Виктор Похмелкин: Пока частника не уберут от дорожных камер, ситуация с аварийностью к лучшему не изменится

Виктор Похмелкин: Пока частника не уберут от дорожных камер, ситуация с аварийностью к лучшему не изменится
Надбавки к пенсиям. Россия и Белоруссия: объединение экономик? Рост цен на жильё. Школьное питание. Капризы погоды
Пенсии будут расти? Когда и на сколько поднимутся социальные выплаты?
Сергей Лесков: Хватит кормиться за счёт нефти и газа - переработанных останков всяких мамонтов и диплодоков. Это оскорбительно для страны!
Татьяна Кулакова: Хотя на городском транспорте и низкие тарифы, мы всё равно много платим за проезд – своими налогами
Владимир Жарихин: Лукашенко понимает, что Беларусь, может, и нужна Западу, но Лукашенко ему не нужен
Чем более запутана система для потребителя услуги, тем легче управленцу проводить решения, которые ему выгодны
Прежде всего должен быть утвержден сбалансированный рацион питания школьников. В этом вопросе нельзя ставить во главу угла деньги
Сергей Хестанов: Если не собирать усиленно налоги, а оставить деньги людям или бизнесу, они распорядятся ими с большей пользой для экономики
Личное мнение: Владимир Малахов
Цены на недвижимость в России растут вдвое быстрее, чем по всему миру
Гости
Виктор Похмелкин
председатель Общероссийского общественного движения «Движение автомобилистов России»

ГИБДД раскрыла карты. ГАИ опубликовала места расположений камер на российских дорогах. Владимир Путин считает необходимым видеофиксацию на опасных участках дорог и не считает нужным скрывать наличие камер, об этом президент сказал на заседании Госсовета. Помогут ли такие меры уберечь автолюбителей от аварий, а их бюджет от штрафов?

Петр Кузнецов: Мы переходим к первой теме вечернего блока. ГИБДД рассекретила свои камеры, все причем. На официальном сайте инспекции появилась интерактивная карта с указанием всех видеокомплексов на наших дорогах. Ну а ранее Владимир Путин заявил, что прятать камеры не нужно, потому что их цель – вовсе не заработать, а снизить аварийность и сохранить человеческие жизни.

Ольга Арсланова: Итак, после публикации карты сайт ГИБДД обвалился – это произошло примерно через час, как пояснили в ведомстве, из-за наплыва посетителей. Через некоторое время работа ресурса все-таки была восстановлена, но с него пропали места размещения камер в Мурманской области.

Петр Кузнецов: Соответственно, жители Мурманской области это и заметили.

Ольга Арсланова: Пока что с перебоями, судя по всему, это работает.

Петр Кузнецов: Ну а между тем, согласно национальному проекту под названием «Безопасные и качественные автомобильные дороги», к 2024 году аварийно-опасные участки на дорожной сети планируется снизить в два раза – это по сравнению, смотрите, с 2017 годом. Видно, что достигать этого будут поэтапно – в среднем снижать по 20% в год.

Петр Кузнецов: При этом увеличение количества камер фотовидеофиксации планируется более чем на 200% по сравнению с 2017 годом: тогда их было 9 тысяч, а к 2024-му их планируется установить уже 19 тысяч штук.

К чему мы движемся? Сможем ли мы таким образом побороть нарушения правил дорожного движения? Об этом будем говорить в ближайшие полчаса. И ждем ваших историй – ваши истории с камерами видеонаблюдения, ваши штрафы. Звоните и пишите SMS.

Петр Кузнецов: У нас в гостях – Виктор Похмелкин, председатель Общероссийского движения автомобилистов России. Виктор Валерьевич, добрый вечер.

Ольга Арсланова: Здравствуйте.

Виктор Похмелкин: Здравствуйте, добрый вечер.

Петр Кузнецов: Как вам кажется, с чем связана публикация этой карты? И самое главное – для кого это на самом деле, для чего это? Или просто такая демонстративная мера, потому что президент призвал не скрывать камеры – и вот их не скрывают, нам их показали?

