегодня?

Виктор Мураховский: А плохо слышат в медийной сфере, где доминируют иностранные СМИ, в основном западные, они новостную повестку формируют.

Константин Чуриков: У них там, на Западе?

Виктор Мураховский: Конечно.

Константин Чуриков: Так, хорошо…

Виктор Мураховский: И к нам транслируют. И у нас многие наши СМИ… А мне много же вопросов поступает, военных вопросов. Начинается обычно звонок из СМИ, вопрос: в каком-то иностранном издании или в информационном агентстве кто-то что-то сообщил. Или иностранный политический или военный деятель, кто-то что-то сказал. Или в какой-то газете иностранной что-то написали.

Марина Калинина: И просят вас прокомментировать?

Виктор Мураховский: И просят прокомментировать. Это 90% звонков. Поэтому я для себя делаю вывод, что информационную мировую повестку, в том числе и в нашей стране, формируют иностранные источники, крупные информационные агентства, телевизионные каналы и так далее.

Марина Калинина: А для чего это делается? Может, я глупый вопрос задаю, но мне просто интересно: а зачем?

Виктор Мураховский: Ну как зачем? Для того, чтобы доминировать, наверное.

Марина Калинина: Чтобы держать людей в каком-то таком…

Виктор Мураховский: …в психологическом напряжении.

Марина Калинина: …в нервном состоянии?

Константин Чуриков: Секундочку…

Виктор Мураховский: Мне проще – я телевизор много лет не смотрю, я пользуюсь другими источниками информации. Но и там я вижу – в тех же соцсетях, в том же интернете – отражение такой русофобской информационной повестки. Это абсолютно четко заметно.

Константин Чуриков: Все возможно в интернете. А что касается… Вы сказали, что иностранные телевизионные каналы. Вы думаете, иностранные телеканалы имеют такое большое влияние на российскую аудиторию сегодня, на массового зрителя?

Виктор Мураховский: Ну, я не знаю, потому что я их не смотрю. Я, конечно, знаю о существовании CNN, BBC, даже некоторые передачи в записи потом просматриваю.

Константин Чуриков: Но они не входят ни в первый, ни во второй и в третий мультиплекс не войдут. Ну, мы понимаем. То есть все другие каналы оказывают большее влияние в России.

Виктор Мураховский: Нет, имеют.

Марина Калинина: Наверное, это такой тип сарафанного радио: один сказал, кто-то услышал, перевел, а потом это попало сюда.

Виктор Мураховский: Да, наверное, наверное. Я имею в виду, что общая информационная повестка же формируется в медийном пространстве. Я-то сужу, поскольку я не участник, слава богу, никаких этих информационных… я не новостник. У меня журнал, который вообще шесть раз в год всего выходит.

Константин Чуриков: В информационных войнах вы не участвуете.

Виктор Мураховский: Я не участвую абсолютно.

Константин Чуриков: Понятно.

Виктор Мураховский: У нас аналитический журнал. Поэтому я могу судить только снаружи – судя по тому, какие вопросы ко мне поступают, на основании чего, что первоисточником является. Вот я говорю о том, что в 90% вопросов первоисточником является какое-то западное СМИ или выступление западного политика, военного или какого-то другого деятеля.

Марина Калинина: А часто приходится совсем полный бред комментировать?

Виктор Мураховский: Конечно. Да сплошь и рядом!

Константин Чуриков: Слушайте, может быть, с чисто журналистской точки зрения, это потому, что у нас мало кто комментирует? Нужно скорее получить комментарий, а все молчат, поэтому обращаются, например, к вам, к эксперту.

Виктор Мураховский: Я не один такой, вы понимаете, удивительный и исключительный по этой тематике. У нас достаточно военных специалистов. Я фамилии могу перечислить, кому интересно, которые могут на профессиональном уровне по этим военным, именно по военно-техническим, военно-политическим, стратегическим вопросам выступить. Вполне достаточно. К ним не меньше вопросов поступает, чем ко мне, но примерно та же самая ситуация: в 80–90% первоисточник не наш, не российский.

Марина Калинина: Ну смотрите, вот интересно. К вам обратились за комментарием по поводу высказывания какого-то иностранного деятеля. Вы считаете, что…

Виктор Мураховский: Обычно по поводу России кто-нибудь… Американский конгрессмен. Ну, Маккейн помер, а так он часто повесточку в отношении России, в отношении военных дел и формировал. Сейчас Болтон частенько.

