Виктор Семёнов: Чтобы привести в порядок теплосети надо увеличить тариф вдвое. Но это нереально

Виктор Семёнов: Чтобы привести в порядок теплосети надо увеличить тариф вдвое. Но это нереально
Онкология. Блокировка банковских счетов. Рынок подержанных авто. Бензин. Работа для подростков. Промышленная политика
Рак: каждый имеет право на бесплатное обследование, лечение и реабилитацию по ОМС в крупных центрах
Алексей Рощин: Ранний детский труд поможет. Потому что хорошее образование приобрести трудно, а вот навыки пойдут на пользу
Как производят вентиляционное оборудование и системы отопления на заводе в Бронницах
Бензин снова дорожает. Это несмотря на соглашение между правительством и нефтяными компаниями
Покупка автомобиля на вторичном рынке. Пошаговая инструкция от специалиста по автоподбору
«Переводы между физлицами - самые подозрительные платежи на свете!» Что делать, если счет заблокирован? Советы специалиста по консалтингу
Почему канцерофобия страшнее самого рака? Главврач Центра им. Димы Рогачева - о ситуации с диагностикой и лечением онкологии
Обманутые дольщики. Мужчины 50+ без работы. Драка в Чемодановке. Проблемы ЕГЭ. Конфискация денег у госслужащих. Рубрика «Аграрная политика»
Как мужчинам после пятидесяти лет найти хорошую работу: почему служба занятости не может помочь?

Капремонт теплосетей. Почти треть тепловых сетей в нашей стране - требуют замены, говорят в Минстрое. На модернизацию коммунальной инфраструктуры нужно около 300 миллиардов рублей. В год. Где их взять? И в каком состоянии коммуникации в регионах?

Виталий Млечин: Как вы слышали, свежая новость из Улан-Удэ: в 15-градусный мороз без горячей воды 450 многоквартирных домов. А все дело в том, что прорвало трубопровод. И вот в ближайшие полчаса мы решили и поговорить о том, в каком состоянии вообще сейчас теплосети и другие коммуникации в нашей стране. И сделали небольшую подборку новостей, что происходило в последние две недели в нашей стране.

Тамара Шорникова: Да. Дело в том, что в новом отопительном сезоне в кипятке тонули десятки городов страны. Одна из самых крупных аварий на теплотрассе произошла в Самаре на прошлой неделе. Первый прорыв случился во вторник, 22 января в Кировском районе. Тогда без отопления остались более 60 тысяч человек. Восемь прохожих были госпитализированы с ожогами, они пытались перейти дорогу в горячей воде. Второй прорыв случился на следующий день на том же трубопроводе после ремонта, когда коммунальные службы начали подавать тепло в дома. По одной из версий, причина аварии – коррозия трубы из-за подтопления дождевыми водами и усталость металла.

Виталий Млечин: Металл, как выяснилось, тоже может уставать. 14 января фонтан из кипятка начал бить на одной из улиц Санкт-Петербурга. Двадцать часов потребовалось аварийным службам, чтобы починить лопнувшую трубу. Брызги достигали десятого этажа. Горячая вода залила десять квартир и, естественно, припаркованные машины.

Тамара Шорникова: А на этой неделе тонул Барнаул – там произошли сразу две аварии. Без отопления остались более 200 домов и десятки социально значимых объектов, а без воды – жители Индустриального района. Мороз был 20 градусов.

Виталий Млечин: Ну и теперь – данные Минстроя. В целом по нашей стране, по оценкам ведомства, почти треть теплосетей в России, ну, 29%, если быть совсем точным, нужно менять, чтобы предотвратить подобные аварии. В некоторых регионах – к примеру, в Твери – износ сетей достигает 79%. Ежегодно нуждается в обновлении 45% инфраструктуры, а меняется меньше 1% труб водо- и теплоснабжения, а канализации – всего 0,5%. То есть замена труб происходит раз в сотню лет. Это все и выливается в огромное количество аварий.