Виктор Похмелкин: Все совершенно понятно: страна управляется в ручном режиме. И пока президент, извините за выражение, не даст пинка, никто ничего делать не будет. В данном случае, конечно, это реакция на то, что сказал Владимир Путин. И это очень печально, потому что, конечно, такая информация должна была быть и раньше. Более того, она предусмотрена законодательством. По нашему закону нельзя использовать в качестве доказательства и основания для вынесения постановления о назначении административного наказания видеокамеру, если нет соответствующей информации на дороге. То есть…

Петр Кузнецов: Нет предупреждающего знака.

Виктор Похмелкин: Да, совершенно верно, нет предупреждающего знака.

Петр Кузнецов: Извините, а их сейчас в большинстве случаев нет.

Виктор Похмелкин: Их, конечно, очень и очень мало. Более того, ведь самая серьезная проблема в этой сфере даже связана не с информацией, а с тем, что в эту сферу допущен частник. Подавляющее большинство этих камер установлены на основании так называемого договора государственно-частного партнерства.

Ольга Арсланова: У нас как раз удивляются зрители: «А разве у ГИБДД есть вообще свои камеры?»

Виктор Похмелкин: Нет, у них своих камер нет. Но, конечно, у них есть информация о том, где и какая камера установлена.

Ольга Арсланова: То есть в представлении…

Петр Кузнецов: Ну в смысле? Нет, все равно у нас есть разделение – государственные и частные камеры. Это имеется в виду. Не то, что камеры ГИБДД…

Ольга Арсланова: А соотношение какое?

Виктор Похмелкин: Дело даже не в том, в чьей собственности камеры. Вот сейчас внесен законопроект в Думу о том, чтобы все камеры были в собственности государства. Это проблему само по себе не решит.

И в чем беда? В том, что частник, участвуя в таком партнерстве, вкладывает деньги для чего? Для того, чтобы получить прибыль. Другой цели у предпринимателя нет. Получение прибыли. А за счет чего он может получить прибыль, вкладывая деньги в установку камеры и в ее эксплуатацию? Естественно, только за счет штрафов.

Получается нонсенс: лицо, владеющее камерой, отвечающее за ее эксплуатацию, заинтересовано не в том, чтобы предупредить нарушение правил дорожного движения (а именно для этих целей придумана фотовидеофиксация), а нацелено на то, чтобы как можно больше заработать, то есть чтобы люди как можно больше нарушали, как можно больше платили. А этого, к сожалению, президент не сказал, и поэтому в этой части пока никто не шевелится.

Но, на мой взгляд, пока частника отсюда не уберут, пока не будет исключительно государственный контроль за фотовидеофиксацией и нацеленность исключительно на одно – на предупреждение нарушений и дорожно-транспортных происшествий, когда не будут с них спрашивать: «А сколько вы собрали денег? А сколько вы собрали штрафов?» – пока вот этого не произойдет, ситуация в лучшую сторону не изменится.

Петр Кузнецов: По сути, вот этим предупреждающим знаком теперь выступает эта карта, потому что теперь же все известно. Давайте, кстати, сейчас посмотрим на нее.

Вот я нашел в разделе, вроде бы все работает. «Места размещения технических средств автоматической фотовидеофиксации». Нам напоминают, что информационный ресурс (вот видите) находится в стадии наполнения. В полный растр можно ее здесь вот так открыть, посмотреть, соответственно, выбрать регион любой.

Виктор Похмелкин: Нет, все это хорошо. Но давайте представим ситуацию…

Петр Кузнецов: Вы говорите, а мы сейчас прогуляемся по ней.

Виктор Похмелкин: Да. Мы с вами знаем, что вот такая карта существует. Вы где-то в другом регионе, не у себя, проехали. Вам пришло уведомление о том, что вы нарушили и вы должны заплатить штраф. Много ли людей будут проверять, а вообще насколько законно эта камера установлена? Хорошо, кто-то проверит. Дальше что? Дальше надо писать жалобу и обращаться в соответствующие инстанции. А это другой регион.

Ольга Арсланова: Виктор Валерьевич, извините, все-таки объясните, пожалуйста, схему. А как камера может быть установлена незаконно? Ведь кто-то же это место утверждает, кто-то допускает, к системе подключается вся эта история гибэдэдэшная. Как камера может появиться незаконно?

Виктор Похмелкин: Нет, она может, конечно, появиться и незаконно. Но даже беда не в том. Она может законно появиться, но она незаконно используется.

