Виктор Панин: По нашим данным, уже 90% всех секций осуществляют свою деятельность за счёт средств семей

Виктор Панин: По нашим данным, уже 90% всех секций осуществляют свою деятельность за счёт средств семей
Дмитрий Гордеев: Местные бюджеты – это «тришкин кафтан»: очень большие публичные функции, а средств катастрофически не хватает
Саркис Дарбинян: Если мы хотим иметь конкурентные IT-сервисы, надо раз и навсегда отказаться от репрессивного правового регулирования этой отрасли
Погашение кредитов: какую часть семейного бюджета это отнимает?
Год в сапогах: военкоматы теперь займутся новобранцами и без официальной прописки
Таганрог остался без воды. О ситуации в городе - наш корреспондент Дмитрий Андреянов
«Матчи Евро-2020 у нас совершенно точно не отберут!»
Сокращение чиновников: станет ли в стране меньше бюрократии?
Какие пенсии в России? Достойная зарплата. Пентагон нацелился на Калининград. Лишние уроки. Тату детям не игрушка!
В ожидании индексации: какие пенсии сегодня получают в регионах и на что их хватает?
Пенсионный фонд России: сколько он тратит на свои нужды? Наш сюжет
Гости
Виктор Панин
руководитель Всероссийского общества защиты прав потребителей образовательных услуг

Доступность дополнительного образования. Опрос ОНФ показал, что в России все больше кружков для детей становятся платными. При этом почти треть школьников признались, что им не хватает занятий в интересных секциях - куда бы их брали вне зависимости от достигаемых результатов.

Петр Кузнецов: Еще одна тема. Мы поговорим о дополнительном образовании. Во всех российских городах стартовала запись в кружки и секции. Вот только все эти кружки и секции становятся все менее доступными.

Марина Калинина: Недавний опрос Общероссийского народного фронта показал, что у нас все больше секций для детей становятся платными. Доля таких услуг в сфере дополнительного образования за 1.5 года выросла с 54% до 62%. При этом количество ребят, охваченных такими занятиями, почти не изменилось и составило 78%.

Петр Кузнецов: При этом министр просвещения Ольга Васильева отметила, что в 2018-2019 годах почти 16.5 млн вовлечены в систему дополнительного образования. Это превышает показатели 2018 года на 5%, в регионах внедряется модель персонифицированного финансирования дополнительного образования. Об этом поговорим отдельно. В результате сертификаты на бесплатное образование по дополнительным программам в прошлом году получили более 400 000 детей. Для них двери открыли 3500 организаций, в том числе 111 негосударственных.

Марина Калинина: Интересы детей при выборе – это решающий фактор. 37% родителей сообщили, что в кружок ребенок захотел пойти сам, за компанию с другими ребятами. 20% - что в кружке он сможет заниматься для души, а не для того чтобы каких-то высоких результатов достичь. Почти для такого же числа родителей оказались важными перспективы, которые откроют ребенку в ходе обучения – соревнования, призовые места и так далее. И только 12% родителей отмечали, что семья делает выбор по финансовым соображениям среди бесплатных и совсем недорогих кружков.

Петр Кузнецов: О доступности дополнительного образования мы поговорим с Виктором Паниным. Он руководитель Всероссийского общества защиты прав граждан в сфере образования. Он у нас в студии прямо сейчас. Виктор Викторович, здравствуйте. Добрый день.1

Марина Калинина: Здравствуйте.

Виктор Панин: Добрый день.

Петр Кузнецов: У нас же есть государственный проект «Доступное допобразование для каждого ребенка»?

Виктор Панин: Проект есть.

Петр Кузнецов: Но он еще не заработал.

Виктор Панин: Он работает, но по-своему. То, о чем вы говорили, в том числе сертификаты бесплатные – они действительно существуют. Точнее, даже не сертификаты, а бесплатные кружки. Хотя мы прекрасно понимаем, что бесплатный сыр чаще в мышеловке бывает. То есть любой гражданин понимает, что в нашем обществе, к сожалению, за все уже давно надо платить. Так или иначе, все равно за этим кружки платим. Другое дело, что они финансируются из бюджета, опять же, за счет средств наших налогов, которые мы уплачиваем. То есть мы уже за это заплатили.

Петр Кузнецов: ОНФ тоже подтверждает, что все равно приходится платить. Они в своем исследовании пишут, что часто платные кружки выбирают даже те родители, которые оценивают финансовое положение семьи как крайне тяжелое.