Тамара Шорникова: Безусловно, менять надо только самые изношенные сети. Сегодня на это расходуется менее 100 миллиардов в год, а необходимо как минимум в три раза больше. Денег из федерального бюджета на эти цели не выделяется. В Минэкономразвития признают, что предусматривать средства на модернизацию теплосетей необходимо, но перед этим нужно создать полную базу данных по состоянию инфраструктуры, уровню износа и потребностям в инвестициях – и уже на этой основе формировать программы поддержки.

А пока на замену труб идут в лучшем случае средства местных бюджетов и те деньги, которые собраны с населения. Однако долги наши с вами перед теплоэнергетиками сейчас превысили 186 миллиардов рублей. Вот с этой большой темой будем разбираться.

Виталий Млечин: С этими «радостными» цифрами. Поучаствуйте, пожалуйста, в нашей беседе – позвоните, напишите нам, расскажите, в каком состоянии коммуникации в вашем регионе.

Тамара Шорникова: Как часто аварии случаются.

Виталий Млечин: Да, как часто что-то прорывает, как долго ремонтируют. В общем, все это будем сейчас обсуждать. Представим нашего гостя – президента некоммерческого партнерства «Российское теплоснабжение» Виктора Семенова. Виктор Германович, здравствуйте.

Виктор Семенов: Добрый день.

Виталий Млечин: Вы согласны с оценками Минстроя, который говорит, что треть коммуникаций изношена до такой степени, что их надо немедленно менять?

Виктор Семенов: Ну, все-таки, наверное, не немедленно, а действительно, если мы хотим достичь прямо очень низкой повреждаемости, то, конечно, их надо поменять. Ну, наверное, это нереально, просто на это нет денег.

Тамара Шорникова: Ну, действительно, суммы какие-то фантастические – 300 миллиардов, а тем более каждый год. Это реально собрать? Или они фантастические лишь для нас, а на самом деле все возможно?

Виктор Семенов: Ну, вопрос: откуда собрать? В среднем по России – и это весьма похоже по всяким разным регионам – 2% на замену сетей заложено в тарифах. Соответственно, 50 лет – срок службы. А те конструкции, которые достались нам из советского времени, они были рассчитаны на 25–30 лет. Вот, собственно говоря, как бы основная проблема. Либо увеличивать тарифы очень сильно, либо усиливать аварийные службы. Пока мы идем по второму пути.

Тамара Шорникова: А можно ли увеличить процент отчислений на ремонт из суммы, которую мы платим?

Виктор Семенов: Ну, тогда будут деньги за ремонт, допустим, на материалы, а не будет денег на зарплату тем, кто будет эти материалы использовать при ремонтах, при замене.

Виталий Млечин: А нет ли подсчетов: чтобы все-таки привести инфраструктуру в какое-то нормальное состояние, на сколько надо было бы увеличить плату за коммуналку?

Виктор Семенов: Ну, если мы говорим про резервные сети, если мы говорим про такую серьезную замену, то это минимум рост тарифов в два раза. Ну, это совершенно не серьезно, потому что сегодня уже за отопление, за горячую воду люди платят немного больше, чем половину всех платежей за ЖКХ.

Тамара Шорникова: Вы говорите о том, что пришлось бы сильно «урвать» деньги от той суммы, которая идет на зарплату ремонтникам и так далее, тем, кто поставляет какие-то трубы. Им ли действительно идут? Потому что многие эсэмэски, конечно, о том, что эти деньги идут в первую очередь руководству теплоснабжающих компаний, которые, соответственно, очень мало заботятся об инфраструктуре, а больше – о своей прибыли.