Ольга Арсланова: Незаконно?

Виктор Похмелкин: Я вам уже сказал, что если по закону не было предупреждения, предупреждающего знака, то нельзя выписывать постановление о штрафе. А далеко не все наши граждане это проверяют и будут проверять. А те, кто проверят, скажут: «Ну, лучше заплатим эти 250 рублей, чем жаловаться, куда-то писать. Это все такая волокита и морока!» И этим тоже пользуются люди, которые зарабатывают на незаконных штрафах.

Ольга Арсланова: Но там, по-моему, чуть ли не на уровне президента говорилось о том, что все, кто заплатил штрафы по таким незаконным камерам, должны получить свои компенсации, должны аннулировать эти штрафы.

Виктор Похмелкин: Это все замечательно. Это хорошо сказать, а механизм этот очень непростой. Каждый из этих граждан должен обратиться в соответствующую инстанцию – в руководящий орган ГИБДД или в суд – и доказать, представить доказательство того, что с него штраф взыскали незаконно. Я вас уверяю, это очень непростая процедура даже для профессионального юриста, а тем более для рядового водителя.

Петр Кузнецов: Кстати, я все это время разбирался. Очень плохо работает, потому что приходится постоянно ее обновлять для того, чтобы эти камеры появились.

Виктор Похмелкин: И конечно, сайт будет запаздывать за реальным, фактическим обновлением. Это тоже совершенно очевидно.

Ольга Арсланова: И главное – пока не очень понятно, как это использовать в дороге. То есть пока это все-таки еще не перенесли в навигаторы…

Петр Кузнецов: Конечно. Мы же не будем ехать с открытым сайтом ГИБДД, когда у нас есть навигаторы прокачанные.

Виктор Похмелкин: Нет, я думаю, это использовать надо иначе. Вот когда вы проехали и вам пришло постановление о штрафе, вы должны посмотреть место…

Петр Кузнецов: Уже по факту, да?

Виктор Похмелкин: Да, и уже по факту проверять, была ли там установлена камера. Но самое главное – надо ведь проверить, а был ли предупреждающий знак. А вот это, к сожалению, из сайта пока непонятно.

Петр Кузнецов: У нас, знаете, тут в редакции конспирологическая версия родилась. Ведь обвалился сайт – значит, заходили, значит, был наплыв все-таки просто для интереса. Но кто будет туда заходить? Тот, кто хочет узнать, есть ли камеры и можно ли нарушать, соответственно. И мы просчитали возможные шаги и подумали, что администрация этого сайта (это же на отдельном ресурсе), она же может спокойно по IP посмотреть, кто заходил, кто особо активно интересуется, – соответственно, потенциальный нарушитель. Представляете?

Виктор Похмелкин: Ну, может быть и такая версия.

Петр Кузнецов: И вносить их в базу. «Ага! Шестьсот раз сегодня заходил и смотрел вот этот участок. Ясно».

Виктор Похмелкин: Это все слишком сложно, чтобы потом все это выявлять.

Ольга Арсланова: «Промониторим». А вот что нам пишут, смотрите: «Все установленные видеокамеры должны работать без перерывов и выключений, чтобы не было ситуации, при которой случилось ДТП, а видеокамера не зафиксировала нарушителей».

Виктор Похмелкин: Это правильно. И еще одна вещь. Вот если мы не можем обеспечить тотальное видеонаблюдение… А я, кстати, не против него.

Ольга Арсланова: Ну а куда уж без него в XXI веке?

Виктор Похмелкин: Если все дороги будут под видеокамерами – нет проблем. Но если это обеспечить не удается, то, на мой взгляд, есть места, где в приоритетном порядке должны устанавливаться, и наоборот – есть места, где камеры должны устанавливаться в последнюю очередь или вообще не устанавливаться.

Вот характерный пример. Очень многие люди получают штраф за то, что, скажем, они в процессе обгона, ну, немного, но тем не менее все-таки превышают установленную скорость, даже по сравнению с лимитом ненаказуемости. И вот получается парадокс. С одной стороны, человек должен как можно скорее завершить обгон и уйти со встречной полосы… А это самое опасное, что может быть на дороге.

Петр Кузнецов: Конечно.