Виктор Панин: Вот. О чем я хотел сказать. Чаще всего эти бесплатные так называемые кружки менее востребованы у населения просто, в силу того, что…

Марина Калинина: Качество, наверное, страдает.

Виктор Панин: Не только качество, а чаще образовательные организации прекрасно понимают, что там, где можно заработать денег, они тоже сейчас все зарабатывают деньги – и школа, и детские сады. Увы, и закон об образовании им это позволяет современный, и вся нормативная база. Поэтому, конечно же, они наиболее востребованные направления двигают в сторону платности. Там, где люди готовы за хорошие секции, за хорошие кружки платить. А то, что не востребовано – ну, как бы оно бесплатно. Хотите – пожалуйста. Вроде как есть. И в то же время понятно, что… Поэтому цифры такие – 12%, которые были проведены. То есть не считают возможным выбирать между платным и бесплатным. Понятно, что те, кто имеют возможность заплатить, будут стараться все-таки выбор по интересу ребенка, по тому, чем он хочет заниматься, а не по принципу «бесплатно или платно».

Марина Калинина: Спрашивают нас: «Разве бесплатные вообще остались?????»

Виктор Панин: Опять же, были приведены цифры, что процент платных кружков растет. Порядка 70-80%. А по нашим оценкам – и порядка 90%, наверное, всех секций… Они существуют за счет средств семей.

Петр Кузнецов: «В нашей школе бесплатные танцы, хор, лего-конструирование, рисование и дудочка», - это Москва и Московская область.

Виктор Панин: Дудочка – это хорошо.

Петр Кузнецов: А какие учреждения кто и как вообще поддерживает? Не только школы?

Виктор Панин: Как правило, все проекты дополнительного образования согласовываются на уровне региональных управлений образования, то есть министерство образования. В Москве и Подмосковье есть соответствующие структуры, которые за это отвечают. И школа вроде бы как свободна в реализации всех этих программ. Она самостоятельно их разрабатывает, она их предлагает. Но в конечном итоге финансирование и все бюджетные средства проходят через вышестоящие структуры. И если школа подает что-то в программе на бюджетное финансирование, ей вышестоящая структура может сказать: «Слушай, на это у нас денег нет. Есть такие-то деньги. Вы уже смотрите, в состоянии ли педагог за эти средства работать».

Петр Кузнецов: Для них самый главный показатель – это востребованность. Если пользуется популярностью…

Виктор Панин: Как раз с точки зрения финансирования я бы не говорил о том, что здесь показатель востребованности. У нас чиновники как говорят? «Освоить бюджет». Других показателей у них нет. «Вот если мы осваиваем» - все прекрасно.

Петр Кузнецов: То есть те, которые нужны государству?

Виктор Панин: Все верно.

Марина Калинина: «Какое счастье, что я рос в СССР. Хоккей, футбол, волейбол, баскетбол. И все это бесплатно», - Архангельская область.

Виктор Панин: Да. Мы живем в других реалиях, в другой, к сожалению, наверное, системе координат. И на сегодняшний день мои дети, например, занимаются самбо, отечественным видом спорта. Прекрасный вид спорта, разработанный и основанный в нашей стране. Но практически все секции этого вида спорта осуществляются за деньги родителей. И я также вынужден за своих детей платить. То есть других вариантов нет.

Петр Кузнецов: Оцениваете же как родитель по результату? Вы видите, что ребенок уже на соревнованиях…

Виктор Панин: Конечно, они участвуют в соревнованиях. Наша структура сама проводит соревнования. Но мы также вынуждены находить финансирование либо источники каких-то благотворительных взносов, привлекать каких-то благотворителей, спонсоров. Где-то родители помогают своими же деньгами, так же как и я. То есть мы сбрасываемся, чтобы оплатить аренду зала. Никто бесплатно зал не даст.

Марина Калинина: Смотрите, у нас есть несколько примеров из личного опыта, что бизнесмены, которые строят предприятия, допустим, в небольших городах, даже селах, они сами за свои деньги строят еще спортивные какие-то всякие сооружения. Нанимают тренеров, тратят деньги на их зарплату, то есть на оснащение этого спортивного зала. И люди со всех этих деревенек своих детей приводят. То есть они берут такую ответственность на себя. Помимо производства, они еще развивают людей.

Петр Кузнецов: То есть это благотворительность?

Виктор Панин: Большая редкость. Я о таких ситуациях практически не слышал.

Марина Калинина: Есть такие ситуации. В Новгородской области совершенно не для пиара, это человек делает без всяких пиаров.