Марина Калинина: А вы потом отслеживаете, как ваши комментарии изменяют эту позицию того или иного журналиста, который вам позвонил?

Константин Чуриков: Чем слово ваше отозвалось.

Виктор Мураховский: Нет-нет-нет, это бесполезно. Лечить, с точки зрения комментатора, бесполезно. Это должно лечиться там, наверху. Здесь я мало чем могу помочь, честно скажу.

Константин Чуриков: Нам звонит Лидия из Калужской области. Лидия, здравствуйте… А, не дождалась Лидия, слетела.

Ильдар зато из Кемерова появился. Здравствуйте, человек из Кемерова Ильдар, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте. Я сейчас слышал слова Виктора Мураховского… Не знаю его отчества.

Константин Чуриков: Иванович.

Зритель: Иванович. Так вот, Виктор Иванович, вы сказали, что те ракеты, которые на насыпных островах находятся, средней дальности, они нам не угрожают. Вы знаете, я вам скажу, Иванович, что даже два родных брата иногда дерутся. А Китай – далеко не родной брат. И все это прекрасно понимают. Как только мы будем им невыгодны, то где гарантия, что эти ракеты не пойдут против нас? Ну, это спорный вопрос, всегда спорный.

А вот теперь второй вопрос. Конечно, давайте вначале поменяем Хиросиму и Нагасаки, Чернобыль, потому что это атом. А вот что будут делать, чтобы этого не было? А ничего. Вы правильно сказали, что все прекрасно понимают, что запусти ракету в одну сторону – и эта страна даст ответ. Сколько у нас этой информации в головах, столько информации и у американцев.

Так что войны, скорее всего, у нас не будет. А если нас куда-нибудь втянут – Ирак, Иран, Сирия, – ну, там-то, надеюсь, не будет атомной войны, но все-таки что-то там еще может быть. Вы сказали, что американцы обещали оттуда уйти. Нет, никогда не уйдут. Там нефть. А нефть – это деньги.

Константин Чуриков: Спасибо, Ильдар, за ваш звонок, за ваши рассуждения в прямом эфире.

Виктор Иванович, я вот подумал: а кто наши ядерные стратегические союзники? Ну понятно, у нас не везде есть военные базы, мы в этом смысле не Соединенные Штаты Америки. А кто наши союзники?

Виктор Мураховский: Если вы говорите о ядерных стратегических союзниках, то – никто. Мы никаких союзных договоров с ядерными державами не заключали.

Константин Чуриков: Я просто ранее вас спросил, и сейчас Ильдар тоже по поводу Китая сказал. А вот Китаю мы можем прямо так верить, доверять?

Виктор Мураховский: У нас нет с Китаем союзного договора.

Константин Чуриков: То есть в любом случае, хотя у нас, как всегда, пресса описывает, что отношения с нашим восточным соседом вышли на беспрецедентно доверительный, какой-то высокий уровень, тем не менее…

Виктор Мураховский: Нет, это действительно так. Я просто два факта приведу характерных. В 2018 году впервые Китай участвовал в наших стратегических учениях «Восток-2018» не как какой-то отдельный участник, а был интегрирован в коалиционную группировку в составе одного из фронтов, которые действовали на этом учении.

Константин Чуриков: А нас приглашали в Китай так же поучаствовать в их учениях?

Марина Калинина: Или еще куда-то.

Виктор Мураховский: Мы ежегодно участвуем в морских учениях «Взаимодействие». И в этом году тоже. И в этом году впервые мы с Китаем осуществили совместное патрулирование в районе Тихого океана своими самолетами дальней авиации. По поводу чего, если вы помните, был такой информационный шум: южнокорейские истребители обстреляли, японцы выразили протест…

Константин Чуриков: Все друг на друга обиделись в этом сложном регионе.

Виктор Мураховский: Все друг на друга обиделись и так далее. Более того, есть более малоизвестные факты, например, о том, что мы проводим совместные консультации и тренировки по системам противоракетной обороты с Китаем. Ну, еще менее… Нет, я воздержусь, наверное.

В общем, несмотря на отсутствие союзного договора, мы в военной области с Китаем очень тесно взаимодействуем, именно в военном планировании и в совместной подготовке вооруженных сил.

Марина Калинина: Конкретный вопрос вам лично из Краснодарского края: «Какова аудитория вашего журнала?»

Виктор Мураховский: Аудитория – узкая, специфическая. Журнал в киоски не поступает, подписки на него для физических лиц нет.