Виктор Похмелкин: Но иногда для этого надо превысить скорость. И говорят: «Нет, дорогой мой, вот если ты превысишь скорость – значит, мы тебя будем штрафовать».

Что на практике происходит? Люди, об этом зная, начинают тормозить при обгоне, ну, сбрасывать скорость, то есть делать так, чтобы уложиться в эту скорость. И естественно, что происходит?

Ольга Арсланова: ДТП.

Виктор Похмелкин: Ну, по крайней мере, создание аварийной ситуации.

Петр Кузнецов: Аварийная ситуация, в которой уже участвуют другие…

Виктор Похмелкин: Поэтому, на мой взгляд, как раз в этих местах… Там, где обгон запрещен, ставьте камеры, пожалуйста, нет проблем. Вот там как раз надо фиксировать все – и скорость, и выезд на встречную полосу. Но там, где обгон разрешен, все-таки не надо сегодня наказывать за превышение скорости. Я вообще бы это в правила записал, что при обгоне правило скорости не действует, ну, если ты не превысил…

Петр Кузнецов: Слушайте, может, это следующий шаг все-таки. Сначала карту опубликовали…

Виктор Похмелкин: А пока десятки тысяч людей, если не сотни, платят штрафы только за то, что они как можно скорее и как можно безопаснее совершают обгон.

Петр Кузнецов: В общем, резюмируем нашу первую часть. Карта никак не повлияет на количество штрафов?

Виктор Похмелкин: Я думаю, что конечно нет.

Петр Кузнецов: Нина из Самары, здравствуйте.

Ольга Арсланова: Добрый вечер.

Зритель: Здравствуйте.

Виктор Похмелкин: Здравствуйте.

Зритель: Ответьте, пожалуйста, на вопрос, вашему гостю вопрос. У меня дочь в марте месяце ехала по улице Демократической, город Самара, и ей пришел штраф…

Петр Кузнецов: Символично!

Зритель: Пришла квитанция на два штрафа, ну, две квитанции пришли на два штрафа с разницей в минуту. Вот две камеры стояли, и разница в минуту, пришло два штрафа. Это законно?

Виктор Похмелкин: За одно и то же нарушение? Или это разные нарушения?

Петр Кузнецов: Превышение, да?

Зритель: Да.

Ольга Арсланова: То есть, видимо, камеры стояли очень близко друг к другу, получается? Есть же наверняка какие-то правила…

Петр Кузнецов: Разница в минуту – это какое расстояние примерно между камерами?

Ольга Арсланова: Ну, смотря какая скорость была.

Петр Кузнецов: Точно.

Виктор Похмелкин: Ну, смотря какая скорость, да.

Ольга Арсланова: Но довольно близко. Вряд ли это спорткар был.

Петр Кузнецов: Ну, плюс-минус. Если мы возьмем 100 километров в час…

Виктор Похмелкин: Ну давайте так. Если это превышение скорости было, две разных камеры, так сказать, они поставлены близко друг к другу, то сегодня никаких нормативом о том, как должны камеры устанавливаться, нет.

Ольга Арсланова: Да вы что?! То есть их можно вообще сплошным рядом десять штук поставить? Так человек разорится на штрафах.

Петр Кузнецов: Соответственно, если я на этом участке превышаю, мне придет, например, шесть штрафов, да?

Виктор Похмелкин: Хуже того! Сейчас ведь есть целый ряд регионов, где применяется так называемая средняя скорость: у вас фиксируют нарушение не в конкретном месте времени, а участок проехали вы, и средняя скорость на этом участке, по мнению установщиков камер, должна быть такой-то по закону.

Петр Кузнецов: А мы сейчас знаете что сделаем? Посмотрим в Самаре улицу Демократическую, что там с камерами.

Виктор Похмелкин: Если вы превысили, то вас наказывают. Это, на мой взгляд, тоже, в общем-то, юридически абсолютно некорректно, потому что в понятие правонарушения обязательно входят место и время совершения правонарушения. А здесь ни место, ни время установить невозможно.

Ольга Арсланова: Ну, пока эсэмэски. «Треног пока не видел, но если увижу, то обязательно остановлюсь и пну ее», – пишет нам Сахалинская область. Частные вот эти треноги, которые стоят…

Виктор Похмелкин: Ну, я понимаю раздражение людей, но все-таки луддизм – это не лучший способ все-таки борьбы.