Виктор Панин: И какой вид спорта там развивает?

Марина Калинина: Разный спорт.

Виктор Панин: То есть он сам платит зарплату преподавателям, тренерам и так далее?

Марина Калинина: Да.

Виктор Панин: И хотелось бы тогда понять, какие результаты у этого центра. Это здорово, конечно.

Марина Калинина: Нет. А, может быть, как-то, если государство не может создать эти кружки… Не может, не хочет, денег нет в бюджете, еще что-то. Может, как-то привлекать именно бизнесменов? Давать им льготы какие-то за то, что они бы это делали.

Виктор Панин: Хорошая идея. И эта идея, на мой взгляд, заслуживает внимания. И ее стоило бы, конечно, обсудить на уровне законодательных органов, наших институтов в Государственной Думе и так далее. Но пока придумали только так называемые бесплатные сертификаты. Хотя мы, честно говоря, эту идею критиковали как раз в силу ее непроработанности. Потому что всегда найдут возможность наши чиновники эти средства направить туда, куда им все-таки выгоднее. Не туда, где это будет приносить пользу для детей и пользу для системы образования, а туда, где их можно благополучно, опять же, освоить – получить премию, получить прекрасную зарплату и жить припеваючи.

Петр Кузнецов: Что касается стимулирования, есть ли какая-то общая оценка качества допобразовательных программ у нас?

Виктор Панин: У нас есть федеральные стандарты на сегодняшний день. Так называемые «госы».

Петр Кузнецов: Есть какие-нибудь баллы, от которых зависит выделение кружку бюджетных денег, например?

Виктор Панин: Еще раз подчеркну. Все эти баллы разрабатываются на уровне субъекта федерации. Даже не баллы, а эти стимулирующие инструменты. Скажем, в департаменте образования Москвы у них внутренняя система рейтингования. Они ее очень часто используют. Допустим, если это школа с физико-математическим уклоном, то понятно, что у нее должна быть соответствующая база, должен быть профессорско-преподавательский состав должного уровня. И так далее.

Петр Кузнецов: Кто-то сверху должен задаваться вопросом, чему там учат, что за программа, как выстраивают?

Виктор Панин: Они, собственно говоря, и должны эти программы выстраивать исходя из своей профессиональной и профильной направленности. В этом формате тогда должно быть присутствие каких-то конкретных кружков, например, в этой школе, именно этой физико-математической направленности.

Качество выпускников, то есть куда они поступают. Это все в принципе отслеживается на сегодняшний день. Понятно, что они чаще должны идти в соответствующие профильные вузы – в МГТУ имени Баумана, в МЭИ и так далее. Но если эти ребята идут в разные вузы, в том числе гуманитарного плана или культурного, профиля, то понятно, что что-то здесь не так. Система должна работать.

Марина Калинина: У нас есть звонок из Ростовской области. Наталья, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте. У меня такое возмущение. У нас школа №24 в Волгодонске. Ей было 30 лет. Строили мы ее сами. Так получилось, что мы сдавали свой дом. И… мы обязательно должны отрабатывать на этой школе. Естественно, когда строили, думали – слава богу, для детей. Там 4 спортивных зала. Сейчас в этих залах занимаются дети наши же. Нашим же детям сдают все эти секции, в которых дети участвуют. Все это за деньги. Занятие 1500-2000.

Петр Кузнецов: Одно занятие?

Зритель: Или одно занятие 200 рублей. Получается, 2 раза в неделю мы ходим на эти кружки. И сейчас школу ремонтировали. Я смотрю, была передача. Сделали. И даже бассейн сдают нам за деньги. Там можно за час заплатить, чтоб ребенок покупался. А сейчас даже сауну отгрохали. То есть нам еще и сауну будут сдавать в аренду. То есть это все в школе у нас.

Марина Калинина: Ничего себе.

Зритель: А бесплатного ничего нету. А если даже и делают, то делают для взрослых. Милиция снимает, полиция. Нашим детям…

Петр Кузнецов: Сейчас в сауну, знаете, набегут. Не только милиция с полицией. Наталья, спасибо вам за вашу историю. У нас еще одна история из Ростовской области. На этот раз из города Шахты. Там местные власти решили передать общеобразовательной школе помещение школы спортивной гимнастики. А, получается, юным гимнастам предложили заниматься на окраине города. Там помещения без раздевалок, душевых. Сейчас давайте посмотрим. Сами все увидите.

СЮЖЕТ

Марина Калинина: Вообще безобразие, конечно.