Константин Чуриков: Смотрите, ранее генсек ООН Антониу Гутерриш говорил, что после окончания этого Договора (он окончился 2 августа) о ликвидации ракет средней и меньшей дальности можно говорить, что мировой стабильности в ядерном вопросе больше нет. Что делать? США предлагают выйти на новый договор и уже включить туда Китай. Насколько это все возможно?

Виктор Мураховский: Абсолютно невозможно. Китай на это ответил, что их не интересуют никакие предложения США в области ограничений именно ядерного оружия. Китай справедливо требует от США: «Вы сначала верните ядерные средства, которые расположены за пределами вашей национальной территории, себе туда, хотя бы на Аляску».

Марина Калинина: Обратно.

Виктор Мураховский: Обратно, да. «А после этого мы можем начать что-то хотя бы обсуждать». Ну, не секрет, что США – на сегодняшний день единственная ядерная держава в мире, которая содержит ядерное оружие за пределами своей национальной территории, на базах и арсеналах в Европе и в Азии.

Марина Калинина: У нас есть еще один звонок из Екатеринбурга, Геннадий у нас на связи. Геннадий, здравствуйте.

Константин Чуриков: Геннадий, только можно телевизор сразу потише? Я по паузе понимаю, что вы пока телевизор не выключили.

Зритель: Я уже убрал телевизор, звук убрал.

Константин Чуриков: Отлично! Говорите, пожалуйста.

Зритель: Алло. Добрый вечер.

Константин Чуриков: Добрый.

Марина Калинина: Здравствуйте.

Зритель: Подскажите, вот такой вопрос господину Мураховскому. Да-да, я слышу вас. Сейчас, секундочку…

Константин Чуриков: Что-то у нас со связью, Геннадий. Как-то не судьба нам сегодня пообщаться.

Зритель: Нет, нормально все.

Марина Калинина: Говорите тогда.

Константин Чуриков: Сейчас говорите уже без пауз.

Зритель: Северная Корея, Ким Чен Ын… Минутку, нормально со связью?

Константин Чуриков: Да-да-да, продолжайте. Северная Корея, Ким Чен Ын.

Зритель: Да, Ким Чен Ын американцам сказал: «Ребята, если вы меня обидите, я стрельну в вас». И Трамп к нему два раза съездил. Правильно? А с Путиным он не хочет встречаться. Что, американцы не боятся, что ли, России?

Константин Чуриков: Спасибо за вопрос. Ну как это не хочет? Они все-таки встречаются. Редко, но встречаются.

Марина Калинина: Виктор Иванович?

Виктор Мураховский: Нет, во-первых, разговаривают, хотя бы по телефону. И самое главное – оба понимают, что большую красную кнопку нажимать не стоит ни в коем случае. Вот мы поэтому и живем в мире.

Что касается вопроса по Северной Корее. Очень хороший вопрос, замечательный вопрос от вашего зрителя. Чем он замечателен? На примере Северной Кореи все другие страны понимают, что, только обладая ядерным оружием и средствами доставки до ближайшей базы США хотя бы, можно гарантировать себя от внешней агрессии со стороны США и их союзников.

Прекрасный пример. Плавали вокруг авианосные ударные группы, летали американские самолеты, самая большая зарубежная база США в Южной Корее расположена, учения там проводили. Но никто не посмел пересечь ни воздушных, ни морских границ Северной Кореи или нанести массированный удар, например, как по Сирии. Нет. Почему? Потому что у Ким Чен Ына появилось ядерное оружие и ракеты средней дальности пока, которые уже могут достать до баз США в Южной Корее, на Окинаве и в других частях Азии. Все! Сразу задний ход. Никто помирать от ядерного оружия не хочет, американцы в том числе.

Константин Чуриков: К сожалению, уже время вышло. Так интересно! Вот нам пенсионерка из Ейска написала: «Позвоните. У меня обращение к людям планеты против войны. Не пожалеете». Обязательно это сделаем. Пробуйте звонить.

У нас в студии в рубрике «Личное мнение» только что, сегодня и сейчас был Виктор Мураховский, главный редактор журнала «Арсенал Отечества». Виктор Иванович, войны ядерной не будет?

Виктор Мураховский: Нет. Уверен.

Константин Чуриков: Спасибо.

Марина Калинина: Спасибо, спасибо вам большое.

Константин Чуриков: Через пару минут поговорим о внутренних делах, о том, почему наша экономика растет на вверх, а вниз, как утверждают эксперты Столыпинского института.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)

Выпуски программы

  • Все видео
  • Полные выпуски