Ольга Арсланова: Это да. Но тем не менее вот эти штуки, которые так хотят пнуть многие наши автомобилисты, будут нанесены на эту карту?

Виктор Похмелкин: Обязательно. Любая видеокамера… Вернее, скажем так: они должны быть нанесены. Я не могу сказать, будут или нет, но они должны быть уже сейчас по закону, безотносительно к тому, что сказал президент. Повторяю еще раз: это требование закона, и оно должно исполняться.

Ольга Арсланова: Многие зрители наши возмущаются: «Почему вообще частникам отдали? Как быть с частными камерами? Как понять, законно ли она установлена?»

Виктор Похмелкин: Я уже сказал об этом: частников надо из этой сферы убирать напрочь!

Ольга Арсланова: А сейчас, например, после появления такого ресурса, частникам какой смысл оставаться в этом бизнесе, если все будут притормаживать и не на что будет содержать эти камеры?

Виктор Похмелкин: Почти 90% всех штрафов, по некоторым данным, уходит им.

Ольга Арсланова: Мало останется штрафов.

Виктор Похмелкин: Ну как же мало? Все равно люди будут нарушать, все равно будут платить. Это все ведь такой процесс очень… Как бы мы ни знали про эти камеры, все равно… Вот я вам привел один пример с обгоном, где просто вынужденно человек нарушает. Где-то знак, так сказать, не увидел, он оказался замаскированным. Где-то очень торопился и проехал. Поэтому, естественно, нарушения будут. И штрафов будет еще достаточно много.

И очень важно, чтобы никто на этом не зарабатывал. Не должно быть корыстной мотивации в этой сфере ни у кого.

Ольга Арсланова: Вот еще какая штука непонятная. Многие наши зрители пишут о том, что им штрафы приходят о превышении скорости, но они убеждены стопроцентно, что ехали с другой скоростью. То есть – настройка этих камер. Это фантазии и желания автомобилистов? Или действительно камеры часто настроены некорректно?

Виктор Похмелкин: Были уже факты, когда установлено было, что сбой происходил, что были неточности. Но это очень тяжело доказать в каждом конкретном случае. Поэтому, к сожалению, здесь посоветовать нечего. Если, скажем, не ваша машина попала, не вы были за рулем, то тут можно найти реальные доказательства, которые подтвердили бы это обстоятельство. А когда какой-то сбой произошел с камерой, то здесь… Конечно, можно и нужно поднимать этот вопрос…

Петр Кузнецов: Поставить перед фактом, да.

Виктор Похмелкин: …но вряд ли удастся доказать, что вы конкретно в этой ситуации не нарушали.

Петр Кузнецов: Нина из Самары, не удалось мне по этой карте найти Самару, потому что по запросу «Самара, улица Демократическая» мне почему-то карта выплевывает Белгород, упорно отправляет меня туда.

Ольга Арсланова: Удивительно! Там вообще хоть что-то работает, хоть какой-то регион?

Петр Кузнецов: В общем, пока все действительно очень сыро.

Краснодарский край, Владимир с нами на связи сейчас. Владимир, здравствуйте, слушаем вас.

Зритель: Да, здравствуйте.

Виктор Похмелкин: Здравствуйте.

Петр Кузнецов: Да, слушаем.

Зритель: У меня такой вопрос. Я нарушил скоростной режим, а мне не сообщили о том, что я нарушил. А через три месяца я пошел снимать… Ну, я на книжку ложу пенсию и там снимаю, мне так удобно. Пошел снимать деньги, а там мне счет, что у меня сняли. Понимаете? 500 рублей. Но не в 500 рублях дело, а дело в том, что закон о том, что 50-процентная скидка, если я вовремя оплачиваю… Я не злостный неплательщик, я вовремя плачу, если штраф есть. А мне почему-то со счета снимают. Какое имеют право? Это кому не лень будут со счета у меня снимать. Мне это нужно?

Петр Кузнецов: Вы поняли обстановку? Спасибо.

Виктор Похмелкин: Я думаю, здесь ситуация развивалась так. Значит, было вынесено постановление о назначении штрафа гражданину, оно по какой-то причине до него не дошло. Дальше он, естественно, не обжаловал и не платил.

Ольга Арсланова: Потому что он не в курсе.