Петр Кузнецов: Виктор, скажите, пожалуйста, что говорит наш закон, наша Конституция. Мы имеем право на бесплатное дополнительное образование? Мы можем потребовать, чтобы у нас в маленьком населенном пункте появилось…

Виктор Панин: Знаете, как в народе у нас говорят? «Я право имею?» - «Имеешь». – «Воспользоваться могу?» - «Нет». Примерно так. Право то мы имеем. И по конституции, и по закону об образовании. И соответствующие нормативы на этот счет все есть. Другое дело, что воспользоваться ими не можем. Долгое время государство этими вопросами не занималось. И на уровне субъектов, куда все эти вопросы были отданы на откуп (финансирование, вопросы организации этой работы), они практически не осуществлялись, не велись. Поэтому смены, которые мы никак не можем ликвидировать. Вторая смена в некоторых регионах и третья смена существует. Вот эти проблемы, когда спортивные секции и кружки начинают делить помещение буквально с общеобразовательной школой, потому что понятно, что общеобразовательная школа с точки зрения логики (все-таки детей нужно учить в первую очередь) дополнительное образование на то и есть дополнительное образование. То есть есть возможность – мы его можем осуществлять. Нет возможности – тогда уж извините. Чаще всего таких возможностей сейчас в субъекте нет.

И тот пример, о котором вы говорили, когда некий предприниматель волшебной палочкой построил там какой-то замечательный спортивный комплекс, нанял тренеров, стал им платить зарплату – это вообще уникальная ситуация. Я, честно говоря, мало об этом слышал. И было бы здорово, если бы это все было повсеместно. Государство, видимо, пока не справляется у нас с этой задачей.

Марина Калинина: Смотрите, что нам пишут: «Много талантливых детей не имеют возможности посещать платные кружки. На дудочке играть желающих мало. Родители и так достаточно отстегивают школе. Кружки должны быть бесплатными».

Виктор Панин: Абсолютно верно. Мы считаем так же. Более того, мы ведем борьбу за то, чтобы вернули в школы бесплатные кружки. Но, к сожалению, нынешняя политика Министерства просвещения. Раньше это был Минобрнауки. Сейчас два министерства. За школы и за детские сады отвечает министр Васильева.

Все, конечно, здорово. Но политика Минпросвета идет вразрез с теми заявлениями, которые делают эти высокие чиновники. Они говорят о том, что «да, нам нужно дополнительное образование, да, мы выделяем финансирование, придумываем сертификаты, придумываем какие-то ходы», но на практике мы видим совсем другую историю, что ничего этого нет, продолжают с родителей брать деньги, предлагать им за свой счет финансировать дополнительное образование их же детей.

Петр Кузнецов: Минпросвещения еще и нагружает неплохо наших детей. У современных детей вообще есть время на все эти дополнительные кружки и секции?

Виктор Панин: По логике вещей, давайте вспомним все-таки недавнее наше советское прошлое. Когда я учился, занимался, у меня лично свободного времени практически не было вообще. Потому что я ходил, допустим, на баскетбольную секцию, я занимался в кружке юных парашютистов.

Марина Калинина: Какой у вас разброс.

Виктор Панин: Совершенно верно. Оно все дало какой-то общий…

Марина Калинина: У меня была музыка, танцы и плавание.

Петр Кузнецов: А у меня дудочка.

Виктор Панин: Вот видите. Все было, в том числе дудочки. И все это было бесплатно. То есть мы имели возможность заниматься в системе дополнительного образования, не тратя на это дополнительных средств со стороны семьи, со стороны бюджета. Я не понимаю, в чем проблема сейчас. Школы находятся фактически на бюджетном финансировании. Здания есть. Помещения есть. Даже школа, в которой мои дети учатся, центр Москвы. Есть залы спортивные. Но использовать их для проведения бесплатных секций нельзя, как правило. То есть нужно либо составить договор со школой, заплатить аренду, заплатить тренеру, если ты нанимаешь тренера. Даже педагог дошкольного образования… Школа оказывает платные образовательные услуги в системе дополнительного образования. То есть физрук, например, который ведет секцию баскетбола, потом с этого получает еще премию. Но родители отдельно платят за эту секцию. То есть платит не бюджет. Конечно, это ненормально.

Марина Калинина: Еще есть один звонок из Новосибирской области. Это Ирина. Здравствуйте.

Петр Кузнецов: «Даже в детском саду кружки платные», - пишут. Здравствуйте.