Виктор Семенов: Ну, я должен сказать, что, конечно, как и в любой отрасли, бывают случаи, что люди сидят… Ну, на самом деле более зарегулированной отрасли, чем тепло, наверное, не найдешь. Прокуратура буквально каждую аварию расследует, и все «под микроскопом». И тема эта, естественно, будет. Она будируется. Так же, как ко всем чиновникам, так же, как ко всем регулируемым организациям, в том числе, естественно, монополиям. Ну, я думаю, что это не настоль существенные суммы, которые могли бы уйти конкретно директору теплосети. Слишком все прозрачно.

Тамара Шорникова: И тем не менее, снова и снова одни и те же SMS. Удмуртия: «Тарифы растут, трубы меняют только на аварийных участках. Деньги-то куда уходят, в чей карман?»

Виктор Семенов: Мы же понимаем, какой должен быть тариф, чтобы все поменять. Плюс какие-то недоремонты предыдущих годов. Действительно, в Удмуртии, в Ижевске ситуация была просто аховая года три назад, просто огромное количество повреждений. Все-таки ситуацию как-то удалось взять под контроль, стало намного лучше. Нет таких простых рецептов.

К сожалению, в тех финансовых ограничениях, которые просто естественные, приходится находить другие методы. Это и диагностика, это и культура производства, и грамотность персонала. Конечно, есть проблемы, как в любой отрасли, но здесь они просто настолько значимы. Любая недоработка… Или глава муниципалитета поставил в муниципальное предприятие сына своего, знакомого. И это тоже массовое явление, к сожалению. Это все очень быстро сказывается на том, что увеличивается количество отключений. Это сразу дает такой сильный сигнал, что приходится, конечно, разбираться.

Виталий Млечин: А динамика какая? Все-таки больше становится проблем или меньше?

Виктор Семенов: По сравнению с началом 2000-х, по количеству повреждений ежедневных и в среднем за год, а в первую очередь по количеству чрезвычайных ситуаций, когда такое отключение серьезное, ну, стало, наверное, на порядок меньше. Я сам просто каждый божий день отслеживаю, начинаю день с того, что смотрю, что, собственно говоря, по стране произошло. На самом деле не так много. И вот эти две аварии, которые везде сейчас обсуждаются – в Твери и в Самаре, – они произошли с такими серьезными последствиями, потому что один и тот же трубопровод разорвало просто два раза. Сделали, запустили – и был повторный разрыв. Ну конечно…

Виталий Млечин: А это нельзя было предугадать, как-то просчитать, что если в одном месте разорвало, то, может быть, и в другом разорвет?

Виктор Семенов: Ну, у нас есть методы испытаний – так называемые гидравлические испытания повышенным давлением, они проводятся. Но вопрос, что они не позволяют полностью все выявить. И второе – ограничения. Ну, тоже правильно. Минстрой все время проявляет инициативу по сокращению сроков отключения горячей воды. И у вас такие были, я помню. Это тоже правильно, но это сокращает возможности доведения этих испытаний до логического завершения, чтобы мы полностью все опрессовали. Разорвало в одном месте, и пока устранят повреждение, время проходит, и просто не успевают.

Тамара Шорникова: Подождите. Мы-то надеемся, что сокращают, потому что стали оперативнее работать и качественнее. А оказывается…

Виталий Млечин: Потому что технологии новые появляются.

Виктор Семенов: К сожалению великому, у нас действительно общее количество повреждений растет, но одновременно происходит по всей стране существенный рост, ну, год от года, старение именно трубопроводов больших диаметров. Они новее не становятся. И так как они не предназначены для того, чтобы лежали 50 лет, к сожалению, крупные аварии будут. Ну, никуда от этого не денешься. Другой вопрос – насколько мы к этому готовы и как быстро устраняем?

Тамара Шорникова: Ну и какие методы для решения придумываем все-таки. Потому что предлагают разные варианты, но о них давайте поговорим все-таки после звонков, потому что из разных регионов нам хотят рассказать свои истории телезрители. Сначала послушаем Владимира из Омска.

Виталий Млечин: Здравствуйте, Владимир, вы в эфире.

Зритель: Здравствуйте. Прошу прощения, приболел немножко.