Виктор Похмелкин: Прошло время, постановление вступило в силу. И дальше уже принудительные механизмы – посредством судебного пристава или каких-то других действий – допускают уже принудительное списание, в том числе с личного счета.

Но если гражданину удастся доказать, что он постановление не получал и оно ему не было направлено по официально установленным каналам, прежде всего по почте… А основной способ – это по почте. Можно посмотреть, конечно, в интернете, сейчас есть масса способов, но все-таки это не освобождает сотрудников ГИБДД сегодня направить по почте так называемое «письмо счастья», постановление.

Петр Кузнецов: С фотографией конкретного эпизода.

Виктор Похмелкин: Да, совершенно верно, с приложением всех доказательств необходимых. Если удастся доказать, что он не получал этого и это было сделано не по его вине, то тогда, в принципе, такого рода постановление может быть отменено. Но опять же, повторяю, для этого нужно пройти если не круги ада, то во всяком случае очень много серьезных проблем.

Петр Кузнецов: Знаете, вплоть до смешного доходящие ситуации, когда за тень штрафовали. Помните? Известный случай, по-моему, в Москве, когда автомобиль оштрафовали, потому что тень пересекала то ли двойную сплошную, то ли… В общем, после того как это уже в широкие СМИ попало, тогда уже этот штраф как-то отменили у человека.

Ольга Арсланова: Вот нам пишут: «Почему бы просто не сделать дороги с разрешенной скоростью хотя бы 110 километров в час? На наши автоналоги и дорожные сборы…»

Петр Кузнецов: Ну да. Кстати, этим вопросом тоже задаются. Почему не вносятся изменения в скоростной режим? Потому что на самом деле многие знаки, скажем так, устарели. Они были поставлены, еще когда были дороги не очень хорошие, автомобили не очень скоростные – времена «Жигулей» и грунтовых дорог.

Виктор Похмелкин: Нет, все так…

Петр Кузнецов: На самом деле сейчас знаки «70» вполне можно менять на «90», а «90» – на «110». И вперед!

Виктор Похмелкин: В пределах населенного пункта можно. Москва, например, и ряд других городов устанавливали для некоторых дорог повышенную скорость по сравнению с той, что в правилах для населенных пунктов. Но 110 и более – это режим автомагистрали, а для автомагистрали нужны определенные условия: отсутствие светофоров…

Петр Кузнецов: Количество полос.

Виктор Похмелкин: …да, количество полос не менее двух в одну сторону, разделительная полоса, отсутствие поворотов налево, отсутствие пешеходов и так далее, и так далее, и так далее. Много чего. Пока вы это не обеспечили, 110 вводить нельзя.

А у нас ведь большинство… беда в том, что большинство наших дорог на сегодня проложены через населенные пункты. Федеральные трассы идут сплошь через населенные пункты. А там ну какие 110? Там светофоры, во-первых. Там пешеходные переходы. Естественно, там 90 нельзя ехать.

Петр Кузнецов: Нет, как правило, там даже «50» стоят.

Виктор Похмелкин: Да, где-то «50». Ну, как минимум «60». Поэтому, да, правильный подход, но для этого нужны другие дороги. Надо строить дороги, которые бы огибали населенные пункты и соответствовали бы режиму автомагистрали.

Ольга Арсланова: Послушаем нашего зрителя – Александра из Бурятии. Здравствуйте. Ну как, у вас много в Бурятии камер?

Петр Кузнецов: Я думал, ты спросишь: «Здравствуйте. Как вас зовут?»

Зритель: Здравствуйте.

Петр Кузнецов: Здравствуйте, Александр.

Зритель: Александр меня зовут. Да, в Бурятии камер много, но в Чите их еще больше. Я все думал, что у нас их много, но когда ездил в Читу, там вообще хаотично они стоят.

У меня вот такой вопрос. Камеры должны стоять как – где попало, как бы для сбора денег, или все-таки на аварийно-опасных участках? Все равно там статистика зафиксирована, допустим, сбитых пешеходов, аварий автомобильных на этом участке. Или вот так – раз! – и поставили, потому что здесь надо поставить, потому что тут водители все-таки едут побыстрее? Хотя пешеходной зоны там нет особой такой.