Зритель: Добрый день. Я звоню из Новосибирской области. Рабочий поселок Чик. У нас ледовый дворец спорта для местных детей. Зарплаты у нас небольшие в поселке. Сами понимаете. По документам все бесплатно. Но когда ребенок начинает заниматься хоккеем, дополнительно приходится собирать оплату на тренера, на шайбы, на водичку, которая будет стоять в раздевалочке. Кроме того, потом приходится собирать деньги. Если какие-то игры проводятся. На то, чтобы врач…

Виктор Панин: На призы, на медали, на грамоты. На все.

Петр Кузнецов: Ирина, и сколько у вас в месяц выходит на все эти водички?

Зритель: Смотрите, с этого года, например, 2000 будет оплата. Но это еще мало. За одного ребенка. Минимум детей ходят на хоккей. Все остальные дети приезжают с города. Потому что местным детям заниматься проблематично. Мы тянемся из последних сил. Я и говорю ребенку: «Я не хочу, чтоб ты ходил». Он рвется туда. У нас раньше была бесплатная ледовая коробка на улице. Ее ликвидировали. Зачем детям бесплатный лед, если можно брать деньги с детей…

Петр Кузнецов: Устранили конкурента.

Зритель: Летом в этой коробке дети занимались футболом. Соответственно, сейчас они ни футболом не могут, ни хоккеем бесплатно заниматься. И в Ледовый ходить не могут.

Марина Калинина: Понятно. Спасибо большое. «Почему практически ликвидировали эти ДЮСШ? Там отбирали способных к спорту детей. А теперь платные секции. Берут всех без разбора. И родители как поймут, что ребенок способен к этому виду спорта? Как поймут родители, что отдают хороших тренерам, а не аферистам?»

Виктор Панин: ДЮСШ на самом деле еще существуют, слава богу. Другое дело, что они относятся к другому ведомству. За них отвечает Министерство спорта. И здесь начинается перетягивание канатов.

Марина Калинина: А может тогда вообще это все передать министерству спорта?

Петр Кузнецов: Тому мужчине, который тренерам платит. Только он нас спасет.

Виктор Панин: Конечно, это не выход. На самом деле здесь и ведомства должны уметь договариваться между собой. Зачастую эта межведомственная разобщенность приводит, кстати, к таким последствиям, которые мы видели на экране, когда выгоняют секцию художественной гимнастики, а нее место приводят общеобразовательную школу. Это два ведомства.

Марина Калинина: Представляете, сколько они писем будут друг другу писать? Лет 5.

Виктор Панин: Там не только письма начнутся. Там еще третья сторона – родители, которые, естественно, не дадут спокойно жить этим чиновникам. Они же не оставят в покое их. Потому что их дети страдают. Это объяснимо, это понятно. Здесь просто нужно заниматься этим вопросом загодя, а не доводить до такой патовой ситуации

Петр Кузнецов: У нас остается минута. С 1 сентября родители смогут оплачивать детские кружки и секции с помощью какого-то электронного сертификата. Пока, видимо, в Московской области и в Москве.

Виктор Панин: Опять же, речь идет только про оплату. Неважно, чем. Наличными, сертификатом, с банковской карты. Все равно это средства семьи, которые бюджет считает возможным…

Петр Кузнецов: Я наивно полагал, что на каждую сеьмю просто выдается с каким-то лимитом электронный сертификат, который можно в течение года использовать, как бесплатный абонемент.

Виктор Панин: Это, конечно, сказка. У нас недавно один из представителей комитета Государственной Думы по образованию предложил еще так называемые сентябрьские финансовые средства выделить на подготовку к школе. В целом, мы посчитали, это порядка 114 млрд рублей по стране нужно было бы выделить. У нас весь бюджет образования 800 с лишним миллиардов. О чем мы говорим, ребята?

Марина Калинина: Спасибо за то, что обсудили с нами эту тему. Виктор Панин, руководитель Всероссийского общества защиты прав потребителей образовательных услуг, у нас был в гостях. Надеюсь, что все-таки вашими усилиями…

Виктор Панин: Защита граждан в сфере образования. Не нравится мне «образовательные услуги», тем более платные.

Петр Кузнецов: Дневное «ОТРажение». Оставайтесь просто на ОТР. С 18 до 21 вечернее «ОТРажение». Мы скоро вернемся. Спасибо, что были с нами.

Марина Калинина: Пока-пока.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (1)
Александр
хорошая передача

Выпуски программы

  • Все видео
  • Полные выпуски