Тамара Шорникова: Выздоравливайте!

Зритель: Спасибо большое. Я хотел прокомментировать вот эти 186 миллиардов рублей, эти сказочные какие-то и непонятно откуда взятые цифры. Я хотел сказать, что вот эти цифры – они просто, скорее всего, долги, населению навязанные по факту. То есть я живу в новостройке, счетчики тепла устанавливали при постройке дома. По счетчику сейчас никто не считает, тепловые компании считают по среднему потреблению. Дом новый, категория энергосохранности высокая, то есть повышенный класс, есть паспорт соответствующий. И потребление по среднему, реальный расход где-то в три раза превышает реальный. То есть в три раза мы переплачиваем.

Если говорить о домах, которые старых построек, пятиэтажки, то там цифры, на которые рассчитан (я имею в виду – входные температуры при постройке дома), сейчас просто тепловые компании занижают – и в домах холоднее, а деньги берут те же самые. Население крайне недовольно этой ситуацией. Никто не знает, что делать. Поэтому как следствие – люди просто отказываются платить. Мое мнение вот такое.

По поводу износа сетей. Ну, это всегда было, всегда будет, и в советское время. Только мы как страна не перестали производить трубы, и эти проблемы, по большому счету, надуманные. Посмотрите, пройдите даже по нашему городу – периодически появляются ситуации, когда ремонтируют сети зимой, хотя все эти работы можно делать летом в плановом режиме. Соответственно, стоимость зимой гораздо выше, людям платить надо больше и так далее. Мое мнение вот такое.

Тамара Шорникова: Услышали его. Спасибо, Владимир.

Виталий Млечин: Спасибо.

Тамара Шорникова: И теперь давайте послушаем Сергея из Московской области. Сергей, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте. Ну, я просто хотел сказать, вот такой повод, ну, с этим теплоснабжением. Вы понимаете, что с нашим климатом… Раньше, когда экономика была у нас какая-то плановая при Советском Союзе, денег никто не считал, то есть ставили одну котельную на весь город или ТЭЦ, и она снабжала теплом полгорода или большие микрорайоны. Прошло время, износ, все это ломается. Ну, это понятно все.

Я вот что предлагаю думать. С нашим климатом уже давно пора переходить на индивидуальное отопление домов, то есть возле каждого дома ставить минибойлерную, миникотельную. Это будет гораздо дешевле, и сами жильцы могут уже сами регулировать, когда им включать тепло, когда выключать. Вы понимаете, мы избавляемся от этих километров труб, от этих аварий и так далее. Даже если что-то случится в одном доме, то это не такая большая проблема, чем весь город. На время, когда чинят, его можно и расселить или по соседям, или еще как-то.

Ну, с нашим климатом, с нашей страной, где у нас зима, грубо говоря, на территории длится шесть месяцев, отопительный сезон, а то и больше, я считаю, что, это уже прошлый век и анахронизм – вот эти метровые диаметры труб и так далее и тому подобное. Не проще ли… Ну, если дома стоят рядом, можно одну миникотельную ставить на два, на три дома. И я даже уверен, что часть жильцов профинансируют установку этих котельных. Это не так уж и дорого.

Тамара Шорникова: Оптимистично!

Зритель: 300 миллиардов…

Виталий Млечин: Это очень интересная мысль, спасибо вам большое, Сергей.

Тамара Шорникова: Да, Сергей, спасибо за мнение. Насколько это реалистично?

Виталий Млечин: Давайте обсудим эту идею. Это вообще реально?

Виктор Семенов: Ну, давайте с последнего вопроса – с миникотельных. Мы же профессионалы, мы считаем надежность. К сожалению великому, чуть не самые основные проблемы как раз со всякими разными малыми котельными.

Тамара Шорникова: Почему?