И второй вопрос – знак о предупреждении камеры. Знак должен стоять с правой стороны от обочины? Или тоже нарисован на асфальте, и он тоже идет как предупреждающий знак? А то зачастую бывает, что на асфальте он просто заезженный, и его даже ночью можно не разглядеть. Свет фар отразится – и даже не поймешь, что там было нарисовано. Вот такой вопрос.

Ольга Арсланова: Давайте сначала с первым. У нас, например, жалуются, что на объездных лесных дорогах ставят, где никого нет, и люди, естественно, разгоняются.

Виктор Похмелкин: Сегодня, конечно, ставят и там, где аварийные участки, это тоже есть. Но в большом количестве случаев ставят для того, чтобы заработать.

Петр Кузнецов: По-прежнему.

Виктор Похмелкин: Более того, специально в ряде городов (даже мне жалобы приходили) устанавливают знак ограничения скорости, причем он не оправдан в этой ситуации совершенно, и тут же камеру. Человек не успевает… Допустим, «40» поставили, а он ехал… Ну, разрешенная скорость – 60, может быть, 70 или 80 по городу. И тут – раз! – неожиданно, резко знак. Человек не успевает затормозить. И тут же буквально камера.

И таких случаев очень много. Вот там, где обгон разрешен, повторяю, на трассах наших двухполосных традиционных, тоже устанавливают очень часто – что, с моей точки зрения, неправильно. И многие аварийные участки из-за этого оказываются без фотовидеофиксации. И наоборот – там, где в принципе сегодня можно было бы отпустить ситуацию, наоборот, камеры стоят. Сегодня финансовая сторона довлеет.

Более того я вам скажу, во многих регионах за безопасность дорожного движения знаете кто отвечает? Те же должностные лица, которые одновременно отвечают за финансы. Ну о чем еще говорить? Это лишний раз показывает, что в регионах воспринимают все эти проблемы прежде всего как источник пополнения собственного бюджета.

Петр Кузнецов: Виктор Валерьевич…

Виктор Похмелкин: Да, еще был про знак вопрос.

Петр Кузнецов: …который не видно ночью.

Виктор Похмелкин: Знак, конечно, должен устанавливаться справа от обочины, и именно в виде знака, а не в виде, так сказать… Когда это нарисовано на асфальте – это не знак, это что-то такое между знаком и разметкой. Поэтому если его нет именно в качестве знака, он не установлен справа от обочины, как положено, и он не соответствует стандартам, то считайте, что этого знака нет. И тогда можно, в принципе, обжаловать вынесенное постановление.

Петр Кузнецов: И еще один вопрос напоследок. В какой-то момент вернулись гаишники на дороги. Вот с чем это связано? И вообще имеет ли непосредственное отношение к безопасности дорожного движения человек с палкой на дороге? На самом деле к вопросу, что каждую камеру должен предупреждать знак. А он же неожиданно вылезает – по сути, как камера, у которой нет знака.

Виктор Похмелкин: За последнее время появилось очень много инициатив. У нас нет времени, чтобы все их перечислить. Но немало инициатив исходит, чтобы расширить полномочия сотрудников ГИБДД – вплоть до того, что дать им право лишать права управления транспортными средствами. Уже об этом заговорили: чтобы не суд, а гаишники могли; или хотя бы отстранять водителя от управления на определенный срок.

Я думаю, что здесь все просто: фотовидеофиксация, улучшение дорог и так далее, сокращения в этой сфере, сокращения кадровые. Сократили и доходы, которые они получали. Есть желание эти доходы вернуть. Я называю вещи своими именами. Никто коррупцию в этой системе не отменил, к сожалению. И я думаю, что очень многие мотивы поведения этих должностных лиц и их руководителей станут понятными, если мы про эту коррупционную составляющую будем помнить.

Петр Кузнецов: Спасибо.

Ольга Арсланова: Спасибо за ваш комментарий. Виктор Похмелкин, председатель Общероссийского движения автомобилистов России. Говорили о камерах видеофиксации и о том, что теперь целая карта появилась с ними.

Петр Кузнецов: …и о карте, которая не работает, ничего не находит.

Ольга Арсланова: Пока. Но поручение президента выполнили. Спасибо вам.

Виктор Похмелкин: Спасибо.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)

Выпуски программы

  • Все видео
  • Полные выпуски