Виктор Семенов: Электроэнергия отключилась – все встало. С газом какие-то проблемы, отключение – все встало. Воды нет – все встало. И это настолько массово, что на самом деле при нашем климате (а у нас не Италия все-таки, к сожалению) централизованным системам альтернативы просто-напросто нет, если мы хотим действительно реально обеспечивать надежность. Если бы эти централизованные системы не были даже при относительно плохом состоянии труб столь надежные, сами по себе так они сделаны надежно, то мы бы, конечно, жили в другой стране просто-напросто.

Ну, по первому вопросу сразу. Трубы, которые применяются для тепловых сетей, все наши. У нас заводы трубные нормально работают, никто из-за границы ничего не везет.

То, что касается платежей по приборам учета, и то, что вы переплачиваете. Понимаете, у нас государство все время хочет принять какую-то одну методику (и принимает) для расчетов населения за отопления, за горячую воду, и не только. У нас есть холодные месяцы. И если мы в январе выставляем полную платежку, население недовольно, почему слишком много, да? Если это делается равномерно по всему году, то тоже недовольные. Если выставляется по среднему, а потом перерасчет в конце года, то тоже есть недовольные. Я призываю…

Виталий Млечин: Потому что всегда очень дорого получается. Как ни посчитай, все равно очень дорого.

Виктор Семенов: Если есть приборы учета, вы всегда все равно рассчитываетесь с учетом перерасчета по показаниям счетчика. Это настолько жестко. И антимонопольная служба присуждает такие штрафы, что уже давно в такие игры не играет, и жилищная инспекция активно работает. В конце концов, вы платите то, что показывают приборы учета. Методика – вот это да, действительно. Любая методика страдает. Я-то вообще сторонник того, чтобы сам дом определял, как платить. Современные системы расчетов помогут принять любую методику, какая бы вам самим ни понравилась, как бы вы на общем собрании ни решили.

Тамара Шорникова: У меня вот такой вопрос. Я в свое время, когда работала журналистов в Волгоградской области, регулярно снимала две серии сюжетов. Первую серию мы снимали в октябре – это традиционные совещания о готовности к отопительному сезону города и региона. Естественно, готовность всегда была стопроцентная. Вторую серию мы снимал в новогодние праздники, когда начинались аварии, трубы рвались, и мы записывали интервью с людьми, жильцами домов аварийных, которые тряслись в двух куртках и не могли интервью это сказать.

У меня вопрос. Если никто не сомневался, что последовательность будет именно такой, из года в год, может быть, нужно поменять критерии к определению готовности города или региона? И если по стране будет удручающая статистика, что у нас такое-то количество городов или регионов не готовы к отопительному сезону, может быть, тогда и деньги найдутся в регионах и в федеральном центре на эти цели?

Виктор Семенов: Ну, действительно мы знаем, что будут проблемы, как и все знают, вы правы совершенно. Другой вопрос, что вообще вся статистика в стране такая, что… Мы усаживаемся за одним столом с руководителями Комитета по государственной статистике, и они показывают цифры повреждений, которые меньше, чем в одном городе за год. А от нас убрали функцию контроля, и мы на самом деле ничего не знаем что происходит. Либо Министерство энергетики проводит ежегодно рейтинг эффективности систем теплоснабжения, и там есть такой раздел «Эффективность сжигания топлива». И регионы совершенно спокойно показывают КПД котельных – 110%. Закон сохранения энергии для них – это ничего.

То есть все, что касается статистики, все, что касается отчетности – ну, так в стране выстроилось. Мы через отдельное теплоснабжение это не поменяем. То, что касается реального состояния – есть такой документ. Он везде, в том числе с нашей помощью, стал публичным и висит на сайтах администраций, называется «Схема теплоснабжения». В этом документе, ну, более или менее на самом деле реальная ситуация показывается, и динамика практически всегда присутствует – как было и стало.

Виталий Млечин: У нас осталось меньше пяти минут уже, давайте попробуем разобраться, что можно и нужно сделать для того, чтобы аварий становилось все меньше, и как-то все зимой было тепло, и горячая вода была в домах. Есть ли какие-то шаги понятные и реальные в наших условиях, на которые не требуется триллионов рублей?

Виктор Семенов: Ну да, на самом деле то, что надо сделать для того, чтобы таких случаев было меньше. Ну, первое – это все-таки наладить информацию и обработку ее, потому что на самом деле сегодня в государстве никто просто не ведет, никаких денег на это не выделяется, никто не знает, где завтра у нас произойдет. Это на самом деле не трудно – с учетом того, что функционирует система ГИС ЖКХ, и туда прямо из домов передаются сведения, обработка этой темы. У нас будет правительственная комиссия по этому вопросу 19-го числа. Это можно сделать.

Второе. Конечно, надо выделить те поселения, в которых уже есть подозрения на то, что что-то произойдет, ну, опасное, режим пред-ЧС. Можно ли это сделать? И даже документы нормативные приняты, но никто, к сожалению, пока не выполняет. Это распределение каждый год всех поселений: ненадежные, малонадежные, высоконадежные и надежные.

Виталий Млечин: А как это – постановление принято, а никто не выполняет? Это как так?

Виктор Семенов: У нас так много принимается постановлений, к сожалению, а потом выясняется, что эту бумажку должны были переслать в одну организацию, которая этим не занимается, а в Минстрой не пересылать и так далее. Ну, к сожалению, да. Это опять же относится на самом деле уже к обработке информации, чтобы мы знали, где подозрительно. И там разный уровень. Соответственно, первый переход на регион и принятие превентивных мер.

И выделение таких городов, допустим, как Тверь, где уже никакой частник не поможет, потому что уже ситуация такая, что надо принимать участие непосредственно государству, в том числе бюджетам. Эти бюджетные затраты потом могут вернуться, там есть механизмы. Но это должно уже непосредственно государство. И таких точек по стране наберется в каждом регионе – максимум два поселения, маленьких или средних в основном. То есть не так много. Но такая система отсутствует, и ее, конечно, надо делать.

Тамара Шорникова: А бизнес насколько реально подключать к совместному управлению теплоснабжением? Насколько активно сейчас именно формы концессии распространяются?

Виктор Семенов: Бизнес «выковыривает изюм» – там, где высокий тариф, и где, соответственно, можно хорошо заработать.

Тамара Шорникова: То есть крупные города?

Виктор Семенов: Соответственно, там, где этого «изюма» нет, если приходит частник, то надо быть готовым к тому, что это просто шарлатаны, которые пришли на финансовый поток. И, к сожалению, мы имеем много ситуаций, когда кто-то поверил сказке, передали хозяйство частнику, а теперь вынуждены все это дело возвращать и каким-то образом муниципалитетам что-то делать, чтобы привести хоть в какой-то порядок.

Тамара Шорникова: А если предложить этому бизнесу в не очень удобном для него регионе, ну, какие-то государственные поблажки, как сейчас в народе говорят – «плюшки» некоторые?

Виктор Семенов: Эти «плюшки» иногда должна быть настолько большими, что лучше эти «плюшки» закопать в землю в виде новых тепловых сетей и котельных, а потом уже в более или менее приличном виде продать или передать в концессию бизнесу.

Тамара Шорникова: То есть только государственный контроль и, соответственно, государственные, наши деньги?

Виктор Семенов: Только там, где это конкретно необходимо, так, чтобы мы не перетратились, а за те же самые деньги сделали гораздо больше. Не надо всю страну переводить под государство, но кое-где необходимо на некоторое время

Виталий Млечин: Спасибо вам большое, особенно за то, что рецепт все-таки обрисовали. Будем надеяться, что это все-таки реализуют в той или иной степени. У нас в гостях был президент некоммерческого партнерства «Российское теплоснабжение» Виктор Семенов. Мы беседовали о состоянии тепловых сетей и коммунальной инфраструктуры. Вернемся через пару минут.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)

Выпуски программы

  • Полные выпуски
  • Все видео